Эта же книга в других форматах


НазваниеЭта же книга в других форматах
страница5/13
Дата публикации09.04.2013
Размер1.66 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Медицина > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
- Ваш сын дома?

- Он переодевается. Нечего пачкать воскресную одежду... Вы видели, как ему нашлепала!.. Ребенок, у которого перед глазами только хорошие примеры и который...

Она открыла дверь и крикнула:

- Иди сюда, безобразник!

Мегрэ видел мальчишку в нижнем белье, который пытался чем-то прикрыться.

- Пусть его оденется! - сказал комиссар. - Я поговорю с ним после...

Женщина продолжила готовить еду. Муж её должно быть ещё сидел у Мари Татен за аперитивом.

Наконец дверь снова открылась и вышел мальчик, одетый в каждодневный костюм, штаны которого были ему длинны.

- Пойдем-ка со мной, прогуляемся...

- Вы хотите с ним пройтись! - воскликнула женщина. - Но тогда... Эрнест... Поди-ка снова оденься в воскресное...

- Не стоит, мадам! Пошли дружок!..

Улица была пуста. Вся жизнь деревни теперь сконцентрировалась на площади, кладбище и у Мари Татен.

- Завтра я подарю тебе молитвенник, ещё более толстый и с красными заглавными буквами.

Парнишка просто обалдел. Выходит, что комиссар знал о существовании молитвенников с красными заглавными буквами, как тот, который использует в алтаре?

- Только ты должен мне сказать откровенно, где ты взял этот молитвенник! Ругать я тебя не буду...

Тут смешно было видеть, как у мальчишки рождается извечное крестьянское недоверие. Он замкнулся. Уже готов был защищаться.

- Ты взял его на скамейке?

Молчание! Щеки и кончик носа мальчика покрывали веснушки...

- Ты что же, не понял, что я друг тебе?

- Да... Вы дали маме двадцать франков...

- Ну, так говори...

Мальчишка, как бы мстя кому-то, проговорил:

- Когда мы возвращались, мама сказала, что дала мне пощечины для виду, а потом подарила 50 сантимов...

Так! Этот парнишка знал, что делал! Но какие мысли кружились в его голове, слишком крупной для столь тощего тела?

- А ризничий там был?

- Он ничего мне не сказал...

- Так кто же взял молитвенник?

- Я не знаю...

- А ты где его нашел?

- У себя под стихирем, в ризнице... Я собирался пойти поесть в дом кюре, нор забыл свой носовой платок.. Покопался в стихире и почувствовал там что-то твердое.

- А ризничий там был?

- Он в церкви гасил свечи... Но вы же знаете, что молитвенник с красными буквами стоит очень дорого...

Иначе говор, кто-то взял молитвенник со скамьи и быстренько спрятал его под стихирь парнишки в ризнице, явно намереваясь потом вернуться и забрать.

- Ты его открывал?

- Не успел. У меня не было времени... Мне очень хотелось яйца всмятку... Потому что в воскресенье...

- Я знаю.

Но Эрнест, конечно, подумал, откуда этому городскому знать, что в воскресенье едят в доме кюре, да ещё к яйцу в всмятку дают и конфитюр.

- Ты можешь идти домой...

- А это правда, что он у меня будет?

- Молитвенник? Да... Завтра... До свиданья, малыш...

Мегрэ протянул руку и тот пожал её.

- Я-то понимаю, что вы шутите! - небрежно обронил он уходя.

Итак, преступник все совершил в три этапа: набрал или заставил кого-то набрать текст с помощью линотипа, который есть только в газете или в очень солидной типографии.

Потом бумажку засунул в молитвенник, специально подобрав страницу.

И наконец, кто-то забрал молитвенник и спрятал его под стихирем в ризнице.

А может быть все это сделал один человек? Или на каждом этапе был свой исполнитель? А возможно, что в двух случаях из трех действовал кто-то один?

Проходя мимо церкви, Мегрэ увидел, как оттуда вышел кюре и направился к нему. Комиссар, ожидая, остановился под тополями, неподалеку от торговки апельсинами и шоколадом.

- Я иду в замок, - сказал кюре, подходя. - Впервые совершал богослужение, не зная о том, имею ли право... Мысль о том, что это преступление...

- Это действительно преступление! - обронил Мегрэ.

Некоторое время они шли молча. Потом, не говоря ни слова, комиссар протянул спутнику клочок бумаги, который тот, прочтя, тут же вернул.

Они прошли ещё сотню метров молча.

- Распутство влечет душевное смятение... Но она была несчастная женщина.

Оба придерживали свои шляпы, ибо порывы северного ветра усиливались.

- У меня не было сил... - добавил глухо священник.

- У вас?

- Она приходила ко мне в церковь каждый день... Она готова была сойти с пути Господня... И каждый день там...

Слова его звучали осуждающе.

- Я обязан был с нею встречаться, хотя и не желал! Но у меня есть обязанности...

Они остановились, потому что им навстречу по аллее шло двое других. Это были доктор со своей каштановой бороденкой и длинный, худой Жан Метейе, который ему что-то с жаром говорил. Желтое авто продолжало выделяться ярким пятном во дворе. Можно было догадаться, что Метейе не осмеливается вернуться в замок, в то время, как там находится граф де Сен-Фиакр.

Над деревней рождался какой-то подозрительный свет. Может быть он казался таким из-за общей подозрительности ситуации вокруг?

- Идемте! - пригласил Мегрэ.

Должно быть то же самое сказал доктор секретарю, ибо они развернулись и пошли в обратном направлении.

Мегрэ и священник их нагнали.

- Здравствуйте, милый кюре! - сказал доктор. - Вы знаете, могу вас заверить... Я догадываюсь о вашем страхе, что в церкви произошло преступление... Наука здесь совершенно объективна. Наша графиня умерла из-за отказа работы сердца...

Мегрэ тем временем подошел к Жану Метейе.

- Хочу задать вам один вопрос...

Он чувствовал, что у молодого человека нервы на пределе, что он просто задыхается от страха.

- Когда вы последний раз посещали издательство "Журналь де Мулен"?

- Я... подождите...

Он уже собирался было заговорить, но тут сработала подозрительность и он бросил на Мегрэ задумчивый взгляд:

- А почему вы об этом спрашиваете?

- Это не важно!

- Я обязан отвечать?

- Вы в праве хранить молчание.

Он очень нервничал, так что даже заинтересовал доктора Бушардона, разговаривающего с кюре.

- Я понимаю, что на меня падают подозрения, но я буду защищаться!

- Понятно! Вы собираетесь защищаться!

- Я хочу встретиться со своим адвокатом... Это мое право... И вообще, на каком основании вы здесь?

- Минуточку! Вы изучали право?

- Два года...

Он пытался успокоиться, даже улыбнулся.

- Ведь никаких жалоб не поступало, и на месте преступления никто не пойман. Значит, вы здесь не можете, что бы...

- Очень хорошо! Прямо в десятку!

- Но и доктор утверждает...

- А вот я считаю, что графиня была убита причем самым мерзким, бесчестным образом. Ну-ка, прочтите вот это!

И Мегрэ сунул ему отпечатанную бумажку... Весь сжавшись, Жан Метейе вдруг посмотрел на собеседника так, как будто тот плюнул ему в лицо.

- Я... я вам не позволю...

Комиссар легонько тронул его за плечо.

- Послушайте-ка, парень, я ведь не сказал ничего относительно лично вас! Где граф? Читайте же, читайте!

В глазах Метейе вспыхнуло победное пламя.

- Граф с управляющим спорят по поводу чека. Может найти их в библиотеке.

Священник и доктор ушли вперед, Мегрэ услышал, как доктор сказал:

- Но нет, месье кюре. Это просто по-человечески. Очень по-человечески. Если бы вы немного разбирались в физиологии, вместо того, чтобы листать тексты Святого Августина...

Гравий скрипел под шагами четверых мужчин, которые, пройдя двор, медленно поднимались по белым и твердым ступеням.

Глава IV

Мари Васильеф

Мегрэ находиться сразу в нескольких местах не мог. Замок был велик. К тому же, комиссара занимала мысль об утренних событиях.

Наступило время, когда по воскресеньям и праздникам крестьяне не спешат разойтись по домам, а пользуясь возможностью пообщаться, собравшись в кружок на площади или сидя в трактире, кое-кто был уже пьян. разговоры шли громкими голосами, иногда на повышенных тонах. Мальчишки, тоже одетые в новую одежду, с восхищением поглядывали на отцов.

В замке Сен-Фиакр Жан Метейе направился в одиночестве на второй этаж, и было слышно, как он ходил у себя по комнате из угла в угол.

- Не желаете ли пройти со мной? - спросил доктор у священника.

И он направил в спальню, где лежала покойная графиня.

На первом этаже через все здание тянулся коридор, куда выходил ряд дверей. До Мегрэ донесся шум голосов. Он уже знал, что граф и управляющий в библиотеке.

Он хотел туда пройти, но ошибся дверью и очутился в салоне. Дверь, сообщающаяся с библиотекой, оставалась открытой. В зеркале с золоченной рамой отражался молодой человек, сидящий на уголке стола, с явно удрученным видом, а управляющий вел разговор стоя на своих коротеньких ножках.

- Вы уже должны были понять, что натаивать бесполезно! - говорил Готье. - Тем более, речь идет о 40000 франков!

- А кто мне отвечал по телефону?

- Месье Жан, естественно.

- Выходит, он даже и не выполнял поручения моей матери!

Мегрэ кашлянул и вошел в библиотеку.

- О каком телефонном звонке шла у вас тут речь?

И Морис де Сен-Фиакр без всякого смущения ответил:

- Это о том разговоре, который я позавчера имел с замком. Как я уже говорил вам, мне нужны деньги. Вот я и хотел попросить их у матери. Но это... этот... месье Жан, как мне сейчас сказали, ответил на телефонный звонок...

- И сообщил вам, что ничего поделать нельзя? Тем не менее, вы приехали...

Управляющий с некоторым удивлением смотрел на них. Между тем, Морис соскочил со стола, на котором сидел, как петух на насесте.

- Впрочем, я говорил с Готье не об этом! - нервно заметил он. - Я ведь не скрыл от вас создавшееся положение, комиссар. Завтра на меня подадут в суд. Сейчас, когда моя мать умерла, я остался единственным законным наследником. Вот я и просил Готье раздобыть до завтра 40000 франков... Ладно, кажется, это невозможно...

- Совершенно невозможно! - подтвердил управляющий.

- Короче говоря, до нотариуса сделать ничего нельзя, а он огласит завещание только после похорон.

Готье ещё раз подтвердил, что без этого невозможно найти 40000 франков, даже заложив то, что ещё осталось.

Граф принялся ходить по комнате вдоль и поперек.

- Теперь все ясно? По-моему, абсолютно ясно! Может быть мне даже не дадут побыть в трауре... Да, кстати... Еще один вопрос... Вы говорили о преступлении... Это ещё что такое?

- Пока нет заявления и вероятно не будет, - сказал Мегрэ. - Суд это дело не примет к рассмотрению...

- Оставьте нас, Готье!

И когда управляющий вышел, он спросил:

- Действительно, речь идет о преступлении?

- Преступление, которым полиция официально не занимается.

- Объясните... Я начинаю...

Тут в холле прозвучал женский голос, которому вторил более глухой голос управляющего. Морис нахмурился, подошел к двери и резко её открыл.

- Мари? Это ещё что такое?..

- Морис! Почему ты не приглашаешь меня войти?.. Это не вежливо! Я жду тебя целый час в отеле...

Говорила она с каким-то странным акцентом. Это и была Мари Васильеф, которая приехала из Мулена на старом такси, стоящем во дворе.

Высокая красивая блондинка, хотя может быть и крашенная. Заметив, что Мегрэ её рассматривает, она бегло заговорила по-английски, а Морис отвечал ей на том же языке.

Она спрашивала, получил ли он деньги. Он ей ответил, что об этом больше нет и речи, что его мать умерла и что она, Мари, должна вернуться в Париж, где они скоро встретятся.

Она только усмехнулась.

- На какие шиши? У меня нет денег даже за такси заплатить!

А Морис де Сен-Фиакр начал злиться. Пронзительный голос его любовницы эхом отдавался под сводами замка, придавая всей сцене некий скандальный характер.

Управляющий все так и стоял в коридоре.

- Если ты останешься здесь, я останусь с тобой, - твердо заявила Мари Васильеф.

Тут Мегрэ обратился к Готье:

- Заплатите шоферу и отправьте машину.

Беспорядок все усиливался, но не материальный, а моральный, который казался заразным.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах

Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах

Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах

Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах

Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Бесконечно благодарен Сабине Улухановой за неоценимую помощь в работе над переводом
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Над всем этим трубка, абсолютно схожая с нарисованной на картине, но гораздо больших размеров
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Посвящается Сэнди, которая вот уже долгие годы мирится с моим существованием рядом
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Четыре иллюстрации того, как новая идея огорашивает человека, к ней не подготовленного (19… год)
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Ты в магазин? Купи мне шоколадку, Резвей, – попросила Лида. – Очень хочется есть, а до обеда еще о?го?го сколько!
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Я ломаю слоистые скалы в час отлива на илистом дне, и таскает осел мой усталый Их куски на мохнатой спине
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница