Керри Гринвуд Снежный блюз


НазваниеКерри Гринвуд Снежный блюз
страница1/26
Дата публикации14.05.2013
Размер2.28 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Медицина > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26
det_irony

Керри Гринвуд

Снежный блюз

Зеленоглазой аристократке Фрине Фишер наскучила однообразная лондонская жизнь с ее бесконечными приемами и зваными ужинами. Она решила, что куда забавней будет попробовать себя в роли первой в Австралии женщины-детектива. Почти сразу же после приезда в Мельбурн Фрина попадает в водоворот приключений: отравленные жены, наркодельцы, коммунисты, подкупленные полицейские… и, конечно же, любовь!1.0 – fb2 Busya

Керри Гринвуд

Снежный блюз

Посвящается моим маме и папе

Глава первая

Пойдет, как пышность пены морской…

туда, откуда возврата нет.[1]

Французское окно разбилось вдребезги. Гости вскрикнули.

Среди общих возгласов выделялся пронзительный визг мадам Сен-Клер, жены посла:

– Ciel! Mes bijoux![2]

Фрина Фишер молча нащупывала в сумочке зажигалку. До сих пор вечер был скучным. После усердных приготовлений к тому, что считалось главным светским событием года, ужин стал шедевром кулинарного искусства, но разговоры за столом велись слишком однообразные. Фрину усадили между отставным полковником из Индии и любителем игры в крикет. Полковник ограничился несколькими уместными замечаниями по поводу угощения, Бобби же мог без устали перечислять счет каждого матча, сыгранного в графстве в течение двух лет, – и с удовольствием занимался этим. Потом погас свет, и оконное стекло разбилось вдребезги. «Что бы ни прервало череду матчей в Кантри-хауз, все сгодится», – подумала Фрина и наконец нашла зажигалку.

Сцена, которую выхватил трепещущий огонь зажигалки, была довольно сумбурной. Девушки, имеющие обыкновение визжать, визжали. Отец Фрины вопил на мать. И это тоже было нормально. Несколько джентльменов зажгли спички, один из них позвонил в колокольчик. Фрина пробралась к выходу, выскользнула в переднюю к распахнутой настежь двери распределителя электричества и опустила переключатель с надписью «главный». Свет, заливший комнаты, привел в чувство всех, кроме разве что тех, кто слишком перебрал джина. А мадам Сен-Клер трагически обхватила шею руками, обнаружив, что ее бриллиантовое колье, в котором, как говорили, было несколько камней из ожерелья русской царицы, исчезло. И вопль супруги посла превзошел все предыдущие попытки.

Бобби, на удивление быстро разобравшийся в ситуации, воскликнул:

– Черт возьми, ее обокрали!

Фрина сбежала от шума на улицу осмотреть землю под разбитым окном.

Из помещения до нее донесся голос Бобби, который сказал простодушным тоном:

– Похоже, он разбил эту старую стекляшку, заскочил внутрь и урвал добычу! Здорово, а?

Фрина сжала зубы. Она наткнулась носком туфельки на мяч и подняла его с земли. Крикетный мяч. Под туфлями захрустели осколки – в основном они лежали со стороны улицы. Фрина поймала мальчишку – помощника садовника – и приказала ему принести в гостиную лестницу.

Вернувшись к остальным, она отвела в сторону отца.

– Не мешай, дочка. Мне придется всех обыскать. Что подумает герцог?

– Отец, если вам удастся отделить от толпы юного Бобби, я помогу вам избавиться от затруднений, – шепнула она.

Отец Фрины, и без того всегда красный, теперь стал пунцовым, как спелая слива.

– Что ты хочешь сказать? Он из хорошей семьи, потомок Вильгельма Завоевателя.

– Не совершайте глупостей, папа. Говорю вам, это его рук дело, и, если вы не вытащите его сюда незаметно, герцог будет очень недоволен. Вызовите его и надоедливого полковника. Он будет свидетелем.

Отец Фрины сделал все так, как ему сказали, и вскоре появился в карточной комнате в сопровождении полковника; молодой человек оказался зажатым между двумя джентльменами.

– Послушайте, в чем дело? – возмущался Бобби. Фрина не отрывала от него взгляд своих блестящих глаз.

– Вы разбили окно, Бобби, и стащили ожерелье. Признаетесь сами или мне рассказать, как вы это сделали?

– Не знаю, о чем вы, – выпалил юноша и побледнел, когда Фрина предъявила присутствующим мяч.

– Я нашла это на улице. Там же лежит большая часть осколков. Вы выключили свет и запустили мячом в окно, что и стало причиной эффектного грохота. А потом присвоили ожерелье мадам Сен-Клер, чья шея, надо признать, излишне богато украшена.

Молодой человек улыбнулся. Он был высокого роста, с вьющимися каштановыми волосами и глубокими карими глазами, как у джерсийской коровы. Он обладал определенным очарованием и пытался им воспользоваться, но Фрину было ничем не пронять. Бобби развел руками:

– Если бы я его присвоил, оно было бы у меня. Обыщите меня, – предложил он. – Я бы все равно не успел его спрятать.

– Не беспокойтесь, – отрезала Фрина. – Пойдемте в гостиную.

Все послушно последовали за ней. Помощник садовника уже установил лестницу-стремянку. Бесстрашно взобравшись по ней (и, как потом сообщила ей мать, продемонстрировав всей компании свои подвязки со стразами), Фрина подцепила и сняла что-то с люстры. Без происшествий она спустилась вниз и протянула то, что достала сверху, мадам Сен-Клер, переставшей плакать так внезапно, будто кто-то перекрыл находящийся у нее внутри кран.

– Это ваше? – спросила Фрина.

Бобби едва слышно застонал и отступил в карточную комнату.

– Боже мой, какое искусное расследование! – с восторгом отозвался полковник, когда опозоренный Бобби был отпущен. – Вы очень умная молодая дама. Мое почтение! Не согласитесь ли вы завтра навестить нас с супругой? По одному частному делу. Вы – именно та девушка, которую мы ищем, клянусь вам.

Полковник был слишком надежно женат и отягощен чинами и наградами, чтобы представлять собой какую-то угрозу для добродетели Фрины (или того, что от нее осталось), и девушка согласилась. На следующий день она появилась в загородном поместье Мандалай в тот час, когда англичане обычно пьют чай.

– Мисс Фишер! – бросилась к ней жена полковника, женщина, обычно не склонная к бурным проявлениям чувств. – Входите же! Полковник рассказал мне, как ловко вы поймали того молодого человека. Я никогда ему не доверяла, он чем-то напоминал мне одного из младших офицеров в Пенджабе, который присвоил деньги на довольствие…

Фрину проводили в гостиную. Подобные почести были явно не по заслугам, и это вызвало в ней внезапные подозрения. В последний раз она наблюдала такой безумный восторг по поводу собственной персоны, когда одно местное семейство думало, что им удастся сбыть с рук отвратительного сынка-дармоеда, и только потому, что она переспала с ним пару раз. Сцена, во время которой она отказалась выйти за него замуж, напоминала раннюю викторианскую мелодраму. Фрина испугалась, что становится слишком циничной.

Она села за столик из черного дерева и выпила чашку очень хорошего чая. Комната была до отказа забита медными статуэтками индийских богов, резными инкрустированными шкатулками и дорогими гобеленами. Фрина отвела взгляд от одаренной пышными формами богини Кали,[3] танцующей на мертвых мужских телах и держащей по грозди отсеченных голов в каждой черной руке, и постаралась сконцентрироваться.

– Все дело в нашей дочери Лидии, – сказал полковник без лишних предисловий. – Мы о ней беспокоимся. Видите ли, в Париже она попала в странную компанию и вела там довольно беспорядочную жизнь. Но она хорошая девушка, просто ей все это вскружило голову, и когда она вышла замуж за одного австралийца, мы думали, что лучше сложиться и не могло. Кажется, она была всем довольна, но когда приехала навестить нас в прошлом году, мы увидели, что она необычайно худа и бледна. Вы, молодые дамы, теперь все такие, да? Но все-таки, кожа да кости – это к добру не приведет… э-э… гм… – прервался полковник под сорокавольтным испепеляющим взглядом жены и тут же потерял нить разговора. – Э-э, ах, да… первые три недели все было совершенно замечательно, потом она на некоторое время уехала в Париж и, когда мы провожали ее в Мельбурн, радовалась как дитя. Затем, как только вернулась, она снова заболела. И вот что интересно, мисс Фишер: она уехала лечиться на какой-то курорт и выздоровела там, но как только вернулась домой к мужу – заболела опять. И я думаю…

– Я абсолютно согласна, – с видом пророка произнесла госпожа Харпер. – Происходит какая-то чертовски странная штука, простите, милая, и нам нужна надежная девушка, которая сможет во всем этом разобраться.

– Думаете, муж пытается ее отравить?

Полковник помедлил с ответом, но его супруга сказала без обиняков:

– А что бы вы подумали на нашем месте?

Фрине пришлось согласиться, что цикл болезни выглядит странно, к тому же ей было нечем заняться. Она не хотела оставаться в доме отца и целыми днями расставлять цветы по комнатам. Она пробовала заниматься благотворительностью, но устала от пьяниц, потаскушек и лондонской нищеты, да и в компании дам-благотворительниц она чувствовала себя чужой. Фрина часто думала о том, чтобы вернуться в Австралию, туда, где она родилась в крайней нужде. И вот представился замечательный повод не задумываться о своем будущем по крайней мере ближайшие полгода.

– Хорошо, я согласна. Но я поеду за свой счет и буду писать вам, когда представится возможность. Не засыпайте меня безумными телеграммами, иначе все тут же станет известно. Я сама познакомлюсь с Лидией, и вы не должны упоминать обо мне ни в одном из ваших писем. Я остановлюсь в «Виндзоре».

Сказав это, Фрина почувствовала легкую дрожь. В последний раз она видела этот отель ранним холодным утром, когда проходила мимо по пути с рынка Виктория, нагруженная полусгнившими овощами из корзины для отходов.

– Если вам потребуется сообщить что-то важное, вы найдете меня там. Напишите мне, пожалуйста, фамилию Лидии и ее адрес. И скажите – что унаследует муж в случае ее смерти?

– Фамилия ее мужа – Эндрюс, вот его адрес. Если она умрет раньше него бездетной, он унаследует пятьдесят тысяч фунтов.

– А у нее есть дети?

– Пока еще нет, – ответил полковник и протянул Фрине пачку писем. – Возможно, вы захотите это прочесть. – Он положил пачку на чайный столик. – Это письма Лидии. Она у нас умница, сами увидите, и умеет обращаться с деньгами, но этот Эндрюс совершенно вскружил ей голову, – фыркнул полковник.

Фрина взяла верхний конверт и начала читать.

Письма оказались увлекательными. Нет, в них не было особых литературных достоинств, но Лидия представляла собой очень странную смесь. После целой диссертации на тему нефтяных акций, за которую не было бы стыдно и первоклассному бухгалтеру, она впадала в такую слащавую сентиментальность, рассказывая о муже, что Фрина с трудом могла это читать. «Сегодня мой котик был зол на свою мышку, потому что на званом ужине она танцевала с одним очень симпатичным котом, – прочла Фрина, пытаясь побороть тошноту, – и только через два часа беспрерывных поглаживаний он снова стал моим прежним милым котенком».

Фрина продолжала продираться сквозь тошнотворный текст; тем временем жена полковника непрестанно подливала ей чая. Через час Фрина уже тонула в чае и сантиментах. Тон писем, которые Лидия писала из Мельбурна, стал капризным: «Джонни каждый вечер уходит в клуб и оставляет свою бедную мышку одну скучать в ее мышиной норке… Мне было так плохо, но Джонни сказал, что я просто переела, и отправился ужинать. Идут слухи, что „Перуанское золото“ снова начинает разработки. Не вкладывайте в них деньги. Их бухгалтер покупает себе уже вторую машину… Надеюсь, что вы последовали моему совету о недвижимости в Шеллоуз. Земля примыкает к церковной дороге, ее нельзя упустить. Через двадцать лет она вырастет в цене вдвое… Я перевела часть своего капитала в „Ллойдз Банк“, там ставка выше на полпроцента… Пробую для лечения ванны и массаж у мадам Бреда на Расселл-стрит. Я очень больна, но Джонни только смеется надо мной».

Странно. Фрина переписала адрес мадам Бреда на Расселл-стрит и ушла, пока ей не предложили еще чаю.

Глава вторая

Старинный навык смены ночи днем,

В забвенье нежилого островка,

Среди безбрежных, безысходных вод.[4]

Фрина стояла, облокотившись на перила палубы корабля, слушала крики чаек, возвещавших о близости суши, и глядела на первые проблески восходящего солнца. Она накинула халат с эффектным зелено-золотым восточным узором – наряд, которым не стоило шокировать инвалидов и склонных к нервным припадкам, поэтому она была рада, что на палубе никого не оказалось. Было пять часов утра.

Горизонт озарился слабым светом. Фрина ждала зеленой вспышки, которой никогда раньше не видела. Она нащупала в кармане сигареты, мундштук и спички, прикурила и выбросила спичку за борт.

Пламя спички ослепило ее; Фрина моргнула и провела рукой по черной шапочке волос.

«Интересно, чего же я хочу? – спросила она себя. – До сих пор все было довольно интересно, но нельзя же всю жизнь только танцевать и играть. Думаю, я могла бы поставить мировой рекорд на новом „Авро“,[5] или отправиться вместе с мисс Мэй Канлифф на ралли в новой «Лагонде»,[6] или выучить абиссинский, или пристраститься к джину, или стать коннозаводчицей. Не знаю, все это кажется таким скучным… А что если попробовать стать настоящей дамой-детективом из Мельбурна? Это, должно быть, довольно трудно. Но, может, какое-нибудь дело само подвернется. Если ничего не получится, я успею вернуться к началу лыжного сезона».

В этот миг на небе появилась ярко-зеленая, ни на что не похожая вспышка, и восходящее солнце окрасило небо в розовый и золотой цвета. Фрина послала солнцу воздушный поцелуй и вернулась в свою каюту.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

Керри Гринвуд Снежный блюз iconНазвание клиппинга
Компания «метро кэш энд Керри», международный лидер рынка мелкооптовой торговли, провела конференцию региональных поставщиков «метро...
Керри Гринвуд Снежный блюз icon1 Межрегиональная патриотическая акция «Снежный десант» (далее акция...
Межрегиональная патриотическая акция «Снежный десант» (далее – акция «Снежный десант») – это мероприятие, направленное на патриотическое...
Керри Гринвуд Снежный блюз iconТеодор Драйзер Сестра Керри Сканирование HarryFan Правда; Москва; 1986; Перевод: М. Волосов
Но дальнейшая судьба романа «Сестра Керри» оказалась счастливой: он был переведен на многие иностранные языки, переиздан миллионными...
Керри Гринвуд Снежный блюз iconМэри Бэлоу Снежный ангел Мэри бэлоу снежный ангел глава 1
Кажется, сейчас польет дождь, – сказала Розамунда Хантер, выглянув из окна экипажа. По небу плыли тяжелые серые тучи
Керри Гринвуд Снежный блюз iconОтчет танцевальной студии «Ритм-энд-Блюз»
Отчет танцевальной студии «Ритм-энд-Блюз» и театральной студии «Лицедеи». Мюзикл «Муха-Цокотуха»
Керри Гринвуд Снежный блюз iconКонкурс вокального искусства   «осенний блюз»

Керри Гринвуд Снежный блюз iconДоме Танца «каннон данс»
Проводить занятия будут высококлассные педагоги-хореографы: Эндрю Питер Гринвуд (Великобритания), Наталья Каспарова (Россия), Форнье...
Керри Гринвуд Снежный блюз iconЯ слышал все, что совершалось на небе и на земле
Описываемые события происходят в тайм-лайне второго сезона между эпизодами 08. «Блюз о перекрестке» и 09. «Кроатон»
Керри Гринвуд Снежный блюз iconГрафик фестивалей-конкурсов
Международный фестиваль-конкурс «осенний блюз» 12-14 октября 2012. Заявки принимаются до 08 октября 2012г
Керри Гринвуд Снежный блюз iconВопросы к экзамену по окд для студентов очного отделения группы 31 кб
Организация продажи товаров на оптовых ярмарках, магазинах кэш-энд-керри, товарных биржах
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница