Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес


НазваниеВенди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес
страница25/27
Дата публикации05.03.2013
Размер5.52 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27
Глава 29

^ Новогодняя вечеринка
Понадобилось больше двух часов, чтобы убедить Пэтти продолжать поездку в Нью-Йорк, потому что со мной не должно было случиться ничего дурного. Она знала, что от меня и Нефов ожидают работы в Новогодний вечер, но я не стала упоминать такую "незначительную" деталь, как шепчущие демоны, собиравшиеся за нами шпионить.

Вопрос о духах относился к разряду крайне чувствительных.

Новогодняя вечеринка должна была проходить в изысканном отеле в центре Антланты. Мы подумывали найти другое место, где не было бы людей, которых мы знаем, но данное мероприятие оказалось самым впечатляющим во всем штате.

Чем больше народу, тем больше поводов отвлечься для духов. Согласно Нефам, духов очень легко отвлечь.

Я надеялась, что они были правы, потому что испытывала чрезвычайный дискомфорт от того, что на вечеринке с беснующимися демонами будут присутствовать мои друзья.

Совсем недавно Джей приступил к работе ассистента диджея, ответственного за все музыкальное сопровождение предстоящего мероприятия. Именно поэтому мы получили билеты на самое роскошное событие всего города.

Предполагалось, там будет присутствовать даже местная радиостанция.

Так как Джей должен был работать часть ночи, он поехал в отель раньше. Я подвезла Веронику.

Пятеро Нефелимов должны были встречать нас уже на месте.

Когда мы въехали в саму Атланту, Вероника, в конце концов, заметила мою повышенную нервозность. Я сжимала руль, испытывая боль в области желудка.

Переполненные людьми улицы пестрили радужными и темными красками, которые я пыталась отбросить как можно дальше от себя.

— Эй, с тобой все в порядке? — спросила Вероника, ее рука с блеском для губ замерла на полпути.

— Наверное, просто нервничаю по поводу вечеринки.

Интерьер отеля был просто исключительным — каждая деталь роскошна и продумана. Во внутреннем дворике располагался фонтан, со струившейся вниз водой, каждый столик был украшен великолепным цветочным ансамблем, и во всех направлениях простирались роскошные ковры, демонстрировавшие самые разнообразные витиеватые узоры.

Большинство людей толпилось в лобби, регистрируясь в номера.

Веронике позволили отмечать до половины второго, поэтому мы не намеревались оставаться на ночь.

Конечно, если случится что-то непредвиденное, ее всегда мог отвезти домой Джей.

Вполне вероятно, что шпионы ожидали от меня всю ночного шоу.

Отель возбужденно жужжал.

Вероника сжала мою руку, обнаруживая ярко-оранжевую окраску радостного возбуждения, когда оглядывалась вокруг. Я тоже осмотрелась, не испытывая совершенно никакого восторга от перспективы вновь встретиться с темными духами.

Никакого абсолютно.

За одну ночь интенсивной тренировки со своим отцом я ничего не узнала о демонах. Полагаю, тогда он считал, что со временем это не будет для меня большой проблемой. К тому же в ту ночь я все еще находилась под стрессом от демонического преследования.

К счастью, мои друзья Нефелимы научили меня основам.

Духи были ограничены в способах взаимодействия по причине отсутствия физической оболочки. В то время, когда их зрение обострено — слух значительно притуплен. Они могли слышать только на очень близких расстояниях, когда вибрация голоса наиболее сильна, и духи могут проникнуть в человеческий разум.

Вечеринки с громкой музыкой являлись настоящим хаосом для их слуха, что было нам на руку, потому что духи не смогут слышать нас на расстоянии. Они разберут нашу речь только, если будут находиться очень близко. И наоборот. Мы услышим их только, когда они будут висеть у нас над душой.

При максимальной близости мы могли открыть свое сознание и общаться с ними телепатически.

Мой отец заверил меня, что ни один Князь за нами наблюдать не будет.

Кайден был уверен, что его отец проведет Новый год в Нью-Йорке, что крайне беспокоило меня, так как Пэтти находилась именно в этом городе; хотя я и знала, что сразу же после праздничного мероприятия она направится прямиком в отель.

И все же я ненавидела саму мысль о том, что моя приемная мать будет дышать с Фарзуфом одним и тем же воздухом.

Вероника сжала мою руку чуть сильнее, когда мы прошли через холл к танцевальной зале.

— Ты уверена, что с тобой все в порядке? — спросила она.

— Честно говоря, я чувствую себя не слишком хорошо.

Она остановилась и заставила меня посмотреть на нее:

— Тебе нужно поехать домой или принять какое-нибудь лекарство?

— Нет. Со мной все будет в порядке.

Я вновь потянула ее вперед, пока мы не остановились в очереди среди других модно одетых тинейджеров, в основном коллежского возраста.

Тем, кто был старше двадцати одного, вручали неоновые оранжевые браслеты. Те, кому было меньше, получили на свою руку большую печать в виде икса нестирающимся маркером.

Вероника хмуро покосилась на отвратительную метку, зиявшую на ее симпатичной руке, когда мы проходили в залу.

Эта печать налагала запрет на любой алкоголь. Я была уверена, что с этим можно было что-то сделать, но не знала, что именно.

Вечеринка еще не набрала необходимых оборотов — только половина залы была заполнена людьми.

— Оу, смотри, вон там Джей! — Вероника направилась прямиком к стойке диджея. — Извините, сэр, могу я заказать песню?

Джей приподнялся и посмотрел через высокий барьер. Сняв наушники, он улыбнулся:

— Ну что? Вы, девчонки, готовы начать вечеринку или как?

Я сдержанно улыбнулась, в то время как Вероника издала одобрительный возглас.

— Я слышу вас, народ, — произнес Джей, вставив в одно ухо наушник. — Эта для тебя, Рони.

Она радостно закричала, когда началась ее песня и потащила меня на танцевальную площадку, которая было еще слишком освященной и пустой для того, чтобы чувствовать себя комфортно.

Джей выбрал популярную песню, потому что вскоре к нам подтянулось танцевать множество людей, и отель приглушил свет.

Гораздо лучше.

Когда песня закончилась, я помахала перед своим лицом руками, оглядываясь по сторонам.

У одной из дальних стен стояла группа ошеломляющих своей внешностью людей. Нефелимы были уже здесь, и они смотрели сквозь толпу прямо на меня.

Я позволила себе на мгновение взглянуть на Кайдена. На нем были черные брюки и ярко-синяя рубашка, подсвечивающая его глаза так, что теперь их цвет выделялся даже на расстоянии. Его галстук был абстрактно голубым, с черным и серебряным узором.

Его руки находились в карманах, а висящая сбоку цепочка являлась единственным выходящим из рамок строгого стиля элементом.

Он не отвел своих глаз от моих, и я вспыхнула при мысли, что он, по всей вероятности, наблюдал за мной во время танца.

— Это тот, о ком я думаю? — Вероника проследила за моим взглядом, и я кивнула.

Она не выказала много энтузиазма по поводу его присутствия, поскольку слишком хорошо помнила в какую катастрофу превратилась моя жизнь, после нашей последней встречи на Хэллоуин.

— Я собираюсь взять что-нибудь выпить и поговорить с Джеем, — сообщила Вероника. — Хочешь чего-нибудь?

— Можешь взять мне воды, пожалуйста? Я собираюсь отлучиться в уборную.

В роскошной огромной туалетной комнате я попыталась оттереть X-штамп со своей руки, но у меня не слишком получалось.

Чтобы поменьше привлекать внимания, я повернулась полубоком к рукомойнику.

Почувствовав тепло приблизившихся тел позади меня, я подняла взгляд и увидела в зеркале отражения близняшек. Джинжер достала что-то из своей тонкой сумочки и поставила на раковину.

— Попробуй это, — посоветовала она.

Я выдавила вещество, состоявшее из песчинок, и воспользовалась коротким ногтем, чтобы тереть по коже несколько минут.

Пекло, хуже не придумаешь. Когда я ополоснула руку под водой, от штампа осталась только слабая тень.

Вполне достаточно, если учесть, что моя кисть горела.

Я промокнула руку полотенцем, заметив, что обе близняшки являлись счастливыми обладательницами браслетов совершеннолетия, хотя восемнадцати им еще не исполнилось. О, ну конечно... у них же были поддельные документы. Должно быть, Марна знала, что было у меня на уме, потому что, потянувшись к лифу, вытащила еще один браслет и протянула его мне. Я подхватила вещицу кончиками пальцев.

— М-м, спасибо.

Она рассмеялась и взяла браслет обратно, решив одеть на меня его собственноручно.

— Когда ты думаешь, они сюда прибудут? — прошептала я.

Девушки входили и выходили из уборной, не обращая на нас внимания.

— Не волнуйся на счет этого, — посоветовала мне Джинджер. — Просто работай, как будто они всегда рядом.

— Анна, — произнесла Марна тихо, — ты знаешь, когда мне пришлось начать работать в возрасте тринадцати лет, я все еще не могла их видеть?

— Тебе не нужно рассказывать ей об этом, — оборвала Джинджер.

Марна посмотрела на нее:

— Все нормально. Я хочу рассказать ей.

Она приблизилась ближе, так, чтобы я смогла услышать ее.

— Когда мне исполнилось тринадцать, после года тренировок и всевозможного обучения, я все еще не могла их видеть. Поэтому, мой отец отправил сыновей Тамуза, дабы избавить меня от той невинности, которая при мне еще оставалась.

— Князь Убийства.

Джинджер прошептала эти два слова с таким видом, будто сама замышляла убийство.

— Он отправил Нефилимов? — спросила я.

— Да, но они не такие, как мы. Они безжалостны. Я не была девственницей, но... ни один парень никогда не причинял мне боль таким образом. Каждый раз, когда я кричала или плакала, они били меня. Я думала, что они собираются меня убить. А потом появились демоны, нашептывавшие мне, пока сыновья Тармуза менялись местами.

Я думаю, самое ужасное — отсутствие возможности держать свои мысли при себе. Я не могла думать о том, что происходило.

Рванувшись от сестер в сторону, я поспешила в просторный отсек для инвалидов и оперлась всем телом на перила.

Мне почти стало плохо, пока Марна рассказывала свою историю.

Оторвав немного туалетной бумаги, я осторожно промокнула под глазами, потому что поклялась себе, что меня не застанут в слезах этой ночью.

Слезы — слишком опасная роскошь.

Близняшки последовали за мной в кабинку. Джинжер плотно закрыла дверь и задвинула защелку. Марна погладила меня по волосам, а затем — по щекам, и я позволила себе последний сотрясающий всхлип, прежде чем взять себя в руки.

— Я рассказала тебе все это только для того, чтобы ты была готова, — сказала Марна. — Они будут говорить тебе отвратительные вещи, и тебе придется игнорировать их. Ты не можешь им позволить до себя добраться. Держись спокойно и пытайся сделать вид, что эти голоса всего лишь раздражающая теле-передача со звуком, включенным слишком громко.

Они не могут причинить тебе боль, если только ты сама им не позволишь. Я позволила им, и не хочу, чтобы ты совершила то же самое.

У меня пересохло во рту.

Я представила милую тринадцатилетнюю Марну и поместила этот образ глубоко в подсознание.

Сейчас я не могла себе позволить думать о том, что вызывало у меня непереносимое желание реветь во весь голос.

Марна обняла меня, сминая шелковую ткань платья на моей спине.

— Итак... эта девушка, с которой ты танцевала... — Марна переместилась на свои каблуки, так и не закончив фразу.

— Это Вероника, — вздохнула я, последний раз проводя салфеткой под глазами. — Ты увидела связь между ней и Джеем?

— Нет, но они не стояли достаточно близко друг к другу. Пойдем, давай вернемся.

Мои руки саднили, когда мы покидали уборную, напоминая о предстоящем.

Зайдя в залу, Джинжер сразу же нас покинула, направившись работать, а вот Марна осталась рядом со мной.

Демонов пока что видно не было.

Мне не терпелось воспользоваться способностями Марны, чтобы рассмотреть, что происходит между моими друзьями. Мы заметили их у кабинки диджея.

С висящими на шее наушниками, Джей облокотился на стойку, чтобы видеть Веронику. Она пребывала в своем обычном кокетливом образе, делая энергичные жесты, пока о чем-то рассказывала.

Нахмурившись, Марна скрестила руки.

— Ох-х, что-то не так?

Услышав вопрос, она отстранилась от увиденного, и, расцепив руки, пожала плечами.

— Ничего. Здесь слишком много других людей. Связь могла... не проявиться.

— Значит, ты ничего не видишь?

— Их... влечет друг к другу.

И что? Разве это все? Не нужно иметь сверхчеловеческие способности, чтобы понять, что их влечет друг к другу. Я надеялась на что-то большее.

— Ну... выпьем вместе попозже, — подмигнув, сказала она, и направилась обратно к своей сестре.

Я подошла к кабинке диджея и стояла так несколько минут, не желая прерывать друзей. Джей и Вероника были так увлечены разговором, что не замечали меня.

Джей был поглощен ею, и Вероника, казалось, расцветала от его внимания.

Всего лишь влечение? На самом деле?

Вероника повернулась, вздрогнув, при виде меня, и рассмеялась.

— О, мой Бог, этого парня слишком много.

Она потянулась, чтобы шлепнуть его по руке, но он ухватился за ее кисть, и они посмотрели друг на друга...

Хлоп! И вот он...

Розовый.

Оттенок темной фуксии расцвел, связывая их ауры, и они медленно разомкнули руки. Ангелы-хранители Джея и Вероники переглянулись и довольно кивнули.

Я хотела кричать от радости, но вместо этого схватила стакан с водой, чтобы иметь возможность отвести глаза.

Потягивая воду, я заметила, что Марна, стоявшая у стола, наблюдала за происходившим. Она улыбнулась мне, но улыбка получилась натянутой. Затем ее улыбка потухла, и она напряглась.

Я не могла их видеть, но я знала, что они уже были здесь.

Прямо позади меня.

Шепчущие демоны прибыли, и вместе с ними появилось ощущение пауков, ползущих вверх по моей спине.

Я собралась с мыслями и пошла прочь от двух своих друзей, спасая их трогательный момент. Никогда еще я не чувствовала себя настолько сильно от них изолированной.

Я знала, что мне следовало делать. Я шла прямо к бару, лавируя между людьми и пытаясь не бежать от ощущения, что меня преследовал убийца.

Порыв повернуться и оценить опасность, нависшую надо мной, была велика, но не сильнее, чем страх перед тем, что я могла на самом деле увидеть.

Я достигла бара, когда пара, получив свои коктейли, уходила прочь. Бармен окинул меня взглядом, убрав со лба густую прядь светлых волос.

Мое сердце все еще билось в бешеном темпе.

— Что я могу тебе предложить? — спросил он, облокотившись на стойку рядом со мной.

Я в раздумье посмотрела на ряд бутылок с пивом на витрине и указала на светлое.

Его взгляд остановился на моем браслете.

— Ты не выглядишь на двадцать один, — дружелюбно заметил он, открывая крышку.

— Да-а, я знаю.

Я взяла холодную бутылку, предложенную им. Затем я выудила одну купюру из маленькой черной сумочки, перекинутой через плечо и висевшей у меня на боку.

Наблюдали ли шепчущие за происходившим?

— Спасибо. Сдачи не надо, — проворковала я, протянув ему купюру.

Он взял ее, но от меня не отошел.

Я чувствовала, что мне следовало завязать с ним светскую беседу. Казалось, он тоже думал о том, что сказать.

— Он думает, пригласить тебя в свой номер.

Мертвящий душу холод пополз вверх по моему позвоночнику при звуке скрежещущего голоса в моей голове.

Следуя своему самому первому инстинкту, я наклонила бутылку и сделала долгий основательный глоток.

Да-а.

Мне не нравился вкус пива, но по крайней мере оно не жгло огнем. Демон смеялся мне прямо в ухо, и его смех, казалось, отдавался эхом в моем черепе.

— Ему нравится вид твоих губ на бутылке с пивом. Сделай это снова.

Тошно, тошно, тошно. Мне хотелось закричать, чтобы он убирался из моей головы. Подняв подбородок, я пила до тех пор, пока бутылка не оказалась пустой.

Парень смотрел на меня, обвеваемый с ног до головы красным шквалом желания. Подобрав пустую бутылку, он тихо хмыкнул, бросил ее в корзину и достал из кулера новую.

— Это было красиво, — произнес он. — Вот, возьми. Это от меня. Я — Тревор, между прочим.

Я кивнула, стараясь не отпрянуть от отвратительного демонического подстрекательства в самое ухо. Требуя продолжения банкета, демон переместился к бармену, описывая вокруг него круги.

При нормальных обстоятельствах, флирт двоих одиноких людей не являлся чем-то, подвергающимся порицанию. Но этот демон хотел, чтобы я заставила Тревора отступить от своих обязанностей, сфокусироваться только на физическом желании и, в конце концов, страдать.

Он хотел, чтобы бармен горел от жажды получить физическое удовлетворение. Он хотел, чтобы тот забил на свою работу.

Нечто столь невинное, как флирт, в лапах демона превращалось во что-то противоестественное.

Я знала, что необходимо о чем-то заговорить с Тревором, но мои глаза начало жечь — верная примета надвигавшихся слез.

Не становись эмоциональной!

— У тебя красивые глаза, — сказал Тревор. — Сверкающие.

Демон хмыкнул:

"Ромео следует лучше поработать над его съемными фразами. Наводит тоску"

— Спасибо, я — Анна.

Мне следовало флиртовать.

Приподняв уголок рта, я откинула прядку волос с лица свободной рукой.

— Ты работаешь здесь всю ночь?

— Да. До часу. А потом — кто знает? Должно быть, множество вариантов по городу в это время.

— Могу побиться об заклад, — выдохнула я.

Что теперь? Следовало ли мне моргнуть ему или что-то в этом роде? Флирт с незнакомцами не являлся моей сильной стороной, в отличие от распития алкоголя. И ему, определенно, нравилось, как я это делаю.

Я сделала еще один долгий холодный глоток и расслабилась, когда янтарная жидкость, наконец, начала воздействовать на мой организм, раскрывая передо мной новые горизонты.

Вот зараза... забыла засечь время.

Я поправила серебряные часы так, чтобы они находились четко на запястье.

Девять двадцать.

Компания каких-то людей подошла к бару и разместилась рядом со мной. Бармен принял у них заказы, но продолжал поглядывать на меня.

Я помахала ему пальцами в воздухе в той самой кокетливой манере, как это делали девчонки по отношению к Джею.

Чувствовала я себя при этом ужасно глупо, но он широко улыбнулся, смахнув волосы назад. В его ауре галопировал устойчивый насыщенный красный цвет.

Я покинула бар, теряясь в догадках, что, во имя всего, собиралась делать дальше, и набрела прямо на две тени вызывающих ужас легионеров. Даже при том, что я не могла их чувствовать, я дрожала от отвращения, пока поспешно пробиралась сквозь туман.

Вечеринка набирала обороты, диджей объявил в микрофон очередную композицию, заряжая всех электрическим возбуждением.

Я остановилась среди движущихся тел, остро осознавая, что за мной следят.

За стойкой диджея суетился Джей, организовывая пространство для своего босса. Вероники по близости не было.

Я начала искать остальных Нефов, но вовремя себя одернула. Последнюю вещь, которую я хотела бы увидеть, это Кайден за работой.

Мне нельзя было отвлекаться ни на что, кроме работы. Одна только мысль о Кае, заставляла меня опустошить стакан до дна.

А ведь еще было слишком рано для того, чтобы разделаться со своей второй порцией. Моя голова уже пошла кругом.

— Анна! Вот ты где! Что за... Что это? — Вероника уперлась рукой в бок, указывая на пиво. — Улет! Ты как достала браслет?

— Связи, — пожала плечами я, чувствуя напряжение, когда демоны принялись кружить возле нас, пытаясь услышать разговор.

Мое сердце грохотало.

— Мне необходимо расслабиться.

Она заморгала, окинув меня недоверчивым взглядом. Мне следовала предупредить ее заранее, что я "поменяла" свои взгляды по поводу спиртного.

Я наклонилась и прошептала ей на ухо:

— Давай будем осторожны и при этом повеселимся, хорошо?

— Ладно, идет, — кивнула она, все еще не уверенная по поводу не совсем характерного для меня поведения. — Я согласна, если ты, конечно, возьмешь меня в команду.

Демон навис над ухом Вероники, и ее Ангел-хранитель нырнул между ними.

Сделав вид, что ничего не вижу, я схватила ее за локоть и потащила к стойке диджея, только для того, чтобы остановиться, как вкопанная.

Джей наклонился вниз и, улыбаясь, о чем-то разговаривал с Марной. Глаза Вероники сузились. Еще чуть-чуть и разразится катастрофа.

Резко поменяв направление, я устремилась к бару.

— Нет, постой, — запротестовала Вероника, оторвавшись от меня и вглядываясь в них.

Два заведенных демона наблюдали, как темное разочарование обволакивало Веронику, смешиваясь с зеленой завистью.

Демоны тут же накинулись на нее, одновременно нашептывая, несмотря на все усилия ее Ангела-хранителя остановить происходивший произвол.

Мое дыхание стало шумным при виде ее совсем потемневшей ауры. Зеленый цвет становился все более ярким. Стоять рядом и не иметь возможности вмешаться — было самым тяжелым испытанием из всего, что я когда-либо делала.

В этот момент Марна потянула Джея за руку, словно пыталась вытянуть его из кабинки, а он засмеялся, качая головой и указывая на свою работу.

Она приподнялась на носочки и прокричала что-то его боссу. Тот усмехнулся и пожал плечами, похлопав Джея по спине. Марна зааплодировала своей маленькой победе, схватила Джея за руку и повела на танцпол.

О чем они думали?

Вероника пристально смотрела на них, и духи, уже не шептавшие, танцевали вокруг нее, продолжая дразнить ее ангела, пока она вела внутреннюю борьбу сама с собой.

Я прошептала:

— Она всего лишь подруга Кая из Англии. Джей познакомился с ней этим летом.

— Та самая английская цыпочка? Он рассказывал мне о ней, когда мы были просто...

— Друзьями, — закончила я за нее.

Вероника ни на секунду не отводила от них взгляда, пока они танцевали, прижимаясь все ближе и ближе — роскошный бюст Марны вплотную упирался в его грудь, и их бедра двигались в такт.

Почувствовав головокружение, я осушила остаток пива и взглянула на время. Два пива за четырнадцать минут.

Нехорошо.

Я наклонилась к Веронике, чтобы успокоить ее — близняшки завтра все равно уедут, но скрежещущий голос демона пронзил мои мысли насквозь.

— Больше никаких нашептываний девчонке.

Я подняла лицо, чтобы лицезреть тварь, парившую надо мной. Когда я взглянула в его впавшие злобные глаза, мои ноги автоматически подогнулись.

Даже при отсутствии физической формы, были различимы его впалые щеки и рычащее отверстие предполагаемого рта.

Я отвела глаза.

— Пойдем Вероника, — задохнулась я, хватая ее за локоть. — Давай, пойдем выпьем чего-нибудь.

Она не двигалась, продолжая смотреть на Джея.

— Я пойду туда, — произнесла она решительно и двинулась вперед.

Потом она остановилась.

Я взглянула на танцпол.

Руки Марны обвивали шею Джея, и они целовались. Прямо здесь — у всех на виду. Он с головой тонул в водовороте физического желания.

Не.

Хорошо.

Вероника толкнула меня и побежала в сторону туалетной комнаты. Я с трудом сдерживалась, чтобы не побежать за ней.

Самодовольные духи ликовали, обмениваясь гогочущими поздравлениями.

Я не знала, что делать. Я не могла успокоить Веронику или сказать что-либо Марне и Джею. Я знала, что должна работать, поэтому огляделась вокруг в поисках зацепки.

Я начала переживать, что двум демонам скучно находиться рядом со мной, так как они принялись кружить, нашептывая людям в толпе.

Приступ паранойи пронзил все мое тело.

— Не волнуйся. Они всегда не прочь загнать нескольких зайцев сразу.

Я повернулась на голос рядом со мной.

Джинджер потягивала коктейль, наблюдая, как Джей бежал к стойке диджея. Марна замерла на краю танцпола. Когда она увидела меня, то развернулась и исчезла в толпе.

— Но они не забудут о тебе слишком на долго, — заверила меня Джинджер — Так что, возвращайся к работе.

— Да-а, спасибо, — ответила я.

Она удалилась, эффектно покачивая бедрами.

Пока демоны были заняты, я поспешила выйти из зала.

Вероника в это время выходила из уборной комнаты с опухшими красными глазами. Она остановилась, увидев меня, и ее губы задрожали.

Я предполагала, что Вероника в ситуации подобной этой встанет на дыбы, и, направившись прямо туда, разнесет их в пух и прах.

Видеть же ее в слезах... разрывало мне сердце. Я подошла к ней, оглядываясь через плечо, чтобы убедиться в отсутствии "компании".

Мне хотелось обнять ее.

— Я не вернусь больше туда, — произнесла она.

— Я хочу поехать домой.

— Но...

При нормальных обстоятельствах я увезла бы нас оттуда немедленно.

Позади нее к нам спускалось существо с огромными крыльями, и я шумно втянула в легкие воздух.

Оно приблизило ко мне свою горгулью морду на расстоянии миллиметров. Я старалась не отпрянуть.

Если бы они обладали физическими оболочками, то их плоть и дыхание, вне всяких сомнений, смердели бы, как смерть.

Я сфокусировалась через его размытые формы на Веронике.

— Возьми мою машину, — предложила я безэмоциональным голосом.

Она шмыгнула носом, совершенно растерявшись.

— Мне нужно остаться, чтобы разобраться с кое-какими делами. Но ты можешь ехать домой, меня кто-нибудь подбросит.

Дух, если это вообще возможно, подплыл ко мне еще ближе, и я невольно отпрянула назад.

— Почему ты выказываешь озабоченность по поводу этой девчонки?

Я быстро обдумала приемлемый ответ и отправила ему мысленное послание:

— Урон уже нанесен, и теперь мне нужно, чтобы она продолжала думать, будто мы — друзья. Так я смогу продолжать работать над ней во время учебы.

Мой ответ, казалось, удовлетворил демона, но мое сердце продолжала биться слишком сильно. Мне следовало быть более осторожной.

— Я позвоню тебе завтра, — пообещала я Веронике.

Она снова шмыгнула носом и взяла мои ключи.

Я почувствовала облегчение, когда она, наконец, отсюда уехала. Мне только хотелось бы, чтобы ее сердце не оказалось разбитым из-за случившегося.

Теперь мне надо было сообщить Джею, что, возможно, ему придется подвезти меня домой.

Вернувшись в залу, я с трудом пробралась к стойке диджея, потому что народу реально прибавилось.

Я проверила, есть ли кто-то позади меня или нет — один демон следовал по пятам. Глубоко выдохнув, я подошла к стойке, где работал Джей. Его глаза были подернуты задумчивостью.

— Эй! — закричала я, задрав голову.

Увидев меня, он замер и огляделся:

— Где Рони? — спросил он.

— Она взяла мою машину и уехала домой. Тебе придется меня подвезти.

Его лицо помрачнело, а эмоции превратились в противоречивый клубок.

Демон поднялся позади меня, чтобы лучше рассмотреть Джея. Я резко развернулась, чтобы уйти.

— Анна, подожди!

— Поговорим позже, — прокричала я через плечо, удаляясь все дальше.

Он, скорее всего, думал, что я злюсь на него, но, на самом деле, мне не хотелось навлекать на него внимание демонов. Джей и так уже был достаточно уязвим.

На полпути к бару я услышала, как Джей снова окликнул мое имя — теперь уже намного ближе. Его рука схватила меня за локоть.

Страх за друга почти заставил меня спустить на него всех собак, но, увидев его несчастное лицо, я притормозила. Вместо этого я скрестила на груди руки.

— Почему она уехала? — спросил он.

По его выжидающему выражению лица было понятно, что он уже знал ответ.

— Она видела, Джей.

Он закрыл глаза, глубоко поражённый.

— Я не хотел, чтобы так произошло. Марна... она, как бы это сказать, не совсем моего уровня, понимаешь? Я никогда не ожидал... Я просто не думал.

Он потер свой лоб.

Все изменяют, по словам Джинджер. Она даже предсказала, что Джей тоже обманет.

— Мы еще даже официально не встречаемся, — ответил Джей моим молчаливым размышлениям. — Я все еще один!

— Мы поговорим потом, — повторила я и кивнула в сторону диджейской кабинки, делая ему знак вернуться к работе.

Когда я уходила, он все еще смотрел в мою сторону. Так холодно я никогда еще с ним не разговаривала.

Если начало ночи было таким омерзительным, мне не хотелось увидеть ее завершение.

Демон подпрыгнул вперед меня, осознавая, что я направляюсь к бару.

Я замерла на месте, когда меня внезапно осенила мысль, и демон тут же вернулся ко мне. Предполагалось, что мне не должно быть известно о том, что за мной наблюдают. Возможно, я могла прикинуться дурочкой и выудить из этой твари какую-то информацию.

Согласно тому, что говорили Нефы, шепчущие демоны, могут проявлять высокий пилотаж коварства и безжалостности во время работы, но во всем остальном они оставались верны только своим интересам.

Они выполняли приказы Князей без лишнего энтузиазма и совершенно плевали на то, что происходило в жизни Нефилимов.

Не больше ни меньше, скользкие твари, на которых никогда нельзя положиться.

Я направила свои мысли в сторону демона.

— Почему ты следуешь за мной? Я пытаюсь работать, а ты не перестаешь меня отвлекать. Тебя послал мой отец?

Звук гогота заставил мою душу поледенеть.

— Я не обязан тебе отвечать, — ответило это существо в такой ребяческой манере, что мой страх немного рассеялся.

Я заметила, что второй демонический шпион куда-то делся.

— Вижу, твой коллега тебя покинул, — поддела я. — Он, скорее всего, сейчас занимается чем-то увлекательным. Без тебя. Что нужно сделать, чтобы ты оставил меня в покое, и я могла вернуться к работе?

Ухмылка, растянувшаяся на его морде, была омерзительной. Я почти ожидала увидеть личинок, выползающих из этой трупной ямы.

— Покажи мне шоу, — потребовал демон.

Мое сердце рванулось наружу.

— Как пожелаешь.

Лавируя между людьми, я пристально осматривала народ.

С правой стороны мое внимание привлекли бурные овации и крики. Люди столпились вокруг чего-то явно интересного. Я пошла туда, подозревая, что это Блейк, скорее всего, демонстрировал свои новейшие "мульки".

Подойдя к столпившейся группе, я просунула голову между двумя парнями.

Копано сидел за столом с несколькими людьми, играя в карты, и возле него лежала ощутимых размеров стопка денег.

Он снял свой шоколадный пиджак, ослабил золотистый галстук и закатал рукава белоснежной рубашки до самых локтей.

Значит, Коуп теперь еще и игрок?

— Вау, — прошептала я, не в силах сдержать удивление.

— Этот парень просто невероятен, — прокомментировал юноша, стоявший справа от меня.

— Во что они играют? — спросила я.

— БлекДжек. Он еще ни разу не проиграл. Должно быть, он — один из тех гениальных, которые могут читать карты или что-то вроде того. Тот малый, что рядом с ним, начинает закипать от бешенства.

С абсолютно серьезным лицом Копано открыл свои карты, и все вокруг закричали от восторга так, будто увидели магический трюк всех времен и народов.

Дух кружил над столом, все больше и больше возбуждаясь, когда деньги поменяли своего владельца, и один из игроков, вскочив из-за стола, заорал о жульничестве. Другие поднялись, но только для того, чтобы вгрызться в глотку друг другу по поводу того, кто будет играть дальше.

Высокая девушка в коротком платье потерла плечи Копано, но, когда он посмотрел вверх, — именно я оказалась той, чей взгляд он поймал и удержал своим.

Мое сердце набирало скорость, и я, откашлявшись, протиснулась из толпы прочь.

Сделав всего несколько шагов, я услышала позади себя оглушающий треск и взрыв криков.

Меня откинули со спины в сторону, ругань начала набирать все большие и большие обороты. За покерным столом развернулась настоящая драка.

Копано! Я поднялась на носочки, пытаясь его увидеть. Невредимый, он уходил прочь из взбешенной толпы — шоколадный пиджак перекинут через плечо, а голова опущена вниз.

Я стала двигаться, как только заметила, что к проблемной территории приближалась охрана отеля.

Мое сердце все еще колотилось, когда я обводила взглядом переполненную через край бушующей энергией залу.

Всякий раз при виде коротко остриженного парня меня будто током ударяло в область груди, но, спасибо Господу, никто из них не оказался Кайденом. Я потрясла головой, отбрасывая от себя всякое желание узнать, где он мог находиться.

Другое столпотворение организовалось теперь уже вокруг танцпола. Испытывая любопытство, я схватила ближайший стул и забралась на него.

Меня переполняло мрачное предчувствие относительно того, что именно мне предстояло увидеть. Но это оказался всего лишь Блейк, танцующий брей-данс в центре открытой площадки.

И этот парень МОГ танцевать.

Он демонстрировал движения, которых я не видела даже в прайм-тайм танцевальных шоу. Любой бы умер от зависти, наблюдая подобное. Не говоря уже о том, что каждый парень жаждал притянуть к себе такое же бешеное внимание со стороны слабого пола, каким пользовался Блейк после всех своих трюков.

Шепот, раздавшийся возле меня, заставил мое дыхание застыть в области груди. Настало время продемонстрировать для демона зрелище.

Я остановила взгляд на той, в чьей компании нуждалась. Демон последовал за мной, когда я подошла к смеявшейся паре.

Марна потянулась и расправила парню галстук. Но ее рука тут же упала от удивления, когда она увидела меня с моим дьявольским сопровождением.

— Извини, — сказала я ее парню, и схватила Марну за руку. — Время сделать несколько заходов. — Блудница.

Она сжала мою руку, и, не удостоив ни единым взглядом ее брошенную жертву, я повела ее прямо к Тревору, проталкиваясь через толпу ожидавших клиентов и упершись локтями на поверхность стойки.

Марна втиснулась рядом со мной.

Демон просунул свою назойливую дымчатую морду между нами, но мы не повели даже бровью.

Когда Тревор увидел меня, я улыбнулась, и он прошел мимо всех своих клиентов.

— Наконец-то вернулась, — произнес он. — Готова разменять еще одну бутылку пива, блонди?

Я покачала головой.

— Две порции текилы с лаймом.

Он впечатлено приподнял брови и ухватился за бутылку.

— Хей, мы тут ждем гораздо дольше, — прокричал мужчина.

— Сейчас дойдет очередь и до вас, — невозмутимо пообещел Тревор.

Я взглянула на часы. Один час уже истек. Я могла выпить три порции.

Тревор поставил перед нами две стопки текилы с солонкой.

Но без лайма.

Я подняла на него взгляд, когда он, позвав другого бармена, подкинул ему дольку лайма. Тот парень усмехнулся и кивнул.

Что они делали?

— Если вы, девочки, хотите ваш лайм, тогда подойдите и возьмите его.

Тревор вместе с другим барменом стали плечом к плечу, поместив дольки лайма между зубами.

Марна рассмеялась, лизнула свою кисть и присыпала влажную кожу солью.

Без проблем.

Я могла это сделать.

Отдав должное процедуре, я посолила запястье, и мы обе подняли наши стопки.

Когда мы взглянули друг на друга для тоста, между нами промелькнуло взаимопонимание.

Извинение.

Признание.

Единомыслие.

Мы стукнулись рюмками, лизнули соль с кожи, выпили текилу и прогнулись над барной стойкой.

Парни тоже подались вперед, и за ударами собственного сердца я едва слышала крики и возгласы одобрения народа, обступившего вокруг нас.

Наклонив голову, я забрала лайм из зубов Тревора, даже не коснувшись его. Но как только я захватила цитрус, Тревор провел языком по моей нижней губе.

Запах текилы в сочетании с его прикосновением и вкусом лайма, заставили меня отпрянуть назад, испытывая головокружение от воспоминаний о Кайдене.

— Это было весело.

Я чуть не выпрыгнула из своей кожи, услышав скрежет демонического голоса.

— Что дальше?

— Еще один заход, — сообщила я Тревору.

— Текила? — спросил он.

Я помедлила в нерешительности. Мне нужно было поднимать ставки. Я обвела взглядом лица людей, обступивших нас плотным кольцом.

Здесь находилось около десяти человек и значительно больше за нашими спинами.

У меня была полная сумочка денег.

Я наклонилась к девушке, сидевшей рядом с Марной. Она держала в руках пустой стакан из-под вина.

— Хочешь поддержать нам компанию? — спросила я, не моргнув глазом.

— Я? Ох, нет. Крепкое спиртное мне не по зубам, только вино.

— Ой, перестань. Это же Новый год! — просияла я, не отводя от нее глаз. — Я куплю тебе выпить, — сообщила я, наблюдая, как ее краски из туманной нерешительности переходят в оранжевое интенсивное желание.

— Ладно, но только один! — согласилась она.

— А как на счет тебя? — спросила я ее подругу. — Я угощаю всех присутствующих сейчас возле барной стойки, — сообщила я Тревору.

Его брови взлетели:

— Всех? Ты в курсе сколько это все стоит?

— Да-а. Не переживай, я могу себе это позволить, — моргнула я. Впервые в жизни я моргала парню.

Мою кожу покалывало от адреналина.

Я приняла объединенный заказ относительно того, что они желали выпить.

Девчонки назвали коктейль, о котором я никогда раньше не слышала.

Тревор занялся активной деятельностью, расставляя в ряд, как минимум, двадцать стопок.

Смесь ингредиентов дала Тревору возможность продемонстрировать все свои навыки, подбрасывая бутылки вверх и ловя их за горлышко в процессе наливания. Он проделывал подобное с несколькими бутылками.

Потом встряхивал, встряхивал, встряхивал, и розовые коктейли оживали на глазах, требуя, чтобы их выпили.

Я передавала стопки народу, встречая в большинстве своем радостное спасибо. Уговорить пришлось всего нескольких людей.

Роль настойчивой соблазнительницы являлась для меня несколько дискомфортной, но, имея за плечом дышащего в затылок демона, пойдешь еще и не на это. С чувством вины разбираться придется позже.

Подняв вместе двадцать стопок вверх, мы отправили содержимое в рот. По вкусу напоминало леденец с терпкой примесью.

Жар двух порций спиртного, выпитых подряд, обжог мой организм от макушки до пяток. Все мое тело молило о продолжении банкета.

Тревор пробежался рукой по волосам в ожидании моих следующих действий.

С бурлящим по моим венам алкоголем, я приложила усилие, чтобы разобрать цвета его ауры, а так же эмоции всех окружающих.

— Еще один заход для нас четверых, — объявила я Тревору, указав на двух девушек, с которыми мы подружились на свой "очаровательно-дьявольский" манер.

— Удиви нас.

Он принялся за работу, не медля ни секунды.

Я засекла время на своих часах. Это будет мой последний раунд почти что до самой полуночи.

Я надеялась, этого окажется достаточно.

— Черт, ну надо же! — услышала я, как охнула Марна, когда Тревор поставил перед нами темно-янтарную жидкость.

Я не обращала внимание, ожидая очередной крепкий коктейль, ввиду того, что в ход были пущены короткие стопки. Но, похоже, перед нами стояла смесь неразбавленного алкоголя.

— Что это? — спросила я.

— Четверо всадников. — Тревор объяснил: — Джек, Джим, Джонни и Джоус.

"Черт, ну надо же!" — с натяжкой покрывало мое удивление.

— Ох, дьявол, нет, — выдохнула девчонка рядом с Марной.

— Что ты пытаешься сделать? — спросила другая девушка у Тревора. — Убить нас?

Другой бармен, подавшись вперед, пояснил:

— Он всего лишь пытается вдохновить вас на танцы поверх барной стойки.

— Вполне возможно, он добьется своего, — выдохнула я, взяв стопку и подняв ее вверх. — Давайте, девочки. За Новый Год и новых друзей.

Девчонка рядом с Марной взирала на свой стакан с содроганием, прежде чем подняла его вверх.

Марна подняла свою стопку и поморщила нос.

Одновременно чокнувшись, мы вчетвером отправили горючую смесь в рот. Я чуть было не подавилась. Это не было шуткой.

Мой отец почувствовал бы гордость, если бы видел, как я проглотила спиртное, даже не поморщившись, чем заработала жест приветственного одобрения со стороны всех окружающих, включая Тревора, который вовсю улыбался.

Он пустил в мою сторону, сложенную вчетверо салфетку, в которой значилось: "Комната 109". Надпись была подчеркнута два раза.

Вновь свернув салфетку, я поместила ее в сумочку, одновременно достав оттуда пять сотен долларов.

Я заранее подготовилась.

Протягивая деньги Тревору, я чувствовала себя дерзкой.

— Без сдачи.

Как только Четверо всадников прожгли мою кровь, я немного засомневалась в том, действительно ли я употребила всего три дозволенные порции. Если задуматься, Тревор явно наполнял стаканы гораздо основательнее, чем это делал мой отец.

Меня чуть накренило в сторону парня по соседству.

— Вау, держись, девочка, — произнес он, помогая мне восстановить равновесие.

Я проглотила смешок.

— Это уже похоже на правду, — одобрительно замурлыкал демон.

— Шоу еще не окончено, — сказала я ему.

Я хотела быть уверенной, что доклад в Преисподнюю не оставит никаких сомнений, что я работала.

— Пора потанцевать, — сообщила я Марне, похлопав по барной стойке, и она кивнула, подхватывая идею.

Наклонившись, она сняла свои туфли на высоком каблуке, и я сделала то же самое. Потом мы забрались на стул, а затем на стойку, воспользовавшись поддержкой рук незнакомцев.

Все вокруг загудели.

Тревор и другие бармены засуетились, убирая пустые стаканы и протирая насухо поверхность бара.

— Вам стоит забраться сюда, — позвала я двух других девчонок.

Марна и я, протянув вниз руки, помогли им забраться наверх, смеясь от собственной неспособности держать баланс.

Мы поощряли других девушек присоединиться к веселью, подтягивая народ со всех сторон. Вскоре нас уже было восемь девчонок, танцующих на барной стойке. Наши руки были подняты вверх, а наши бедра эффектно покачивались в такт ритмичной музыки.

Если учесть количество алкоголя, бурлившего в моей крови, я поражалась, как вообще стояла в вертикальном положении на стойке бара.

Я взглянула вниз на Тревора, который стоял прямо позади меня. На его губах блуждала полуулыбка, он явно наслаждался картинкой. Он помог мне гораздо больше, чем мог себе представить.

В приливе чувств, переполнявших меня, я присела на корточки и, положив ладони на его лицо, коснулась его губ легким поцелуем.

Я начала отстраняться, но он притянул меня к себе и поцеловал по-настоящему, внедряясь в пространство моих обостренных ощущений. Когда поцелуй закончился, он широко улыбнулся и, взяв меня за руки, помог приподняться, чтобы вновь вернуться к танцам.

Мои ноги не слушались меня на все сто процентов. Вероятно, это было заметно, потому что Марна обхватила меня рукой за талию.

Под конец песни менеджер отеля энергично сигнализировал нам спускаться вниз и во всю разносил барменов, на что те только подняли руки: "Мы, видите ли, просто не в состоянии были сдержать обезумевших девчонок, желавших взобраться на стойку".

Когда мы поспешили соскочить на пол, невысокий худощавый парень протянул мне руку. Я прыгнула вниз, ухватившись за его плечи, вскрикнув, когда его руки поддержали меня по бокам чуть пониже талии. Он был сильнее, чем выглядел.

На мгновение комната закружилась.

— Потанцуешь со мной? — сказал он мне на ухо, и я умудрилась кивнуть.

Ходить оказалось совершенно невозможно, потому что мой мозг, по всей вероятности, перестал посылать необходимые команды моим конечностям, чтобы те двигались вперед, как того требовала общепринятая практика.

К счастью, парень был более чем рад оказать любезность и крепко удерживать меня на месте.

Его волосы — в стиле милитари — были коротко острижены по бокам, а лицо гладко выбрито, выдавая военного человека.

Когда мы прошли на танцпол, он обвил мои руки вокруг своей шеи и поддержал меня за талию.

В его свободной руке находился стакан со смешанным спиртным.

Это была медленная композиция, поэтому я могла позволить себе положить голову ему на плечо.

— Как тебя зовут? — спросил он.

— Анна, — пробормотала я.

— Я — Нед. Испытываешь жажду? Могу предложить, ром и Кока-колу.

Я наклонилась и сделала основательный глоток через трубочку.

Когда я снова подняла на него глаза, все вокруг закружилось, и на меня вновь накатил прилив чувств, когда я подумала о том, что этот смелый солдат добровольно подвергал свою жизнь опасности.

Я притянула его к себе и одарила сентиментальным поцелуем — он оказался совершенно не против. Хмыкнув, он обвил руку вокруг моей талии.

— Девочка, да ты в гораздо худшем состоянии, чем я думал. Полегче.

— Хм... Со мной все в порядке.

Я потянулась за коктейлем, но он поднял его высоко и мне пришлось подпрыгнуть, неуверенно покачиваясь.

Его свободная рука все еще придерживала меня вокруг талии. Его смех звучал легко, но я была настроена более чем серьезно в своем желании допить этот коктейль. Тот факт, что он не намеревался отдать стакан добровольно, только сильнее меня распалял. Нед, казалось, находил все происходившее крайне очаровательным.

И тут я услышала знакомый звук, пока мы пререкались по поводу выпивки.

Свист.

Это была та же сама модуляция, которую использовал мой отец во время тренировок, но не его высота.

Я осмотрелась вокруг залы, с трудом поворачивая головой.

Вновь послышался свист!

Мои непослушные глаза обнаружили Коупа, стоявшего у стены, рукава его рубашки были все еще закатаны до локтей. Когда он понял, что я его увидела, он поднял вверх стакан воды.

Нед продолжал покачивать нас вперед-назад, в некотором подобии танца.

— Мне нужно отойти в уборную, — сказала я ему.

По крайней мере, это то, что я пыталась сказать, но у меня получилось нечто совершенно размытое. Понадеявшись, что он понял основную мысль, я разомкнула его руки и на подкашивавшихся ногах пошла в направлении Коупа, то и дело натыкаясь на людей.

В конце концов, я добралась до него, и он протянул мне воду, кивнув головой в сторону стула. Я взяла воду, но не присела.

Копано заговорил со мной в своей безумно спокойной, мягкой манере:

— Отдохни. Легионеры ушли. Аллилуйя.

Сейчас все что мне требовалось, так это другой коктейль. Мне придется проявить некоторую хитрость, судя по тому, что Коуп пытался меня отрезвить.

Хэй, и если подумать об этом...

— Ты свистел, — сказала я, указывая на него.

Он кивнул, но не встретился со мной взглядом, из-за чего меня стали мучить смутные подозрения: уж не стыдился ли он меня?..

Подобные мысли заставили мой желудок сжаться, и я пробормотала:

— Мне, на самом деле, необходимо пойти в уборную.

Я покачнулась, и Коуп протянул руку, чтобы помочь мне устоять. Он поднял мой подбородок, не говоря ни единого слова.

Я посмотрела в его карие глаза, чувствуя, как его большой палец поглаживает мой подбородок в молчаливом уверении, что его мнение обо мне ничуть не ухудшилось.

Впитав силы из его сильного взгляда, я вдруг почувствовала, что все-таки больше не стану искать другого спиртного.

Я кивнула ему головой.

Когда он опустил свою руку, я ушла прочь, чувствуя головокружение и ведя ладонью по стене до тех пор, пока не достигла ближайшего выхода.

Я вышла в холл, ведущий в туалетную комнату, но замерла на самом входе. Почему здесь так темно? Ох, погодите.

Что-то было не так.

Это был служебный коридор, где двое людей занимались... сексом.

Мое тело сковало осознание происходившего. Отвести взгляд в сторону было самым правильным решением. Но мои ноги словно сковало ужасающими чарами, когда я остановила свой взгляд на гибкой спине и сильных плечах Кая.

Ногти с идеальным маникюром запутались в коротких волосах на его затылке, когда он с силой сминал ее губы.

Они были все еще полностью одеты, но могли с таким же успехом казаться совершенно обнаженными, если учесть, с какой интенсивностью его бедра врезались по верх ее.

Она подняла колено, задрав платье до самой талии и обнажая тем самым красное белье. Затем она вытянула его рубашку из-за пояса, чтобы просунуть руки и коснуться его спины.

Я знала не понаслышке, какой гладкой на ощупь была его кожа.

Наконец, во мне накопилось достаточно здравого смысла, чтобы убраться из этого коридора. Я обогнула угол и столкнулась нос к носу с Джинжер, которая схватила мое предплечье мертвой хваткой.

Она заглянула за угол, чтобы подтвердить подозрения, ЧТО именно я могла видеть, а затем яростно потащила меня в противоположном направлении.

— Какого черта ты тут делаешь? — прошипела она сквозь стиснутые зубы. — Оставь его в покое, пока он работает!

— Я искала туалетную комнату, — бросила я, пытаясь освободиться от ее цепкой хватки.

— Ну, конечно, — выплюнула она.

— Тебе не нужно так со мной разговаривать! И, какого черта... дай мне пройти!

Она кинула вниз мои руки, со злостью глядя мне в лицо. Я надеялась, что Фарзуф не раскинул лагерь где-нибудь по близости, потому что Джинжер, очевидно, не слишком беспокоилась по поводу того, что бросала меня под поезд.

— Я наблюдала за тобой сегодня, Анна. Ты наслаждалась собой, не правда ли? Ты упивалась вниманием бармена. И тебе нравилось ощущать на себе взгляды всех тех мужчин, которые не отрывались от тебя, пока ты танцевала для них. Признай это. Тебе нравилось это.

Мне хотелось отрицать. Всю свою жизнь я была незаметной. Я была слишком добропорядочной, чтобы сделать что-то из ряда вон выходящее.

Сегодня я чувствовала себя принятой окружающими, и — несмотря на отвратительных духов, следовавших за мной по пятам — я, умудрилась веселиться.

— Все эти парни, обращавшие на тебя внимание? — продолжала она. — Да, они все хотели затащить тебя в постель. Бармен? Он — помолвлен.

Я вычислила его еще до того, как ты сюда добралась. И не обратила ли ты случайно внимание на всех тех девушек, которые испытывали дикую ревность, когда их бойфренды пытались заглянуть под твое платье, когда ты танцевала на барной стойке? Потому что это именно то, что происходило, пока ты наслаждалась собой.

— Прекрати. Это несправедливо.

— Еще как справедливо!

Мои слова вызвали у нее усмешку.

— Ты не лучше, чем все мы.

— Я никогда этого не говорила.

Пока я смотрела в глаза Джинжер, комната начала кружиться снова. Кто-то приближался со спины, разговаривая с нами. Я постаралась сфокусироваться.

Это был Блейк.

Он протянул костяшки в моем направлении, и я, преодолевая большие трудности, ударила по ним своими.

— Ты знаешь, если под конец ты теряешь туфли, значит ночь прошла хорошо.

Он рассмеялся.

Я посмотрела вниз на свои босые ноги. Мои ногти переливались ярко-красным.

— Кто знал, что ты превратишься в целующуюся бандитку после нескольких коктейлей, мм-м?

Четыре всадника начали голоппировать в моем желудке, все больше и больше набирая скорость. Я зажала рот рукой и протолкнулась мимо них, упустив стакан с водой, данный мне Копано.

Джинжер заверещала, когда вода расплескалась на нее.

Я метнулась в туалетную комнату, распахнула дверь и ворвалась в одну из кабинок, как раз во время. Один за другим я выплюнула все свои коктейли и, припав спиной к стене, сползла на "ослепительно" чистый пол туалета, упираясь коленками в грудь.

Кого-то тошнило в соседней кабинке. Наклонившись, я увидела, что это были те две девчонки из бара. Та, на которую я особенно повлияла, сейчас рвала и плакала, а другая стояла позади нее.

Я села снова и закрыла глаза.

Несколько минут спустя они закончили, оставляя меня в уборной одну.

Комната продолжала кружиться, и я закрыла глаза, борясь с новым приступом тошноты. Я слышала потасовку снаружи, двое людей спорили, и тут дверь распахнулась.

— Анна? — О, нет. — Энн? — Мое сердце сжалось от боли при звуке его голоса.

— Я в порядке, Кай.

Мое горло охрипло.

Звук шагов эхом отражался от высокого потолка, пока блестящие черные ботинки не остановились под дверью моей кабинки.

— Тебе плохо. Позволь мне войти.

— Нет. Со мной уже все в порядке.

— Мне прислать Марну?

— Нет. Я просто хочу побыть одна. Уходи на случай, если духи вновь вернуться.

Последовало долгое молчание, и я молилась, чтобы он поспешил и скорее удалился прочь, потому что эмоции, которые я сдерживала всю ночь, сейчас рвались наружу.

Я знала, что когда они, наконец, одержат верх, меня ожидала отвратительная удушающая истерика, которая не требовала свидетелей.

Пожалуйста, не говори больше ни слова...

— Ты... отлично справилась сегодня.

Неохотное признание в его голосе окончательно меня добило.

— Иди, — сипло произнесла я. — Я хочу быть одна. Пожалуйста, просто уходи!

Послышались звуки пения, и я постаралась напрячь слух, чтобы хоть что-либо понять, все еще не в состоянии пользоваться экстра способностями. Я разобрала, что люди считали по понижающей.

Раздались радостные возгласы и поздравления. Зазвучали праздничные горны.

— Счастливого Нового Года.

Он повернулся, чтобы уйти, и в тот самый момент, когда дверь за ним защелкнулась, я уронила голову на колени и разрыдалась.
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   27

Похожие:

Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconП риехал в Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми,...
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconВильям Вишер Терминатор день первый
Лос-анджелес, калифорния, обсерватория гриффит-парк, 9 марта 1984 года, пятница, 3: 48 утра 
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес icon4 сентября 2000 год, 19: 18. Мист-центр, Лос-Анджелес
Прежде всего, запомните: не развив нужную магию, пройти игру практически невозможно. Ознакомьтесь со списком вашей магии "паразит...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- лас-Вегас ( 2 ночи)- круиз по Калифорнийскому побережью до Мексики через Сан-Франциско( 7 ночей)- нью- йорк...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconСоня приехала в Лос-Анджелес сравнительно недавно. Она закончила...
И вот после нескольких кастингов и проб, нескольких километров в очереди на эпизодическую роль, режиссер в кресле сказал
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- сан-Диего ( 2 ночи)- круиз до Ванкувера (Канада) через Сан-Франциско- ванкувер( 1 ночь)- ниагарский водопад(...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconБиография Эшли Грин родилась в городе Джэксонвилл
Грин выросла в Миддлбурге и Джэксонвилле. В возрасте семнадцати лет она переехала в Лос-Анджелес, штат Калифорния для того, чтобы...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПодкидыш
Венди придется оказаться в пугающем и прекрасном мире народа трилле, надежно скрытом от людских глаз. Венди там своя, и ей уготована...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconАзуза Стрит История и сущность истинного пробуждения Франк Бартлеман
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconTrue Nutrition компания по производству спортивного питания высокого...
Продукцией компании True Nutrition пользуются в США большинство спортсменов, сборная США по гребле на каноэ и байдарках, такие знаменитые...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница