Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес


НазваниеВенди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес
страница6/27
Дата публикации05.03.2013
Размер5.52 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Глава 8

Последствия
Я не могла перестать думать о Кайдене Роу. Я терялась в догадках, что это означало — быть ребенком демона.

Ребенком демона без поддержки матери-ангела...

Он был любезным и добрым со мной той ночью на вечеринке, на свой грубый манер. Воспоминания об этом, только сильнее разжигали во мне желание узнать больше. У меня было множество вопросов.

Терпение было добродетелью, в которой я никогда не чувствовала недостатка. До сегодняшнего дня...

Мне нужно было оставаться занятой.

Найти себе работу стало моим главным пунктом в списке "неотложного". Я наведалась к Пауле в "Дайери Бар", находившийся на районе в пределах пешей прогулки, и была сразу же принята на работу.

Единственное правило владельца: Улыбка. — И не отдавай мое мороженое бесплатно!

— Конечно, мадам.

Я могла справиться и с тем, и с другим без труда. Я работала, пытаясь занять свои мысли.

Каждый день я бегала, иногда дважды; читала много книг, и проводила время в интернете в поисках информации об ангелах и демонах.

Я не имела ни малейшего представления о том, было ли все мною прочитанное правдой или просто — обычным фольклором.

Прошел месяц у меня уже была заначка в несколько сотен баксов. Мы становились все ближе к нашей цели. Но как бы сильно я не была занята, мои мысли постоянно возвращались к нему.

Он был так близко. Я была уверена, что у него было как минимум несколько ответов на мои вопросы.

Но я дала слово.

Пэтти была по-обычному осторожна, но если бы Кайден хотел меня ранить, он бы давно это сделал, верно? Она представляла его, как нечто ужасное, но если бы она встретила его, то увидела бы, что он всего лишь подросток. Только особенный, так же как и я.

Я села, стуча пальцем по телефону, ведя внутреннюю борьбу... потом подняла трубку и набрала номер.

— Алло? — ответили мне.

— Привет, Джей.

— Привет, Принцесса вечеринок.

— Очень мило.

— Спасибо... Я стараюсь. Что нового?

— Вообще то, я тут подумала, м-м...

— Даааааааа? — произнес он.

Я прикусила губу.

— Скажи, "Лэсивиэс" играют где-нибудь в ближайшее время? — Все!.. Я это спросила.

Полнейшая тишина.

— Джей? Алло?

— Прости, я просто потерял сознание на секунду.

— Очень смешно.

— Ты хочешь увидеть Кайдена, — поддразнил он.

Я выдохнула в трубку:

— Да. Хочу. Я хочу поговорить с ним. Это прозвучит, реально, неожиданно, но, я думаю, наши отцы могли знать друг друга.

— Правда? Это неожиданно. Как ты выяснила?

— Просто, некоторые вещи, которые он сказал мне, когда мы общались, плюс кое-что мне удалось выяснить от других людей... В любом случае, ты что-нибудь слышал о их выступлениях?

— Они играют по нашему штату и еще в Алабаме. Дай мне потрясти нужных людей, и я перезвоню тебе с более точной инфой.

— Спасибо.

Я положила телефон, и начала бродить по комнате, поправляя то тут, то там попадавшиеся под руку предметы. Мне нужно было как-то убить время.

Каких-то конкретных дел у меня сейчас не было. Мы с Пэтти всегда делали все вовремя.

Я смахивала пыль, прохаживаясь по комнатам, почти не замечая, что именно я протирала.

Когда телефон зазвонил, я бросила салфетку для пыли на полку и помчалась.

— Алло?

— Эй. Они не играют в ближайшие две недели, но я знаю расписание их тренировок.

Одержимость Джея жизнью рок-групп сейчас как никогда пригодилась.

— Они репетируют у Кайдена. Грег сказал, что в доме Кайдена целый цокольный этаж был оборудован под группу. И, согласно Грегу, у Кайдена всегда целый дом в собственном распоряжении.

— А где же его отец?

Мой желудок болезненно сжался при одной только мысли о его демоническом папочке.

— Его отец работает в Нью-Йорке. Он летает на собственном частном самолете. Безумие, да? Не знаю, насколько сложно попасть на их репетиции, но я готов сопровождать тебя. Посмотрим, что выйдет...

План, конечно, был не ice, но, по крайней мере, хоть что-то.

— Хорошо, — согласилась я.

Люди потоком лились из входных дверей.

Джей провел нас на частную территорию Роу, сообщив по коммуникатору, что мы друзья Кайдена.

Если судить по количеству машин, то поглазеть на репетицию пришло безумное количество людей.

Казалось, будто у них был мини-концерт или вечеринка.

Джей припарковал машину на подъездной кольцевой дороге вдоль длинного ряда другого транспорта.

Посреди кольца красовался фонтан, расположенный прямо перед огромным домом из серого камня. Сотни великолепных роз обвивали центральный кованый вход особняка и все его окна.

Все это так сильно походило на замок, насколько это вообще возможно. Только вот жил здесь не Очаровательный Принц.

— Хочешь, чтобы я пошел с тобой? — спросил Джей.

— Возможно, будет лучше, если я поговорю с ним наедине.

— Не проблема. Здесь неподалеку инструментальный магазин. Я давно хотел заглянуть в него... Просто позвони, когда будешь готова, чтобы я подобрал тебя.

— Отлично, спасибо. Я вышла из машины, и поднялась к центральному входу, пропуская людей, которые выходили из дома.

Когда я подняла руку, чтобы постучаться, дверь с силой распахнулась.

Передо мной стоял ведущий певец "Лэсивиэс" — Майкл. Он был облачен в тесные черные джинсы, а к его боку прижималась роскошная девчонка.

— Репетиция закончена, — сообщил он, проходя мимо.

— Мне просто нужно поговорить с Кайденом, — пробормотала я.

Пожав плечами, он вышел на улицу.

— Чувствуй себя, как дома, — бросил он через плечо. — Он внизу. Возможно, сейчас занят.

Я вошла в просторное фойе, где располагалась огромная деревянная лестничная площадка.

Я чувствовала себя незваной гостьей, когда, следуя за голосами, прошла через столовую, сервированную изящным китайским сервизом, к холлу со ступенями, ведущими вниз.

Две девушки в мини-юбках поднимались вверх. Одна из них, подвернув ногу, громко выругалась.

Снизу раздавались звуки барабанных ударов, заглушая ее слова.

— Если ты здесь, чтобы увидеть Кайдена, — бросила злюка, — не трать зря время.

Она протиснулась мимо меня, продолжая тираду в сторону Кайдена.

— Я никогда больше ему не позвоню.

— Как скажешь, — сказала ее подруга. — Только, могу поспорить, ты позвонишь ему уже сегодня вечером.

Я остановилась, всерьез обдумывая возможность того, чтобы развернуться и удрать прочь из этого дома.

Оглушающие удары барабанов, доносившиеся снизу, в моих ушах идеально сочетались с безумными ударами моего сердца.

Я заставила себя двигаться дальше, вниз по ступеням, перешагивая по одной за раз.

Остановившись в самом конце, я окинула изучающим взглядом подвальное помещение, которое заставило бы Джина стыдиться своего.

Цокольный этаж был больше, чем вся моя квартира.

Я вошла в огромную комнату и закрыла за собой дверь.

Правая сторона помещения напоминала собой миниатюрный театр, укомплектованный тремя рядами кожаных кресел и огромным экраном.

Прямо передо мной красовалась широкая территория бара с высокими столами и стульями в гавайском стиле.

В дальнем левом углу два длинных дивана располагались напротив сцены,оснащенной микрофонами, спикерами и барабанами в самом центре.

В данный момент барабанами пользовались. И, надо признать, пользовались очень хорошо. На нем были наушники.

Прямые черты лица были сосредоточены, а мышцы рук пластично напрягались под ярко-красной футболкой всякий раз, когда он обрушивал удары барабанных палочек.

Ритм, который он создавал, был безупречным.

Я поражалась его способности думать на несколько шагов вперед, чтобы предвосхитить ход музыки и поместить палочки в нужное место и в нужное время, синхронно нажимая вверх-вниз на педаль.

Все действия происходили слишком быстро, чтобы я могла за ними следить.

Меня переполняла красота происходившего. Я никогда не испытывала такого сильного желания. Мне хотелось... обвить его без остатка, укрыть его собой. Сделать его своим.

Это было пугающее, унизительное желание.

С последним ударом, звон тарелок оставался единственны звуком в комнате.

Он вынул наушники, бросив их рядом, и, поднявшись, посмотрел на меня.

— Ну, что ж, разве это не маленькая сирота Энни?

Он прошел за стойку бара и взял бутылку с водой из холодильника. Выпив половину за один раз, он бросил воду на стойку и, пока я наблюдала, не в силах шелохнуться, достал из кармана джинсов серебряный предмет.

Быстрым движением его кисти, этот предмет превратился в лезвие ножа.

Мое сердце остановилось.

Он наблюдал за тем, как я смотрела на него: открытый нож блестел между его пальцами.

Кто мог играть с ножами?

Несколькими легкими шагами он покрыл расстояние между нами и стал вплотную прямо передо мной, наклонив голову набок.

Казалось, по какой-то причине, я чем-то его забавляла.

Но через мгновение его лицо приобрело жесткость, а свободная рука уперлась на стену поверх моего плеча.

Наши лица находились на расстоянии дюймов. Его глаза уверенно держали меня на месте.

Я остро осознавала, что во второй его руке находился нож.

Прийти сюда — было глобальной ошибкой.

— Что тебе нужно? — рявкнул он.

— Я просто хочу поговорить. — Я старалась держать своей голос ровным. — Тебе не нужно пытаться меня испугать.

Его лицо оставалось непроницаемым, а его тон трансформировался в соблазняюще низкий:

— Для страха вряд ли остается хоть какое-то место, когда ты так чертовски заведена.

Шок, вызванный его наглостью, сковал все мое тело. Его глаза проследовали вниз по моему телу, при этом он не отстранился ни на миллиметр.

— А... теперь мы злимся, — проговорил он холодно, — и немного смущены.

Он читал меня... читал мои цвета! А я не могла видеть его вообще.

Я чувствовала себя раздетой догола перед ним, уязвимой.

Пытаясь сосредоточиться на том, что привело меня сюда изначально, я выдавила:

— Теперь я знаю кто мы такие.

Хотелось бы, конечно, чтобы мой голос не дрожал.

— Мои поздравления.

Он возвышался надо мной еще секунду, несомненно, наслаждаясь своей властью, после чего, отойдя прочь, швырнул нож в общем направлении в сторону мишени для игры в дротики и попал в центр.

Не моргнув глазом, он прошествовал к белому дивану с огромными подушками.

Упав на него, он разместил большие черные ботинки на подлокотнике и откинулся назад с руками, широко раскинутыми на спинке дивана.

Вызывающе глядя в моем направлении, он ждал продолжения разговора.

Я понятия не имела, что сказать или сделать. Я больше не знала, зачем я пришла. Неужели я надеялась вторгнуться сюда и, просто сказав: "Ха, я знаю, кто мы такие!", потребовать дальнейшей информации?

Его лицо, содрогнувшись, склонилось вперед; его глаза потеряли какой-либо фокус, словно он прислушивался к чему-то очень далекому.

Подпрыгнув с дивана, он рванулся ко мне.

Я попыталась отступить назад, но он, схватив мои плечи, крепко прижался губами к моему уху.

— Мой отец здесь!

Страх парализовал меня.

Демон.

Настоящий демон был здесь, прямо сейчас. Подобного исхода я не предусматривала. Он был в Нью-Йорке.

Я кинулась бежать, но Кайден потянул меня в сторону дивана и толкнул на подлокотник. Он рванул перед моей блузки, и я судорожно втянула воздух в легкие, начиная кричать.

Кайден с силой прижал палец к моим губам, заглушив вопль, затем схватил одеяло со спинки дивана и бросил его на меня.

Он стащил через голову футболку, жестом указывая мне сделать то же самое.

Я не понимала, что происходит, но страх заставил меня следовать его указаниям, и я , ерзая, стянула блузку, прикрывая грудь одеялом.

Кайден наклонился надо мной.

О мой Бог.

Полуобнаженный полу демон зарылся лицом в моей шее! Его горячее гладкое плечо прижималось к моему.

Дрожь желания смешалась с замешательством и страхом.

Я чувствовала жар его рта на своем плече и вцепилась в подлокотник дивана двумя руками, чтобы не позволить тем двинуться туда, куда им хотелось, а именно: всюду по его телу.

Когда дверь цокольного этажа открылась, я издала невольный вскрик.

Кайден немного отпрянул и, продолжая заслонять меня телом, повернув лицо к двери.

— Отец. — В манере обращения Кайдена звучало покорность и уважение.

Из-под руки Кайдена я украдкой взглянула на высокого мужчину в черном костюме с голубым галстуком, идеально сочетавшимся с его глазами.

В отличие от Кайдена, его волосы были темнее, острижены короче и уложены гелем мягкой волной назад.

Его красная звезда казалась в три раза больше, чем у сына.

Импозантный демон слегка улыбнулся, лицезрея вид, открывшийся перед ним. Казалось, он даже сделал шаг в сторону, чтобы иметь лучшую точку обзора.

Я нервно натянула одеяло, когда то, соскользнув вниз, обнажило мой лифчик.

— Мои извинения, сын. Я не знал, что у тебя компания.

Когда он двинулся вперед, чтобы рассмотреть меня ближе, я могла поклясться — его глаза вспыхнули красным.

Его голос замораживал всю комнату.

— Не думал, что у тебя есть желание развлекать девчонок Нефилимов.

— Обычно, нет. — Теперь Кайден поднялся и отодвинулся подальше. — Она застала меня, когда я скучал в одиночечтве после репетиции.

Его отец принюхался и вытер нос, как если бы в воздухе витал отвратительный запах.

— Поднимайтесь к чаю. Вы оба.

Он отвернулся и направился вверх по лестнице.

Кайден закрыл глаза, его руки, вытянутые вдоль тела, сжались в кулаки.

Мое сердце колотилось о грудную клетку. Я поспешила поднять свою блузку, проталкивая непослушные руки сквозь рукава, когда в ужасе обнаружила оторванные пуговицы прямо посередине лифа. Дрожащими руками я стянула края блузки вместе.

Кайден подобрал свою красную футболку с пола и бросил ее мне.

Отвернувшись к нему спиной, я быстро поменяла одежду. Она была огромной для меня, но это лучше, чем быть обнаженной. Я старалась не обращать внимания, что она пахла, как мечта: лесом, цитрусами, мужчиной.

Я следовала за Кайденом вверх по лестнице, пытаясь убедить себя, что чаепитие с демоном и его метавшим ножи сыном не такое уж устрашающее мероприятие.

Мы прошли в гостиную, где восседавший в кресле отец Кайдена жестом указал мне на небольшой диванчик рядом с ним.

Кайден прислонился к стене со скрещенными на обнаженной груди руками.

Его отец взглянул на него и низко рассмеялся:

— Посмотри на моего мальчика стоящего здесь, — обратился он ко мне. — Как пещерный человек. Сын, найди футболку и присоединяйся к нам.

Кайден вышел прочь, в то время, как в комнату вошла женщина, державшая в руках изящный чайный сервиз.

Она разлила три чашки горячего чая, и посмотрела на Мистера Роу в ожидании одобрения.

Он одарил женщину кривой улыбкой, заставив ее ауру покраснеть, затем отослал прочь, хлопнув пониже спины. Закончив с этим, он вернул все свое внимание ко мне.

Ух-х.

— Как тебя зовут?

Мое горло слишком пересохло, чтобы ответить с первого раза. Сглотнув, я сделала вторую попытку:

— Анна.

— Анна, мое имя — Фарзуф, но среди людей меня зовут Ричардом Роу. Не думаю, что когда-нибудь прежде видел столь необычный символ.

Он всматривался в область моей груди с черезчур сильным интересом. Я с трудом сдержалась, чтобы не скрестить руки.

Кайден вернулся в черной футболке и сел на диванчик, сохраняя между нами приличную дистанцию.

— Неужели я вижу знак Белиала? — осведомился Фарзуф.

Мне не нравилась его манера говорить. Казалось, он испытывал на мне свое лениво-сексуальное тягучее произношение.

— Я...прошу прощения? — спросила я.

— Белиал — это имя твоего отца среди темных ангелов — пояснил Кайден.

— Уверен, что она знает это, — усмехнулся Фарзуф.

Когда он вновь посмотрел на меня, у него было такое же странное выражение лица, как и у Кайдена в тот вечер, когда мы впервые встретились.

Я закашлялась и сглотнула снова, стараясь дышать ровнее в надежде, что это успокоит мою ауру.

Мне хотелось глотнуть чаю, чтобы смочить горло, но боялось расплескать его из чашечки.

— Я лишь недавно выяснила, что я — Нефилим. Кайден разъяснил мне некоторые вещи. — Мой голос прозвучал спокойнее, чем я ожидала.

Я была осторожна в том, чтобы говорить только то, что я узнала от Кайдена. Я не хотела рассказывать о Сестре Рут или Пэтти.

— И как вы оба встретились?

— По случайному стечению обстоятельств, — ответил за меня Кайден. — Она была на одном из моих концертов. — Я так понимаю, Белиал не научил тебя, что это значит, быть Нефилимом?

— Нет. Мы никогда не встречались.

Я заерзала, все еще не веря, что сидела здесь, рассказывая о себе демону, который выглядел, как обычный человек.

— Полагаю, он не знает о твоем существовании? Иначе он никогда бы не стал пренебрегать твоей подготовкой.

Фарзуф казался расслабленным, даже развеселенным... но его тон оставался холодным и расчетливым.

Я не ответила, ограничившись пожатием плеч.

Разыгрывать дурочку, казалось, было наилучшим вариантом в данной ситуации.

— Могу тебя заверить, я проинформирую его в ближайшее время. Пока же... ты не можешь оставаться без присмотра. Кайден познакомит тебя с нашими порядками. И первым делом, ты избавишься от своей невинности. Да, абсолютно точно. Я могу чувствовать это... твою девственность.

Он произнес это, как ругательство, и мое лицо вспыхнуло огнем.

— Словно перезревший фрукт. Не говоря уже о эмоциях, висящих вокруг тебя на всеобщее обозрение. Сколько тебе лет?

— Шестнадцать.

Мой ответ вызвал у него изумленный смех. Подавшись вперед, он хлопнул себя по колену.

— Шестнадцатилетняя девственница — неф! Как ты собираешься быть дурным влиянием для других, если сама не ведешь себя соответственно? Полагаю, ты хотя бы злоупотребляешь спиртным и наркотиками со своими сверстниками?

— Да.

Уверенна, мне не закроют двери в Рай, если я буду не слишком честна с демоном.

Я попыталась осмыслить все, что он сказал. Плохое влияние на людей? О, черт. И как он меня назвал? Неф? А.. укороченное от Нефилим.

— Ты, должно быть, не слишком стараешься иначе уже давно бы лишилась своей невинности. Принеси мою сумку, Кайден.

Его сумку? Звучало, как в криминальной драме.

Фарзуф поднял чашку и принялся потягивать чай в ожидании возвращения Кайдена. Фарзуф отодвинул поднос с чаем и открыл небольшую черную сумку, выкладывая флаконы с порошками и жидкостями, мешочки с различными сушеными растениями, серебряные трубочки, шприцы и другие пренадлежности для наркотических препаратов, которые заставили мою кожу почувствовать мурашки из-за отвращения и желания.

Пожалуйста, пожалуйста не просите меня делать это.

— Что тебя привлекает больше всего, — спросил он меня.

Спокойно.

Было трудно выбрать.

Моя рука скользнула к одному из флаконов с порошком и указала.

— Кокаин. Очень хорошо.

Он откинулся назад и, прихлебывая чай, не отрываясь смотрел на меня.

Я позволила себе вздохнуть, когда телефон Фарзуф зазвонил. Он вытащил его, глянул на экран и нажал на кнопку, чтобы отключить.

— Я должен вернуться к работе. Анна, уверен, ты не против того, чтобы проводить время в компании моего сына? — Я покачала головой. — Конечно, ты не против. Кайден хорошо позаботится о тебе. Он сможет заставить тебя работать на пределе твоих возможностей, почти не тратя времени. Только не слишком затягивай. Узнай все, что нужно знать и приступай к работе.

Теперь он обратил свое внимание на Кайдена.

— Я ожидаю компанию этим вечером, и ты присоединишься к нам. Марисса приведет одну из своих племянниц.

— Да, отец, — ответил он, отводя от меня глаза.

Фарзув поднялся и, набирая номер телефона, вышел из комнаты.

Кайден вновь упаковал маленькую черную сумку.

— Ты когда-нибудь была на " Обзорной точке"? — спросил меня Кайден.

Он многозначительно кивнул, словно я должна была ему подыграть.

Я старалась говорить естественно, хотя чувствовала себя так, словно только что пережила ряд небольших сердечных приступов.

— Нет, — ответила я.

— Ну, тогда туда мы и отправимся.

Мы уехали вместе на его блестящем черном Хаммере, который, казалось, чрезвычайно бросался в глаза.

Он был таким же огромным, как моя спальня.

Какого сорта мальчишка нуждался бы в "Хаммере", находящемся в его собственном распоряжении?

Как только мы тронулись с места, он указал на счетчик пробега и поднял пять пальцев.

Пять миль? Потом он приложил палец к губам. Неужели его отец мог слышать нас на протяжении пяти миль? Немного повернувшись, я покосилась в сторону черной сумки, которую Кайден бросил на заднее сидение, когда мы забирались в машину.

Кайден заметил мой взгляд.

— Тебе понравится вид с "Обзорной точки"

— Здорово, — произнесла я, отворачиваясь и наблюдая за дорогой впереди.

Это место пользовалось определенной славой, и было идеальным местом для потери девственности.

Я была рада тому, что мы проехали стоянку и вздохнула с облегчением.

— Теперь можно говорить спокойно, — сказал он. — Тебя привез твой друг Джей?

— Да. Как ты узнал?

— Я слушал, когда ты объявилась, конечно же. Мне пришлось заставить всех уйти.

Он звучал смущенно.

Я вспомнила, как были расстроены девушки, которых вышвырнули прочь.

— Ох. Извини. Я могу воспользоваться твоим телефоном, чтобы позвонить ему?

Он протянул мне свой навороченный смартфон, который я крутила в разные стороны, прежде чем он забрал его у меня и активизировал на сенсорном экране панель с телефонными цифрами.

Я набрала номер Джея:

— Алло?

— Хэй, Джей. Я просто хочу, чтобы ты знал, м-м, что Кайден собирается отвезти меня домой.

— Ого-го! — Я не могла заставить себя радоваться вместе с Джеем, но боковым зрением видела, как усмехнулся Кайден.

— Звучит отлично, девчонка. Позвони мне позже.

Я не могла сообразить как сбросить вызов, поэтому передала телефон обратно Кайдену.

— Где ты живешь? — спросил он. — Здесь в Атланте?

— Нет. В Картерсвилле. Это около тридцати миль отсюда. Все нормально с этим?

— Да. Отец ожидает, что я буду отсутствовать определенное время.

Мой желудок еще никак не мог прийти в себя после встречи с Фарзуфом, не говоря уже о странном поведении в отношении меня самого Кайдена. Он был холоден и груб, когда я пришла к нему в дом. Затем объявился его отец, и он стал...

Кем? Защитником? В этом не было никакого смысла…

И даже сейчас, он отвозит меня домой, вместо того, чтобы взять меня в какое-нибудь уединенное место и познакомить со страшным содержимым черной сумки на ровне со всем остальным.

— Кто такая Марисса? — спросила я, удивляясь своему чрезмерному любопытству.

— Никто, — огрызнулся он.

Его лицо приобрело жесткость, а челюсть сжалась.

Почему он рассердился?

— Ты самый непостижимый человек, которого я когда-либо встречала, — пробормотала я.

— Я? Нефелимы не приходят друг к другу на концерты или домой без приглашения, если они не ищут неприятностей.

Я могла представлять для него угрозу? Эта мысль казалась абсурдной и вызывала смех.

— Я даже не знала, что я Нефилим до той вечеринки, — заметила я.

— Теперь я это понимаю.

— Только... ты был прав. — Я такая же, как ты... и в то же время нет.

Я сделала паузу.

— Я весь во внимании, — подтолкнул он.

Я сказала слишком много.

Желание довериться ему было сумасшествием. Что-то в нем было такое, что побуждало меня отбросить в сторону любую осторожность.

Хотя мне не следовало так рисковать уже только потому, что он находился на коротком поводке у собственного отца.

— Не бери в голову, — ответила я.

— Нет. Ты сама начала. Теперь уже выкладывай.

— Как я узнаю, что ты не побежишь к папе с новой информацией?

— Я не рассказываю ему ни о чем, если это в моих силах. Может ты не заметила, но я пытался защитить тебя от него там. Я надеялся, что если мне удастся отвлечь его и убедить в том, что я всего лишь работал, то он уйдет, не увидев, кто ты такая.

— Я заметила. — Мой голос смягчился. — Почему ты это сделал?

— Я не уверен. — Он взглянул на меня, но снова отвел глаза, изучая дорогу. — Полагаю, я хотел вычислить тебя самостоятельно. Я не ожидал его дома раньше позднего вечера. В течение недели он, обычно, отсутствует, но, по всей видимости, ему позвонила Марисса. Ты застала меня врасплох своим неожиданным появлением. Я не слушал... и это для меня крайне не характерно.

Хоть я и не могла видеть его эмоций, я поверила ему. И все же мне не нравилось, что я не могла быть уверенной в нем наверняка.

— Почему я не могу видеть твои эмоции? — спросила я.

Кайден издал легкий смешок, как будто ответ был совершенно очевидным.

— Потому что я не хочу, чтобы ты видела.

Он мог намеренно прятать свои цвета?

— Ты мог бы меня научить это делать?

— Полагаю, что — да. Хотя, понадобиться время, чтобы это освоить.

Больше времени в обществе Кайдена — не такая уж плохая перспектива. Но потом мне пришло в голову, что именно этого от нас и хотел его отец.

— Что случится, если я не буду, ты знаешь, делать все те вещи, о которых говорил твой отец? Потому что я не собираюсь.

— О, неужели? — я его явно веселила. — И почему нет?

— Потому что... хорошо, наркотики — ты видел, что они со мной делают. У меня не будет шанса на восстановление. Я просто не могу это делать. Не буду. И я определенно не собираюсь толкать их другим людям. А что касается... ты знаешь...

— Что? — спросил он.

В моей груди что-то запекло, и этот жар распространился от макушки до пяток.

— Ты слишком смущена чтобы произнести это? Секс. Давай, дай этому выход. Секссекссекс.

— Пожалуйста, просто ответь на мой вопрос. Что произойдет если я не буду?

— Нас обоих могут наказать. Если ты отказываешься "быть подготовленной", значит необходимо залечь на дно. Больше не приходи ко мне домой, и не делай ничего такого что может привлечь его внимание. Нефы — самая меньшая забота для демонов в этом мире. О тебе забудут и выпустят из виду в течение нескольких дней. Но если он выяснит, что ты все еще девственница, то ты сама по себе. Я скажу ему, что я пытался, но ты отказалась. Тебе следует знать, в случае, если он будет добиваться результатов, а ты будешь продолжать на отрез отказываться, то...

В напряженном ожидании, я кивнула в знак того, чтобы он продолжал.

— Что произойдет?

— А что ты думаешь? Ты — нежилец.

Мое сердце упало. Пэтти, с самого начала осознававшая, какая опасность могла мне угрожать, заставила меня дать слово, держаться от него подальше. Как я могла быть такой безрассудной. Я вошла в демонское логово добровольно! Что если Фарзуф проверит на досуге и обнаружит, что я все еще трезвая девственница?

— Я не могу уразуметь, почему моя девственность — такая большая проблема, и почему ты должен быть тем, кто...

— Ты бы предпочла другого? — произнес он серьезно, но я определенно слышала в его голосе нотки насмешки, что не могло не выводить из себя.

— Нет. Я имею в виду... не в этом дело. Если это только между нами двоими, как, предполагается, должно распространяться дурное влияние на людей?

— Это станет частью твоей тренировки. Ты приобретешь хорошую форму, укрепишь свою грешную натуру, благодаря чему сможешь завлекать больше людей. По-моему, девственность не то, ради чего стоило бы рисковать. Я могу понять, что ты боишься стать зависимой от наркотиков, но какая причина в том, чтобы не занимать сексом?

Жесть. Мог ли этот разговор стать еще более интимным? Я немного заерзала в кресле.

— Я хочу подождать до свадьбы, — призналась я, сначала скрестив, а потом выпрямив ноги.

Он снова рассмеялся.

Громко.

Я метнула в его сторону взгляд.

— Извини. Просто сама мысль о том, что Неф может оставаться абсолютно чистым, вступить в брак и вести нормальную человеческую жизнь... — Он перестал смеяться когда взглянул на меня. — Это невозможно.

Как подобное могло случиться? В течение одного часа моя жизнь летела под откос. Все мое будущее могло стать совершенно перекошенным и затемненным.

— Даже большинство людей теперь уже не ждут свадьбы. — Он взглянул на меня сквозь неровные каштановые волосы, падавшие на его глаза. — Послушай. Пока еще не время волноваться. Почему бы тебе не рассказать мне об этом своем большом секрете?

Я закусила щеку. Я не была в полной безопасности с Кейданом. Я знала это. Так почему же мне не было страшно, когда он рядом? Его отец представлял собой устрашающее и отвратительное явление преисподней, но Кайден казался совсем другой историей.

Я хотела доверять ему.

Я хотела чтобы он доверял мне.

— Моя мать была ангелом, — выпалила я. — Ангелом-хранителем. Вот.

Я молилась о том, чтобы не пришлось жалеть о содеянном.

Он отвел взгляд от дороги изучая мое лицо.

— Но ангелам света не дозволено обладать смертными.

— Я полагаю, она нарушила правила, — произнесла я.

Он провел рукой по волосам, позволяя им снова упасть на его брови.

— Нечто небывалое. Определенно то, что ты никому не должна больше рассказывать. Вау.

Кайден начал тихо смеяться.

— Что смешного? — спросила я.

— Ты. Ты ходячее противоречие. Рога и нимб. Не могу поверить.

С невозмутимым выражением лица я выдавила "ха, ха" в его направлении.

Встреча с его папочкой надолго охладило мое чувство юмора.

— И много таких людей, как мы? — поинтересовалась я.

— Нефилимов? Не то чтобы. Больше сотни. Когда-то было тысячи, но эта история уже другого дня.

Я сидела, совершенно пораженная мыслью о существовании тех, кто проводил все свое детство, развивая сверхъестественные способности точно такие же, как мои.

Кайден сбросил скорость, въезжая в Картерсвилль, и мы оба замолкли, пока я указывала направление.

Он завернул в мой квартал и припарковался напротив комплекса домов. Окинув строения скептическим взглядом, он заглушил мотор.

Я пока не была готова покидать машину.

— Что это означает, быть Нефелимом? — спросила я. — Как сильно мы похожи на наших отцов?

Отбросив сиденье назад, он заложил руки за голову.

— Нас тянет в сторону их грешной сущности. Мы считаемся их безоговорочной собственностью, пешками. Предназначение Нефилимов — продвигать демонические движения, распространять грех среди сверстников.

Он говорил об этом, как о само собой разумеющемся, как если бы у него самого не было абсолютно никакого мнения или чувств относительно происходившего зверства.

— Это отвратительно.

Он проигнорировал меня.

— У демонов специфическая работа. Мой отец — Князь Вожделения. Твой — Белиал — является Князем Токсикомании.

Его слова нещадно жалили меня своим ядом.

Даже если у меня и закрадывались подозрения о собственных наклонностях раньше, слышать подтверждение этому вслух было просто невыносимо.

И сын Вожделения? Все лучше и лучше с каждой минутой.

— Я не могу в это поверить. Это так неправильно.

Он продолжал игнорировать меня, и его взгляд стал таким же напряженным и отстраненным, как когда-то у него дома.

— Какой из этих домов — твой?

Взглянув на здания, я указала в сторону нашей двери.

— Ты слышишь это? Или ты никогда не слушаешь? Там плачет женщина

— Пэтти! — воскликнула я.

Рванув с себя ремни безопасности, я выпрыгнула из машины и помчалась в дом, даже не попрощавшись с Кайденом.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Похожие:

Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconП риехал в Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми,...
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconВильям Вишер Терминатор день первый
Лос-анджелес, калифорния, обсерватория гриффит-парк, 9 марта 1984 года, пятница, 3: 48 утра 
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес icon4 сентября 2000 год, 19: 18. Мист-центр, Лос-Анджелес
Прежде всего, запомните: не развив нужную магию, пройти игру практически невозможно. Ознакомьтесь со списком вашей магии "паразит...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- лас-Вегас ( 2 ночи)- круиз по Калифорнийскому побережью до Мексики через Сан-Франциско( 7 ночей)- нью- йорк...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconСоня приехала в Лос-Анджелес сравнительно недавно. Она закончила...
И вот после нескольких кастингов и проб, нескольких километров в очереди на эпизодическую роль, режиссер в кресле сказал
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- сан-Диего ( 2 ночи)- круиз до Ванкувера (Канада) через Сан-Франциско- ванкувер( 1 ночь)- ниагарский водопад(...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconБиография Эшли Грин родилась в городе Джэксонвилл
Грин выросла в Миддлбурге и Джэксонвилле. В возрасте семнадцати лет она переехала в Лос-Анджелес, штат Калифорния для того, чтобы...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПодкидыш
Венди придется оказаться в пугающем и прекрасном мире народа трилле, надежно скрытом от людских глаз. Венди там своя, и ей уготована...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconАзуза Стрит История и сущность истинного пробуждения Франк Бартлеман
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconTrue Nutrition компания по производству спортивного питания высокого...
Продукцией компании True Nutrition пользуются в США большинство спортсменов, сборная США по гребле на каноэ и байдарках, такие знаменитые...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница