Тесс Герритсен Смерть под ножом хирурга


НазваниеТесс Герритсен Смерть под ножом хирурга
страница7/15
Дата публикации23.04.2013
Размер2.79 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15

Глава 7
Поки подвинул к Кейт несколько фотографий.

– Здесь кто нибудь вам знаком, доктор Чесни?

Она бросила беглый взгляд и сразу увидела его лицо. Это был контрастный снимок полицейского фотографа, сделанный при ярком безжалостном свете. Человек смотрел прямо в камеру широко открытыми глазами. Она тихо произнесла:

– Это он.

– Вы уверены?

– Да, я помню его глаза. – Она отвернулась.

Мужчины не сводили с нее глаз, может быть, боялись, что ей станет дурно или она впадет в истерику. Но она вообще ничего не чувствовала. Как будто отделилась от своего тела и смотрит сверху на сцену в полицейском участке: свидетельница опознает лицо убийцы.

– Это и есть наш подозреваемый, – сказал мрачно Поки.

Сержант в штатском принес ей чашку кофе. Он, наверное, был простужен, потому что непрерывно чихал. Через стекло она видела, как сержант вернулся к своему столу и, достав из ящика капли, закапал в нос. Она снова взглянула на фото.

– Кто он?

– Сумасшедший. Зовут Чарли Декер. Фото сделано пять лет назад, после ареста.

– В чем его обвиняли?

– Нападение и нанесение побоев. Ворвался в офис доктора и пытался его задушить прямо на глазах у персонала.

– Доктора? – спросил Дэвид. – Кого именно?

Поки откинулся на спину стула, который под ним жалостно скрипнул.

– Догадайся.

– Генри Танаки.

– Нам понадобилось время, но мы все таки выяснили. Спросили у миссис Танака, не было ли у ее мужа врагов. Она назвала несколько имен, но те люди все оказались чистыми. Потом упомянула, что пять лет назад какой то псих атаковал доктора в его офисе. Она не помнила имени, но говорила, что этот человек все еще находится в клинике для душевнобольных. Мы подняли дело, это был Чарли Декер. А сегодня утром я получил ответ из лаборатории – отпечатки на ручке двери Энн Рихтер оказались тоже его. – Он взглянул на Кейт. – Теперь и наша свидетельница подтвердила.

– Какой у него мотив?

– Я же сказал. Он сумасшедший.

– Но таких тысячи. Почему он стал убийцей?

Поки пожал плечами:

– У меня только теория.

– Этот человек угрожал моей жизни, лейтенант. И я имею право знать больше, чем просто имя.

– Она имеет право, Поки, – сказал Дэвид. Вздохнув, Поки выудил из ящика стола свой блокнот.

– О'кей, – со вздохом он стал перелистывать страницы. – Пока у меня есть лишь это. Понимаете, потребуются доказательства. Чарльз Декер, белый, рожден в Кливленде, тридцать один год назад. Родители развелись. Брат убит в уличной драке в пятнадцать лет. Сестра замужем, живет во Флориде.

– Ты с ней говорил?

– Она и дала нам информацию. В двадцать два пошел служить во флот. Базировался в нескольких портах. Сан Диего, Бремертон. Шесть лет назад попал сюда, в Перл. Служил в медсанчасти, говорят, помогал судовому хирургу. Он был замкнут, но никаких отрицательных отзывов. Никаких следов душевных проблем. Имеет пару наград, вовремя получал очередное звание. Но пять лет назад сорвался.

– Нервный срыв? – спросил Дэвид.

– Более того. Он просто взбесился. Все из за женщины.

– Его подружки?

– Да. Он встретил ее на островах. Подал заявление на брак, и оно было одобрено. Но корабль отплыл на шесть месяцев на маневры. Один из моряков вспоминает, что Декер каждую свободную минуту писал стихи для своей любимой. Просто с ума по ней сходил. – Поки, вздохнув, покачал головой. – Когда корабль вернулся в порт, ее не оказалось среди встречающих. Мы знаем, что он покинул корабль без разрешения. И узнал, что с ней случилось.

– Она нашла себе другого? – предположил Дэвид.

– Нет. Она была мертва.

Наступило долгое молчание. Слышно было, как где то звонит телефон и перекликаются сотрудники.

– Что с ней случилось? – тихо спросила Кейт.

– Тяжелые роды, не выдержало сердце, новорожденная девочка тоже умерла. Декер даже не знал, что его подруга беременна.

Кейт снова взглянула на фотографию Чарльза Декера. Думала, через что ему пришлось пройти в тот день. Вот корабль приплывает в порт, он ищет среди множества встречающих знакомое лицо. Ищет долго, не находит.

– Он каким то образом разыскал ее врача, которым оказался Танака. В отчете об аресте говорится, что он ворвался в клинику и чуть не задушил доктора. Вызвали полицию. На следующий день Декер купил себе пистолет, но не чтобы стрелять в доктора. Декер выбрал другой путь. Он просто вложил дуло себе в рот и нажал на спуск.

Наверное, он сильно любил эту женщину. Но он не умер. Остался жив. И теперь убивает людей.

Поки отметил потрясенный взгляд Кейт.

– Это был дешевый пистолет. После лечения и реабилитации его поместили в психиатрическую клинику. Пострадала только речь, он не мог говорить.

– Он немой?

– Не совсем. Его речь напоминает шипение.

– Шипение… – Она вспомнила это ужасное шипение на лестнице в доме Энн.

– Около месяца назад его выписали из клиники. Ему предписано посещать психиатра по имени Немечек. Но Декер не явился на собеседование.

– Вы говорили с доктором Немечеком?

– По телефону. Он на конференции в Лос Анджелесе. Вернется во вторник. Клянется, что его пациент безобиден. Но доктор прикрывает свою задницу. Безобидный пациент не начинает резать людей.

– Значит, мотив – месть. За свою девушку.

– Это теория.

– Почему он убил Энн Рихтер?

– Помнишь ту блондинку, которую сторож в клинике видел на стоянке?

– Это была она?

– Похоже, они с Танакой не только работали вместе, была и другая связь.

– Соседи Энн Рихтер без труда опознали Танаку по фото. Он не раз бывал у нее. В ту ночь, когда он был убит, она, видимо, нанесла ему визит и увидела то, что повергло ее в ужас и заставило убежать. Может быть, Декера. И он видел ее.

– Почему она не пошла в полицию? – спросила Кейт. – Как сделала я?

– Возможно, не хотела, чтобы все узнали о ее связи с женатым доктором. Или побоялась, что ее обвинят в убийстве любовника. Кто знает?

– Значит, она стала просто свидетелем убийства. Как и я, – заключила Кейт. Поки взглянул на нее:

– Но до вас ему не добраться. Никто не знает, где вы сейчас. И так должно пока оставаться. – Он посмотрел на Дэвида. – Что, если она побудет пока у тебя?

Лицо Дэвида осталось бесстрастным.

– Да, разумеется.

– Отлично. И лучше пока не пользоваться своей машиной, доктор. У Декера ваша сумочка, в ней ключи от машины. Он станет искать «ауди» и, конечно, найдет.

Будет разыскивать меня. Кейт содрогнулась.

– И сколько потребуется времени?

– О чем вы?

– Прежде чем я смогу вернуться в нормальную жизнь?

Поки вздохнул.

– Человек не может прятаться долго.

– Разве? – Она подумала о тех местах, где убийца может прятаться очень долго: в укромных уголках и притонах Чайна тауна, где никто не задает вопросов, в рыбацких хижинах Сенд Айленда, в бетонных коробках Вайкики. Много найдется таких мест, где Чарли Декер может спокойно предаваться скорби по мертвой подруге.

Они собрались уходить, и Кейт вдруг вспомнила:

– Лейтенант, а что по поводу Эллен О'Брайен?

– А что вы хотите знать?

– Она имеет ко всему этому отношение?

Поки еще раз взглянул на фото Чарли Декера и захлопнул папку.

– Нет, – ответил он, – пока не прослеживается никакой связи.

– Но должна быть какая то связь, – настаивала Кейт, когда они вышли на площадь, залитую солнцем, – полиция просто не нашла улик…

– Или нам не хотят о них говорить, – закончил Дэвид.

Она нахмурилась:

– Почему? Я думала, вы с ним друзья?

– Я же дезертировал с поля боя, забыла?

– Ты сравниваешь работу полиции с войной в джунглях?

– Для некоторых копов вся жизнь – война. Священная война. У Поки жена и четверо детей. Но ты никогда бы об этом не подумала, глядя, сколько времени он проводит на работе.

– Ты считаешь его хорошим полицейским, верно?

Дэвид пожал плечами:

– Он рабочая лошадка. Вынослива, но умом не блещет. Иногда и он запарывал дело. И сейчас может ошибаться. Но на настоящий момент я согласен с его выводами. Не вижу, как Эллен О'Брайен вписывается в общую картину.

– Но ты же слышал, что он сказал! Декер работал в медпункте, помогал судовому хирургу.

– Но его занятие тоже не вписывается в дело. Псих, работающий как Джек потрошитель, не станет возиться, подменяя ампулы и ЭКГ. Для этого требуется совсем другая психология.

Она в отчаянии воскликнула:

– Я не могу доказать, что Эллен была убита! Но уверена, что это вполне возможно.

Дэвид остановился.

– Ладно, – вздохнул он, – мы не можем доказать. Но можем логично мыслить. Возьмем человека, такого, как Декер. Он не работает в клинике, плохо разбирается в медицине. Правда, немного знает о хирургии. Расскажи мне подробно, шаг за шагом, как он мог проникнуть в клинику и совершить подобное убийство?

– Он должен был… – Она увидела газетчика, бегавшего между машинами и предлагавшего свежий номер. – Сегодня воскресенье.

– И что?

– Эллен поступила в воскресенье. Я помню, как разговаривала с ней, было восемь вечера. – Она взглянула на часы. – Сейчас десять утра. Мы можем сами проверить.

– Что?

Она тихо сказала:

– Как можно совершить убийство.

Паркинг, предназначенный для посетителей, был почти пуст, когда в десять вечера Дэвид подъехал к клинике. Он припарковался недалеко от входа в вестибюль, заглушил двигатель.

– Это ничего не докажет. Ты ведь понимаешь, что это не сможет послужить доказательством.

– Просто хочу убедиться, что это возможно.

– Это не будет служить доказательством для суда.

– Мне сейчас не до суда, Дэвид. Мне все равно, как это будет выглядеть в суде, но для себя хочу выяснить.

Она взглянула на красную светящуюся вывеску у входа в приемное отделение неотложной помощи. Там стояла машина скорой. Водитель лениво покуривал на скамейке у входа.

Все было спокойно и тихо, как бывает по воскресеньям. В своих палатах пациенты уже получили укол снотворного и мирно засыпают. Лицо Дэвида смутно белело в темноте.

– Ну что ж, пошли, – вздохнув, сказал он.

Большие двери в вестибюль оказались заперты. Они вошли через боковую дверь и попали в помещение приемного покоя. Больных было немного. На коленях матери плакал ребенок, старик надрывно кашлял в платок, подросток прижимал сосуд со льдом к распухшему лицу. Дежурная сестра говорила по телефону и только мельком взглянула, когда они проходили мимо к лифтам.

– Так просто пройти? – удивился Дэвид.

– Дежурная сестра меня знает.

– Но она даже не посмотрела на тебя.

– Потому что вытаращилась на тебя, – сухо заметила Кейт.

– У тебя богатое воображение! – Он оглядел пустую приемную. – А где охрана? Разве здесь нет охранника?

– Вероятно, он делает обход.

– Ты имеешь в виду, что он здесь один?

Она нажала кнопку лифта.

– Тяжело сидеть на одном месте, и потом – сегодня воскресенье.

Они поднялись на четвертый этаж, вышли в коридор, сверкающий стерильной белизной. Натертый до блеска линолеум отражал яркий свет ламп. Ряд каталок застыл у стены в ожидании больных. Кейт показала на дверь с надписью: «Вход запрещен ».

– Там операционные.

– Мы можем туда пройти?

Она подошла к двери, которая автоматически раскрылась.

– Нет проблем.

Внутри светилась единственная лампа у столика дежурной. На нем стояла недопитая чашка кофе. Кейт указала на стену, где висело расписание операций.

– Все завтрашние операции указаны здесь. Номер операционной, фамилии хирурга и анестезиолога.

– Где оперировали Эллен?

– Сразу направо за углом.

Она провела его по тускло освещенному коридору до двери номер пять. Нащупала выключатель, и вспыхнувший свет заставил их прищуриться.

– Вот мой столик на колесиках, где в ящичке хранится запас лекарств, необходимых во время операции.

Дэвид подошел и выдвинул один из стальных ящичков. В своих гнездах лежал ряд ампул.

– Разве они не запираются?

– Они не представляют интереса. Их никому не продать на улице. Что касается наркотиков, – Кейт указала на настенный шкафчик, – они заперты там.

Дэвид окинул взглядом помещение:

– Вот, значит, где ты работаешь. Очень впечатляет. Как в научно фантастическом фильме.

Она усмехнулась:

– Я всегда чувствовала себя здесь как дома. – Она дотронулась до одного из аппаратов. – Наверное, это гены отца. Я не боюсь техники и умею с ней обращаться.

Было очень тихо, они посмотрели друг на друга, потом он перевел взгляд на набор анестезиолога.

– Сколько времени понадобится, чтобы подменить содержимое ампулы?

– Меньше минуты. По сути, они беззащитны здесь, наши больные. Мы полностью властвуем над их жизнями. Раньше я об этом не задумывалась. Как пугающе звучит…

– А ЭКГ как можно подменить?

– Это сложно. Медицинские карты хранятся в регистратуре, на полках под присмотром дежурной сестры. Впрочем, если надеть белый халат, то можно обмануть их бдительность. При условии, что знаешь, куда идти, и имеешь уверенный вид, никто ни о чем не спросит.

– Давай попробуем?

– Прямо сейчас?

– Ну да, найди мне халат. Всегда хотел сыграть доктора.

Кейт нашла в шкафу халат Гая Сантини, об этом говорили пятна от кофе и громадный размер.

– Не знал, что у вас в штате есть Кинг Конг, – хмыкнул Дэвид, просунув руки в просторные рукава и застегивая пуговицы. – Ну, как я выгляжу? Они не попадают со смеху?

Она отступила назад и оглядела его критическим взором. Халат немного висел на плечах, но она должна была признать, что он неотразим. Поправила подвернувшийся воротник халата, при этом пальцы коснулись его шеи, и сразу по телу разлилось тепло.

– Сойдет.

– Так плохо выгляжу? – Он посмотрел на пятна кофе. – О, я чувствую себя неряхой.

Она засмеялась:

– Владелец халата и есть неряха.

Пока шли к лифтам, она наставляла:

– Помни, что ты доктор. Блестящий, самоуверенный. Давай же, срази их наповал.

– Но ты не исчезай, – вдруг взмолился он, ступая в открывшуюся кабину лифта, – если они меня заподозрят, ты должна меня выручить.

– Я буду ждать в операционной. О, Дэвид, еще один маленький совет.

– Слушаю.

– Не проявите преступную халатность, доктор. Вас могут привлечь к суду.

Он притворно застонал, двери задвинулись, разделяя их. Лифт спустился на третий этаж. И наступила тишина.

Даже если Дэвида остановит охранник, он просто сошлется на Кейт, и она его высвободит. И все таки она тревожилась. Оказавшись снова в операционной номер пять, она села на обычное место анестезиолога и задумалась. Сколько часов она провела здесь, в этом закрытом и безопасном мирке! В коридоре хлопнула дверь, она удивилась, что Дэвид вернулся так скоро. Что случилось? Она вышла в коридор. Там никого не было. Она прислушалась. И вдруг заметила полоску света, которая пробивалась из неплотно закрытой двери в операционную номер семь. Послышался звук выдвигаемого металлического ящика. Кто то зашел за лекарством. Медсестра? Посторонний? Она посмотрела в конец коридора, туда, где был единственный выход. Стол дежурной медсестры за углом. Если удастся пробежать мимо номера семь, крикнуть и позвать на помощь… Но тот, кто был там, мог выйти в любой момент. Надо решаться. Осторожно ступая, она пошла в направлении операционной номер семь, но дверь неожиданно распахнулась, и она увидела доктора Кларенса Эвери. Старик Эвери остолбенел от неожиданности, что то выскользнуло у него из рук, послышался звук разбившегося стекла. Она взглянула на его резко побледневшее лицо, и страх сменился жалостью. Ей показалось, что он сейчас упадет.

– Доктор… Доктор Чесни… – пролепетал он, – не ожидал вас встретить. – Он взглянул себе под ноги: – Что я натворил…

– Ничего страшного, – быстро сказала она, – я помогу убрать.

Она включила в коридоре свет. Он стоял не двигаясь, растерянно моргая. Кейт прежде не видела его таким дряхлым и беспомощным, даже седые волосы нелепо топорщились на голове, как пушок у одуванчика. Она оторвала полосу от бумажного полотенца, нагнулась и начала собирать осколки. Заметила, что у Эвери разные носки – белого и синего цвета.

– Это для моей собаки, – тихо оправдывался он.

– Простите?

– Хлорид калия. Для собаки. Она очень больна.

– Сожалею.

Он наклонил голову.

– Ее надо усыпить. Она все время скулит, не могу больше выносить. И она старая. Ей за девяносто по собачьим меркам. Но я не могу отнести ее к ветеринару, не хватает духу. Она испугается незнакомца.

– Уверена, ветеринар справится лучше, вам не стоит делать это самому.

– Но я смогу попрощаться с ней.

Она встала и достала из ящичка ампулу с хлоридом калия, вложила ему в руку.

– Хватит этого?

Он кивнул:

– Она небольшая. – Он прерывисто вздохнул и повернулся, чтобы уйти, потом остановился и взглянул на нее. – Мне вы всегда нравились, Кейт. Вы единственная, кто не смеется за моей спиной. Никогда. Не делает намеков, что я стар и должен уйти. – Вздохнув, он покачал головой. – Впрочем, возможно, они правы. – И перед тем как уйти, добавил: – Я сделаю все, что смогу, на комиссии.

Его шаги стихли в коридоре. Она взглянула на осколки в мусорной корзине. Хлорид калия, введенный внутривенно, – смертельный яд, результатом будет остановка сердца.

Им можно убить не только собаку, человека тоже.

Дежурная медсестра, сидя за своим столиком, читала книгу. На обложке полураздетая парочка обнималась под красноречивым заголовком «Его распутная невеста». Перевернув страницу, она впилась глазами в строчки не замечая появления Дэвида. Только когда он подошел и встал рядом, девушка подняла на него глаза и, покраснев, захлопнула книгу.

– О! Могу я вам помочь, доктор… Доктор?..

– Смит, – закончил за нее вопрос Дэвид и послал ей такую ослепительную улыбку, что девушка мгновенно растаяла и растеклась по своему стулу, как желе.

Ну и ну, белый халат просто волшебная вещь в этих стенах.

– Мне надо просмотреть карту одной из больных. – Он взглянул на полки за ее спиной. – Палата номер шесть.

– А или Б?

– Б.

– Миссис Лумис?

– Да. Верно. Лумис.

Сестра вспорхнула и, повернувшись спиной к Дэвиду, приняла выигрышную позу, делая вид, что разыскивает карту, хотя номер был перед ее носом. Дэвид тем временем взглянул на обложку книги, и ему стало смешно.

– Вот. – Она протянула ему карту обеими руками, как святыню.

– О, спасибо мисс…

– Манн. Джанет. Мисс.

– Да. – Он кашлянул и отошел в сторону, подальше от жарких взглядов мисс Манн.

Вслед донесся вздох разочарования. Потом зазвонил телефон, и она сняла трубку.

– Да, хорошо. Сейчас принесу. – Девушка взяла пробирки с красными пробками для забора крови и ушла, оставив Дэвида около поста одного.

Все так просто. Он открыл карту. Несчастная миссис Лумис из палаты 6Б имела целый набор проблем. Если судить по внушительным результатам многочисленных исследований, она побывала в руках у многих врачей, включая, конечно, хирурга и анестезиолога. Он вспомнил притчу. У семи нянек… Кажется, у бедной леди не осталось шансов.

Мимо прошла медсестра, толкая перед собой тележку. Еще одна подошла ответить на телефонный звонок и после этого ушла. Никто не обращал на него внимания.

Он нашел ЭКГ, разумеется, ему сейчас не составило бы никакого труда подменить ее на другую. В этих стенах легко совершить убийство, нужен всего лишь белый докторский халат.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   15

Похожие:

Тесс Герритсен Смерть под ножом хирурга iconТесс Герритсен Хранитель смерти Серия: Джейн Риццоли и Маура Айлс...
Роман «Хранитель смерти» – седьмой в серии произведений американской писательницы Тесс Герритсен о полицейских и врачах, вступивших...
Тесс Герритсен Смерть под ножом хирурга iconТесс Герритсен Гиблое место Джейн Риццоли и Маура Айлс 8
Джекоб, литературный агент Мег Рули и редактор Линда Марроу, я также очень благодарна Селине Уокер из издательства «Трансуорлд»;...
Тесс Герритсен Смерть под ножом хирурга iconТесс Герритсен Безмолвная Серия: Джейн Риццоли и Маура Айлс 9 Перевод: Rovus
Загадочное преступление в самом сердце Китайского квартала Бостона, корни которого тянутся к истории девятнадцатилетней давности....
Тесс Герритсен Смерть под ножом хирурга iconЭрих Мария Ремарк Время жить и время умирать
Эта смерть была сухая, в песке, под солнцем и ветром. В россии же смерть была липкая и зловонная
Тесс Герритсен Смерть под ножом хирурга iconАнтисептика
Антисептика. История антисептики описана подробно в ваших учебниках, поэтому скажу лишь, что основоположником антисептики принято...
Тесс Герритсен Смерть под ножом хирурга iconСмерть Ахиллеса «Смерть Ахиллеса»
«Смерть Ахиллеса» (детектив о наемном убийце) – четвертая книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Тесс Герритсен Смерть под ножом хирурга iconСвятослав Задерий Дети равновесия Издательство Сергея Козлова; Аннотация Алиса, Саш-Баш и др
Он достал нож. И первая же береза взвыла и застонала под его ножом. Первая капля упала на лезвие. Как сладок березовый сок. Его все...
Тесс Герритсен Смерть под ножом хирурга iconСмерть. Признаки клинической и биологической смерти. Методы оживления организма
Смерть – необратимое прекращение жизнедеятельности организма; неизбежная конечная стадия индивидуального существования ююбой биологической...
Тесс Герритсен Смерть под ножом хирурга iconЕщё в древности человек понял, что огонь это не только жизнь, но...
Ещё в древности человек понял, что огонь — это не только жизнь, но и разрушение, смерть. Стоит пламени вырваться из-под контроля,...
Тесс Герритсен Смерть под ножом хирурга iconДети Луны «Смерть на брудершафт»
«Смерть на брудершафт» – название цикла из 10 повестей в экспериментальном жанре «роман-кино», призванном совместить литературный...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница