Ортега, выписки /дыб/ из 10 лекции (книги что есть философия) =


Скачать 160.44 Kb.
НазваниеОртега, выписки /дыб/ из 10 лекции (книги что есть философия) =
Дата публикации07.07.2013
Размер160.44 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Музыка > Документы




Ортега, выписки /дыб/ из 10 лекции (книги - что есть философия) =
греки. Они были первыми людьми, открывшими научное

мышление, теорию - эту особую изысканную нежность, которую выказывает разум

вещам, отливая их в точную идею. У них не было за спиной научного прошлого,

у них не было готовых понятий, священных терминов. Перед ними было открытое

бытие, а под рукой лишь обычный язык, на котором говорили все, и вскоре

какое-нибудь простое обыденное слово чудесным образом согласовывалось с

важнейшей реальностью, открывавшейся перед ними. Обычное слово возносилось,

как при помощи левитации, над обиходным уровнем манеры говорить, беседы и

благородным образом преображалось в термин, гордясь, подобно скакуну,

тяжестью высшей идеи, оседлавшей его. Когда открывается новый мир,

необходимым словам выпадает лучшая доля. Мы, наследники давнего прошлого,

кажется, обречены использовать в науке лишь иерархические, торжественные,

застывшие термины, к которым при всем уважении мы потеряли всякое доверие.

Какое удовольствие, должно быть, доставляло грекам присутствовать при том,

как обычное слово озарялось сиянием научной идеи. Подумайте о жестком,

застывшем, неподвижном, холодном, как металл, для детского уха слове

"гипотенуза", услышанном впервые. Но ведь когда-то, на берегу моря в Греции,

умные музыканты, не привыкшие быть музыкантами, гениальные музыканты,

именовавшиеся пифагорейцами, обнаружили, что у арфы размер самой длинной

струны пропорционален размеру самой короткой, так же как звучание первой

звучанию второй. Арфа - треугольник, замкнутый струной "самой длинной, самой

протяженной" - ничего более. Кто может сегодня в атом страшном и скучном

слове различить простое и милое "самая длинная", напоминающее название

вальса Дебюсси: "La plus que lente" - "Более чем долгий".
Моя жизнь - это не

процессы, происходящие в моих клетках, и не то, что происходит на моих

звездах, золотых точках которые я вижу в своем ночном мире. Мое собственное

тело не больше чем фрагмент мира, который я обнаруживаю в себе, фрагмент,

который по многим причинам чрезвычайно важен для меня что не мешает ему быть

лишь одним из множества составляющих в раскрытом передо мною мире. Сколько

бы я ни говорил о своем физическом и психическом организме, это относится

лишь к второстепенным частностям, которые предполагают такое явление, как

моя жизнь, в ходе которой я обнаруживаю, вижу, исследую, анализирую

вещи-тела и вещи-души. Следовательно, ответы такого рода даже не

соприкасаются с той первичной реальностью, которую мы сейчас собираемся

определить.
Ведь что такое жизнь? Не нужно далеко ходить, речь не идет о том чтобы

вспоминать приобретенные знания. Основные истины всегда должны быть под

рукою, именно поэтому они основные. Что нужно искать, так это истин частные,

конкретный, провинциальные, не основные. Жизнь - это то, чем мы являемся,

что мы делаем: т. е. она на всех вещей самая близкая для каждого. Положим на

нее руку, она даст удержать себя, как ручная птица.
Если по дороге сюда кто-нибудь спросил вас, куда вы идете, вы должны

были ответить: мы идем слушать лекцию по философии. И действительно, вы

здесь слушаете меня. Это не имеет никакого значения. Однако это то, что в

данный момент составляет вашу жизнь. Мне очень жаль, но истина обязывает

меня сказать, что ваша жизнь, ваше сейчас состоит из того, что весьма

маловажно. Но будем откровенны и признаем, что наше существование по большей

части состоит из такого рода незначительностей: мы идем, приходим, делаем то

либо другое, думаем, любим или не любим и т. п. Время от времени наша жизнь,

кажется, внезапно обретает напряжение, как бы становясь на дыбы, сгущаясь,

уплотняясь: большое горе призывает нас, - тогда мы говорим, что с нами

происходят важные события. Но заметьте, что для нашей жизни это чередование,

эта значимость или незначительность неважны, потому что кульминационный,

исступленный момент не в большей степени жизнь, чем наши обыденные часы.
Следовательно, получается, что на первый взгляд, которым мы окинули

жизнь в этом предпринятом нами исследовании ее чистой сущности, жизнь - это

совокупность действий и событий, которыми, если можно так выразиться, она

обставлена.

Жизнь - это то, что мы делаем, и то, что с нами происходит, - от мыслей

и мечтаний или побуждений до игры на бирже или победного сражения. Но

разумеется, ничто из того, что мы делаем, не является нашей жизнью, если мы

не отдаем себе в этом отчета. Это первое решающее свойство, с которым мы

сталкиваемся: жизнь - это удивительная, уникальная действительность, которая

обладает привилегией существовать для самой себя.

Жить - это значит ощущать

жизнь, осознавать свое существование, где "осознавать" подразумевает не

интеллектуальное знание, не какие-либо специальные познания, а удивительное

присутствие жизни для каждого: без этого
Воспринимая и чувствуя, мы

вступаем в наши владения, и это всегдашнее пребывание в собственных

владениях, это постоянное и коренное присутствие при всем, что бы мы ни

делали и чем бы мы ни были, отличает жизнь от всего остального. Горделивые

науки, мудрое знание не более чем приносят пользу, конкретизируют,

регламентируют это изначальное проявление, из которого состоит жизнь.
первое свойство жизни: смотреть па себя
видеть себя - основной и начальный атрибут самой жизни.
Сумасшедший, не

осознавая себя, себе. не принадлежит, он отчужден, и "отчуждение",

"принадлежность чужому" - именно так звучали старинные определения безумия,

скажем: быть вне себя, быть одержимым, т.е. одержимым кем-то другим. Жить -

значит осознавать себя, это ясно.
Хорошо сказано: сначала живи, затем философствуй - это, как вы видите,

жизнь в самих своих истоках и в глубине состоит из знания

и понимания себя, в видении того, что нас окружает, в том, чтобы быть ясным

для самого себя. Поэтому, когда мы подходим к вопросу: что такое наша жизнь?

- мы можем без раздумий торжественно ответить: жизнь - это то, что мы

делаем, разумеется потому, что жить - это осознавать, что мы Мы живем здесь,

сейчас, т. е. мы находимся в каком-то месте мира и нам кажется, что мы

пришли туда по своей воле. Жизнь в самом деле оставляет поле возможностей

внутри мира, но ми не свободны - быть или не быть в этом сегодняшнем мире.

Можно отказаться от жизни, но если живешь, нельзя выбрать для этого мир. Это

придает жизни трагичность. Жить - это не выбирать по вкусу предварительно

понравившееся место, как выбирают, в какой театр пойти вечером, - это значит

оказаться, вдруг и не иная как, ввергнутым, попавшим, заброшенным в мир,

который невозможно поменять, - в мир сегодняшний. Наша жизнь начинается

постоянным удивлением по поводу нашею существования - без нашего

предварительного согласия, в непредсказуемом мире, подобно потерпевшим

кораблекрушение. Не мы сами даем себе жизнь, но обнаруживаем ее как раз

тогда, когда обнаруживаем сами себя. Подобное же происходит, если некто

спящим перенесен за кулисы театра и, разбуженный внезапным толчком, выпущен

на сцену перед публикой.
В основных чертах жизнь всегда непредвиденна
Этот внезапный, непредсказуемый характер и составляет сущность жизни.

Совсем другое дело, если бы мы могли подготовиться к ней, прежде чем войдем

в нее. Как говорил Данте: "Стрела, которую ждешь, летит медленнее". Но жизнь

в целом и в каждый момент похожа на выстрел в упор.

жизнь - это проблема, которую должны решать мы
Жизнь никогда нельзя предопределить. Даже будучи совершенно

уверены в том, что произойдет с нами завтра, мы всегда рассматриваем это как

возможность. Это другой сущностный и драматический атрибут, который нужно

поставить рядом с предыдущим. В каждый момент жизнь представляет собой

проблему, большую или малую, которую нам следует решить, не оставляя решение

Другому,
, мы заметно продвинулись в нашей вертикальной экскурсии,

в этом спуске в глубинную суть нашей жизни.
Из глубин, где мы сейчас находимся, нам видна жизнь как необходимость

решать то, чем мы станем. Мы уже не довольствуемся фразой: жизнь -это то,

что мы делаем, это в итоге обнаруживать себя самого в мире, занятого вещами

и существами мира.
Эти простые слова: "обнаруживать", "мир", "заниматься" - теперь термины

нашей новой философии. Можно долго говорить о каждом из них, но я ограничусь

определением: "жить - это находиться в мире", которое, как все основные идеи

этих лекций, уже есть в моей опубликованной работе. Мне важно отметить это

относительно Идеи существования, я провозглашаю ее приоритет. По той же

причине мне приятно признать, что самый глубокий анализ жизни принадлежит

новому немецкому философу Мартину Хайдеггеру.]
Здесь необходимо напрячь зрение, поскольку мы приближаемся к опасным

берегам.
Жить - это находиться в мире.
Мир - это sensu stricto то, что нас интересует. И жить - это

каждому находиться среди вопросов и проблем, которые его интересуют. То

есть, не зная как, жизнь оказывается для себя самой тем, что открывает мир,

Нельзя жить, если не находишься в мире, наполненном другими вещами, будь то

предметы или существа; это значит видеть вещи и события, любить или

ненавидеть их, желать или бояться. Жить - это быть занятым другим, что не

является самим тобой, жить означает сосуществовать с окружающим.

наша жизнь - это

прежде всего столкновение с будущим. Это другой парадокс. Главное, в чем мы

живем, - не прошлое и не настоящее; жизнь - это деятельность, устремленная

вперед, а прошлое и настоящее раскрываются потом, в связи с этим будущим.

Жизнь - это будущее, то, чего еще нет.
Лекция XI
[Основная реальность жизни. - Категории жизни. - Теоретическая жизнь. -

Окружение: фатальность и свобода. - Внутренняя модель: беспокойство и

не-беспокойство.]
Насколько бы наша реальность, "жизнь" ни отличалась от античной

космической реальности, она будет составлена суммой категорий, или

компонентов, одновременно необходимых, оригинальных, нераздельных меж собой.

Эти категории "нашей жизни" мы ищем. Наша жизнь, стало быть жизнь каждого,

отлична от моей и твоей, но обе - "моя жизнь", и в обеих ряд общих

ингредиентов - категории "моей жизни". Однако в этом отношении имеется

коренное различие между "моей жизнью" и реальностью "бытия", используемой

философией. "Бытие" - это нечто общее, что само по себе не претендует на

индивидуальные черты. Аристотелевские категории - это категории бытия

вообще. Но "моя жизнь" в приложении к моему случаю или случаю каждого из

вас, это идея, которая, разумеется, предполагает индивидуальность, из чего

следует, что мы обнаружили редчайшую идею, "общую" в то же время

"индивидуальную". Логике до сих пор не было известно понятие, казалось бы

столь противоречивое. Сам Гегель, который хотел найти нечто подобное, не

достиг этого: его "универсальная конкретность" в конечном итоге

универсальна, но не истинно, изначально конкретна, не индивидуальна. Но

сейчас мы не можем даже пытаться вникнуть в эту тему. Пройдем мимо, не

затронув ее.
Оказывается, "отдавать себе отчет", "быть прозрачным" - это первая

категория нашей жизни, в еще раз прошу не забывать, что здесь "сам себе" -

это не только субъект, но также и мир. Я отдаю себе отчет о себе в море, о

себе к о мире - это и есть "жить".
Но это "оказываться" означает, разумеется, оказываться занятым

чем-нибудь в мире. Я состою на моих занятий тем, что имеется в мире, а мир

состоят ив того, что меня занимает, и только. Заниматься - значит делать то

или другое, - например, мыслить. Мыслить - значит создавать, например,

истины, создавать философию. Заниматься - значит создавать философию, или

делать революцию, или свертывать сигарету, или дознаться или творить эпоху.

Это то, что в моей жизни есть я.


Сделанное - это тоже моя жизнь. Когда я занимаюсь тем, что жду, явление -

это ожидание, когда я сворачиваю сигарету - явление не именно сигарета, а

мое свертывание ее, сигарета сама по себе, вне моей деятельности, не

обладает первичным бытием - это заблуждение античности. Первичное бытие -

это то, что я делаю руками, начиная свертывать ее, и когда я заканчиваю это

действие, она перестанет быть предметом свертывания, становится Другим

предметом - который следует зажечь и потом -курить.
бытие вещей для себя, их космическое и

продолжающее существовать бытие тоже является бытием для меня, это то, чем

они являются, когда я перестаю жить ими, когда а делаю вид, что не живу ими.
теоретическая жизнь, созерцательная жизнь. Теория и ее крайняя форма -

философия - это исследование того, как жизнь может выйти за пределы самой

себя, не заниматься собой, не интересоваться вещами. Но не интересоваться

вещами - это не пассивное состояние, это форма проявления интереса: т. е.

интересоваться вещью, отсекая нити жизненного интереса, которые связывают ее

со мной, спасая ее от погружения в мою жизнь, оставляя ее одну, в чистой

отсылке к самой себе, ища в ней ее саму. Ведь не интересоваться вещами - это

интересоваться самостью каждой вещи, наделять ее независимостью,

существованием, можно сказать, индивидуальностью - начать смотреть на нее,

исходя из нее самой, а не из меня. Созерцание - это попытка перевоплощения.

Но это - поиск в чем-то того, что в деле содержится абсолютно своего

собственного и отсекание всякого моего пристрастного интереса к нему, отказ

от его употребления, не желание, чтобы оно мне служило, а мое

незаинтересованное служение ему, чтобы оно видело себя, обнаружило себя и

оказалось самим собой и для себя - это, это... не любовь ли .это? Значит,

созерцание в своих истоках - это акт любви, если предположить, что любить в

отличие от желать - это попытка жить, исходя из другого, ради него выходя за

пределы себя.
На вопрос: что такое философия? - мы могли бы дать самый

радикальный ответ, что ее не было до сего дня. Потому что на предыдущих

лекциях мы определяли, что такое философская теория, и пришли к тому, что

обнаружили в ней жизнь, - но сейчас мы действительно должны ответить на наш

вопрос. Потому что философская теория, которая есть или может быть в книгах,

это лишь абстракция подлинной реальности философии, лишь ее осадок, ее

полумертвое тело.
, первые философские книги - не только по

теме, и в формальном отношении - были жизнеописаниями семи целителей,

биографиями. То, что не определяет философию как философствование и

философствование как особый тип жизни, существенно и не изначально.
. ^ Наша жизнь решается сама по себе, она

предрешается. Она не дана нам готовой
Для того чтобы было возможно решение, нужно одновременно дать

свободу и границы, относительную детерминацию. Это выражается категорией

"обстоятельства". Жизнь всегда оказывается в определенных обстоятельствах, в

расположении кругом нее - circum - вещей и лиц. Жизнь проходит не в пустом

мире, мир жизни конститутивно представляет собою обстоятельства, этот мир

здесь, сейчас.
Жизнь в одно и

то же время фатальность и свобода, свободно" бытие внутри данной

фатальности. Эта фатальность предлагает нам определенный, неизменяемый набор

возможностей, т. е. предлагает нам различные судьбы. Мы принимаем

фатальность и в ней решаемся на судьбу. Жизнь - это судьба
жизнь - это парадоксальная реальность, состоящая в том, что мы

решаем, что мы будем, стало быть, в бытии, в котором нас еще нет, в

начинании будущего бытия. В противоположность космическому жизненное бытие

начинается через будущее, через потом.
Это было бы невозможно, если бы время было по происхождению

космическим.
[Космическое время - это только настоящее, поскольку будущего еще нет,

а прошлого уже нет. Каким же образом тогда прошлое в будущее продолжают

составлять часть времени? Именно в этом сложность понятия времени, которое

рискуют употреблять философы.
"Наша жизнь" размещена, стоит на якоре в настоящем моменте
она

состоит в том, что я обдумываю то, что собираюсь сказать; в данный момент я

предвосхищаю, проектирую будущее. Но чтобы сказать, необходимо применить

некие средства - слова, - и это предоставляет мне мое прошлое. Значит, мое

будущее заставляет меня открыть мое прошлое, чтобы реализовать себя. Прошлое

становится реальным сейчас, поскольку н, оживляю его, и когда я нахожу в

своем прошлом средства для воплощения моего будущего, тогда я открываю свое

настоящее. Все это происходит одновременно, в любой момент жизни

растягивается в трех измерениях реального внутреннего времени. Будущее

отсылает меня к прошлому, прошлое - к настоящему,. оттуда я вновь переношусь

в будущее, которое забрасывает меня в прошлое, прошлое - снова в настоящее в

бесконечном круговороте.
Мы стоим на якоре в космическом настоящем, оно как земля, которую

попирают наши ноги, в то время как тело и голова устремлены в будущее.

Кардинал Куаанский был прав, когда на заре Возрождения сказал: Ita nunc sive

praesens complicat tempus. Сейчас, или настоящее, включает все время: уже,

прежде -и потом.]
Мы живем в настоящем, в настоящий момент, но оно существует для нас не

в первую очередь, но как земля, с которой мы вырастаем в ближайшее будущее.
Подумайте, ведь из всех точек земли единственная, которой мы не можем

видеть непосредственно, это та, что у нас. под ногами.
Прежде чем увидеть, что нас окружает, мы представляем собой изначальное

скопление желаний, стремлений и иллюзий. Мы приходим в мир, разумеется, с

системой предпочтений я пренебрежении, в большей или меньшей мере совпадая с

будущим, которое каждый несет в себе, подобно батарее симпатий и антипатий,

готовой стрелять за и против. Сердце, не знающий устали механизм

предпочтений и отвращений, поддерживает- нашу личность.

… нужно перевернуть

традиционные верования. Мы желаем какой-либо вещи не потому, что видели ее

раньше, но, напротив, потому что в глубине души предпочитаем такой род вещей

и ищем их в мире с помощью наших чувств.
не станем говорить, что первое - это впечатление. Нет ничего

более важного для восстановления понятия "человек", чем исправление

традиционного взгляда, согласно которому, если мы желаем какой-то вещи, то

потому, что видели ее раньше
Из всех звуков, .долетающих до нас

ежеминутно, слышимых нами, на деле до нас доходят лишь те, которым мы

внимаем, т. е. те, которые мы предпочитаем, которые заслуживают нашего

внимания, и поскольку нельзя уделить внимание одной вещи, не лишая внимания

других, слушая звук, заинтересовавший нас, мы перестаем слышать все

остальные. Видеть - значит смотреть, слышать в конечном счете значит

слушать, жить - значит беспрерывно, изначально что-то предпочитать и чем-то

пренебрегать.

В сонной глубине души женщина всегда спящая красавица в

этом лесу жизни и нуждается в том, чтобы ее пробудили. В глубине своей души,

неосознанно, она носит сложившийся образ мужчины, не кого-то определенного,

а обобщенный тип совершенного мужчины. И всегда спящая, она сомнамбулически

проходит меж встречающихся мужчин, сопоставляя их физический и моральный

облик с существующим образом, которому отдается предпочтение.
Это служит объяснением двум явлениям, происходящим в каждом случае

подлинной любви. Первое - это внезапность, с которой люди влюбляются;

женщина - то же самое можно сказать и о мужчине - в один момент без перехода

или движения оказывается поражена любовью. Это было бы необъяснимо, если

случайной встрече с этим человеком не предшествовало бы тайное и сокровенное

вручение своего существа образцу, всегда носимому с собою. Другое явление

состоит в том, что женщина, глубоко любящая, не только чувствует, что ее

любовь будет вечной, но ей кажется также, что она любила этого человека

всегда, с тайных глубин прошлого, с неизвестно какого времени прежних

существовании.

Эта вечная и как бы врожденная близость, разумеется, относится не к

тому индивиду, который появляется сейчас, а к скрытому внутри образцу,

который трепещет, как обещание, в глубинах покоя, наполняющего ев душу, и в

данную минуту, в этом реальном бытии находит исполнение в воплощение.

жизнь состоит в том, чтобы принять решение о том, что мы

будем. Хайдеггер очень тонко подмечает: в таком случае жить - это

заботиться, забота то, что римляне называют сига, откуда идут слова

"курировать", "куратор", "курьезный" и т. д. В староиспанском языке слово

"заботиться", имело именно то значение, что в таких выражениях, как куратор,

прокурор. Но я предпочитаю выразить идею сходную, хотя и не идентичную,

словом, которое кажется мне более точным, и говорю: жизнь - это

беспокойство, и не только в трудные минуты, но всегда, и в сущности, жизнь я

есть лишь беспокойство. В каждый момент мы должны решать, что мы будем

делать в следующий, что будет занимать нашу жизнь.
Мы, к сожалению, не находимся под властью романтизма,

который поддерживает себя за счет преувеличения и неточностей. Нам

необходимо говорить честно, ясно и точно, употребляя точные слова,

продезинфицированные, как хирургические инструменты".
точные возражения - это

самая приятная вещь в мире, поскольку интеллектуал пришел на эту землю лишь

затем, чтобы возражать и выслушивать возражения. Таким образом, я

зачарованно принимаю их, и не только принимаю, но и ценю их, и не только

ценю, но и добиваюсь их. Я всегда извлекаю из них пользу. Если мы в

состоянии опровергнуть их, они доставляют нам радость победы, и мы чувствуем

себя как меткий стрелок, попавший в цель; если же, напротив" возражение

победит нас и даже убедит, что за беда? Это сладкое чувство

выздоравливающего, очнувшегося от кошмара, мы рождаемся для повой истины, и

зрачок сияет, отражая только что родившийся свет. Стало быть, я принимаю

возражение: чистота, ясность, точность - это божества, которым и я с

трепетом поклоняюсь.
что формирует среднего мужчину и среднюю женщину, т. е. огромное

большинство человеческих созданий. Для них жить - значит вручить себя

чему-то единообразному, дать привычке, предрассудку, навыку, средствам,

сложившимся внутри, возможность заставлять их жить. Эти слабые души,

которые, ощутив тяжесть, одновременно печальную и радостную, собственной

жизни, почувствовали себя напуганными в обеспокоились как раз тем, чтобы

сбросить в плеч тяжесть, которой являются они сами, и переложить ее на

коллектив; т. е. они беспокоятся о не-беспокойстве. Под видимым равнодушием

не-беспокойства всегда кроется тайный страх, что самому придется определять

изначально действия, деятельность, эмоции - скромное стремление быть как

все, отказаться от ответственности перед собственной судьбой, растворяя ее в

мире; это вечный идеал слабого: он беспокоится о том, чтобы делать то же,

что весь мир.
примем

этот мир росы как материал для того, чтобы создать жизнь более полную.
четверг, 13 сентября 2012 г.

Похожие:

Ортега, выписки /дыб/ из 10 лекции (книги что есть философия) = iconФилософия. Платные лекции
Философия – сфера общественного сознания( это не наука), которая занимается изучением наиболее общих законов развития, природы, общества,...
Ортега, выписки /дыб/ из 10 лекции (книги что есть философия) = iconОсновные вопросы философии: Аристотель: «Что есть сущее?»
«равенство» следовательно, философия – это попытка занять по отношению к мудрости не вертикальную, а горизонтальную позицию. В отличие...
Ортега, выписки /дыб/ из 10 лекции (книги что есть философия) = iconЛекция Философия, ее предмет и место в культуре
Что есть мир? Как появляются человек и общество? Возможно ли адекватное познание действи­тельности? Есть ли выходящий за их пределы...
Ортега, выписки /дыб/ из 10 лекции (книги что есть философия) = iconФилософия права Понятие и предмет философии права
Философия права – это наука? Есть точка зрения, что это просто способ мышления, а не наука. Но мы будем придерживаться точки зрения...
Ортега, выписки /дыб/ из 10 лекции (книги что есть философия) = iconСтарец Силуан Афонский Часть II. Писания старца Силуана По благословению...
Предлагая вниманию читателей самое главное, что есть в данной книге, а именно — выписки из писаний блаженного старца Силуана, мы...
Ортега, выписки /дыб/ из 10 лекции (книги что есть философия) = iconСборник статей о славянской культуре Единство славянского движения
Волхв???». Важно понять, что каждая написанная книга (Веды, Поконы, Библия и т п.) есть ложь. Ложь – это то, что лежит на ложе, то...
Ортега, выписки /дыб/ из 10 лекции (книги что есть философия) = iconУчебное пособие Смоленск 2008 Философия:
Итунина Н. Б. – составитель, ответственный редактор, темы лекции Ч. I.: 3, 4, 7, 9; Ч. II.: 2, 3, 5
Ортега, выписки /дыб/ из 10 лекции (книги что есть философия) = iconПрограмма лекции Адрес Время проведения лекции Участники лекции 12...

Ортега, выписки /дыб/ из 10 лекции (книги что есть философия) = iconЧто есть философия / Картины мира. Вопросы №4
Характерной особенностью картины мира, предложенной И. Ньютоном, является то, что …
Ортега, выписки /дыб/ из 10 лекции (книги что есть философия) = iconЧто есть философия/структура философии. Вопросы №2
Ом философии, занимающийся исследованием сферы прекрасного и искусства, является…
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница