Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес


НазваниеВенди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес
страница9/27
Дата публикации05.03.2013
Размер5.52 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   27
Глава 11

^ Здоровый страх
Никто из нас не подумал поставить будильник, но яркий солнечный свет, проникавший сквозь занавески, сделал свое дело.

Я потянулась и откинула спутанные простыни в сторону, потом повернулась посмотреть не проснулся ли Кайден.

Его глаза тоже были открыты. Он зевнул, заставив меня зевнуть тоже.

Я могла бы проспать еще несколько часов, но для сегодняшнего утра и так провела в постели достаточно времени.

Кайден прислонился к изголовью кровати, закрыв глаза. Под его загорелой кожей можно было заметить каждый упругий мускул. Я прилично загорела этим летом, но это было ничего по сравнению с ним.

Подобные наблюдения заставили меня задуматься о его родословной, которая могла включать в себя все что угодно, от Италии до Южной Америки.

Он, наверное, даже сам этого не знал.

Пока глаза Кайдена были закрыты, я разглядывала его без стеснения.

Его плечи выглядели уверенно сформированными, а мышцы рук — крепкими. Его торс — вот уж где было на что посмотреть... подтянутая грудь, переходившая в отчетливо просматриваемые кубики брюшного пресса. Хотя, если говорить объективно, он не обладал идеальными формами, которые могли бы заставить девушку чувствовать себя неловко из-за собственной не совершенности.

Далее следовала талия, переходившая к бедрам, на которые и было накинуто гостиничное одеяло.

Я резко оторвала от него взгляд, когда он пошевелился. Уголком глаза я видела, как он легко отбросил одеяло в сторону и переместился на край кровати ближе к окну. Он встал, не глядя меня, и поднял руки в основательном потягивании.

Когда я посмотрела снова, мои глаза упали на его обнаженный зад.

Боже праведный! Я закричала и зарылась лицом в подушку.

— Что?! — услышала я его вопрос. — Ты увидела таракана?

— Почему ты голый?! — Я не посмела поднять мое покрасневшее лицо.

— Хм. И это все? — спросил он. — Я всегда сплю обнаженным. Я не знаю, как ты выносишь всю эту одежду.

— Невероятно, — пробормотала я.

Собравшись с мыслями, я прошла в ванную.

Мы были в дороге уже более чем 100 миль и еще даже не заговорили.

Кайден целую вечность рылся среди местных радиостанций в поисках чего-то подходящего. Затем мы услышали: "Я обожаю сексуальные попки..."

Он издал короткий смешок и покачал головой, прежде чем снова поменять станцию и остановился на мрачных женщинах-рокершах.

Я, не отрываясь, смотрела в окно на зеленые ограничители трассы I-40.

Мы проезжали мимо ранчо и ферм, некоторые из которых были новыми, а другие — покосившимися и заброшенными.

Мы, должно быть, встретили на своем пути все породы крупного рогатого скота, известного человеку.

— Голодна? — спросил Кайден.

Я пожала плечами и кивнула.

Он въехал на почти пустую стоянку кафе, где подавали блинчики. Пройдя в блинную, мы разместились в кабинке на скрипящих диванных подушках.

К нам подошла усталая на вид официантка, не намного старше нас. Горячая энергия исходила от низа ее живота.

— Что я могу предложить вам выпить? — спросила она неприветливо.

— Кофе, — произнес Кайден.

Она посмотрела на меня.

— Горячий шоколад, пожалуйста.

Она отошла, чтобы получить наши напитки.

— Она беременна, — прошептала я.

Он посмотрел на нее и покачал головой.

— Не похоже, — сказал он. — Впрочем, это ничего не значит. Иногда, по женщине не определишь ее положение до середины беременности. Одна девочка в школе скрывала это от всех до шестого месяца беременности.

— Я могу чувствовать ребенка, а ты?

— Нет.

Может быть, это было мое воображение, но он, казалось, немного смутился из-за того, что я могла сделать что-то, что он не мог.

Мы оба наблюдали за ней, пока она наполняла кружки. Казалось, ей было как-то не по себе; ее укрывало облако серого. Она принесла наши напитки и приняла заказ блюд.

Я попыталась улыбнуться ей, но она избегала моего взгляда.

Кайден отпил свой черный кофе.

Я ложечкой сняла взбитые сливки с моего какао и съела их перед тем как заговорить. Я уже боялась того, что собиралась сказать.

— Кайден... как ты думаешь, ты мог бы попытаться быть джентльменом, по крайней мере, пока мы путешествуем вместе, и, возможно, спать в шортах?

— А-ах... Понимаю. — Он откинулся назад. — Вид моего зада изрядно напугал тебя, верно?

— Я серьезно, — проговорила я.

Он сделал глоток кофе.

— Для полной ясности должен сказать, что я — не джентльмен, но... сделаю исключение на этот раз. Больше никакого сна в обнаженном виде, пока мы путешествуем вместе. Довольна? Теперь ты можешь перестать так зло на меня смотреть. Глянь — сюда идет наша еда.

Живот мой заурчал при виде блинчиков с огромной ложкой масла, растекающегося по поверхности.

Но при виде еды Кайдена мои глаза полезли на лоб. Блинчики, омлет, сосиска, бекон, ветчина, овсянка и тост! Для всего этого понадобилось три тарелки.

Он широко улыбнулся мне и набросился на еду.

Я умирала с голоду.

Мы съели все до последнего кусочка и затем откинулись на скрипучие сиденья кабинки, чувствуя сонливость от переизбытка еды.

Внезапно Кайден выпрямился, и мрачная тень пробежала по его лицу. Он показал мне жестом, чтобы я пригнулась, и я так и сделала. Испуг в его взгляде напомнил мне тот момент, когда его отец вернулся домой.

— Вот они и проблемы, — пробормотал он.

Я начала поворачивать голову, но он прошипел: — "Не смотри!"

— Куда? — спросила я.

Сейчас я смотрела только на него.

Он наклонил голову в направлении нашей официантки, стоявшей за ближайшей стойкой.

— Прикрой свой символ, — прошептал он.

Я осмотрелась по сторонам и схватила десертное меню, держа его перед собой. Я подождала секунду и потом перевела взгляд на официантку.

Она наливала воду в кофеварку. Во время этого процесса, ее рука дрогнула. Она остановилась и ухватилась за стойку, чтобы обрести равновесие. Ее затуманенный серый совсем потемнел, а подбородок задрожал.

Больше всего меня поразило то, что ее белое облачко — ее ангел-хранитель — было изменчивым и прыгающим от возбуждения.

Я видела, как это происходило раньше, но я не понимала почему. Через мгновение все успокоилось.

Повар за окном задал официантке вопрос о заказе, и она бросила что-то в ответ.

— Оно ушло, — прошептал Кайден с облегчением.

— Что только что произошло? — спросила я.

— Дух демона. Ты не можешь их видеть?

— Я ничего не видела.

Я огляделась по сторонам, все меньше вжимаясь в кресло.

— У всех Нефов есть способности видеть их. Ты должно быть просто еще не готова.

Наша официантка подошла к нам с нескрываемым нетерпением.

— Что-нибудь еще?

— Нет, спасибо, — ответила я ей. — Все хорошо.

Она бросила чек на стол и забрала наши блюда, не сказав больше ни слова.

Кайден откопал бумажник в заднем кармане и положил двадцатку сверху на чек.

— Думаешь она сердится на нас? — спросила я.

Хотя я и видела эмоции, я не могла распознавать, в чем их причина.

— С чего бы это? Она растроенна, потому что не может понять, почему ни с того ни с сего чувствует прилив негативных эмоций. Скорее всего она пытается обвинить в этом что-то — обычно, других людей или недостаток сна, гормоны... да все, что угодно... вместо того, чтобы справиться с эмоциями. Вот так вот круг и замыкается.

— Так ты говоришь — я наклонилась к нему и прошептала через стол — что нашу официантку только что посетил демон?

Он кивнул, устраивая соль, перец, сахар и приправы в организованный ряд.

Я подумала о нашем счете и посчитала в уме. Она получила около 5$ чаевых. Что-то подсказывало мне, что ее проблемы начались с денег.

Я вытащила 10-долларовую купюру из моих сбережений, которые я хранила в карманной книге и положила поверх двадцатки Кайдена.

— Ты ведь знаешь, что счастье не купишь, — произнес он.

Он выглядел дьявольски привлекательно, от чего я почувствовала дрожь и откашлялась.

Я обернулась к нашей официантке — сейчас ангел, казалось, обнимал ее.

— Ангелы-хранители всегда рядом? — спросила я, все еще наблюдая за этой сценой.

— Да. Они рядом с людьми, даже когда те посещают туалет... или занимаются сексом.

Я закрыла глаза и покачала головой:

— Конечно же, ты не мог этого не сказать.

— Ты спросила. И не волнуйся. Они слишком чисты и покорны, чтобы заниматься подглядыванием.

Говорить об ангелах в подобном тоне, казалось, совершенно неуважительным. Я попыталась придумать другой вопрос.

— Значит, те демоны, которые посещают людей, являются в форме духов?

— Совершенно верно. Хорошо, что это длинная поездка. Мне нужно многому тебя научить.

Он встал, и я последовала за ним, как только подошла официантка.

Она глазела на две купюры на столе.

— Я принесу вашу здачу, — сказала она.

— Не нужно, она ваша, — почти промурлыкал Кайден.

Он смотрел на нее слишком долго, и ее цвета мгновенно перешли от бледно-зеленой благодарности к воспаленному красному.

— Да, спасибо вам еще раз, — произнесла я. Мой голос прозвучал громче, чем я планировала. — Хорошего дня!

Я пнула лодыжку Кайдена своей ногой, и он сдвинулся. Мы вышли на улицу и побрели к машине, подкидывая ногами валявшиеся на пути камешки.

— Долгая же это будет поездка, если ты будешь бросать девушкам двусмысленные взгляды каждый раз, когда мы останавливаемся.

Я старалась, чтобы мой голос звучал легко.

— Двусмысленные взгляды? — спросил он

В этот момент мы забирались в его машину. Он сел на место водителя и повернулся ко мне. Волосы упали ему на лоб, закручиваясь на кончиках у самых бровей. В его лице не было округлостей, оно все состояло из углов. Но именно его голубые глаза делали его совершенно неотразимым.

— Как будто ты не знаешь, что делаешь, — сказала я.

— Я работаю.

— Хмммммм. Ладно. У той бедной девушки день и так был достаточно плохой, чтобы еще ты забивал ей голову всякими фантазиями.

Я пристегнула ремень безопасности, с большей чем необходимо силой потянув его, и он завел машину.

— Думаю, она и сама вполне способна справиться с этой задачей. Кто-нибудь, услышав тебя, может подумать, что ты ревнуешь, но я вижу, что нет. Непостижимо. Ты действительно беспокоишься о ней?

— Почему в это так трудно поверить?

— Ты ее даже не знаешь, — возразил он

— Возможно чувствовать сострадание и к незнакомцам.

— Она забеременела вне брака, — бросил он.

— Она сделала свой выбор. — Мы не знаем ее обстоятельств.

Он следовал указателям, направлявшим обратно на западное шоссе I-40, и я почувствовала, что спор окончен.

— Почему ты говоришь, что я не желаю видеть демонов? — спросила я.

— Рискну предположить, что ты еще не открывалась злу. Ты должна действительно желать увидеть это и принять его таким, какое оно есть.

— Я не хочу открываться злу. Мне даже не нравится смотреть новости. Я знаю, что зло где-то там, но подробности слишком болезненны — чувствовать страдания всех этих людей тяжело для меня.

Он наградил меня насмешливым взглядом.

— Что ты имеешь в виду: "чувствовать их страдания"?

— Мне не всегда удается блокировать их эмоции, особенно, если это группа людей со множеством негативных эмоций. Я стараюсь отогнать их, но иногда они все же просачиваются, и это причиняет боль.

— Ты имеешь в виду, что на самом деле чувствуешь эмоции, которые они источают? Не просто видишь их?

— Ага, — сказала я, — а ты нет?

— Нет! Я могу видеть только их цвета. Должно быть, способность чувствовать эмоции ты унаследовала от матери.

— Оу.

Я не знала, что на это сказать.

— Подожди, — воскликнул он, и настораживающая тень улыбки тронула его губы.

— Значит ли это, что ты чувствуешь физическое желание, если кто-то рядом его испытывает?

— Нет, извращенец. Все не так — это больше похоже на неудовлетворенное сильное влечение к кому-либо. Это неудобно.

— Хммм. Как жаль. Ладно, без обид, — сказал он, — но ты должна стать немного жестче. Для тебя же будет лучше, если ты будешь видеть демонов и знать, что они затевают.

Он был прав.

Я знала, что мне придется с этим столкнуться, но прямо сейчас я была сосредоточена на получении информации.

— Что именно делают демонические души? — спросила я.

— Они нашептывают не-очень-милые мелочи людям в уши.

Он вел машину одной рукой.

В свободной руке он отвлеченно вертел между пальцами ручку.

— Что ты имеешь в виду?

— Знаешь такой маленький голосок у тебя в голове? — спросил он. — Который людям нравится называть своей "совестью"? — я кивнула.

— На самом деле это послания, которые люди получают от своих ангелов-хранителей. Смотри... духи демонов нашептывают людям различные мысли, и эти демонические идеи борются в сознании человека с его собственными чувствами, а так же с сообщениями, которые посылают людям ангелы-хранители. Старое клише на счет черта на одном плече и ангела на другом не далеко от истины. Демон может нашептать девушке, что она некрасива и недостойна любви. Потом он уходит. Его работа сделана. Он направляется к следующей жертве. Ангел же этой девушки шепчет, что она красива и достойна, бла, бла, бла. Как ты думаешь, чему она поверит? Это было так несправедливо.

Я поспешила задать свои вопросы.

— Как часто демоны посещают людей?

— Зависит от необходимости. Раз в месяц. Раз в год. Для каждого человека по-разному.

— Почему им позволено это делать? — я не могла не почувствовать предательства по отношению к человечеству.

Я была потрясена пронизывающей остротой ответа Кайдена:

— Может потому, что Творец не такой хороший и любящий, как ты о Нем думаешь.

— Ты зол на Него? — я не была уверена, почему меня это удивило.

— Он никогда не оказывал мне никаких одолжений. Я был проклят с момента зачатия, и ты, возможно, тоже... С участием твоего ангела или без него.

— Что ты под этим подразумеваешь?

Он провел рукой по волосам и пристально посмотрел на дорогу.

— Я подразумеваю, что для Нефов нет искупления грехов. Это первый урок, который мы выучили во время тренировок. Мы отправимся в ад, так же как и наши отцы.

— Подожди.

Что? Должно быть он ошибся.

— Я не понимаю, как это может быть возможно, — возразила я. — Может быть, твой отец просто не хочет, чтобы тебя посещали возвышенные идеи не быть чудо-блудным мальчиком?

— Увидим, — произнес он. — Спроси своего отца, когда встретишься с ним.

Я попыталась сосредоточиться на пейзаже, а не на полнейшей путанице в голове. Но я даже не смогла себя заставить восхититься границей штата Техас. Все, о чем я могла думать, — это возможность быть приговоренной к аду.

Это не могло быть правдой. Я обязательно узнаю правду, хотя мне и не хотелось, чтобы источником моих знаний был демон, который подарил мне жизнь.

Я прислонилась к двери, потерявшись взглядом в бесконечных просторах дороги, и закрыла глаза.

Легкий толчок в руку заставил меня открыть затуманенные глаза и оглядеться вокруг.

Я выпрямилась и пригладила волосы назад, пока мой взгляд фокусировался. Казалось, мы затерялись среди безлюдных территорий. В милях от цивилизации.

— Извини, что разбудил, но мне надо заправиться.

Мы заправились в небольшом деревенском магазинчике, в котором ко всему прочему купили сандвичи, яблоки, напитки и дорожные печенья, сделанные женой владельца.

Кайден был покорен техасским выговором владельца. Он задал ему нелепое количество вопросов только для того, чтобы тот продолжал говорить.

Кайден даже попытался скопировать акцент несчастного, когда забрался в машину. Я смеялась во весь голос, пока он имитировал техасский протяжный говор.

— Он не говорил ничего подобного!

— Но я всегда хотел это произнести. Я люблю американцев. У тебя тоже есть легкий акцент, но, конечно, не столь безумный, как у него.

— Правда?

Он кивнул.

Кроме употребления время от времени общераспространенной фразы "вы все", я не думала, что говорю, как южанка, но, полагаю, человеку всегда сложно объективно судить о себе самом.

— Расскажи мне о тех местах, где ты жил.

Я повернулась к нему полу боком и развернула первый из его сэндвичей. Обернув низ булочки салфеткой, я протянула его Кайдену.

— Спасибо.

Он откусил огромный кусок и начал говорить после того, как проглотил:

— Я родился в Лондоне. Моя мать умерла при рождении ребенка также, как все матери Нефелимов.

Он укусил еще раз, пока я размышляла.

— Я вырос, находясь то там то здесь, на островах Британии: Англия, Ирландия, Шотландия, Уэльс. Я провел какое-то количество времени во Франции, Италии и Южной Африке. В Штатах я нахожусь впервые. Вначале я был разочарован Атлантой — хотелось жить в Нью-Йорке — но потом этот город стал мне нравиться все больше.

Все касающееся Кайдена было волнующим и экзотичным. Для меня это путешествия являлось самым первым в жизни, а он успел уже так много повидать.

Я грызла яблоко, довольная тем, что оно было крепким, а не мягким.

— Какое из мест стало твоим любимым? — спросила я.

— Я никогда не был слишком привязан ни к одному из мест. Я полагаю, если бы такое место существовало, это было бы... здесь.

Я замерла в середине процесса, перестав жевать, и внимательно посмотрела на его лицо. Кайден не смотрел на меня. Он сжимал свою челюсть, будучи совершенно напряженным. Говорил ли он серьезно или дразнил меня? Я проглотила то, что успела откусить до его слов.

— "Полуостров" штата Техас? — уточнила я.

— Нет.

Он, казалось, подбирал каждое слово с тщательной осторожностью.

— Я имею в виду здесь, в машине. С тобой.

Покрывшись мурашками, я отвела от него взгляд и посмотрела на бежавшую впереди дорогу. Моя рука, державшая яблоко, упала на колени.

Он откашлялся и попытался объяснить:

— Я никогда и ни с кем не разговаривал подобным образом с тех пор, как приступил к работе. Я не разговаривал так, даже с теми четырьмя людьми, которых называю своими единственными друзьями. У тебя есть Пэтти и даже этот твой бойфренд. Так что, наш разговор с тобой для меня своего рода облегчение. Нечто вроде... приятного.

Он снова откашлялся.

Боже мой.

Неужели между нами произошел какой-то особенный момент? Я продолжила говорить с большой осторожностью, надеясь не разрушить атмосферу.

— Мне приятно... тоже, — проговорила я. — Я никогда не рассказывала ни о чем Джею. Он не имеет ни малейшего представления. Ты — единственный, с кем я об этом говорила, исключая Пэтти, но это не то же самое. Основную информацию она узнала от настоятельницы монастыря, в котором я родилась.

— Ты родилась в монастыре, — констатировал Кайден.

— Да.

— Естественно.

— В любом случае, — продолжила я, — я никогда не рассказывала Пэтти о тех изменениях, которые происходили во мне, или о тех вещах, которые могла делать, пока взрослела. Поэтому я могу понять одиночество.

— Даже если так, — произнес он. — Ее любовь к тебе...

Вот мы и дошли до этого.

Я росла с любовью и ничем больше.

Кайден рос с абсолютным пониманием того, кто он есть, и полным набором материальных благ, но без любви.

— А что же девушки, с которыми ты встречался? — осведомилась я, осознавая, что перехожу границы. — Уверенна, были те, которые тебя любили, и, возможно даже, те, которых любил ты...

— Ни одна девушка не любила меня. Необходимо знать кого-то, чтобы любить. Все они были просто страстно увлечены. Они хотели обладать мной. Это природа физического желания.

Мой желудок сжался от вины, когда я распознала в себе те чувства, которые он описал.

Но в тот самый момент, как я начала опасаться, что он заметит, в моей голове мелькнул образ Джейми Мур.

Она была бы способна его полюбить, если бы получила шанс. И, насколько мне не хотелось о ней думать, я чувствовала непреодолимое желание узнать больше о том, что случилось.

— В нашей школе учится девочка, с которой ты встречался в прошлом году. Я полагая, это случилось, когда ты только приехал. Она действительно хорошая.

—Джейми Мур?

Он кивнул в знак признания, но продолжал смотреть на дорогу.

Я не стала продолжать, опасаясь, что и так слишком увлеклась; к тому же тема заставляла меня нервничать.

— Смотри, здесь вот в чем дело, — произнес Кайден. — Они все с самого начала знают, что меня не интересуют отношения. Я никогда не лгал ни одной из них. Нет необходимости. Правда ранит сильнее, чем ложь. Джейми думала, что может изменить меня. Это было глупое предположение.

Казалось, он хотел, чтобы я поверила в его бесчувственность, но я не верила. За всеми его словами я видела проблески чего-то неравнодушного. Поэтому я решила капнуть поглубже.

— Ты когда-нибудь испытываешь сожаление или грусть оттого, что причиняешь им боль? — Я поспешила продолжить до того, как он ответит. — Пожалуйста, я не собираюсь судить. Просто пытаюсь понять тебя.

Он сжал руль сильнее, от чего костяшки его рук побелели.

— Что, если я скажу — нет, ммм? Что если я не испытываю никакого сострадания к тем, кому причиняю боль, или — еще лучше — тем, кто позволяет причинить себе боль и даже ищет этого?

Я держала свои руки на коленях и смотрела невидящим взглядом на надкусанное яблоко, постепенно темневшее по краям.

— Тогда мне было бы жаль тебя, — произнесла я.

— Почему?

— Потому что это печальный образ жизни и... я беспокоюсь о тебе.

— Не говори так. — Его тон был резким, почти сердитым. — Тебе не следует говорить об этом... о заботе. Ты едва меня знаешь.

— Ты тоже едва ли меня знаешь. И все же мы сейчас здесь. Ты предложил взять меня в эту поездку. Ты отвечаешь на мои бесконечные вопросы. Ты не принуждал меня ни к чему и не выдал своему отцу. Я рада находиться здесь, с тобой.

Вот.

Я сказала это.

Какое-то мгновение мы всматривались в глаза друг другу, прежде чем он вновь отвернулся к дороге и его хватка на руле ослабла.

Мой пульс снизился до нормального.

— Я бываю с девушкой только один раз, — начал он. — Иногда провожу время с одной девчонкой два... максимум три раза. Но я стараюсь никогда не думать о них, как о личностях. Чисто физическое удовлетворение. Я не обещаю звонить. Я даже не даю мой номер телефона; они сами его берут у других людей. Они приходят на выступления группы или на вечеринки, где я бываю, и делают мне подарки — уверен, ты можешь себе представить.

Хотелось бы мне, чтобы я не могла.

— Но после нашей третей встречи, Джейми дала мне нечто отличное от других. Она записала диск. Я видел, что она его детально продумала. Она сказала, что каждая композиция имела свое убийственное барабанное соло или уникальное ударное отступление. Это была отличная подборка. Мы встречались с ней три недели, довольно часто. Но, когда она сказала, что любит меня, мне пришлось порвать с ней. Мне нужно было, чтобы в конце она возненавидела меня. Поэтому на одной из репетиций я оставил свой телефон включенным с ее фотографией, одной из тех, что она мне присылала.

Он кинул на меня быстрый вызывающий взгляд, после чего вновь посмотрел на дорогу.

Полагаю, мне нужно было услышать все это.

Я совершенно во всем запуталась.

— Ты был в нее влюблен? — спросила я.

Он застонал и покачал головой:

— Боже, Анна.

Я вздрогнула.

— Верно. Забыл, что я еду со святошей.

Он вздохнул и, прежде чем продолжить, провел рукой по волосам:

— Нет. Я не был в нее влюблен. Я никогда и ни в кого влюблен не был. Я всего-навсего отвечаю на твой вопрос о том, было ли мне жаль кого-либо. Ответ — да. Ее мне было жаль. Боже, я не верю, что говорю об этом с тобой.

Прислонившись к спинке кресла, я смотрела в окно на растянувшиеся пейзажи Техаса, залитые вечерним солнцем, надеясь, что Кайден не видит, как я вытираю одинокую слезу сострадания, катившуюся по моей щеке.

— Не жалей меня, Анна, и не думай обо мне хорошо, только потому что я сделал это признание. Не обманывая себя, думая, что я не наслаждаюсь своей работой. Потому что я наслаждаюсь. Ты должна знать, с кем ты имеешь дело.

Что ж, настало время узнать больше о том человеке, с которым я имела дело.

— Ты когда-нибудь накачивал девушку наркотиками или подмешивал что-либо в ее напитки? — осведомилась я, все еще всматриваясь в вечерний Техас.

— Нет. Это для неуверенных в себе.

— Ты когда-нибудь использовал девчонку в своих интересах, если она пьяна или потеряла сознание?

— Нет. В чем смысл, если она не сможет вспомнить?

— Принуждал к чему-либо, что девушка не хотела?

— Нет. Пытаешься быть психологом?

— Я не сомневаюсь, что ты испытываешь физическое наслаждение, Кайден. Если ты хочешь, чтобы я знала, с кем имею дело, тогда ответь: тебе доставляет удовольствие причинять людям боль?

Я видела, как его грудь поднялась и опустилась в молчаливом вздохе. Его голос был лишен каких-либо чувств и граничил с раздражительностью.

— Я ничего к ним не чувствую. Я игнорирую их боль. Я не позволяю всему этому проникать в мои мысли. Их страдания не доставляют мне ни удовольствия, ни боли, за одним исключением, о котором мы уже говорили. Достаточно это чувствительно для тебя?

Что ж, мне придется читать между строк, там где дело касалось Кайдена.

Чтобы знать его, мне нужно было бы понять, почему он игнорирует боль, и ЧТО бы случилось, если бы он позволил страданиям проникнуть в его мысли.

Если бы он получал удовольствие от чужой боли, то он бы грелся в лучах этого чувства, а не старался его подавить.

— Почему ты прикладываешь столько усилий, чтобы заставить меня думать, что ты отрицательная личность? — спросила я.

— Потому что для тебя было бы лучше иметь здоровый страх по отношению ко мне, чтобы ты не могла в последствии сказать, что тебя не предупреждали. Я не похож на парней из твоей школы. Вспомни, какую тягу ты чувствуешь по отношению к наркотикам. Это то, как я чувствую по отношению к сексу.

Ох...

— Теперь начинаешь понимать? Позволь мне быть даже более ясным. — Его голос понизился, пока он посвящал меня в тонкости своей работы. — Я могу почувствовать в течении пяти минут общения, ЧТО нужно сказать и сделать, чтобы завлечь девушку в постель. И это — включая тебя, хотя я и признаю, что вчера вечером был не в лучшей своей форме. С одними людьми, цена вопроса — простая лесть и внимание. С другими требуется больше времени и сил. Я предпринимаю все, что необходимо, чтобы снять с них одежду, а после стараюсь сделать так, чтобы они больше никогда не смогли быть с кем-то другим, не думая обо мне. Я знаю секреты человеческого тела, о которых большинство людей даже не догадываются. И когда я ухожу, я знаю, что, умоляя меня остаться, они ощущают себя полностью разрушенными.

Мое сердце колотилось.

Теперь я боялась.

Он скользнул глазами по моей ауре.

— Как раз вовремя, — произнес он.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   27

Похожие:

Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconП риехал в Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми,...
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconВильям Вишер Терминатор день первый
Лос-анджелес, калифорния, обсерватория гриффит-парк, 9 марта 1984 года, пятница, 3: 48 утра 
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес icon4 сентября 2000 год, 19: 18. Мист-центр, Лос-Анджелес
Прежде всего, запомните: не развив нужную магию, пройти игру практически невозможно. Ознакомьтесь со списком вашей магии "паразит...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- лас-Вегас ( 2 ночи)- круиз по Калифорнийскому побережью до Мексики через Сан-Франциско( 7 ночей)- нью- йорк...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconСоня приехала в Лос-Анджелес сравнительно недавно. Она закончила...
И вот после нескольких кастингов и проб, нескольких километров в очереди на эпизодическую роль, режиссер в кресле сказал
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПрограмма тура с 30. 04 по 16. 05. 2012
Лос-Анджелес ( 3 ночи)- сан-Диего ( 2 ночи)- круиз до Ванкувера (Канада) через Сан-Франциско- ванкувер( 1 ночь)- ниагарский водопад(...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconБиография Эшли Грин родилась в городе Джэксонвилл
Грин выросла в Миддлбурге и Джэксонвилле. В возрасте семнадцати лет она переехала в Лос-Анджелес, штат Калифорния для того, чтобы...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconПодкидыш
Венди придется оказаться в пугающем и прекрасном мире народа трилле, надежно скрытом от людских глаз. Венди там своя, и ей уготована...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconАзуза Стрит История и сущность истинного пробуждения Франк Бартлеман
Лос-Анджелес, Калифорния, с женой и двумя маленькими дочерьми, 22 декабря 1904 года. Маленькая Эстер, наш старший ребенок, трех лет,...
Венди Хаггинс Сладкое зло Пролог Монастырь Матери Мэри, Лос-Анджелес iconTrue Nutrition компания по производству спортивного питания высокого...
Продукцией компании True Nutrition пользуются в США большинство спортсменов, сборная США по гребле на каноэ и байдарках, такие знаменитые...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница