Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес


НазваниеВенди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес
страница4/27
Дата публикации05.03.2013
Размер5.52 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Глава 5

Подобные
Кайден, не ослабляя хватки, продолжал крепко держать мою руку. Я сконцентрировалась на том месте, где наши тела соприкасались, наслаждаясь ощущением своей ладони в его руке.

Я не заметила, как мы покинули дом и спустились к причалу, но когда мы остановились, я сообразила, что мы находились рядом с лодочным домиком.

Кайден забарабанил по двери кулаком:

— Все вон, — бросил он властным тоном.

— Мы были здесь первыми! — крикнул один из парней внутри.

— Свалили отсюда.

Тон Кайдена был пугающе спокойным.

Шесть тел проскользнуло мимо нас, бормоча недовольство, и направилось в сторону дома.

Когда они ушли, я ожидала что Кайден войдет внутрь лодочного домика, но вместо этого он прошел к концу дока и сел.

Я последовала его примеру, пристроившись на самый край досок и свесив ноги над водой.

Его коричневая майка, на которой, начиная от плеча, располагался золотой контур дракона, была обтягивающей в достаточной степени, чтобы подчеркнуть подтянутость тела, скрытого под ней.

Когда я взглянула ему в лицо, я содрогнулась от той интенсивности, с которой он смотрел в ответ.

Бриз щекотал мою кожу, словно перышко.

Мои зубы стучали, но я не понимала, чем это вызвано: наркотиками или холодным воздухом.

— Кто ты? — еще раз спросил он меня.

— Я не знаю, что ты хочешь, чтобы я тебе ответила.

Неожиданный толчок, прошедший через все мое тело, сотряс мое размытое сонное сознание. Я шумно вдохнула.

— Что это? — спросил он.

И вот оно снова, только на этот раз длиннее.

Реальность просачивалась в мой мозг, заставляя чувствовать себя незащищенной и встревоженной.

— Я думаю...

Мне кажется, эйфория начала улетучиваться. Но он говорил — четыре часа! — Я не могла больше сидеть здесь. Я поднялась, чувствуя панику.

Меня трясло изнутри.

Кайден встал тоже, приподняв мой подбородок, он заставил меня посмотреть на него.

— Ты когда-нибудь болела? — спросил он, удерживая мои глаза своими.

— Болела?..

Я не могла думать.

— Простуда. Тонзилит. Что угодно? — Теперь он, наконец, завладел моим вниманием.

Очередной спазм сотряс весь организм, выталкивая меня прочь из состояния сонной эйфории. Я согнулась пополам: мои руки вжались в колени.

— Возможно, ЭТО тебе поможет?

Он держал в руке маленькую белую таблетку.

— Да! — Я молниеносно потянулась за ней, но он был быстрее.

— Сначала ответь на все мои вопросы. Какие-нибудь заболевания в твоей жизни?

— Нет.

— Насколько далеко ты можешь помнить?

Этот вопрос моментально успокоил мою дрожь. Мы сурово посмотрели друг на друга. Нет никакой возможности, чтобы он мог о чем-то знать. Это была моя главная тайна.

Он придвинулся ближе, точно так же, как той ночью, когда мы познакомились, и, понизив голос, произнес:

— Ответь на вопрос.

Я уставилась на его рот, на его губы, на секунду забыв про таблетку.

Откашлявшись, я выдохнула:

— Хорошо. Я помню все с самого рождения и даже раньше. Счастлив?

Он кивнул с непроницаемым лицом.

Я не могла поверить, что только что призналась ему в подобном, и он воспринял информацию совершенно спокойно.

Мой взгляд упал на его покоившуюся у бедра, сжатую в кулак руку: в ней находился мой побег из реальности.

— А сейчас перейдем к самому основному, — произнес он.

— Кто твой отец?

— Я... я не знаю. Меня удочерили.

— Чушь. У тебя ведь есть какие-то соображения по этому поводу.

Он поднял руку, и его кулак завис над водой.

— Был один мужчина! Я видела его в тот день, когда родилась. Джонатан ЛаГрей. Я всегда предполагала, что он мой отец. Но я даже ни разу не говорила с ним. Пожалуйста! Я ничего о нем не знаю. Он в тюрьме.

Я в панике смотрела на его руку, судорожно наблюдая, как он вернул ее в безопасное состояние вдоль своего бока.

— Да, конечно, — произнес Кайден, глядя на меня теперь по-другому. — Мне следовало догадаться об этом по твоему сегодняшнему поведению.

Мои мысли слишком путались в голове, чтобы переживать о значении его слов. Все мое тело сотрясалось от непреодолимого желания.

Желания остаться в своем безопасном мире как можно дольше.

Я не хотела возвращаться в реальность.

— Моя таблетка, — умоляла я.

— Ты имеешь в виду эту? — Он поднял ее, и мои глаза расширились. — Извини, радость моя, это всего лишь аспирин.

К моему ужасу он беззаботно швырнул белую капсулу в озеро, и та, плюхнувшись, мгновенно утонула.

— Нет! — закричала я.

Он удержал меня на одном месте, крепко схватив за предплечья.

— Как давно он дал тебе наркотик?

— Что? Я не знаю... тридцать или сорок минут назад?

— Очень скоро твой организм освободиться от этого. С тобой все будет в порядке. Просто присядь здесь и попытайся успокоиться.

Он отпустил мои руки, и я опала вниз, уперевшись лбом в колени и раскачиваясь вперед-назад в исступлении, борясь с мелкой дрожью.

Он поступил очень жестоко, разыграв меня подобным образом.

Я жаждала эту таблетку также сильно, как когда-то много лет назад хотела болеутоляющие лекарства.

Ветер обдувал мою кожу, и я слышала, как небольшие волны ударялись о каменистый берег.

Через две минуты густой туман в моей голове стал рассеиваться, уступая место безобразной реальности.

Мне не следовало приходить на эту глупую вечеринку. Мне подобало уйти сразу же, как только я узнала, что родители Джина отсутствуют. Я не могла поверить, что Скотт считал вполне нормальным подсыпать мне Экстази.

Почему мне это так понравилось, и я жаждала больше, как будто я уже зависима? Ох-х, я чуть было не обзавелась опытом первого поцелуя, пока была в наркотической опьянении.

Я подняла глаза и обнаружила, что Кайден вновь сидел на краю причала, устремив взгляд на воду. Теперь я осознавала значение его вопросов.

Он что-то знал обо мне.

Я приблизилась к нему, опасаясь, что он умчится прочь, если я стану давить в поисках информации слишком рьяно.

— Почему все прошло так быстро?

— Наши тела сопротивляются всему инородному.

— Наши тела?

— Бактериям, раку, инфекциям — всему набору болезней. Наркотики и алкоголь сгорают очень быстро. Эффект вряд ли стоит потраченных усилий. Я пробовал курить. Днями кашлял черной смолой.

— Очень привлекательно, — заметила я.

— В точку. Не могу себе позволить непривлекательность.

Он рассмеялся, но как-то невесело.

— Итак...

Я безнадежно старалась подобрать слова, чтобы не спугнуть его.

— Ты такой же, как я?

— Да и нет, кажется.

Тут я кое-что заметила.

Я бы увидела это гораздо раньше, если бы не была вне себя под влиянием Экс.

— Почему вокруг тебя нет облачных штуковин?

Он повернулся и недоверчиво посмотрел на меня.

— Облачных штуковин? Ты несерьезно.

— Ты знаешь, о чем я говорю? Знаешь, не так ли?

Он начала подниматься, и я тоже вскочила на ноги.

Кайден, не отрываясь, смотрел на дом, его брови хмурились.

— Твои чувства уже восстановились? – спросил он.

Я понимала, что он имел в виду мои специальные чувства, и поражалась, насколько обыденно он о них упоминал.

— Думаю да, — ответила я.

— В доме драка. Думаю, тебе лучше послушать.

Я поднялась на ноги и растянула диапазон слышимости.

Это заняло больше времени, чем обычно, но в конце концов, я пробилась сквозь стены дома.

Вопли.

Хаос.

Шум и возня.

Битье стекол, крики девочек; люди, кричащие имена дерущихся, пытаясь их разнять.

— О боже мой, Скотт и Джей!

Я встала так резко, что мои ноги покачнулись на досках.

Я даже не могла достаточно сосредоточиться, чтобы включить свое ночное видение, но я умудрилась не споткнуться и не упасть.

Я распахнула заднюю дверь и вошла внутрь. Три огромных футболиста тащили Джея на крыльцо. Он пошатывался и орал матом, чего я никогда от него не слышала.

Я остановилась в дверном проеме и осмотрелась.

Окно в гостиной было разбито. Девушки плакали.

Скотт стоял в прихожей, музыка и танцы были остановлены, и каждый наблюдал за происходящим.

Одной рукой он зажимал нос, из которого шла кровь. Его рубашка была разорвана до пояса и запачкана кровью.

Должно быть он уже протрезвел, потому что я без труда могла видеть его ауру.

Ломкий темный страх.

Джин пробился через толпу к месту потасовки.

Он был без рубашки и, судя по растрепанным волосам его подруги, не трудно было догадаться, чем они занимались в подвале.

— С ума сойти, мои родители меня убьют!

— Некрасиво получилось, — прошептал кто-то в толпе.

— Джин, — оправдывался Скотт, его голос был гнусавым и раздраженным. — У Джея крышу снесло! Он пришел и накинулся на меня непонятно из-за чего. Он швырнул меня в окно! Я думаю, он мне нос сломал.

— Проклятье.

Вцепившись руками в волосы, Джин качал головой.

Джей начал новую потасовку снаружи, брыкаясь и крича. Три парня, схватив его за руки, пытались хоть как-то его успокоить. Я побежала через дверь, вниз по ступенькам к нему.

— Джей? — Он посмотрел на меня глазами дикого человека, которого я не знала.

Его щеки пылали.

Он оскалил зубы и тяжело дышал.

Двое парней держали его за руки, а третий схватил за грудь.

Джей смотрел на меня, пока его сердитое дыхание не успокоилось и не перешло в жалкие всхлипывания.

— Он накачал тебя. Анна.

Я знала, что он имел в виду. Я кивнула футболистам:

— Все в порядке, ребята, спасибо вам. Сейчас я собираюсь отвезти его домой.

Когда они отпустили его, он сделал несколько шагов назад и упал в кусты.

Утром это падение ему еще аукнется. Я кинулась к нему.

— Помогу вам добраться до машины, — вызвался самый большой парень.

По-моему, его звали Фредерик. Новый выпускник. Два остальных пошли в дом. Фредерик поднял Джея под руку, пока я просунулась под его другую. Благодаря помощи парня, я не чувствовала на себе веса Джея. Пока мы брели в темноте, в доме вновь заиграла музыка.

Я оглянулась на дом и включила свое экстра-зрение, в поисках хоть каких-то признаков Кайдена Роу.

Ничего.

А ведь у меня еще было столько вопросов к нему.

Моя голова шла кругом: Почему мы такие? Что мы такое?

Мы.

О мой Бог.

Я хотела увидеть его снова. И чем быстрее, тем лучше.

Когда мы добрались до машины, я вытащила ключи и сотовый из кармана Джея, кинув их вперед. Фредерик уложил Джея на заднее сиденье. Я поблагодарила парня, и он вернулся на вечеринку.

Джей полностью отключился.

Я подумала о том, чтобы вернуться назад и найти Кайдена, но отказалась от этой мысли, опасаясь, что Джей мог проснуться. К тому же, вокруг моей персоны сейчас кружило слишком много драмы.

Вместо этого я протянула свой слух к пристани и прислушалась.

Было тихо.

Я сфокусировалась в пределах дома, поморщившись от громкого звука.

— Я еще не закончила с тобой, Кайден Роу, — произнесла я в воздух.

— Я тоже, — ответил мне голос с акцентом, донесшийся откуда-то из района кухни.

Несмотря на ночное тепло, у меня по спине пробежали мурашки.

Сев в машину и приспособив водительское сиденье, я воспользовалась телефоном Джея и позвонила Джене. Она тоже гуляла где-то на вечеринке.

Джена закончила школу в прошлом году, но по прежнему жила с родителями и ездила каждый день в колледж.

Когда она узнала, что ее младший брат не в состоянии сам вернуться домой, она выругалась и пообещала нас встретить.

Может быть, у нас получится провести его в дом, не проходя мимо родителей. Полнейшее фиаско. Я нервничала, пока ехала по извилистой дороге через поле и темный лес, не смотря на то, что обладала ночным видением.

Я замечала всех зверушек, перебегавших нам дорогу, и это заставляло маня жать на тормоза. Только выехав из лесу на проезжую часть, я смогла расслабиться и вспомнить все, что произошло сегодня вечером.

Чем больше я думала о том, что сделал Скотт, тем больше расстраивалась. Мне было противно, что я получала удовольствие от наркотического опьянения. Со Скоттом общаться как-то больше не хотелось.

Я ненавидела конфронтации, но подобное не должно было сойти с его рук просто так. По крайней мере, школа закончилась и мне не придется видеться с этими людьми еще несколько месяцев.

Но, если быть честной, вся моя злость на Скотта и стыд за собственное поведение были ничем, по сравнению с тем эффектом, который произвел на меня разговор с Кайденом Роу.

Одна только мысль о нем заставляла мое сердце биться быстрее. Я не могла в это поверить. Он, действительно, был таким же, как я. Кем именно?.. Он-то уж точно должен был знать.

Если бы я только смогла поговорить с ним дольше. Мне нужно было встретиться с ним еще раз. Только как?

Видимо, мне следовало прикрепить свой номер телефона к белью и кинуть его на сцену во время их следующего выступления.

Мысль об этом заставила меня рассмеяться. Он, наверное, увидев простой белый хлопок, отправит его сразу в мусор.

Джей пошевелился.

Он попытался что-то сказать, но у него не получилось.

— Что такое, Джей?

Я пыталась говаривать спокойно.

— Мне плохо!

Ох! Я остановила машину и, потянувшись вперед, открыла ему дверь, успев как раз вовремя.

После этого нам пришлось остановиться еще раз.

Бедный Джей.

Я погладила его по спине, он закрыл дверь и прислонился к ней всем телом. Я больше ничего не могла сделать. Он застонал, когда мы въехали на территорию его района.

— Все в порядке, — произнесла я.

— Нет, не в порядке. Я не хочу стать таким, как был Дедушка Лен.

Его хныканье превратилось в страдальческий стон.

— Как кто? Что ты имеешь в виду?

Он ничего не ответил.

Джена стояла у обочины, скрестив руки на груди.

Не хотела бы я быть Джеем завтра утром по очень многим причинам. Джена была готом и не любила слушать всякую чушь.

Она и я довели Джея до постели, не разбудив его родителей, а потом она отвезла меня домой.

— Что должно было случиться, чтобы он так напился? — спросила она, нахмурив брови.

— Вечеринка немного сошла с рельсов.

— Подожди... эта та вечеринка, на озере? Хм, даже я слышала о ней.

— Это было реальное безумие.

Мы помолчали несколько минут.

— Кто такой Дедушка Лен? — спросила я.

— Хм... он упоминал его имя? Так... отец нашей матери. Жестокий алкоголик. По словам матери, хотя... на трезвую он был отличным человеком. Мать была без ума от него. Как, впрочем, и все остальные. Но стоило ему выпить, и он превращался в монстра. Он обидел множество людей, много лет мучался и, в конце концов, не выдержал.
^ Глава 6

Прочь из темных дней
Когда я глотнула какао, в девять утра следующего дня, на балконе уже было душно и жарко. Ветра не было, но до меня доносился запах коровьего навоза с соседнего пастбища.

Пэтти вышла со своим кофе и понюхала его, наморщив свой нос она зашелестела газетой, а я открыла книгу, не в состоянии сосредоточиться.

Слишком много произошло на вечеринке прошлой ночью.

Я не любила вспоминать о дне моего рождения, частично потому, что помнить так далеко было неестественно, и частично потому, что я все равно не могла осмыслить случившееся.

Я не знала, что должна была чувствовать. И мне не хотелось чувствовать себя неправильно, если этого можно было избежать.

Но теперь, когда Кайден растревожил застаревшую рану, она кровоточила и нуждалась в уходе.

Я называла время до своего рождения "тёмными днями". Не потому, что они были плохими, а потому, что пребывание в утробе было тёмным. Как укутаться в тёплый гамак в ночную пору. Лучше всего я помнила голос своей матери.

Она пела, когда я впервые ее услышала. Когда я вздумала подвигать конечностями, толкая что-то упругое и гладкое вокруг себя, она засмеялась, тем самым оттолкнув меня обратно.

Голос Джонатана ЛаГрея тоже витал надо мною в те дни, громыхая жестким хриплым тембром.

Рождение оказалось дезориентирующим событием, было слишком ярко и слишком холодно. Но самым худшим оказалось чувство потери некоторых знаний, которые стали для меня привычными в течение тёмных дней.

Я не слишком хорошо видела своим младенческим зрением, но я помню натиск мужских глаз, который обрушился на меня в тот день.

Эти глаза были наполнены знаниями, которых мне сейчас не хватало.

"Просто скажи НЕТ наркотикам, хорошо, детка?"

Я никогда не знала, было ли резкое сообщение мужчины, адресованное мне, серьезным или саркастичным.

Больше я его никогда не видела. Я все еще могла вспомнить монахиню — морщинистую старуху, издававшую чистый лавандовый запах спокойствия и мира.

И Пэтти, стоящую рядом со мной, со своими рассыпавшимися вокруг лица волосами, в тот день, когда она пришла меня забирать. Она лучилась от любви, когда они поместили меня в ее протянутые руки, словно хрупкий подарок.

Единственная часть прошлого, которую я понимала и потому могла по-настоящему дорожить — момент, когда я встретила Пэтти.

Я смотрела на нее теперь, когда она, переворачивая страницу газеты, что-то про себя напевала.

Вдали на холмах сквозь сосновые елки мчался поезд.

— Я встретила кое-кого, кто на меня похож, — сказала я.

Поезд издал громкий свист. Газета выскользнула из рук Пэтти и с шелестом упала на пол.

Совершенно неожиданно я увидела темные облака эмоций, появившиеся вокруг нее.

— Пэтти? — прошептала я.

— Кто это был? — Паника в ее голосе меня пугала.

Она схватилась за край пластикового стола, словно опасаясь упасть.

— Я... не то чтобы знакома с ним, — заикалась я, — мы всего лишь немного поговорили прошлой ночью.

— Держись от него подальше! — Она выразительно указала на меня, ее глаза расширились от волнения. В квартире зазвонил телефон, и мы удивленно посмотрели друг на друга.

Звонок раздался снова.

— Подними трубку, — сказала она. — Мне нужно подумать.

Я подскочила и побежала в комнату, отвечая на третьем звонке:

— Алло?

— Привет, — произнес слабый и скребущий голос.

— Джей? Твой голос отвратителен! — Я села на кухонный стол и посмотрела на Пэтти. Она сидела с закрытыми глазами, все еще держа край стола, ее осанка была жесткой.

— Я чувствую себя отвратительно, — сказал он. — Как сильно ты меня ненавидишь?

— Не сходи с ума, Джей. Я просто волновалась за тебя. Тебе плохо?

— Я чувствую себя так, будто меня сбили грузовиком Мака. Я не помню всего, но то, что я помню заставляет меня чувствовать себя ослом.

— Нам повезло, что Джена помогла, — сказала я.

— Хммм. Я сполна заплатил за это. Она подняла меня в семь часов и приготовила мне завтрак, прежде чем уйти на работу. И я не говорю сейчас о чашке хлопьев. Я говорю о яйцах, беконе и всем остальном! Я не в состоянии был даже стоять прямо.

Я сдержала смех, когда представила это.

— Что ты помнишь? - спросила я.

— Я рассердился на тебя, потому что решил, что ты под кайфом, поэтому я начал прикладываться к бутылке с джином. Уфф. Я даже думать об этом не могу, не то меня стошнит. Потом все начали подходить ко мне и спрашивать, слышал ли я, что Скотт подсунул тебе наркотик, и тут я, просто, не выдержал. Все остальное я помню только кусками, и то, по большей части, о том, как я прочесывал местность, пытаясь найти его. Я уверен, что сбил пару людей с ног. О, черт, не могу поверить, что меня угораздило так сильно напиться.

— Это все что ты помнишь?

— Да. Почему? Что я еще натворил? — Я покосилась на Пэтти. Скрестив руки на груди, она всматривалась в деревья, растущие за балконом.

Я понизила голос.

— Произошло незначительное происшествие, вовлекшее тебя, Скотта и окно.

— О, нет. Ты серьезно? Все целы? Окно разбилось?

— Да, оно разбилось, но все целы. У Скотта несколько царапин на носу, возможно, его нос даже сломан, но, полагаю, больше всего пострадало его эго. У тебя костяшки на руках болят?

— Все болит. О, черт. Вот куда уйдут мои летние сбережения. На ремонт. Мне нужно позвонить Джину и отремонтировать то окно, прежде чем его предки вернутся. Но все же, это правда — на счет наркотиков? Ты, определенно, была не в себе, когда я тебя видел.

Я остановилась.

Еще один момент, когда бы я с удовольствием солгала.

— В моем напитке был Экстази, и я как раз находилась под его влиянием, когда ты меня видел, но, по какой-то причине, наркотическое опьянение не продлилось долго.

Он издал протяжный, сердитый звук, похожий на скрежет.

— Послушай, Джей. Я хочу, чтобы ты оставил все как есть на время. Пожалуйста. Спасибо, что заступился, но я не хочу, чтобы ты преследовал его. Я сама разберусь с этим, когда придет время. Хорошо?

— Отлично, — проворчал он, чтобы успокоить меня.

Это не прозвучало правдоподобно.

— Спасибо, — сказала я.

— Эй, погоди минуту, — произнес он. — Какого черта происходит между тобой и Кайденом? Когда я начал тебя искать, после первой сплетни о наротиках, мне кто-то сказал, что ты ушла с ним.

Мой желудок сжался, и я взглянула на Пэтти. Она, казалось, прибывала в глубоком раздумье.

Я перешла на шепот:

— Ничего с нами не происходит. Мы разговаривали на доке. Он вспомнил меня.

— Разговаривали о чем? Я тебя едва слышу. Пэтти возле тебя, или что?

— Да, прости. Я не знаю. Мы разговаривали о наркотиках и наших родителях. С ним очень сложно о чем-либо говорить.

— Вы — две полные противоположности, но, может быть, как раз это и хорошо для тебя. Ты могла бы немного повеселиться.

— Ох, пожалуйста, — простонала я, забыв на секунду о конспирации — все совершенно не так. Я не могу это объяснить.

— Он тебе нравится? — спросил он.

— Я... заинтригована им, — призналась я.

— Ладно-ладно. — Он звучал счастливым. — Это начало.

Начало чего, я не знала, но очень хотела выяснить.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Похожие:

Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconП риехал в Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми,...
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconВильям Вишер Терминатор день первый
Лос-анджелес, калифорния, обсерватория гриффит-парк, 9 марта 1984 года, пятница, 3: 48 утра 
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес icon4 сентября 2000 год, 19: 18. Мист-центр, Лос-Анджелес
Прежде всего, запомните: не развив нужную магию, пройти игру практически невозможно. Ознакомьтесь со списком вашей магии "паразит...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- лас-Вегас ( 2 ночи)- круиз по Калифорнийскому побережью до Мексики через Сан-Франциско( 7 ночей)- нью- йорк...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconСоня приехала в Лос-Анджелес сравнительно недавно. Она закончила...
И вот после нескольких кастингов и проб, нескольких километров в очереди на эпизодическую роль, режиссер в кресле сказал
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- сан-Диего ( 2 ночи)- круиз до Ванкувера (Канада) через Сан-Франциско- ванкувер( 1 ночь)- ниагарский водопад(...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconБиография Эшли Грин родилась в городе Джэксонвилл
Грин выросла в Миддлбурге и Джэксонвилле. В возрасте семнадцати лет она переехала в Лос-Анджелес, штат Калифорния для того, чтобы...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПодкидыш
Венди придется оказаться в пугающем и прекрасном мире народа трилле, надежно скрытом от людских глаз. Венди там своя, и ей уготована...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconАзуза Стрит История и сущность истинного пробуждения Франк Бартлеман
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconTrue Nutrition компания по производству спортивного питания высокого...
Продукцией компании True Nutrition пользуются в США большинство спортсменов, сборная США по гребле на каноэ и байдарках, такие знаменитые...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница