Эта же книга в других форматах


НазваниеЭта же книга в других форматах
страница9/13
Дата публикации09.04.2013
Размер1.66 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Медицина > Книга
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13


Вошел метрдотель и направился к шкафу, откуда достал виски и стаканы. Все молча смотрели на то, как он это делает. Морис де Сен-Фиакр со странной усмешкой обронил:

- Это все месье Жан...

- Ах! Он отхлебнул большой глоток, потом запер дверь на ключ.

- Вот так, здесь многое изменилось, - пробормотал он, как бы про себя.

В то же время, он не терял из виду священника, а тот все больше и больше смущаясь, тихонько проговорил:

- Извините меня, но мне нужно читать катехизис...

- Минуточку.. Вы ведь все ещё продолжаете верить в мою виновность, месье кюре... Нет, нет, не отрицайте. Кюре не могут лгать... Итак, существуют некоторые вещи, которые я хотел бы прояснить... Ибо, вы ведь меня не знаете... В мое время вас не было в Сен-Фиакр. Вы только слышали разговоры обо мне... Комиссар тоже присутствовал при драме, и кое-что знает...

- Я прошу вас..., - пробормотал священник.

- нет, нет... Разве вы не выпьете?.. За ваше здоровье, комиссар...

Взгляд его был хмур, но он упрямо продолжал развивать свою мысль.

- Но ведь существует куча людей, которых можно заподозрить... И все же вы подозреваете исключительно меня... Вот я все и думаю, почему... Это не давало мне спокойно спать ночью.... Я перебрал всевозможные причины и, кажется, в конце концов, понял... Что вам сказала моя мать?

На этот раз кровь отлила от лица священника, и оно стало, как безжизненная маска.

- Я ничего не знаю, - шептал он.

- Прошу вас, милый кюре... Вы ведь мне помогли... Вы заставили меня принять 40000 франков, которые дают мне возможность отдышаться и достойно похоронить матушку... За это я вам от всей души благодарен... Но в то же время на меня давит ваше подозрение... Вы молитесь за меня... Это и много, и недостаточно...

В голосе графа зазвучали нотки гнева:

- Сначала, я хотел получить от вас объяснение в отсутствие месье Мегрэ... Что ж, теперь я даже рад, что он здесь... Чем больше я размышлял, тем больше понимал, что меня гнетет...

- Умоляю вас, месье граф, не нужно меня мучать.

- А я, месье кюре, предупреждал, что вы не выйдете отсюда прежде, чем скажете правду!

Сейчас это был совсем другой человек. Он оказался загнанным в угол и, как все слабые люди, как мягкие натуры, становится крайне жестоким.

В комнате этажом выше, где лежала покойница, должно быть были слышны раскаты его голоса.

- Вы продолжительное время общались с моей матерью... Полагаю, что Жан Метейе являлся вашим прихожанином тоже... Кто-то из них двоих что-то вам сказал!.. Это была моя мать, не так ли?

Мегрэ вспомнил слова, услышанные накануне:

- Тайна исповеди...

Он понимал страдания священника, его страх и мучительный взгляд под лавиной слов, обрушенных на него графом де Сен-Фиакр.

- Что она могла вам сказать?.. Я ведь её знаю, говорите!..

Он с глухой яростью оглянулся по сторонам.

- Были времена, когда в эту комнату входили затаив дыхание, потому что мой отец, хозяин, работал здесь... У него в шкафу стояли бутылки с виски.. А полки были заставлены книгами, заполнены, как соты в улье медом...

И Мегрэ это тоже помнил!

"Граф работает.."

Этих слов было достаточно, чтоб арендаторы по два часа дожидались в прихожей!

"Граф велел мне прийти в библиотеку..."

В таких случаях отец Мегрэ очень волновался, поскольку это расценивалось, как важное событие.

- Он даже не тратил поленья, в довольствовался керосиновым обогревателем, - между тем, продолжал граф.

И далее, снова обращаясь к перепуганному священнику:

- Вы всего этго не знали... Вы увидели замок уже в период разрухи... Мою мать, когда она уже потеряла мужа... Увидели мою мать тогда, когда её единственный сын отправился совершать глупости в Париж и заявлялся сюда, чтобы выпросить деньги... Тогда уже появились секретари...

Глаза графа так подозрительно блестели, что Мегрэ почудилось будто из них вот-вот брызнут слезы.

- Так что же она вам сказала?.. Она боялась моего приезда, не правда ли?.. Она знала, что это пробьет новую дыру в финансах, что опять придется что-либо продавать, чтобы в очередной раз спасти меня...

- Вам нужно успокоиться! - мягким голосом проговорил кюре.

- Не раньше, чем я узнаю, почему вы меня заподозрили...

Тут вмешался Мегрэ:

- Месье кюре сделал так, что исчез молитвенник, - медленно заговорил он.

Но сам-то комиссар уже все понял. Он представлял графиню, разрывающуюся между грехом и угрызениями совести... Разве она не боялась наказания? Не испытывала стыда перед собственным сыном?

Ее беспокойство переросло в болезнь! И почему бы во время исповеди она не могла однажды сказать:

"Я боюсь своего сына..."

А страх она должна была испытывать. Деньги, которые тратились на всяких Жанов Метейе, являлись деньгами семейства графов де Сен-Фиакр и, в том числе, Мориса. Разве не могло случиться, чтобы он потребовал отчета? Разве...

И Мегрэ чувствовал, что подобные, пока ещё смутные мысли, рождаются в голове молодого человека.

- Месье кюре не может вам ничего сказать, ибо это является тайной исповеди графини.

Все было, конечно, ясно. Морис де Сен-Фиакр оборвал свои расспросы.

- Извините меня, месье кюре... Я забыл о вашем катехизисе... Не сердитесь на меня...

Он повернул ключ и открыл дверь.

- Благодарю вас за все... Как только смогу, верну вам 40000 франков... Ибо полагаю, что они принадлежат не вам..

- Я попросил их у мадам Риюнар, вдовы бывшего нотариуса...

- Спасибо... И до свиданья...

Граф толчком захлопнул дверь и посмотрел Мегрэ в глаза.

- Мерзость!

- Но он хотел...

- Он хотел спасти меня, я знаю!.. Старался избежать скандала, слепить во что бы то ни стало замок Сен-Фиакр по кусочкам...

Он налил виски.

- Я все думаю об этой несчастной женщине!.. Кстати! Вы же видели Мари Васильеф... И ещё другие в Париже... У тех там хотя бы нет раздвоения личности... А вот у нее... И заметьте, всего-то этот Метейе нужен ей только для того, чтобы излить свою заботу и нежность... А потом, она спешила на исповедь... И считал себя чудовищем... А ко всему прочему, боялась моей мести!.. Мести... ха-ха!

Смех его был ужасен!

- Вы, конечно, презираете меня, поскольку я осуждаю свою мать... А тут еще, этот кюре, который так ничего и не понял... Он вообще всю жизнь видит только через священные тексты!.. Когда была жива моя мать, он пытался спасти её от неё самой! Но вот, она умерла, и теперь он считает своим долгом спасать меня... И я готов поспорить, что он до сих пор убежден в моей виновности...

Тут он поймал взгляд комиссара и спросил:

- Ну, а вы?

А поскольку Мегрэ не ответил, граф продолжал:

- Совершено преступление... Такое, какое мог совершить только самый мерзкий негодяй... Этакий маленький поганый трус!.. Выходите, правда, что правосудие ничего не может с ним сделать? Я услышал разговор об этом сегодня утром... Но сейчас я кое-что скажу вам, комиссар, и разрешаю это использоваться против меня. Когда этот мерзавец попадется, то он будет иметь дело только со мной, со мной одним... И мне не понадобится револьвер! И вообще никакое оружие... Я все сделаю этими самыми голыми руками...

Под влиянием алкоголя он становился все более экзальтированным. Очевидно, и сам это заметив, он приложил ладонь ко лбу, потом посмотрел в зеркало и скорчил насмешливую гримасу.

- Подумать только! Не вмешайся кюре, меня бы арестовали перед самыми похоронами! А я ещё был не слишком вежлив с ним... И тут жена бывшего нотариуса дает деньги... Какая она? Никак её не припомню...

"Наверное это дама, которая всегда одета в белое... И дом у неё стоит на дороге в Матиньон, огороженный решеткой с золотыми стрелами..."

Морис де Сен-Фиакр успокоился. Его лихорадка оказалась скоротечной и быстро проходящей. Он начал было доливать себе в стакан, потом махнул рукой и выпил оставшееся одним глотком, сморщившись от отвращения...

- Вы слышите?

- Что именно?

- Здешние жители проходят, прощаясь... Там наверху. Я, конечно, тоже должен быть там, весь в трауре, с красными глазами и ломая руки с удрученным видом! Ведь, как только они выйдут наружу, сразу начнут обсуждать...

И тут в его голосе появился оттенок подозрительности:

- Но, если, как вы говорите, правосудие не вмешивается в это дело, то почему вы здесь остались?

- Здесь могло случиться новое преступление...

- Значит, если бы я обнаружил виновного, вы бы помешали мне...

Судорожно стиснутые его пальцы были красноречивее слов...

- Я вас покидаю, - прервал его излияния Мегрэ. - Следует проследить и за другим лагерем...

- Второй лагерь?

- Ну, те, что в трактире! Жан Метейе и его адвокат, который прибыл сегодня утром...

- Так он нанял адвоката?

- Да. Предусмотрительный парень! И вообще, этим утром действующие лица драмы расположились следующим образом: в замке - вы и кюре; в трактире молодой человек и его советник...

- Вы верите в то, что он способен?..

- Извините, но я сам себе налью...

Мегрэ выпил виски, вытер губы и, прежде, чем выйти, набил трубку.

- Вы, конечно, не умеете пользоваться линотипом?

В ответ пожатие плеч.

- Я вообще не умею ничем пользоваться. В этом мое несчастье.

- Ни в коем случае не покидайте деревню, не предупредив меня. Поняли?

В ответ тяжелый, глубокий взгляд. И голос тяжелый, как бы идущий из глубины:

- Это я вам обещаю!

* * *

Мегрэ вышел. Он уже собирался спуститься с террасы, когда рядом с ним появился человек, да так неожиданно, что комиссар не сразу понял, откуда тот взялся.

- Извините меня, комиссар... Я хотел, чтобы вы уделили мне несколько минут для разговора... Я специально ждал вас, чтобы сказать...

- Что?

- Что вы - почти член семьи этого дома... Ваш отец был прекрасным специалистом... Не окажете ли вы мне честь выпить со мной стаканчик?..

И управляющий с седой бороденкой повлек своего спутника через двор, У него уже все было подготовлено. Стояла бутылка виноградной водки, наклейка на которой свидетельствовала о почтенном возрасте напитка. Сухое печенье. С кухни доносился запах капусты с салом.

- Из того, что я о вас слышал, можно судить, что вы знали замок в его лучшие дни. Когда же сюда приехал я, уже началась разруха... И был уже тут некий молодой человек из Парижа..., который... А это водка осталась ещё со времен старого графа... И полагаю, что она без сахара...

Мегрэ же уставился на стол с резными львами, которые держали в пасти медные кольца. Он опять ощутил физическую и моральную усталость. Когда-то, в эту комнату ему разрешалось входить только в домашних туфлях, из-за до блеска натертого паркета.

- Я очень смущен и именно у вас хотел бы попросить совета... Мы - люди бедные. Как вам известно, профессией управляющего много не заработаешь... К тому же, в некоторые субботние дни, когда в кассе не было денег, мне из своего кармана приходилось оплачивать сельскохозяйственных рабочих...

"В другие дни мне приходилось авансировать своими деньгами покупки животных, которых требовали арендаторы...

- Иначе говоря, графиня должна вам деньги за несколько месяцев!

- Мадам графиня ничего не желала слушать о делах... А деньги утекали куда попало... Оставалось только на самое необходимое.

- И оплачивали именно вы...

- Ваш отец поступал так же, не правда ли? Ведь бывают моменты, когда нельзя дать понять людям, что касса пуста... Я тратил свои сбережения...

- Сколько?

- Налить вам ещё стаканчик?... Я не считал.. Но, по меньшей мере, тысяч семьдесят... И теперь нужны деньги на погребение, и именно я, кто...

Тут в памяти Мегрэ всплыла картинка: маленький столик отца возле конюшни, пять часов... Все, кто занят в замке от прачки до поденщиков ждут снаружи. А старый Мегрэ, расположившийся за столом, покрытым зеленой клеенкой, раскладывает небольшие кучки серебряных монет. Каждый подходящий по очереди выводит свою подпись или ставит крест в ведомости.

- Так вот и скажите, как мне теперь их вернуть... Для таких людей, как мы, это...

- Да, понимаю... Кстати, вы поменяли камин.

- Да, мрамор лучше.

- Конечно, много лучше, - буркнул Мегрэ.

- Понимаете! Все пойдет прахом! Придется продавать многое! И это при ипотеке...

Кресло, в котором сидел Мегрэ, было новым, как и камин. Все явно куплено в одном магазине на бульваре Барбе. На буфете стоял фонограф.

- Если бы у меня не было сына, мне было бы все равно, но Эмиль делает карьеру... Так что мне не хотелось бы форсировать ход событий...

По коридору прошла девочка.

- Так у вас ещё и дочка?

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Похожие:

Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах

Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах

Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах

Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах

Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Бесконечно благодарен Сабине Улухановой за неоценимую помощь в работе над переводом
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Над всем этим трубка, абсолютно схожая с нарисованной на картине, но гораздо больших размеров
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Посвящается Сэнди, которая вот уже долгие годы мирится с моим существованием рядом
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Четыре иллюстрации того, как новая идея огорашивает человека, к ней не подготовленного (19… год)
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Ты в магазин? Купи мне шоколадку, Резвей, – попросила Лида. – Очень хочется есть, а до обеда еще о?го?го сколько!
Эта же книга в других форматах iconЭта же книга в других форматах
Я ломаю слоистые скалы в час отлива на илистом дне, и таскает осел мой усталый Их куски на мохнатой спине
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница