Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые»


НазваниеКнига полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые»
страница1/10
Дата публикации30.04.2013
Размер1.67 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Музыка > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Зое Михайловне Сургановой, моей бабушке, и Лие Давыдовне Сургановой, моей маме, — за то, что я — Светлана Сурганова
Насте Бадестовой, поэту, филологу, другу, — за то, что вычитывала, редактировала и помогла поверить в то, что мои слова нужны пространству
Марине Чен, другу детства, замечательному поэту, крестной маме «Тетради», — за «плечо» и звонкий колокольчик смеха
Кире Левиной, «Бродскому в юбке» и дорогому другу, — за «Я теряю тебя» и другие не менее потрясающие стихи, которым только предстоит стать песнями
Петру Малаховскому, талантливому музыканту и близкому другу, стрелочнику на моем пути, бесповоротно сместившему мою жизненную ось в сторону музыки
Моим любимым учителям: Наталье Николаевне Агафоновой и Виктору Александровичу Смирнову — за обретение себя в жизни, чувственный опыт и пожизненную печаль об ушедших
Светлане Голубевой — за вдохновение и недосягаемость
Диане Арбениной — за слоника
Авторам и соавторам песен — за их созвучность моим переживаниям
Моему «Оркестру» — за профессионализм и понимание
Тем другим, кто живет в моем сердце до сих пор…
И, конечно, моим поклонникам! — за то, что заставили меня поверить в себя
Как, зачем и для кого
Все началось в 1985 году. Будучи обычным подростком, я, как и многие в этом возрасте, стала предпринимать попытки осмыслить происходящее вокруг, общаться с миром, понять его и привнести что-то от себя. Так появились первые песни и стихи, а потом и небольшой «самиздатовский» сборник. В нем было два эпиграфа. Первый: «Это просто форма общения». Второй — из Ричарда Баха: «Если мы связаны духовно, мы обязательно должны встретиться. Родственные души рождаются для того, чтобы прожить жизнь вместе». К этим душам, душам любимых и близких, я обращаюсь и сейчас, спустя почти двадцать лет. В книге, которую вы держите в руках, — мои «очарования», мои симпатии, всплески и рефлексии.
Эта книга не претендует на литературную и, уж тем более, какую-либо культурную ценность. Именно поэтому она называется «Тетрадь слов». Это своеобразная чувственно-эмоциональная автобиография, издержки и прелести пуританского воспитания.

«Тетрадь слов» никогда не появилась бы на свет, если бы не люди, которые меня окружают. Они с любовью и каким-то вечно недостающим мне материнским терпением и теплом относятся к тому, что делает «Сурганова и Оркестр». Именно их поддержка воодушевляет меня и помогает двигаться дальше. «Тетрадь слов» выходит благодаря и ради моей публики. Спасибо вам за жизнь!
/Светлана Сурганова/
От друзей
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах — все те «неизлечимые» люди, которые живут в ней. Это непросто — вынуть из своего прошлого личные, внутренние «бриллианты» и выставить их на всеобщее обозрение, ведь кому-то они могут показаться дешевыми стекляшками. Но Света рискнула, и это достойно уважения.
/Настя Бадестова, филолог/

Песни, стихи, верлибры — все творения Светы — это она сама. Противоречия между автором и лирическим героем нет. Все честно, все — правда.
/Петр Малаховский, музыкант/

Для поклонников «Сургановой и Оркестра» эта книга — открытие. Здесь масса нового, ранее никому не известного. Света — человек, который способен удивить очень многих, в том числе и меня. Она припрятывала, хранила это годами и наконец решила поделиться. Издание «Тетради слов» — это шаг навстречу, жест доверия и примирения с миром. Ее стихи и верлибры кратки и емки, запоминаются навсегда. Они документальны — своеобразные вещдоки, свидетели событий, происходивших в ее жизни.
/Кира Левина, поэт/

Выход этой книги — огромное событие для меня, близких и родных Светланы, тех, кто любит и уважает ее творчество, кому оно помогает обрести себя и найти свою дорогу в жизни. Бесконечно восхищает умение Светика делиться с людьми Светом, пробуждать позитив, укреплять силу духа и благородство души. Уверена, «Тетрадь слов» многим подарит прекрасные моменты соприкосновения с настоящим, наполнит смыслом чувства, мысли и поступки, поможет расправить крылья.
/Марина Чен, поэт/
Предисловие
Свете Сургановой не надо решать задачу, как захватить внимание читателя, как убедить его купить эту книгу. Уже много лет почитатели ее таланта по доброй воле и с превеликим удовольствием ходят на ее концерты, читают ее интервью, чтобы найти ответы на жизненно важные вопросы: как относиться к себе, людям и жизни. Всем и всегда нужны идеи, на основе которых можно строить собственную модель мира, в которой и жить.

Но в истории с этой книгой есть и нечто иное. Тот, кто открыл ее, хочет узнать о Свете Сургановой еще больше, как можно больше, хочет догадаться, читая между строк, о ее тайне и о ее скрытностях. Автор не обманет ваших надежд на искренность.

Жизнь Светы Сургановой — как эксперимент по самовоспламенению: творчество рождается из уничтожающего огня. Факты ее биографии собраны в классический миф: страдающий художник лепит некую глубочайшую красоту из мук своих и гения. Но дело в том, что Света Сурганова давно уже может позволить себе выйти из стандартов и задать свою личную трактовку себя, не опираясь на классические мифы. Она — и возмутитель спокойствия, и паяц, и гадкая девочка, которая опрокидывает застойную замшелость своей дерзостью, — пьет все, что горит, проказничает, гоняется за юбками, плачет, смеется, пьет чай с лимоном, ведет дневник, фотографирует шкурку мандарина, читает перед сном и засыпает калачиком. Она хранит дорогих ей людей в смс и электронной почте, убегает от прошлого и живет в нем. И только отмеченным ее любовью дарит право узнать ее в ее личном пространстве.

В этой книге Сурганова разрешает себе не только любить читателя, но и доверять ему. Эта книга есть «точка расширения» в узнавании Светы. Читайте главы с привязкой к системе ЕЕ координат и находите ответы на ВАШИ личные вопросы.

С этих страниц Света Сурганова позволит вам познакомиться с теми официально признанными гениями, которые сформировали ее характер, ее базовую личность. Она, не боясь ранений, покажет вам свои болевые точки души. Через стихи, не положенные на музыку, она рискнет перейти в категорию «исповедальников». Будет вам и обнаженность, и слово, застывшее в ожидании, и пассажи, и менуэты, и милая улыбающаяся девочка…

Ждешь, читатель? Ну, не буду более мешать вашим объятиям.
/Светлана Иванникова, актриса/

В раздел вошли тексты песен, которые исполняет коллектив «Сурганова и Оркестр». Это и совсем ранние произведения, и довольно свежие. Не все, но большинство [1]. В основном это тексты моего собственного сочинения, но есть и чужие, которые когда-то нашли отклик в моей душе. Впрочем, иногда я даже забываю о том, что их написала не я — настолько они мои и обо мне.

Мои песни делают меня счастливой: рождение каждой из них — как появление на свет долгожданного ребенка. Только сроки другие. Бывает, песни вынашиваются годами. Взять хотя бы «Неужели не я» на стихи Иосифа Бродского: с момента возникновения мелодической идеи до последнего аранжировочного штриха прошло почти 10 лет. Почему так много? Наверное, слишком ответственно отношусь к «плевкам в вечность».

Меня часто спрашивают: в каком стиле вы играете? У меня нет ответа на этот вопрос. И, мне кажется, это наш главный плюс — то, что мы ни на кого не похожи. Если кому-то так нужно определение, пусть оно звучит так — «красивая музыка». Или так — «самобытное музыкально-поэтическое явление, сдобренное драйвом и живыми эмоциями». На самом деле все это не важно. Важно то, что эта музыка, судя по письмам от поклонников, помогает людям жить. Это оправдывает меня и то, что я делаю.

В своем творчестве я, как и многие, пытаюсь решить для себя фундаментальные вопросы бытия. Я рассуждаю, пою, кричу об этом. Получается жгучая смесь депрессий и катарсисов. Когда музыка вызывает слезы, когда перехватывает дыхание, когда сердце начинает стучать в бешеном ритме — это значит, что жизнь меняется к лучшему. Все говорит за то, что ты по-настоящему жив! По-моему, как раз в этом и заключается основная задача любого творчества — волновать человеческие души.
/Светлана Сурганова/
Дождик

(Текст — С. Сурганова)

У нас опять ненастная погода,

и дождик моросит уже с утра.

Он капает, и каждая дождинка

на сердце остается у меня.

Ах, как хотелось бы на время

мне этот дождик прекратить,

тучки серые развеять,

чтоб стало небо голубым.

А дождик — кап, кап, кап,

кап, кап, кап —

капает свои слезинки.

Кап, кап, кап,

кап, кап, кап —

не прожить нам без грустинки.

Для нас опять размыты все дороги,

разлуки нам с тобой не миновать.

Как плохо, что так долго плачет дождик;

так грустно мне и некому сказать.

А жизнь — такая это штука:

то солнышко, то пасмурно и дождь,

ссоры, встречи, расставания,

грусть, надежда и любовь.

А дождик кап, кап, кап…
Июнь 1984

* * *
Мне было 14, ему 41. Его имя — Виктор Александрович Смирнов. Смешной, дико талантливый, сложный, интересный человек. Я влюбилась. Это было одно из первых моих очарований мужчинами. Сильнейшее, и одно из немногих. Он работал тренером по настольному теннису в ЦПКиО. Я занималась в его группе и ловила каждую минуту, проведенную рядом с ним. Когда случался дождик, занятия отменяли. Я переживала, печалилась, злилась и как-то — в порыве — написала эту песенку.
О дожде-разлучнике.
Ты нужна мне

(Текст — В. Смирнов)

Ты нужна мне, как небу звезда,

как растению влага земная.

Мне с тобой никакая беда не страшна —

это твердо я знаю.

Молодая весна — это ты,

голоса ранних птиц на рассвете

и большие земные цветы — это ты

на прекрасной планете.

Твое сердце как солнце горит,

а глаза темной ночи чернее,

и ни с кем мне тебя не сравнить,

в целом мире не сыщешь милее.

Злая ночь, ни метель, ни пурга

не закроют твой образ высокий,

ни вершин голубые снега,

и ни речек прохладных истоки.

Ты возьми мое сердце, возьми!

Положи на ладони, послушай.

Целый день ты стоишь предо мной

и тревожишь туманную душу.

Если ж в сердце твоем другой, а не я —

я пройду через это ненастье.

Даже если не любишь меня,

все равно пожелаю вам счастья.
09.07.1984

* * *
Когда непогода нам с В. А. С. не мешала, я всеми правдами и неправдами пыталась продлить момент нашего общения. После занятий провожала его чуть ли не до двери. Один раз, по дороге домой, в трамвае, я набралась смелости и сообщила ему, что хочу написать песню на его стихи (я знала, что он сочиняет). И он, прямо в моей тетради, своей рукой записал этот самый текст — «Ты нужна мне». Конечно, в моей голове тут же разыгрались фантазии: мне казалось, что это намек, что текст адресован мне, что нужна ему именно я… О, наивность!
Двадцать два часа разлуки

(Текст — С. Сурганова)

Двадцать два часа разлуки —

для меня года.

И уносят электрички

нас по разным городам.

Ухожу, чтоб вновь вернуться,

боль потери превозмочь.

Ухожу, но с каждым шагом

я к тебе спешу сквозь ночь.

Вечная дорога, робкая слеза

нас с тобой связали навсегда.

Милая, вы — фея; барыня Судьба,

что-то нынче добрая, не как всегда.

Только б так идти нам рядом,

хлеб, печаль делить на пару,

все, что было и что будет,

подарю я тебе.

Но мне порой бывает странно,

что жизнь проходит безоглядно,

что след оставить так непросто

на земле и в душе.

Год за годом мчусь я в спешке

за своей мечтой.

Все хочу успеть на поезд,

что давным-давно ушел.

Что прошло, то не воротишь,

что придет — не миновать.

Только жизни параллели

мне повторят все опять:

вечную дорогу, робкую слезу,

боль, печаль, разлуку и мечту,

дней моих весенних славный перезвон,

песню колыбельную прибрежных волн.

Только б так идти нам рядом…
1985
(Альбом «ПРОВЕРЕНО ВРЕМЕНЕМ», часть 1 «Вечное движение»)

* * *
Песня обращена к О. И. Она носила шляпу и кожаные штаны и, по ее же словам, владела приемами карате. Так что, гуляя с ней по ночному городу, я чувствовала себя в полной безопасности…
Такая девушка не могла меня не очаровать — да так, что разлука с ней, даже в 22 часа, всякий раз становилась для меня крайне серьезным испытанием.
Предвоенный вальс

(Текст — С. Сурганова)

Кружатся, кружатся белые чайки

над зеркальной водой.

Мы с тобой танцуем вальс,

прощальный школьный вальс.

Мы с тобой танцуем вальс —

предвоенный вальс.

И те мальчишки и девчонки,

что в бой тогда ушли,

а то, чтоб мы сейчас с тобою

танцевать могли.

Мы помним вас! Прощальный вальс

мы бережно храним.

Мы помним юность и любовь

солдат сороковых.

И слышим эхо той войны

в звуках метронома,

в тихом плаче матерей,

в шуме ветра в поле.

И может, лет так через сто

мы будем вспоминать,

как шли бои, как пал солдат,

и тот прощальный вальс.
Февраль 1985

* * *
«Предвоенный вальс» написан в школьные годы, для вечера в честь Дня Победы. Несмотря на то что имела место некая «установка», все — искренне. Тема войны волновала меня с самого детства.
Не книжные персонажи, а реальные люди — сильные, мужественные, благородные. Я восхищаюсь ими.
И все время задаю себе вопрос: оказавшись на их месте, смогла бы я прожить это время так же достойно, не потеряв рассудок, работать, а не грабить, жить, а не убивать?
Просто оставаться Человеком…
Музыка

(Текст — С. Сурганова)

Если спросите меня,

кого люблю на свете я,

я отвечу без задержки, не тая,

что на свете для меня

есть одна любовь — мечта,

это — музыка.

Музыка, музыка,

ты вечна, как Млечный Путь,

моя музыка.

Ты в сердце живи,

за собою зови,

любимая музыка!

Сестер и братьев созови

на бой священный, бой любви.

Когда бы враз забыли люди смерть и зло…

Ты только в этом помоги,

вражду и ненависть сотри,

в людских сердцах посей надежду и добро.

Музыка, музыка…

Когда в душе таится мрак

и сердце жмут мне боль и страх,

когда на том же берегу и друг, и враг,

я упаду опять туда,

где море чувств, любви, добра,

и жизнь свою я песне вверю навсегда.

Музыка, музыка…
1985
(альбом «КРУГОСВЕТКА»)

* * *
«Есть одна любовь — мечта, это — музыка…» Так и получилось. Правда, «одна» — не значит единственная. Скорее, одна из…
Разговор

(Текст — С. Сурганова)

— А что, на дворе еще весна?

— Да нет, — сказал он, — осень

сонаты пишет из дождя,

все о тебе хлопочет.

Теперь старушке не до сна —

твой каждый миг пророчит,

торопит день, за ним года —

все о тебе хлопочет…

— А что друзья, они верны?

— Верны. Покуда живы

в делах твоих, в мечтах твоих —

печалям нет причины.

А ты живи, не жди наград —

там всем за все воздастся.

А кто был прав, а кто не прав —

не будем разбираться.

— А все ли здесь разрешено,

и решено ли вовсе?

— Живем, как встарь, чужим умом:

не «до», скорей, а «после».

Нам главное, чтобы рассказ

не вызывал в нас скуки.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconКнига полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально...
Зое Михайловне Сургановой, моей бабушке, и Лие Давыдовне Сургановой, моей маме, — за то, что я — Светлана Сурганова
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconКнига не обновленная версия автобиографии сэра Ричарда Брэнсона «Теряя невинность»
«К черту все! Берись и делай». По сути, это первая книга автора, полностью посвященная истории создания и особенностям ведения его...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconРоберт А. Уилсон. Моя жизнь после смерти
Эта книга полна тайн, она буквально тонет в загадках и неопределенности. Мы будем вглядываться в калейдоскоп событий, которые под...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconКнига жизни
Просто наблюдай себя, как ты наблюдал бы тучу. Ведь ты ничего не можешь поделать ни с тучей, ни с качающимися на ветру пальмовыми...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconКнига воина света «Книга воина света»
Пауло Коэльо помогает каждому из нас обнаружить в себе своего собственного воина света. Короткие вдохновляющие притчи приглашают...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» icon1. Влияние усл-й эксплуатации на теническое состояние машин в с/х
В помещении влажность воздуха резко ув коррозийный процесс деталей, ув опасность проникновения воздуха в цилиндры. Все это проявляется...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconКнига 11 Шаманы Древней Мексики: их мысли о жизни, смерти и Вселенной...
Итак, «Колесо времени», очевидно, итоговая книга Карлоса Кастанеды. Может быть, он все же напишет что-нибудь еще, но эта книга все...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconКнига 11 Шаманы Древней Мексики: их мысли о жизни, смерти и Вселенной...
Итак, «Колесо времени», очевидно, итоговая книга Карлоса Кастанеды. Может быть, он все же напишет что-нибудь еще, но эта книга все...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconРеферат На тему : Неизлечимые болезни
Это деление на внутреннюю, или терапию, и наружную, или хирургию, установилось ещё в доисторическую эпоху; позже каждая из этих ветвей...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconАйн Рэнд Атлант расправил плечи. Книга 3 Атлант расправил плечи 3...
Она почувствовала, что все это ей знакомо. Это мир, каким он представлялся ей в шестнадцать лет. И вот теперь все исполнилось, и...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница