Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес


НазваниеВенди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес
страница24/27
Дата публикации05.03.2013
Размер5.52 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27
Глава 28

^ Мешок со сладостями
— Почему он послал тебя вместо того, чтобы сказать мне приехать самой? — спросила я, когда мы отъехали от дома.

— Он сообщил другим Князьям, что ты без машины.

Видимо, отец хотел, чтобы Кайден обрисовал мне ситуацию, тем самым подготовив к предстоявшему испытанию.

— Я удивлена, что он послал тебя.

— Поверь мне, я думаю, у него был другой план, но мой отец предложил именно мою кандидатуру.

— Кто там есть еще?

— Мой отец затеял вечеринку, собралось много людей в нашем доме. Официальная часть уже прошла. Когда я уходил, Белиал и Мелком играли в карты, а мой отец был в бассейне. Я надеюсь, что так все и останется, когда мы вернёмся. Если ты будешь избегать комнат, где находится мой отец, он не сможет тебя почувствовать. Встреться со своим отцом, и мы уйдем.

Еще четверо Нефов — знакомых тебе — тоже там. Князья думают, что мы работаем на вечеринке. Блейк там из-за отца, а другие решили устроить каникулы. Близняшки сбегают из Англии при каждом удобном случае. О, и Джинжер целый день просто светится.

Он раздраженно закатил глаза.

Вот опять. Какая же тайна связывала этих двоих?

Она вызывала в нем стойкие эмоции, пусть даже и отрицательные.

— Хорошо, — кивнула я, мне требовалось освежить память. — Напомни мне, Мелком — это отец Блейка?

— Да.

Мне бы хотелось, чтоб существовал какой-то способ прикрыть мой привлекающий внимание знак. Не хотелось, чтобы все Князья заметили белый вихрь и ненароком заинтересовались, почему я другая.

Кайден глянул, как я кусала губу, встряхнул головой и вновь посмотрел на дорогу. Управляя одной рукой, другой он потер затылок.

— Что? — спросила я.

— Вот мы, возможно в опасности, но все о чем я могу думать…

— Что? — в предчувствии я вся покрылась мурашками.

— Ты отлично выглядишь, — неохотно произнес он.

Кайден стянул бини-кепку и взъерошил волосы так, словно они гудели и были слишком чувствительны.

Я сжала губы и приложила все усилия, чтобы оставаться непринужденной. Я не хотела млеть от удовольствия, вызванного его словами. Я так упорно старалась вытолкнуть его из своего сердца, а он снова и снова вскрывал мою не затянувшуюся рану.

— Как сегодня выглядит мой отец? — спросила я, меняя тему.

— Не хотел бы я столкнуться с ним в плохом настроении.

— Он пугает, верно?

— Есть немного.

Я пыталась представить дом Кайдена, заполненный Князьями, Нефами, людьми...

Я надеялась, что там будет достаточная суета, чтоб мы могли быстро показаться и так же быстро уйти. Я была рада увидеть остальных Нефов.

Ну, в большинстве своем.

При мысли о Копано, я почувствовала повышенную нервозность. И меня все еще беспокоил вопрос о прошлом Джинжер и Кая.

— Кайден, могу я спросить кое-что? Я пойму, если ты не захочешь говорить об этом.

Он заинтересованно взглянул на меня. Я продолжила.

— Что произошло между тобой и Джинжер?

Он недовольно хмыкнул и снова потер затылок, собираясь с мыслями.

— Не знаю. Мы проводили много времени вместе, когда были детьми. Мы были близки до тех пор, пока мне не исполнилось тринадцать.

— Близки? — Во рту неожиданно пересохло. — Мне всегда казалось, что ты был одинок.

С жестким выражением лица, он покачал головой.

— Всегда были я и Джинжер.

— О.

Что ж... это многое меняло. В моей голове тут же сформировался новый образ.

Я знала, что это эгоистично, но мне не хотелось, чтобы его связывали с Джинжер отношения, тянувшиеся с самого детства.

Кайден продолжил очень неохотно, словно его принуждали.

— Странно как-то даже думать об этом. Это было в другой жизни.

Он так долго держал паузу, что я подумала — разговор окончен.

— Ты можешь рассказать мне, — прошептала я.

Он хмыкнул, услышав мой терапевтический тон, и тут словно приоткрылась дверь, и он выпустил воспоминания наружу.

— Как бы мне не хотелось этого признавать, но мы с ней во многом похожи. Мы оба очень рано — раньше всех остальных — поняли, что от нас ожидают — и нам стало любопытно.

Мы как бы эксперементировали вместе — ничего серьезного, врочем, просто детские шалости. Ее няня поймала нас, когда мне было восемь, а Джинджер девять. Эта женщина рассказала нашим отцам, и естественно, они подумали, что все это чертовски забавно.

Когда мне было двенадцать, моего отца послали в Италию на год. Близншкам должно было исполниться тринадцать, и в этот год они начали работать.

Когда я вернулся в Англию, Джинджер изменилась, как будто стала совершенно другим человеком. Она стала жесткой и требовательной, и... агрессивной защитницей Марны.

Это было знаком для меня, что я стану таким же. После... уже никогда не было как прежде. Я понял, что проще не говорить ни о чем с ней или с кем-либо еще.

Он отстранился от нее. О, да! В этом он был хорош. Но, должно быть, когда такое случается в детстве, это еще больше травмирует.

— Может, она думала, что она — твоя девушка, — осторожно предположила я.

— Я не мог беспокоиться еще и об этом. В то время для меня все менялось. Я не мог больше думать о Джинджер или оставаться ребенком, как прежде. Нельзя было оглядываться.

Блейк стал зависать с нами на следующий год, и с самого начала он кружил вокруг Джинджер. А она всегда наслаждалась вниманием.

Как-то ночью, когда мы все работали на одной вечеринке на окраине Лондона, Блейк подцепил девчонку, и стал целоваться с ней у всех на виду. Откуда ни возьмись около меня появилась Джинджер.

— Она пыталась заставить его ревновать?

— Это то, о чем я тогда подумал. В то время мне было шестнадцать, и в основном я цеплял незнакомок, встреч с которыми я мог избежать, но с Джинджер у меня не было возможности не видеться всю оставшуюся жизнь. Наше прошлое и так уже заставляло меня чувствовать себя не слишком комфортно.

Полагаю, она вычислила, что я постоянно зависаю с девчонками при любом удобном случае, и потому для меня это не составит большой проблемы.

Развернулась довольно отвратительная сцена, когда я сообщил ей, что если уж она так сильно хотела на кого-либо забраться, ей следовало поискать другой объект для удовлетворения. С тех пор между нами все стало крайне жестко. А тут еще осложнение с Блейком. У него совсем сорвало крышу.

Я наклонилась над подлокотником, совершенно завороженная:

— Это был тот единственный раз, о котором ты говорил, когда он приревновал из-за девушки?

Кайден кивнул.

— Он оказался свидетелем всего нашего разговора. Кинув девчонку, с которой обжимался, он устроил настоящий дебош, крича и ломая вещи.

Я не могла представить, чтобы Блейк — вне себя от ревности — орал и швырял предметы.

Должно быть, за ширмой этой истории таилось большое количество эмоций.

— Я думаю, у нее все еще есть чувства к тебе, — выдохнула я.

— Нет. Я думаю, что она злится на свою жизнь, и тоскует от невозможности иметь рядом с собой кого-то равного себе. Марна для нее скорее как игрушка, что-то вроде плюшевого медвежонка.

Эмоции захлестывали меня, и я оттолкнула их прочь.

— Ты расстроилась из-за того, что я не рассказал тебе, верно? — спросил он.

— Что-то вроде того.

Нет смысла это отрицать.

— Это было целую вечность назад.

— Но нас формирует то, что происходило с нами, когда мы были детьми. Она до сих пор страдает из-за этого. Разве ты не скучаешь по ней? Хотя бы как по другу?

— Это первый раз, когда я думал о ней за много лет, да и то только потому, что ты меня спросила. Ты помнишь, что я рассказывал тебе о близняшках и о их отце, Астерофе? — спросил он.

— О том, как они могут чувствовать романтическую связь между людьми?

— Да.

— Вот почему я так много пил той летней ночью, когда мы были все вместе. Я не хочу, чтобы они узнали, что... что-то происходит. Я не хочу ничего им объяснять или слушать их бред.

Мой пульс участился. Он признался, что между нами что-то было. Что-то взаимное.

— А сегодня? — спросила я, играя замком на своей толстовке.

Вместо ответа он вытащил фляжку из-под сидения, и мое сердце застучало, словно сумасшедшее.

— Не волнуйся. Сейчас я трезв, но начну пить, как только мы припаркуемся.

— А мне тоже нужно... пить?

— Нет. Одного из нас вполне достаточно, чтобы трюк сработал.

Я замотала локон на палец, глядя прямо на панель впереди себя и стараясь не запнуться, когда спросила:

— Если бы ты не пил, что они бы увидели?

Он смотрел на дорогу, сжимая руль. Прошло довольно много времени, прежде чем он ответил.

Слишком много.

— Я не знаю. Может быть, влечение. Может, ничего. Много времени прошло с тех пор. Пять миль начинаются прямо сейчас.

Что это означало: "Может быть, ничего"? К кому из нас относились его слова — к нему или ко мне? Мне не следовало пробуждать свои надежды.

Конечно, он не хотел бы, чтобы они узнали о его влечении ко мне. Но это не означало, что он испытывал нечто большее, чем это.

Я сжалась в своем кресле.

Встреча с ним вновь всколыхнула во мне чувства, но я ни в коем случае не позволю себе снова провалиться в беспробудную безнадежность.

Я закрыла глаза и занялась медитацией. В моей памяти всплыл образ Копано. Он никогда бы не стал вести меня на поводке подобным образом, без конца сбивая с толку.

Хотела бы я желать его так же, как я желала Кая. Сердцу сложно приказать.

Возле дома, Кайден набрал код на охранной панели и проехал во двор, который уже был заставлен множеством машин.

Я протянула диапазон своей слышимости в дом, пока не обнаружила хриплый голос, использовавший покерный сленг.

Другие голоса я не смогла распознать, из чего сделала вывод, что Фарзуфа за столом не было.

Кайден открыл фляжку и наклонил ее вверх. Едко-сладкий запах бурбона ударил по моему обонянию. Возможно, я бы даже смогла распознать сорт, если бы сделала глоток.

Он засунул фляжку в боковой карман штанов, и мы прошли внутрь. Сначала мы спустились на цокольный этаж, заполненный множеством народа.

Блейк демонстрировал нескольким парням навороченные игрушки, от чего те были окутаны в ярко-зеленые чехлы.

Джинжер и Марна расположились возле тики-бара, потягивая напитки и строя глазки мужчине, находившемуся на другом конце комнаты.

Он пытался разговаривать с женщиной, но его отвлекало физическое влечение, которое он испытывал по отношению к сногсшибательным близняшкам.

Копано сидел возле Марны на высоком стуле. Близняшка перевела свое внимание на него, завернув на палец его взъерошенные гелем волосы.

Он поднял голову, и его взгляд столкнулся с моим.

Мы оба замерли, пока он не кивнул мне в знак приветствия, и я не ответила ему тем же. Близняшки осмотрели сначала Копано и меня, потом Кайдена и меня, переводя свои взгляда от одного на другого, а потом обменялись знающими усмешками.

Я бы отдала львиную долю состояния своего отца, чтобы узнать, смогли ли они что-то рассмотреть.

— Мы уходим с вечеринки через минуту, — проинформировал их Кайден.

Он бросил на меня взгляд, кричащий: "Я видел, как вы с Коупом смотрели друг на друга!"

Я приподняла брови в молчаливом ответе: "А тебе-то что?"

— Гм-м, — рыкнул он.

Я последовала за ним, когда он направился вверх по лестнице.

Мой желудок сжимался, пока мы лавировали между множеством людей к жаркой веранде, где вокруг стола сидели мужчины, пившие дорогое виски прямо из бутылок во время разговора.

Увидев отца, я постаралась затолкать свои эмоции как можно глубже, чтобы они ненароком не прорвались наружу.

Я держала свою голову опущенной.

Его взгляд был суровым, когда он посмотрел на меня.

— Подойди сюда, ребенок, — произнес он, и его голос звучал незнакомо устрашающим.

Я сделала несколько небольших шагов, чтобы остановиться рядом с ним.

— У тебя есть планы на Новый Год?

— Да, сэр. — Я откашлялась. — Большая вечеринка в отеле в Атланте.

Это было правдой.

— Мешок со сладостями для вечеринки.

Он протянул мне пакеты с сухой зеленой смесью и белой пудрой.

Марихуана и кокаин.

"Будь стойкой, девочка", — твердила я про себя, ухватившись за пакеты и прижав их к себе.

— Спасибо, — прошептала я, опустив глаза.

Рядом с отцом кто-то произнес:

— Может, захочешь обдумать возможность работы всех наших Нефов на этой Новогодней вечеринке.

Я подняла взгляд, чтобы посмотреть на импозантного японца, который являлся никем иным, как Мелкомом — Князем Зависти.

Он вынул дорогую сигару изо рта и положил свои карты на стол, что заставило весь стол разочарованно охнуть и пуститься в обсуждение, как сильно они проигрались.

Мелком улыбался, когда вновь вернул сигару к своим губам и собрал свой выигрыш.

— Только представь, насколько больше получится вреда, если целая группа будет работать вместе. У меня нет планов для Блейка. Сомневаюсь, что Астероф или Алоцер станут возражать.

— Без проблем. — Мой отец сипло бросил в моем направлении: — Вы все работаете на Новый год вместе.

К моему облегчению, он сделал знак рукой, означавший, чтобы я удалялась.

Я начала поворачиваться, когда заметила, что в дверях, ведущих от бассейна, появился Фарзуф, облаченный в халат. Он направлялся прямиком к нам.

— Ты все еще здесь? — рявкнул на меня отец.

Я тут же сорвалась с места и пулей рванула к дверям, где меня ожидал Кайден.

Уголком глаза я заметила, как Фарзуф вошел на веранду сквозь раздвижные двери, как раз в тот момент, когда мы поспешно удалялись.

— Уходим, — бросил Кайден в воздух.

К тому времени, как мы добрались до выхода на улицу, к нам уже присоединилась остальная четверка — поднявшись из подвала, они накидывали свои жакеты.

Кайден бросил свои ключи Блейку. Глаза каждого из них были отстранены: они вслушивались.

Я присоединилась, раздвинув диапазон собственной слышимости, в то время как вся наша компания покидала дом.

— Твоя девчонка оставляет позади себя отвратительный душок добродетели, — с тихим презрением произнес Фарзуф, не желая, чтобы его слова были услышаны людьми, сидевшими за столом.

Черт! Я не успела убраться из комнаты достаточно быстро! Мы ускорили шаг, двигаясь еще быстрее, и запрыгнули в машину Кайдена.

— Что ж... это не продлится слишком долго, — возразил отец, его голос звучал так правдоподобно и невозмутимо, что мне стало нехорошо. — Она совершенствуется в своей работе, остальное приложится. Сейчас Анна может перепить любого мужчину под стол, это совершенно точно.

После этого последовал обычный покерный разговор, но я продолжала слушать до тех пор, пока мы не пересекли границу слышимости.

Заметив, что я нервно грызу ноготь, Марна взяла мою руку в свои.

Как только мы проехали пять миль, Блейк повернулся ко мне и вскинул брови:

— Ты — девственница? — Я кивнула, и он окинул меня таким взглядом, словно видел перед собой аномалию, которой, вероятно, я и была.

Он рассмеялся и хлопнул ладонью об руль.

— Вау, с тобою рядом жизнь определенно становится гораздо интереснее.

Мне захотелось забраться под сиденье и спрятать свое лицо.

Кайден сделал внушительный глоток из своей фляжки.

— Мы что, действительно, идем на Новогоднюю вечеринку вместе? — спросила Марна.

— Как будто у нас есть теперь выбор, — скривилась Джинжер.

Нам было приказано идти, но как они узнают, будем ли мы работать или нет? Кто-то из них намеревался следить за нами? И тут меня осенило: предполагалось, что Копано тоже будет работать.

Я повернулась к нему.

— Возможно, тебе стоит найти благовидный предлог, чтобы не идти, — предложила я, чувствуя себя ужасно.

Он покачал головой.

— Я не могу навлекать подозрение на своего отца, да и на вас тоже. Я буду работать.

В машине воцарилась мертвая тишина.

Никто из присутствующих здесь ни разу не видел Копано в деле.

Я закрыла глаза. Это было так неправильно.

Мы все размышляли молча, пока реальность окончательно оседала в наших головах.

Марна сжала мою руку.

— Итак, как поживает мой маленький лакомый Джей? — поинтересовалась она.

Я испытывала настоящую благодарность за то, что она пыталась меня отвлечь.

— Хорошо. Если честно, я думаю у него скоро появится девушка... другая девчонка, с которой мы дружим.

— Оу? — Ее взгляд возбужденно загорелся: в нем промелькнул вызов, и я осознала, что совершила большую ошибку.

Она спохватилась и опустила глаза на ладони.

— Рада за него, — прошептала она.

Два пакета, находившиеся в другой моей руке, будоражили меня. Мои мысли постоянно возвращались к Фарзуфу, который знал, что я все еще девственница, и к тому, как бы мне значительно полегчало, если бы я немного попробовала этого порошка.

Он был прямо здесь, гораздо соблазнительнее, чем алкоголь. Все, что мне нужно было сделать — это опустить палец и... НЕТ!

Мне нужно было избавиться от этого. Попросив Копано поменяться со мной местами, я перебралась через его колени, в то время как он проскользнул подо мной, стараясь меня не касаться.

Потом я приоткрыла окно. Позади не было видно ни одной машины.

Первым я открыла пакет с марихуаной. Мои руки тряслись, когда я выбрасывала содержимое в окно.

— Что ты делаешь? — удивился Блейк.

— Избавляюсь от этого, — произнесла я, чувствуя себя непривычно, взвинчено.

— Но это же первоклассная вещь! — запротестовал Блейк.

— Извини.

Я высыпала все без остатка.

— Первые места на суицидальном шоу, — скривилась Джинжер.

— Мило.

Я взглянула на оставшийся пакет с белым порошком.

Вновь приоткрыв окно, я наклонила уголок пакета. и изо всех сил задержала дыхание, когда наркотик воспарил в воздухе, образуя облака позади машины.

С тоской наблюдая за клубившимся кокаином, я расслышала какой-то хлопающий звук.

Что-то закружило в воздухе, когда я высыпала остатки порошка.

— Останови машину! — закричала я. — В сумке что-то было!

Блейк затормозил, и мы выпрыгнули, осматривая землю, через призму своего экстра зрения.

— Что это было? — спросила Марна.

— Я думаю, клочок газеты.

— Да, я тоже это видел, — подтвердил Копано.

— Вон, — Джинжер помчалась к дереву и подобрала лист бумаги, протягивая его мне.

Я развернула и принялась читать про себя.

Нет, нет, нет.

Мои колени подогнулись, но, увидев подбегавшего ко мне Кайдена, я постаралась взять себя в руки.

На расстоянии — пусть еще и очень значительном — показались две машины. Мы все заметили это в одно и тоже время, поспешив обратно к машине.

Я протянула записку вперед к пассажирскому сидению Кайдена, в то время, как Блейк тронулся с места. Текст прочно врезался в мою память.

"Они начинают что-то о нас подозревать. Блуждает множество слухов. Легионеры будут шпионить за вами на Новый год. Тебе придется работать. Вспомни свои тренировки. Спроси остальных, как духи сообщаются между собой"

Закончив читать, Кайден с силой ударил по приборной панели.

— Не хотите ввести нас в курс дела? — нетерпеливо вскинула брови Джинжер.

Кайден обернулся, и его взволнованные глаза остановились на мне.

Настало время рассказать им все.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

Похожие:

Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconП риехал в Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми,...
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconВильям Вишер Терминатор день первый
Лос-анджелес, калифорния, обсерватория гриффит-парк, 9 марта 1984 года, пятница, 3: 48 утра 
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес icon4 сентября 2000 год, 19: 18. Мист-центр, Лос-Анджелес
Прежде всего, запомните: не развив нужную магию, пройти игру практически невозможно. Ознакомьтесь со списком вашей магии "паразит...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- лас-Вегас ( 2 ночи)- круиз по Калифорнийскому побережью до Мексики через Сан-Франциско( 7 ночей)- нью- йорк...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconСоня приехала в Лос-Анджелес сравнительно недавно. Она закончила...
И вот после нескольких кастингов и проб, нескольких километров в очереди на эпизодическую роль, режиссер в кресле сказал
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- сан-Диего ( 2 ночи)- круиз до Ванкувера (Канада) через Сан-Франциско- ванкувер( 1 ночь)- ниагарский водопад(...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconБиография Эшли Грин родилась в городе Джэксонвилл
Грин выросла в Миддлбурге и Джэксонвилле. В возрасте семнадцати лет она переехала в Лос-Анджелес, штат Калифорния для того, чтобы...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПодкидыш
Венди придется оказаться в пугающем и прекрасном мире народа трилле, надежно скрытом от людских глаз. Венди там своя, и ей уготована...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconАзуза Стрит История и сущность истинного пробуждения Франк Бартлеман
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconTrue Nutrition компания по производству спортивного питания высокого...
Продукцией компании True Nutrition пользуются в США большинство спортсменов, сборная США по гребле на каноэ и байдарках, такие знаменитые...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница