Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые»


НазваниеКнига полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые»
страница5/10
Дата публикации30.04.2013
Размер1.67 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Музыка > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Я открываю двери в сон,

а за дверьми ни ад, ни рай,

а только боль…

Больно смотреть в закрытые глаза

и видеть мой осиротевший дом.

А слезы в них, как воск свечи.

Огонь растопит формы дня.

Оставит отзвуком в ночи

слеза моя, боль…

Больно

твое отсутствие весной,

жизнь.

Я принимаю год за пять.

Я слышу с ночи до зари

моих любимых голоса,

что от меня ушли…
18.04.1992 (альбомы «НЕУЖЕЛИ НЕ Я», «ЖИВОЙ»)

* * *
Еще одна песня, посвященная бабушке, и — первая радийно-ротационная песня. Ее взяли на «Наше радио» — несмотря на то что «Больно» не совсем вписывалась в формат. Впрочем, из-за этой «непохожести» ее, вероятно, заметили… Когда я впервые исполнила эту песню С. Г., у нее по щекам текли слезы. Очень яркий, острый, незабываемый момент. И каждый думал о своем…
В этом городе фонарей

(Текст — М. Чен)

В этом городе фонарей,

мимолетных холодных встреч

ты возьми меня, обогрей,

ты сумей меня уберечь.

В этом городе темнота,

и никто меня не поймет,

когда губ твоих немота

мое сердце вдруг обожжет.

В этом городе тишина

и старинных домов оскал.

Я кому-то еще нужна,

меня кто-то вчера искал.

В этом городе уходил

мой последний пустой трамвай.

Средь заросших сырых могил

ты мой новый приют узнай…
1992 (альбом «КАПЛЯ ДЕГТЯ В БОЧКЕ МЕДА»)

* * *
Этот текст меня просто очаровал. Он очень контрастный: вначале — свет и тепло, потом — холод, пустота, мрак. Эта двойственность очень «цепляет». Хотя победила, конечно, как всегда, любовь:).
Добрый Вечер

(Текст — С. Сурганова)

Добрый Вечер,

мне так странно

то, что ты пришел в мой дом,—

неприкаянный, желанный,

сероглазый и шальной.

Я забыла все что было.

Я открыла настежь дверь

и впустила Добрый Вечер

на несмятую постель.

Гость желанный,

сняв ботинки,

скинув пыльное пальто,

прошептал: «Зажги-ка свечи,

мы не виделись давно.

Пусть звучат фокстрот и танго.

Все пусть будет как во сне.

Не сердись, друг, что так долго

добирался я к тебе».

Добрый Вечер,

ты-то знаешь

как больнее, когда врозь.

По тебе — как по страницам,

и не вглубь, а только вскользь

без обид и притяжений.

Как с иголочки пришлось

платье цвета шоколада

и фасона в стиле «ночь».

Гость желанный и родной мой,

не грусти, а спой мне блюз.

И звучанием наполни

все несказанное вслух.

Улыбнись мне на прощанье.

Знаю, трудным будет путь.

Улетай, но, если сможешь,

возвращайся как-нибудь.
Сентябрь 1992 (альбом «ПРОВЕРЕНО ВРЕМЕНЕМ», часть 1 «Вечное движение»)

* * *
Она очень любила блюз…
Птицы

(Текст — С. Сурганова)

Что вас гонит из города в город?

Кто зовет вас в небесную даль?

Певчие птицы зерна с ладоней

с детства, увы, не приучены брать.

Вьюга за окнами, дождь — не преграда.

Есть в крыльях сила — опять не уснуть.

Вас не влечет ни хвала, ни награда,

Певчие птицы, что гонит вас в путь?

В чердачной пыли заброшенных замков

уютней, чем в золоте клеточных спиц.

И если пространства — то не меньше, чем небо.

И если свободы — то не на двоих.

Что вас гонит из города в город:

восторженность яркой, но все же толпы?

Народы? Наряды? Обычаи? Говор?

Непостоянство? И просто коты?

Так улетайте ж в ночное созвучье

окон зашторенных и фонарей,

в роскошь безлюдных и вымытых улиц,

в строгость каналов и площадей.

Певчие птицы, так радостно-больно

мне наблюдать ваш свободный полет.

Но этот полет так похож на скитанье

от «верю» к «не верю» и наоборот.

Что вас гонит, что?
16.11.1992
(альбомы «ЖИВОЙ», «КРУГОСВЕТКА»)
В небе полном звезд

(Текст — С. Сурганова)

В небе полном звезд — имя твое.

В небе полном любви — нет твоих глаз…

Мы куплены все за сверкающий грош

фальшивых улыбок, бессмысленных фраз.

В небе полном звезд — имя твое.

В мире полном любви — нет тебя.

Возвращаясь в свое пустое жилье,

ты приносишь в ладонях только след дождя.

За твоей спиной усталость и боль,

только это все ты не бери с собой.

В ту дорогу, что я приглашаю тебя,

мы возьмем десять струн и четыре крыла.

В небе полном звезд ляжет наш путь.

В мире полном любви сможем сомкнуть

квартет наших мудрых и ласковых рук,

забвенью придав все тревоги разлук.

Все та же тональность и те же слова,

но с большей любовью говорю тебе:

«Моя доминанта пусть будет слышна

сквозь шум самолетов и тающий снег!»
18.02.1992
(альбом «ЖИВОЙ»)

* * *
Где-то между стихами Татьяны Хмельник и песней Аллы Пугачевой «Расскажите, птицы…». Такая широта, такой полет…
Вот так нескладно

(Текст — С. Сурганова)

Вот так нескладно, вполголоса

ни о чем не прошу тебя.

Только, если возможно, немножечко

посиди тихо возле меня.

Без приставки к себе «осторожно»

и со словом к тебе «нельзя»

я скитаюсь озябшим волчонком

в малахитовой зелени дня.

Как жаль, что в жизни нет спроса

с тех, кто может летать.

Как жаль, что нет запроса

на тех, кто умеет ждать.

Ритмичность пульсации вправе

сказать, что нет перемен.

Но вряд ли в замочную скважину

увидишь весь мир как он есть.

И сложность не в том, что вы были.

А сложность вся в том, что вы есть,

безумье мое и бессилье —

рядом с теми, кому буду петь

всю жизнь, а может, и больше.

И если вдруг спросит мой друг:

«Малыш, ты был счастлив?»

Отвечу: «Быть может,

и чаще, чем сотни вокруг».

Вот так нескладно, вполголоса

себе иногда говорю:

«Не стоит так часто вторгаться в чужое

сознанье со словом „люблю!“».
15.05.1992
(альбом «ПРОВЕРЕНО ВРЕМЕНЕМ», часть 1 «Вечное движение»)
Дождь

(Текст — Ф.-Г. Лорка в переводе В. Парнаха)

Есть в дожде откровенье — потаенная нежность

И старинная сладость примиренной дремоты,

пробуждается с ним безыскусная песня,

и трепещет душа усыпленной природы.

Это землю лобзают поцелуем лазурным,

первобытное снова оживает поверье.

Сочетаются Небо и Земля, как впервые,

и великая кротость разлита в предвечерье.

[…]

Роковое томленье по загубленной жизни,

неотступную думу: «Все напрасно, все поздно!» и

ли призрак тревожный невозможного утра

и страдание плоти, где таится угроза.

В этом сером звучанье пробуждается нежность,

небо нашего сердца просияет глубоко,

но надежды невольно обращаются в скорби,

созерцая погибель этих капель на стеклах.

[…]

Тишине ты лепечешь первобытную песню

и листве повторяешь золотое преданье,

а пустынное сердце постигает их горько

в безысходной и черной пентаграмме страданья.

В сердце те же печали, что в дожде просветленном,

примиренная скорбь о несбыточном часе.

Для меня в небесах возникает созвездье,

но мешает мне сердце созерцать это счастье.
Песня — июль 1992 (альбомы «ВОЗЛЮБЛЕННАЯ ШОПЕНА», «КРУГОСВЕТКА»)

* * *
Одно время я сильно увлекалась творчеством группы «Наутилус Помпилиус». Когда на глаза попался этот текст — стихотворение Лорки в замечательном переводе Валентина Парнаха, — во мне заговорил и запел… сам Бутусов!
Друг для друга

(Текст — С. Сурганова)

Мы стали друг для друга

чуть больше, чем чужие…

Когда с тобой вдвоем

носили нас мосты,

мы слышали друг друга

чуть больше, чем глухие,

не видя под собой порой

полета высоты.

Мы стали друг без друга

чуть больше, чем родные…

Двусмысленность речей теперь

не принесет нам зла.

Не парадоксов дней,

не оттисков печалей,

а золото молчанья

нам осень принесла.

Мы стали друг от друга

чуть больше слышать песен,

значенье фраз которых

никак не примем в толк.

He встретиться ли нам,

пусть даже и случайно,

в каком-нибудь троллейбусе,

идущем на восток?

Мы стали друг о друге

светло и нежно думать…

Рассеялись обиды все,

как, впрочем, и мечты.

Мы стали друг для друга

чуть больше, чем чужие,

но кто тебе сказал, что это

повод для вражды?
09.01.1992 (Альбомы «НЕУЖЕЛИ НЕ Я», «ЖИВОЙ»)

* * *
Я за то, чтобы любые душевные перипетии между людьми заканчивались если не постелью, то крепкой многолетней дружбой.
Молитва мольберту

(Текст — С. Сурганова при участии А. Балгозиной)

Не жива и не мертва…

Жизнь уходит от меня.

Что оставлю, что сотру —

об одном лишь попрошу:

иногда в далеком сне

вспоминайте обо мне.

Вот усталость, словно старость,

прикоснувшись, обожгла.

То ли мудрость, то ли жалость

вокруг горла обвилась.

Не в укор, а мне в покой

Вы уехали домой.

Не уйду и не останусь.

Буду просто возле Вас.

Не в надежду и не в тягость

кем-то издан был указ:

быть безликой и немой —

вот портрет Вам мой.

Кабы краску, да к палитре,

а мольберт, да к полотну —

не устал бы мир дивиться

на девичью красоту.

Но остыла твердь земли,

и меня туда снесли.

Вот жива ведь, не мертва.

Жизнь по-прежнему права.

Что оставлю, что сотру —

я теперь Вам так спою:

«И во сне, и наяву,

только Вами и живу».
21.06.1992 (альбом «ВОЗЛЮБЛЕННАЯ ШОПЕНА»)
Я уйду так же тихо

(Текст — М. Чен)

Я уйду так же тихо,

как когда-то пришла,—

ни рыданий, ни крика,

ни взмаха крыла.

Словно снег на ресницах

подсохшая соль,

а в душе затаится

нестерпимая боль.

Я возьму и забуду

твоих губ тишину.

Просто плакать не буду —

ведь теперь ни к чему.

Я не стану искать

теплоту твоих рук,

я сумею понять

неизбежность разлук.

Уходить надо гордо —

в золоченье побед,

чтоб оставить надолго

в твоей памяти след.

Я ж останусь безлика,

что была — не была.

Я уйду так же тихо,

как когда-то пришла…
1992
Весна

(Текст — С. Сурганова)

Процент сумасшедших в нашей квартире

увеличится, если ты не придешь.

И весна — не весна, если ты позабыла

свой город дождей, этот садик и дом.

В коммунальной квартире — Содом и Гоморра:

кошки рожают, дети орут,

и посудой гремят соседские монстры —

курят, курят и счастье куют.

Весна, весна идет!

Весне — дорогу!

Весна, весна идет!

Весне — дорогу!

Но я понимаю, что все тебе это

давно надоело, и больше, чем жить.

Что нет пустоты — есть отсутствие веры,

что нет нелюбви — есть присутствие лжи.

А март своим безразборчивым бредом

уложит в свой грунт тела молодых,

да так, чтоб не смог реаниматор

в искусстве своем сам себя превзойти.

Весна, весна идет!

Весне — дорогу!

Весна, весна идет!

Весне — дорогу!

И что из того, что расторгнуты связи?

И что из того, что молчат провода?

И что из того, что все песни похожи

одна на другую, а та — на тебя?

В моей Преисподней как будто бы людно,

но поздно сшивать рану край в край,

и я разделяю все случаи жизни

на что было до и после тебя!

Весна, весна идет!

Весне — дорогу!

Весна, весна идет!

Весне — дорогу!
Март 1993
(альбомы «ВОЗЛЮБЛЕННАЯ ШОПЕНА», «КРУГОСВЕТКА»)

* * *
«Весна» — сложный конгломерат чувств, судеб, воспоминаний.
Вот одно из них. Я училась на 2-м или 3-м курсе, когда по институту разнесся слух: погиб студент. На него напали, избили, госпитализировали, еще живого. В той самой больнице работал его отец — реаниматологом. Сын попал к нему на отделение — и умер. У отца на руках…
Коммунальный рок-н-ролл

(Текст — С. Сурганова)

Возьми ее в руки,

дверь закрой на замок.

Она стены раздвинет

и снесет потолок.

Осторожно,

возможно, постройка стара,

и к тому же соседей

полна конура.

Возьми девять лун

на седьмом вираже,

и ты станешь стеклом

в ее витраже.

Осторожно,

возможно, еще цел гобелен.

Смой цвет с полотна

и войди в его плен.

Возьми пару нот

на подпиленных струнах.

Кто был — тот теперь

покоится в урнах.

Осторожно,

возможно, скоро лопнет струна…

Кто будет последним

пить с нею до дна?

На кухне источник

зимы и сосисок,

живет квартирант мой —

немой холодильник.

Возьми батарею,

спрячь ее под подол.

Мы спляшем на кухне

с тобой rock-n-roll.
Ноябрь 1993 (альбом «ПРОВЕРЕНО ВРЕМЕНЕМ», часть 1, «Вечное движение»)

* * *
Коммунальная квартира — явление неоднозначное. Есть у него и плюсы, и минусы, но одно можно сказать наверняка: там крайне сложно остаться незамеченным, когда хочется… моря любви:).
Кошка

(Текст — С. Сурганова)

Я видел таких свободных и чистых.

Я видел таких закубованных в рай.

Я видел таких озадаченно-гибких.

Я знаю и тех, кто все рвется за край.

Я знаю таких, кто гуляет по крышам.

Встречались и те, кто сидит по домам.

Я в курсе, что снова меня здесь не слышат.

Да я не из тех, кто верит ушам.

Ты кошка, которая гуляет сама по себе.

Да, ты кошка, которая гуляет сама по себе.

Задержка в пути на срок больше полвека…

Кто мог — отдохнул, кто хотел — опоздал.

Я видел тупиц и отступниц от веры.

Я знаю и тех, кому все пополам.

Я много смотрел, но мало что видел.

Я часто тонул в слишком ярких лучах.

Ты много успел, да, но все же послушай,

тут дело не в крыльях, тут дело в корнях.

Но ты кошка, которая гуляет сама по себе.

Ты кошка, которая гуляет сама по себе.

Инверсия чувств, как и смена постелей,

привычна для жителей этих широт.

В цене постоянство, но в большей —

потери и сплетен фонтан, извергающий рот.

Я знаю как жить неразменной монетой.

Я видел инстинктов постылую власть.

Я тоже из тех очумевших поэтов,

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconКнига полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально...
Зое Михайловне Сургановой, моей бабушке, и Лие Давыдовне Сургановой, моей маме, — за то, что я — Светлана Сурганова
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconКнига не обновленная версия автобиографии сэра Ричарда Брэнсона «Теряя невинность»
«К черту все! Берись и делай». По сути, это первая книга автора, полностью посвященная истории создания и особенностям ведения его...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconРоберт А. Уилсон. Моя жизнь после смерти
Эта книга полна тайн, она буквально тонет в загадках и неопределенности. Мы будем вглядываться в калейдоскоп событий, которые под...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconКнига жизни
Просто наблюдай себя, как ты наблюдал бы тучу. Ведь ты ничего не можешь поделать ни с тучей, ни с качающимися на ветру пальмовыми...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconКнига воина света «Книга воина света»
Пауло Коэльо помогает каждому из нас обнаружить в себе своего собственного воина света. Короткие вдохновляющие притчи приглашают...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» icon1. Влияние усл-й эксплуатации на теническое состояние машин в с/х
В помещении влажность воздуха резко ув коррозийный процесс деталей, ув опасность проникновения воздуха в цилиндры. Все это проявляется...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconКнига 11 Шаманы Древней Мексики: их мысли о жизни, смерти и Вселенной...
Итак, «Колесо времени», очевидно, итоговая книга Карлоса Кастанеды. Может быть, он все же напишет что-нибудь еще, но эта книга все...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconКнига 11 Шаманы Древней Мексики: их мысли о жизни, смерти и Вселенной...
Итак, «Колесо времени», очевидно, итоговая книга Карлоса Кастанеды. Может быть, он все же напишет что-нибудь еще, но эта книга все...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconРеферат На тему : Неизлечимые болезни
Это деление на внутреннюю, или терапию, и наружную, или хирургию, установилось ещё в доисторическую эпоху; позже каждая из этих ветвей...
Книга полна нежности и воздуха. Это книга-анамнез: Света буквально просвечивает через нее. На этих страницах все те «неизлечимые» iconАйн Рэнд Атлант расправил плечи. Книга 3 Атлант расправил плечи 3...
Она почувствовала, что все это ей знакомо. Это мир, каким он представлялся ей в шестнадцать лет. И вот теперь все исполнилось, и...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница