Москвичёв Сергей Алексеевич. Мысли об изменении глобального порядка


НазваниеМосквичёв Сергей Алексеевич. Мысли об изменении глобального порядка
страница1/6
Дата публикации11.04.2013
Размер0.84 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Право > Документы
  1   2   3   4   5   6
Москвичёв Сергей Алексеевич.
Мысли об изменении глобального порядка.
c:\documents and settings\admin\рабочий стол\x_8cdba777.jpg


Предисловие.
Думы думами, а всё в этом мире могло бы перевернуться в лучшую сторону, если бы в сознании людей произошли волшебством или искусственным вмешательством следующие кардинальные перевороты: в интересах – легко и приятно воспринимался бы труд, а не игра; в памяти – добро всегда побеждало бы зло; а в морали совесть одолела бы ложь.

Имею предположить, что в нынешнем информационном обществе постижение какой-либо новой мысли – это потребность устойчивая и важная; и окажись человек в среде, которая не сможет ему предложить интеллектуального насыщения, он должен обнаружить чувствительный дискомфорт. Автор смеет предположить, что его мозг всё же более развит, чем мозг разбившегося об скалу опытного птеродактиля, торжественно размещённый на каминной полке бывалого археолога; и что эти его рефлексивные изыскания будут поняты не только весёлыми врагами эвтаназии, находящимися на ранней стадии имбицильности; открывая дорогу гениальности космического разума анорексическая эрудиция лишь выполняет вспомогательную инженерную роль, а не утверждение значительности личности автора.
В данном месте обозначены мысли автора об отношении его к различным аспектам жизни: организации территории и глобального сообщества, ориентированности производства и идеологий и т.д. Автор не ставит целью сразить читателя наповал океанами знаний. И пусть он не преуспел в средствах выражения; но смеет представить, что в отличие от других, более умелых художников слова он не выплетает свои теории ради эстетического наслаждения или похвалы; а делает это для реального улучшения организма глобального сообщества. У автора не было стремления обнаруживать эклектический калейдоскоп, он развёртывал темы за горизонты листа, но их, волнующих и глобальных очень много.

^ Цивилизационная технологическая аутентическая идеология развития.
В данном информационном блоке будут представлены общие моменты двух противостоящих друг другу идеологий (сформированных автором и приятных ему): гуманистической экологической и рационалистической.
Итак, на взгляд автора, ядро необходимой идеологии должно состоять из четырёх моментов: 1) цивилизация – как некая общественно-культурная субстанция, обнимающая всех разбросанных по миру людей и превозмогающая ту скромную территорию, которую занимает государство; 2) технология – тот набор инструментов и учений материального мира, который должен обеспечить жителям цивилизации процветание; 3) определение высокой цели, стремясь к которой будет совершаться развитие общества: автор предлагает две такие цели развития: а) процветание людей; б) принятие интеллекта высшей цивилизационной идеей, уважение которой должно быть незыблемым; 4) аутентичность – некая модель выражения мыслей, при которой не называются конкретные имена и названия, а используются в фигурах речи вещи их общими признаками; абстрактность отделяет суть от времени, благодаря чему аутентичность обретает важное и нужное свойство универсальности; аутентичность, вследствие её свойств безвременности и бесстрастности приятна науке, обретающей в союзе с аутентичностью основательность и бессмертие. Таким образом, общественный организм будущего должен представлять цивилизационное технологическое и аутентическое естество, направленное на развитие.
Принадлежность к конкретному глобальному цивилизационному сообществу основывается на: 1. языке, который должен быть принят за свой и повседневно использоваться; 2. корне народа, заключающемся в обыкновенных исканиях и склонностях к каким-то знаниям и занятиям; 3. обобщённых национальных чертах: для одних народов это открытость и жизнестойкость; для других – стремление к труду и расчётливость и т.д.; 4. уважение (а для некоторых и приверженность) тех элементов национальных традиций, доставшихся настоящим поколениям по наследству от давних предков.

Человек по своему характеру существо атавистическое – недоверчивое, агрессивное и боязливое – недалеко ушедшее в развитии от своего волосатого предка; и продолжаться это преклонение человека разумного пред своими инстинктами может сколь угодно долго, пока люди будут смиряться с условиями, предложенными им Упорядоченным Хаосом и плыть по течению реки Нелепое Существование; и едва ли человек может считаться существом ноосферным. Его теории существования ограниченны и не идеальны: государство, рыночный капитализм, казарменный социализм, сплав лжи с нравственностью (религия): и человек не пытается их и усложнить и привести в соответствие с высокими принципами. Человек, уподобляясь примату: без нарушений использует обстоятельства сугубо для личной выгоды; попирает права себе подобных, природы; изображает деятельность; изображает нравственность; неверно истолковывает действительность ради своей выгоды с нанесением вреда другим; несправедливо распределяет материальные средства (перечислены отрицательные черты: хитрость, равнодушие, ханжество, ложь, воровство). При всём при этом поведению людей присуще несгибаемость духа и стремление к демонстрации своей силы: возможно, это тоже один из атавизмов характера биологического существа – инстинкт самосохранения. При этом, человек разумный вовсе не замечает тех агрессивных, бездеятельных и глупых существ, которые часто руководят его поступками. Если допустить что обычные люди не имеют никаких возражений против управления собой безумцами, то факт существования людей разумных как вида может смело ставиться под сомнение, в связи с их ментальной неотделимостью от существ атавистических.

В усреднении глобального сообщества общечеловек – это нормальное гордое и честное существо, презирающее и ненавидящее несправедливость; однако, всё это не отменяет наличие моральных выродков.
Общество является многоглазым, многоязычным чудовищем, с выпирающей наперёд своего ограниченного ума всененавидящей спесью и ущербной завистью; от отрицательных качеств только вред развитию. И потому запросы общества не должны являться основой какой-либо идеологии. Просто, необходима перемена понятий: назовём общество иначе – сообществом, и всё сразу встанет на свои места. Сообщество индивидуальных людей – это номинально объединённая многомиллионная группа людей, каждый из которых выражает собственные предпочтения и идеологию; и уважаемые всеми, без каких-нибудь согласований их мыслительные линии сливаются утолщая этот мощный поток энергии, который может быть призван на преобразование унылого пространства.

Общество подобно крови: оно также деятельно; а происходит это оттого, что за ним движется нужда. Люди, в отдельности своей, как правило, низкого качества, оттого и составляемое ими общество так уродливо. Политики не стремятся удовлетворить потребности людей по максимуму, иначе общая деятельность заметно снизится и общественный организм заболеет. Однако политики не организуют благоденствие не только из гуманных соображений, но и, чтобы возвышаться сидмя над деятельными, вкушая плоды их труда.
Государство представляет собой набор разносортных малых сообществ: 1) законом установленных систем-иерархий (органы государственной власти, специализированные учреждения, общественные объединения и т.д.) и 2) свободных объединений (семьи, группы друзей, знакомцев или единомышленников и т.д.), каждое из которых нацелено на собственную выгоду. Единственной целью, оправдывающей существование государства, как одно из разновидностей глобальных общественных систем – это безопасность: физическую безопасность людей и безопасность их этнической и культурной идентичности. Прочие вопросы организации и управления (управление оправдываемо только целями выживания людей и цивилизации; прочие насущные вопросы должны решаться более свободными методами) массами под силу иным глобальным общественным системам (о разработке содержаний которых едва ли задумывался кто-нибудь нарочно и для создания альтернативы государству и наброски очертаний которых, наверно, способна дать только история первобытнообщинного строя). К сожаленью, за отсутствием иных мощных идеологий глобального общества государство распространило своё право на разные сферы человеческой жизни, и своё влияние и опеку на что бы то ни было. Государство имеет монопольное право на природу, общественные институты и людей. И все дивные законы государства, отличающиеся справедливостью, нравственностью и теплотой душевной не способны оправдать власть над людьми. Люди для государства – расходный материал. С беспечностью силы чиновников, от которой происходит жестокость и воровство не способна совладать и ирония. Такое выражение: «жизнь людей в стране уже давно вышла на самый высокий уровень, у них всё хорошо, только иногда, она отравляется своеволием незаметных существ, оказывается живущих с людьми по соседству» не способно повлиять на характер слоя людей власть предержащих, потому как чтение не входит в число приоритетов.
Людьми почитаются идеологи и проводники тех философских, политических, экономических, религиозных и других мыслей, от того и только от того, потому что эти идеи обладают силой, силой наибольшей среди других идей того же направления (например, религии); сила этих мыслей (или идей) заключается никогда или не в первую зависимость от заключённой в них правдивости, а потому, что они имеют силу, то есть власть над волей человека, обволакивают его разум и подчиняют его своим смыслам. Человечеством движут наиболее сильные мысли (идеи), отобранные в результате жёсткой конкурентной борьбы с идеями того же порядка в многовековом эволюционном процессе. Выдвинувшись из-за спин конкурентов и ставши инструментарием политической, социальной, духовной жизни, сильные мысли не становятся послушным орудием доброй воли человека, а, наоборот, – человек становится слугой – верным исполнителем их властных смыслов. В качестве примера сильных мыслей-понятий, властвующих над человеком можно назвать такие ведущие доминирующие идеи современности как демократия, государство, христианство, глобализация и т.д. Все они имеют сильное влияние на людей через страх. Разберём только одно из означенных понятий, являющейся сильной мыслью, чья власть над душами людей кажется непогрешимой – «государство». Понятие «государство» является доминирующим над психикой человека, над его волей. Власть понятия выражается в безысходном, бессознательном желании обслуживать его смыслы. Понятие «государство» воздействует на страх следующим образом: люди самоубеждают себя: «мы нуждаемся в государстве, потому что оно защищает нас от бандитизма и терроризма». Но из этой логики может возникнуть отличающийся изрядной пошлостью вывод: понятие «государство» – мёртвое понятие (люди, всего лишь, обслуживают его смыслы!) заинтересовано в существовании бандитизма, как в средстве, оправдывающем его существование. Беда человечества в целом, в существовании хищных человекоподобных существ. Они нисколько не опасны для социального упорядоченного хаоса (естественного обшественного порядка, комплекса основных мыслей общечеловека), и, наоборот, для хищников общее социальное пристрастие к ним, воздействует устрашающе: хищным известна та неумолимая и беспощадная жестокость в себе и они не питают иллюзий к ответной жестокости других (движущие силы жестокости разнятся: у одних – алчность, у других – справедливость и возмездие; но суть общечеловека одна и всем она ясна). Хищники опасны для общества тем, что они роняют зерно подозрительности в умы людей, ищущих пущей безопасности; и здесь, к случаю, в очередной раз подворачивается идея государства. Таким образом, негодяи и мерзавцы своими отвратительными поступками затягивают на шее общества петлю рабства. С каждым новым эпизодом кровавых похождений «хищников» понятие «государство» и суждения людей цементируются всё крепче. То есть, главной причиной существования государства является властвование смыслов его понятия над людьми, которыми движут чувства мнительности и подозрительности, спровоцированные хищными человекоподобными существами; цель этих чувств – защита; материализация этих чувств в мыслях и словах: «люди способны на зло». Эта материализация идентична одному из внутренних шифров государства, без которого оно существовать не может; но это не здоровый ген, а вирусная ошибка в сущности (геноме) государства; псевдоген, – потому что не согласуется с подлинными желаниями людей. Если бы люди выбирали целями своей повседневной жизни естественные духовные потребности, то преступность бы перестала находить мотив, а в отношении людей друг к другу, вместо недоверчивости («люди способны на зло») возобладал тезис «людям присущи благородные чувства». Помимо «хищников», причиной неистощимости псевдогена государства является то, что не все «хищники» находятся под контролем одной политической системы. Глубинным и единственным предназначением государства или других глобальных общественных систем (смыслы которых оказались похороненными века назад в борьбе с государством, или оказались забытыми за отсутствием письменных сведений о них) должны стать выработка перечня настоящих желаний людей и их реализация на практике. К этим глубинным духовным потребностям людей относятся свобода, покой (сокращение объёма труда, избавление от тягостных мыслей об обязательности труда); экономическая поддержка творческих исканий людей; гарантия выживания (победа старости, болезней, разработка альтернативных источников пищи на случай глобальной катастрофы); выравнивание людей в силе, что неминуемо приведёт к торжеству понятий гуманизм и интеллект, понятия же власти и алчности исчезнут вовсе, как более недоразвитые в сравнении с первыми и в связи с исчезновением неравенства – их основной опоры. Для реализации глубинных смыслов, исходящих от настоящих желаний людей, наличие государства, с её аппаратами силы и принуждения не обязательно; достаточно активного, образованного, сплочённого общества. Иначе, если не будет обретён верный смысл существования государства (или иной глобальной общественной системы, например, – цивилизационного общества), основанный на доверии граждан друг к другу, а не на страхе и подозрительности; то истинно гражданами, то есть людьми имеющими возможность рассчитывать на достойную жизнь, будут только те, кто имеет силу и власть, в том числе, преступники (хоть и временно, но, – гражданами (когда деньжат добудут)); а основная масса людей, пусть, талантливая и трудолюбивая, будут оставаться недогражданами, физическим присутствием, людьми-невидимками.

Новая модель общественного устройства, чья инженерия не вставала бы в зависимость от многовековой политической эволюции; и имела бы, пусть и меньше созидающую благополучие, чем настоящая – экономику, безусловно автаркичную. Пресловутые научные долины; инженеры и рабочие, с сознанием, обработанным верными методиками таким образом, что на время выполнения окупаемых обязательств их эмоции и потребности подавляли фильтры, а приятные беседы в уютной и покойной обстановке и увлекательные игры на шкале притяжение-отторжение поменялись бы местами с трудом. Эта общественная структура, должна быть устанавлена осмысленно и тайно на удалённой от существующей социально-политической модели земле посредством непубличного договора прогрессивных государственных служащих и тех совершенных деятелей, взявших на себя ответственность развивать на этом участке суши в пределах государства новое, независимое и свободное социальное устройство с двумя основными целями: 1) приведения общества к последовательно реализуемой цели развития – гуманистической или рационалистической; 2) сворачивания (уменьшения сфер влияния; от тотальности – к естественности и разумности; естественные сферы влияния государства – это те социальные пласты, присутствие в которых власти подчас является обязательным: безопасность, внешние политика и торговля) государства и занятия этой общественной моделью наивысшей позиции влиятельности. Государство – это всего лишь встроенный защитный элемент сообщества индивидов, а не самостоятельный глобальный социальный организм. Свобода индивида безусловна и невозможно представить, чтобы каким-то объединённым системным политическим и силовым группам большинством населения было дозволено использовать и регулировать свой труд, подавлять свободу, и отнимать широкое поле деятельности взамен на защиту от каких-то практических никому неизвестных и почти сказочных мерзавцев.

Странно находиться во времени, когда слово государя, как явление природы естественно и не вызывает противления и владыки стихий не жаждут установления технологической индивидуалистической утопии. Закон, как атрибут вселенской правды государственной власти должно побудить расторгнуть этот практический союз во имя интересов глобального сообщества: на это и следует направить свой взор латентствующим энергетическим интеллектуалам – благородным корсарам современности.
/О творческом насилии ограниченных чиновников/.
Наверно, у каждого присутствует творческое начало и порой возникают непреодолимые устремления к творческому, посредством образов высказыванию. Непонятно для чего фасадом государственной власти являются силовые структуры: замечательные спортивные упражнения как в молодости, истязающие организм нагрузки на группы мышц отнимает много сил и времени у необходимости решения социальных задач, для решения которых власть, собственно говоря, и имеет высочайшие полномочия; а организация мест досуга для хулиганов и зоркое наблюдение за шпионами и «пятой колонной» в пятый черёд волнует людей. Как можно представлять государственным служащим право распоряжения персонами и судьбами большинства людей, тогда, как большинство самих властителей безумны: а причина этого, возможно, в том, что учителя будущих бюрократиков были фанатами бандерлогии. Несмотря на то, что некоторые чиновники – существа выдающиеся, а основная масса управленцев – обладатели достаточного багажа знаний, но это не прибавляет им совести и понимания своих поступков. В самом чиновничестве наибольшую тревогу вызывает не огромное количество непроизводящих и весьма неальтруистических единиц; не трата ими громадного количества времени на поддержание в порядке и отлаженности своей бюрократической системы вместо побуждающих и вдохновляющих действий, не на замену пустот своих полномочий какими-нибудь ценными живыми теоретическими, и производительными функциями; печалит то, что бюрократическая машина отличается качествами кровожадной злобы и насилия. Ведь, казалось бы, в наш век гуманизма и тотальной образованности населения специально пренебречь каким-то человеческим существом должно считаться вершиной низости, особенно, для чиновника, – существа высокоразвитого, почти совершенного. Но, насилие исходит не от злобы чиновников, а от их творческой души: указывание подопечному порядка поведения не метафорично, обычно уважительно ему – функционеру кажется очень примитивным и глупым делом; и любимым совокупным образом повелителей ландшафтов и строений является насилие. Невозможно себе вообразить, чтобы чиновник подвергал моральному насилию своих подчинённых в связи с недалёкой убеждённостью в неспособность теми проникнуться, уяснить, закрепить и отфиксировать в мозгу идею, доставленную до уха тихим тоном и прямым не витиеватым объяснением, и в умение подопечными окунуться в смысл только посредством образов, в том числе и тех, что губят тягу к свету. Естественно, что образные поступки бессознательны, и насилие, в первую очередь происходит от безнаказанности, звериного нрава и интеллектуальной беспомощности некоторых чиновников, а уж, потом, – от их творческого духа. Но, вдуматься: сказать опосредованно то, что можно сказать прямо и доступно есть тупость царственная. Но и это ничто пред рецидивом насилия. До какого состояния бредовости, иллюзорности своего восприятия реальности должен дойти чиновник, чтобы доставлять информацию из раза в раз одному и тому же человеку одним и тем же уродливым тоном, ведь жестокого урок уяснит и запомнит уже известное даже животное: и страус и койот, а уж человеку хватит и мимолётного, искромётного полужеста поймёт то, что от него требуется. Наши хвостатые предки бегали от саблезубых тигров и пантер и не надо быть семи пядей во лбу, чтобы уловить запах опасности, инстинкт подскажет. А если, нюх на опасность за тысячей частоколов и стен небеспокойных, несуетных поколений утерялся и растворился и генетически заморожен, то, даже малый опыт знакомства с подлинным человеческим миром, а не только со стерильными обстоятельствами возродит архаический инстинкт; и смело сказать – подавляющая часть массы людей будет внутренне напряжена и готова ко всему, так что вдоль шрама горькой несправедливости вырастут глаза. Таким образом, автор доказал, что творческое насилие бюрократов есть признак глупости. Таким образом, если, какой-нибудь иерарх не имеют ничего против насилия во власти, а считают это средством эффективным для стимуляции кипучей деятельности; то укрощение и/или отстранение от ответственного социального управления этого строгого деспота – важнейшая задача государства, так как глупцы (а этот статус суровых чиновников доказан выше) подвергают опасности всех граждан своей исключительной ненормальностью и непредсказуемостью.
/О прогрессивных смыслах и способах их практического внедрения/.
Добиться внедрения прогрессивных тезисов в жизнь возможно только путём появления на политическом поле нового законодательного сообщества, активно выдвигающего солидарные с умом и полезные инициативы. Не угодничество и предоставление чрезмерной радости обладателям таланта, ума и тактической смекалки от получения сказочных богатств, экстраординарно контрастных и чудовищно диспропорциональных доходам обыкновенных жителей национальной цивилизации будут целями деятельности партии. Однако, место неравенству в идеологии найдётся: меру вложения труда и дань дару судьбы отменять никак не можно.

Если представить идеологию партию в качестве замка, то, ждущих искры наполненными нефтью рвами, волчьими ямами и преградами из колючей проволоки будут являться борьба партии с любыми вредоносными явлениями для живых существ. Основой конструкции замка: широкой и могучей стеной, каменным ощутительным монолитным блоком будет создание такой системы, которая будет способствовать комфортному существованию людей вне зависимости от их воли. Самой высокой башней со шпилем будет центральная идея бесконечного развития практической технологии и разума.

^ Основные тезисы. 1. Партия будет находиться на стороне извечного защитника свободы от её корневых узурпаторов – организованных социальных систем, являющихся возлюбленными властной вертикали. Партия будет стремиться к отмене той формы власти, что существует по мерзкой и отвратительной формуле «деспот – раб». 2. Со своей стороны партия будет отрицательно относиться к собственному проявлению доминирования, выстраивая миролюбивые, добрые и равные отношения с приверженцами своей гуманистической – рационалистической идеологии и с глобальным социальным сообществом. 3. Партия будет противодействовать неразумной и бесполезной деятельности путём стимулирования сворачивания неудовлетворяющих этим моментам отдельных должностей и систем. 4. Партия будет добросердечно, а не из таинственного меркантильного расчёта, эксплуатирующего простодушие выступать за альтруизм, адепты которого будут трудиться на личное индивидуальное благополучие в долгосрочной перспективе; бескорыстная деятельность на начальном этапе изымет предательство высоких идей. 5. Партия – дух, представители партии не имеют целью завоевание передового места в системе «индивид-собственность» и доверия глобального сообщества, так как, роскошь и карнавал всенепременно растлят, а затем и уничтожат высокую идею; доверие же несовершенных без сомнений подвергнет унижению великие идеалы, а посему тактике деятельности законотворческой организации должна приличествовать скромность; партия будет всеми силами стремиться достичь максимума процветания социума, но, при этом не забывая про деятельность удобную уму, наиважнейшей составляющей которой является выживание людей, а также того великого живого разнообразия, чьё предназначение – не комфорт и увеселение покорителей планеты; в борьбе с вредоносными и не рационалистическими предлагаемыми обстоятельствами должна заключаться важнейшая интенция сторонников идеологии. 6. В связи с тем, что идеологические позиции партии отвергают любое проявление власти, как источник насилия и избыточного обогащения небольшой группы людей; а также способы управления людьми различными социальными объединениями, в связи с тем, что срастаясь в некий общий организм, люди обретают свойства злобствования и охотно идут на поводу у невежества. Именно поэтому, партия при всём своём положительном отношении к свободе индивидуальных людей отвергает такие распространённые течения как демократия, социализм, монархия, либерализм и тоталитаризм. 7. Партия поддерживает на знамени своём высокие идеи: 1.) построения новой технологической обители глобального сообщества, 2.) примата рационализма над основными философскими доктринами, основанного на центральной идее непрерывности научного развития и на гипотетическом стержневом идеологическом тезисе о неисчерпаемости знания.

Таким образом, Цивилизационная гуманистическая рационалистическая партия (ЦГРП) © не материалистична: в ней не будет представителей, первоцелями которых стремление занятия высоких кабинетов и установление заоблачных зарплат; также, не возымеет места самоограждение сторонников партии от критики законами. Высокая идеология должна объединять нормальных людей, путём правильной (рационалистической) и полезной (гуманистической) законотворческой и организационно-политической деятельностей. Партия ЦГРП © будет совершать уму удобные и полезные индивидуальному человеку манёвры, а не творить комфорт для тесного идеологического содружества. Обязательной ликвидации, перестройке или трансформированию подвергнуться должны подвергнуться вредоносные, лживые, сомнительные и бездоказательные понятия и идеологии: власть, религия, стяжательствующие развратные доктрины психологии и коммерции и т.д. Обитатели глобального сообщества должны быть избавлены от таких условий, которые принуждают их к повседневному и длительному труду. Должно притягиваться то время, когда каждый сможет получить обстоятельства личной материальной независимости. Значительному ограничению подвергнется стародавняя и несовершенная коммерции, занимая всё меньшее место на теле нового цивилизационного устройства. Роль экологии повысится, технология и разум должны быть неотъёмно сплетены с природой.

^ Дополнительные тезисы: Изменению должен подвергнуться язык: должны быть созданы новые, более точные и более приятные слуху понятия; из лексики представителей партии должны быть выведены вредные уму слова и понятия. Перед активной практической законотворческой и организационной альтруистической деятельностью партией ЦГРП должен быть выработан порядок рационального реагирования на предлагаемые обстоятельства природного (фактор инстинктивной биологической движимости индивидуальных людей) и социального (фактор извращённого сознания толпы) энергетического хаосов.


/Некоторые законодательные инициативы партии/.
1. Сокращение количества чиновников с целью экономии денежных знаков и их сбережения на нужды более полезные, чем безработица. Причинами отстранения бюрократов от службы должны стать несоответствие мере уважения их моральных качеств; низкий уровень профессиональной подготовки, который создаёт преграды исполнению ими государственных задач; сокращение по субъективным домыслам и предлогам на заранее заготовленный процент (число) недопустимо. Одним из способов уменьшения численности функционеров должен стать аттестационный экзамен, проводимый по критериям достаточности профессиональной выучки, благонравия, рациональности поведения и трудовых усилий. Недостаточное наличие у чиновников идеальных качеств неминуемо должно оборачиваться схлопыванием их карьер.

2. Предполагается неистовая борьба с распространённостью алкогольсодержащих напитков, с генномодифицированной продукцией, с излишествами в области природопользования, со злостными посягателями на моральные устои глобального сообщества.

3. Создание законодательной защиты независимости индивидуальных людей от давления организованных систем.

4. Разработка теоретических образов будущего устройства цивилизации на основании положений независимости инертности и согласия с природой.

5. Слом потребительского облика экономики, путём поиска способов избавления людей от ряда предметных зависимостей, в том числе и посредством продления срока службы определённых вещей.

6. Деятельность по взращиванию в сознании жителей национальной цивилизации внутренней идентичности, путём доведения до их сведения ясности системных признаков, которые ввиду естественности ускользают от сознания, растворяясь в бездне материальных сущностей.

7. Воспретить монополию правовых актов отдельных систем управления; узаконить право отдельных ответственных структур, расположенных вне полосы дыхания власти издавать собственные юридические нормы, способных иметь распространение на ряд сфер жизни.

8. Вывести материальное и финансовое обеспечение законодательной и судебных сфер из зоны ответственности государства.

9. Произвести замену несоответствующих высоконравственному содержанию судей на независимых правозащитников, и, в случае улучшения состояния правосудия в данном районе – наложить табу на занятие постов на данных участках государственными судьями.

10. Установить потолки заработных плат. Превышение числовых максимумов жалованья карать уголовной ответственностью.

11. Определить коэффициент расслоения между богатыми и неимущими категориями населения, и, если на горизонте забрезжит превышение контраста оного, то творцов сего действа награждать суровой санкцией.

12. Обязать власть быть скромной: воспретить удушение ей частных инициатив, пожирание свобод, талантов и жизнерадостности людей, отъём славы и заслуг неведомых героев; заставить власть допускать её соизволение компетентным и ответственным гражданам проявлять деловую самостоятельность, для того, чтобы крепла мощь цивилизации и проблемы решались не только аккуратными лицемерами по щелчку цезарей и витязей, но и выделить путь созидательной самости, в дополнение к устроительным потугам активистов-пассажиров канцелярской машины. Убедить глобальное сообщество в необходимости и несложности свободного занятия экономической деятельностью без посредства разрешительных санкций чиновников; побуждать предприимчивых жителей к взаимоотношениям только с теми, кто приносит подлинную практическую пользу их занятию или коммерческому проекту, а государственные служащие в ряду полезных лиц, ввиду их или некомпетентности, аморальности или бессмысленности должны, скорее, отсутствовать. Сдвиги в массовом сознании, сплетающие из небытия дерзновенные фигуры сторонников цивилизационной морали и ненавистников изуверской сущности государства предоставят новые возможности для убавления нелепых и бесполезных исполнительских должностей, заправляющих на ниве проформа и протоколирования, оставя лишь естественные специальности: защитительные, нормотворческие, контролирующие, финансово-распределительные; не все своей трудовой активностью и самостоятельностью сумеют выгадать для себя счастливое будущее, и даже обрекут себя (может быть, и заслуженно) на незавидное положение, однако эти герои-цивилизаторы приблизят лучшую долю для многих своих единоплеменников.
/О новом социальном строе./
1.1. Тупиковая ветвь развития.
Жизнь в угоду системам глобального сообщества и по соображениям коллективного рассудочного суррогата не может удовлетворить современному индивидуальному человеку в связи: (1) с расширением сознания при доблестных политических укладах цивилизационных вселенных посредством благотворного влияния гущи вещей и идей; (2) с увеличением интеллектуального градуса у среднечеловека тривиально представленные идеи уступают в конкурентной борьбе сложным вербальным конструкциям; (3) с подавлением инакомыслия и резонной критики апологетами одиозных социальных идеологий, которые избавляют весьма достойные политико-философские доктрины от шансов на успех, подобно тому, как крупные светила утрачивают собственную массу, ускользающую в виде звёздного ветра; ревнители совести, равенства, справедливости и согласия вовсе отказываются проведать и пропатрулировать пространства замысловатых человеческих чаяний; подавление свободных мнений удел безумцев, помимо этого, необходимо обнять умом тот момент, что человек есть существо аскетическое от природы, ни с кем не склеенное, не соединённое проводами, укреплённых под мембранами инородного головного мозга; а, значит, навязываемое отторгновение индивидуалистического мировосприятия есть враг естественности и рациональности, ведь то, что вредно человеческой натуре не может быть удобно и уму: никто и никогда не поддержит противную духу идеологию, сколь бы добродетелей она в себе не вмещала. Социализм – это рационально ущербный путь, ведущий в бездонную пропасть цивилизационного и личного развития; а потому социализм, безалаберно относящийся к технологической модернизации и к формированию интеллектуальной среды окончательно потерпит сокрушительное поражение более совершенной идеологии, также как австралопитеки проиграли эволюционную войну менее приспособленные для накопления полезных навыков архантропам – приручителей огня и освоителей конструкций для крова, и это поражение не будет случайным.
2.1. Корректная, благоприятственная, но неполноценная ветвь развития.
Капиталистическая доктрина завязана на меркантилизме, для извлечения прибыли не брезгует обманом и предательством; эта идеология обнаруживает равнодушие к человеку, ведь денежные знаки есть финал устремлений адептов капитализма и маховик эксплуатации не уймёт вращенья. Условными рефлексами, являющиеся своего рода поведенческими инструментами обогащения для класса негоциантов и нуворишей являются ловкость и пронырливость, содействующие опережению конкурентов и нечистоплотность подсобляющая в деле морального уничтожения соперника. Однако, вопреки этим негативным тенденциям философия шелестящих ассигнаций приятна разуму, так как даёт возможность жизни по собственным потребностям и желаниям; хотя комфорт, исходя из реалий и особенностей человеческой натуры, достижим лишь для единиц: умников, ловкачей и удачливых пассажиров. Кроме того, развивающий технологию, предназначение которой – обогащение, капитализм может стать полезной базой для становления гуманистической рационалистической идеологии.
3.1. Идеология верного развития.
Возможно ли существование идеологии уму удобной и наиболее сверенной с нуждами людей? Целями нового социального строя должны стать создание условий развитию технологий и интеллекта. Теория будущего учения возьмёт на вооружение высокие социальные принципы, при этом, она будет ориентирована на улавливание мельчайших надобностей и тяготений человеческой природы.

^ Гуманистическая экологическая идеология.
Основой гуманистической экологической идеологии должно стать очистка социальной идеологи ото лжи, заключающейся в якобы незаменимости отдельных элементов экономики, социальных пластов; и поступков лиц, ответственных за организацию и управление обществом. Но, если изгнание казнокрадов, взяточников и других, промышляющих воровством и обманом мерзавцев – вещь абсолютно естественная. То, избавление от ряда не явных социальных элементов, являющих собою сплав лжи и пользы, с последующей заменой их на исключительно выгодные обществу элементы – вещь более трудоёмкая, чем изведение преступности в среде государственных служащих. Такими смесями лжи и пользы являются, например, ориентация в энергетике на углеводороды, как на удобные средства извлечения прибыли, а не на термоядерный синтез. Таким образом, целью гуманистической экологической идеологии должна стать ориентация в общественной организации и строительстве на исключительную пользу для людей.

Целью социальной поддержки и развития должно быть не общество, которое представляет собой некий противоречивый организм, представляющий смесь уродливых человеческих качеств и поступков с обыкновенными и благопристойными потребностями и интересами, а цивилизационное сообщество индивидов, – ориентирующаяся на конкретных людей, выстраивающих свою жизнь самостоятельно, на основе аутентических, незыблемых этических и традиционных ценностей и основополагающих принципов.
/О несвободе гражданского состояния/.
Ясно понятно, что гражданство – это элемент зависимости людей. Гражданство необходимо более власти (являясь элементом, усиливающим её мощь), чем потребностям людей. Контроль людей правоохранительными органами, налоговая, статистическая зависимость и т.д. – всё это представляет то состояние несвободы, которое уравнивает людей со скотом с клеймёными ляжками; с подопытными орнитологическими птичками с обременениями датчиков на лапках и с подопытными промысловыми рыбинами, которым датчики вонзают в плоть. Разница между людьми и животными заключается только лишь в том, что их зависимость от пастухов, поводырей и заботливых лекарей напрямую не связана с физической болью, физическими уродствами и специально созданными физическими неудобствами. Состояние апатридов – это самое естественное свободное состояние людей, независящих ни от систем управления, ни от идеологий. Представители систем государственной власти цинично заинтересованы в том, чтобы люди не находились в состоянии не гражданства на данной политической территории. Сравним свойства граждан и апатридов. И первые, и вторые являются людьми (животные нигде и до сих пор паспортов не имели), как правило, образованными (или самообразованными); обладающие нравственными убеждениями, умом, эрудицией и т.д. Но разница между гражданами и апатридами заключается в том, что первые являются подданными политических властей (рабами закона), а вторые – свободны от их (властей) командования, от несвобод закона. Представители государственных систем (госуправления, военной, судебной и т.д.) сообща заинтересованы в том, чтобы все люди были гражданами, то есть, их прислужниками, заискивали бы перед ними, разрешали самореализовываться на себе. Думается во власти, самый способный на приказы, меньше всего желает работать; а доминирование, подавление чужой воли, – это роспись в собственной безнадёжности; а для оправдания нелепости своего бездействия и слабоумия знатные находки – вечно унижаемые подчинённые и толковые наймиты-подлизы с портфелями двух основных стратегий власти: 1. зачистка конкурентов, и 2. популизм вралей. Государственные власти, узурпировав волю людей запирают в чугунные налоговые тиски честный труд уже так называемых граждан (а не свободных людей) за реализуемый ей (властью) эфемерный комфорт счищая долю с и без того не хитрого вознаграждения героических трудоголиков в мошну политической секты; позже к имуществу политических жрецов могут быть припилены сборы за какие-то бессмысленные разрешительные кивки государства. Государство, – это некий мощный, титаново-базальтовый и праздный исполин с признаками трупа и живого существа, в основе своей предназначенный лишь для распространения своего владения на максимум осязаемой и осознаваемой материи и удерживать эту материю всеми доступными методами и способами. Под череп, в корпус, десницы и в клешни этого невежественного исполина помещены обычные люди с их добродетелями и недостатками, только они одухотворяют это бездушное существо благородством и только они составляют силу неумолимых клешней, неувядающий рассудок и неусыпный взор государства; именно они – свободные люди являются виновниками своей узды. Так получается, что свободы возникают не с желанием их осуществления гражданами, а с разрешением их высоким образом государства: покойное передвижение, проявление эмоций и осуществление комфорта существования – во многих случаях эти моменты зарождаются под немигающим оком представителей власти и их церберов. В апатридах же государство совсем не заинтересованно, пусть, они будут, даже, кристально честные люди, аккумулирующие лишь скромную долю материального блага. Однако, даже, несмотря на соблюдаемые апатридом правил скромности и неотягощения своими потребностями организм глобального сообщества его (апатрида) уют будет нарушен. К примеру, какой-нибудь человек вдруг осознал, что может обойтись без помощи государства и утилизовал свой паспорт; у него есть достаточные сбережения, которые зарыты в лесу под кедром; все потребности: информационные, физические и эстетические он получает посредством коммерческих организаций; его дом на кроне дуба не подлежит обложению тарифами и сносу; общество лесных птиц, золотых звёзд и калейдоскопа персонажей из Интернета очень сносно заменяют апатриду общение с презренными гражданами, продавшими свою свободу за денежные знаки. Таким образом, апатрид, в приведённом примере ничего не должен государству и его гражданам, а, значит, и налоги он платить не должен. А, если этот человек ещё и повинуясь альтруизму и рационализаторству будет создавать что-то важное, то тогда, можно заключить, что государству такой апатрид гораздо выгоднее государственным властям, чем многие его граждане: работает полезно; а субсидиарную помощь государства и поддержку гражданского глобального сообщества он игнорирует. Зарплата, пенсионное обеспечение будущего, бесплатная медицина: всё это вычеркнуто из жизни апатрида жирным минусом. В общем, одна сплошная выгода. Но нет! Государство не оставит апатрида в покое, а заставит сделаться гражданином. Потому что не выгода движет государством и, уж тем более не осуществление социальной политики; главное для чиновников – это власть и контроль; и как не странно селективный отбор государственных служащих хаотически и нарочно осуществляется по принципу любви к власти. А значит, желание людей установления свободы обречено на несбыточность.
/О природе/.
Леса, грибы и живность есть вещи, достойные недопущения их уничтожения. Плоды специально созданы для трапезы, их мякоть – не пища для семечки, а приманка для травоядных; хитрость растения, желающего видеть начало пути своего будущего внутри сочного и калорийного удобрения, а там дальше поверх ляжет листик, да ветер бросит 15 песчинок моноокиси кремния, венчая шедевральный перегнойчик. Дух плода – семя в почве, а, значит завтра наступит. И нет параллелей у овощей с живностью, и нет оправданий поступкам мясников.

Лучше рубить ландшафты, саркастически ухмыляясь милионнолетним узорам эволюции и не приносить извинений праху железистых бактерий за их столь полезное вспомоществование своими останками, чем нарочно губить живое. Ау, экологические безвредные технологии! Не видно напора мысли в вашу сторону.
/О нищих/.
Необходимо позаботиться о благосостоянии безработных и инвалидов, столь нарочито и отважно раскрывающих чемоданы и протягивающих ковши на изобилующих людьми проспектах. За ними нет системной надёжи и опоры с крепкой, долгосрочной заботливой субсидией. Поэтому, в связи с подобным отсутствованием важно сконструировать систему вспомоществования. Автор предлагает государственный надзор за нищими с квотированием вылова классовых середнячков с надутыми трещащими бумажниками. А, чтобы клёв был: был взлёт доверия и уважения у работного населения к бедняцкому сословию, предлагается их государственное лицензирование, предполагающее, прежде всего, обеспечение гарантии от нахождения за спинами малоимущих чёрных кардиналов и мрачных маргиналов.
/Генномодифицированный человек./
Концептуальные приверженцы преобразования жизни в сторону её облегчения должны обзавестись ласковым соратником – идеей создания генномодифицированного человека. Девизом совместных усилий политики и медицины должна стать фраза: лучше добавить один чужеродный ген, чем потерять сразу все свои. Перед организацией этого глобального предприятия должна быть в полной мере осознанна и прочувствована вся степень ответственности. Также, следует предположить те сценарии реализации научной программы преобразования человека, при которых последствия её воплощения станут неуправляемыми. Научное сообщество национальной цивилизации должно обнаружить в окружающей природе те гены, которые в наилучшей степени соответствуют качествам, которые человек желает улучшить. Разумеется, центральный ген, который должен быть подвергнуть синтезу с геномом человека принужден обладать свойством долголетия. Относительно этого конкретного гена и других требуется предусмотреть картины течения социальной жизни после геномной модификации. Следует обдумать вопрос быстрого и универсального обновления генома человека, сокращающего износ организма и улучшающего его функциональные возможности. Например, геномное обновление потребуется производить после серьёзной травмы или болезни. Как будет выглядеть приспособление, возобновляющее возможности человека: может быть, он будет подобен тривиальной вогнутости или же напоминать кабинку солярия, что будет вызвано необходимостью соблюдения таинства этого мероприятия. Необходимо решить вопрос дешевизны данной услуги. Размножение для людей с изменённым геномом должно быть законодательно запрещено и непрестанно повторяться в средствах массовой информации, и, для такого сорта сверхлюдей должен быть предусмотрен тайный символ генной модификации. Проблема удлинения жизни или продления её до бесконечности, может и должна воздействовать на контингент, ведущий антисоциальный образ жизни: устрашение потенциальных преступников неполучением соблазнительной сыворотки долголетия должно ввергнуть их в шок и ступор, а благонамеренных обывателей исторгнуть из среды, в которой неослабно проистекают суровые происшествия.
Качества основных генов:
- ген долголетия,

- ген морозостойкости,

- ген быстроты, ген выносливости,

- ген мышечного увеличения,

- гены улучшения чувственного восприятия: зрения, слуха, обоняния и т.д.

^ Рационалистическая идеология.
Существует три основные идеологические ветви, из которых, соединённых в разных пропорциях создаются государственная политика и программы партий: 1. Физиологическая (первичные потребности – питание, размножение, доминирование; вторичные потребности или интересы – чтение, научная и творческая деятельность, спорт, музыка, кино, компьютерные игры); 2. Высоких принципов (высокие человеческие ценности – справедливость, нравственность, честность, равенство, доброта); 3. Рационалистическая. Степень участия в политике материалистической, духовно-нравственной и интеллектуальной идеологических ветвей различна: в представленной последовательности каждая последующая ветвь имеет меньше предыдущей отражений в политике и в обывательской повседневности. Доминирование физиологической идеологии и связанной с ней политики популизма указывает на то, что человечество до сих пор пребывает в животном состоянии и живёт в предвкушении осуществления своих животных идеалов. Проблема идеологий правильных человеческих ценностей заключается в том, что их седлают те, для кого эти высокие принципы не вступают в противоречие со звериной сущностью людей – глупостью и злобой. И, наконец, идеология рационализма предполагает деятельность, согласованную с умными правилами: не вредную, но редко соприкасающуюся с физиологическими и высокими нравственными идеалами.

Автор предлагает четыре основные определения ума: 1. проявление или создание нового, до этого не существующего вообще или того, чьё описание или овеществление было невозможным, имеющего исключительную практическую значимость для цивилизации: вариантов действий, гипотез, теорий, формул, теорем, технологий, вещей, слов, ощущений и т.д.; 2. создание мыслей, которых целью – рационалистическое преобразование глобального сообщества индивидуальных людей; 3. ум – это сложный идеал, представляющий собой некоторое множество рационалистически трансформированных (модифицированных) физиологических и высоконравственных идеалов, а также – идеалов собственно рационалистических; таким образом, ум образует сплав с другими идеалами, а не действует с ними в союзе; ум – это вещь независимая, существующая и нацеленная исключительно на себя; это враг вредности и мерзости и инструмент усложнения цивилизации и сознания, устроения независимости существования (свободы); следовательно, неприятие и отторжение рационалистической идеологии не должно стать возможным; 4. ум есть многовариантность понимания действительности и ответов на поставленные ей вопросы, многовариантность предполагаемых для выбора образцов поведения; интеллект – неприятель простых, тривиальных схем мышления, как, например: «я действую так, потому что это полезно». Кроме этих определений – естественно также, что ум – это восприятие и улавливание реальности, а не собственных предположений (проблема непонимания некоторыми единоязычными людьми представленной им информации). Ум – это также умение руководствоваться в хаосе событий заранее заготовленными шаблонами мотивов действий экспрессивных персонажей, для того, чтобы в обстоятельствах сумбурной данности принимать разумные решения реагирования вместо случайных. Ум настаивает на усложнении базы мышления: символов, образов, логических операторов, схем и т.д. и на наущении умело жонглировать ими. Рационалистическая идеология утверждает установку на беспрерывное и бесконечное технологическое развитие цивилизации и интеллектуальное совершенствование человека. Рационалистический строй будет появляться по мере восторжествования рационалистической идеологии в предпочтениях людей: разумно предположить, что эта закладывание нового строя глобального сообщества индивидуальных людей будет происходить ступенчато. Поначалу, будет расширяться пространство вакуума (иначе укоренившийся конкретный строй, оседлавший эволюцию не отдаст) пред запуском стратегий рационального пространства и усложнения сознания и разума; а после низвержения строя чёрного масла и мило упакованных штучек; а уже потом будет установлен уходящий под облака колосс бесконечного развития – единственной правильной глобальной рационалистической идеологии. Тем самым строю дебелых резервуаров мучного и бобовых будет нанесён огненный фатальный окончательный сокрушительный подкат.

Одним из атрибутов рационалистического человека должно стать объяснение своих суждений по представленной
  1   2   3   4   5   6

Похожие:

Москвичёв Сергей Алексеевич. Мысли об изменении глобального порядка iconСергей Алексеевич Караулов (псевдоним Сергей Самарин )
ДР, от которых напрямую зависит его настоящее и будущее : Отец Майи, Владимир Ильич, хозяин телеканала, жёсткий противник их отношений,...
Москвичёв Сергей Алексеевич. Мысли об изменении глобального порядка icon-
Ершов сергей алексеевич. Великая русь. Народонаселение и войны I xx в. В. 2009-06-24 20
Москвичёв Сергей Алексеевич. Мысли об изменении глобального порядка iconС. Кара-Мурза, А. Александров, М. Мурашкин, С. Телегин
Сергей Георгиевич Кара-Мурза, Александр Александрович Александров, Михаил Алексеевич Мурашкин, Сергей Анатольевич Телегин. На пороге...
Москвичёв Сергей Алексеевич. Мысли об изменении глобального порядка iconХмылёв Сергей Алексеевич, 18 лет, студент Краснодорского
...
Москвичёв Сергей Алексеевич. Мысли об изменении глобального порядка iconСергей Алексеевич Герасименко, канд физ мат наук, доцент. Заместители декана
...
Москвичёв Сергей Алексеевич. Мысли об изменении глобального порядка iconКараулов Сергей Алексеевич психонавты ( у безглазой мамки семеро...
Жанр смешанный. Трагифарсовые трэш-фантазии по поводу фантастической реальности жизни в РФ и мире последних лет. Музыкально-эпическая...
Москвичёв Сергей Алексеевич. Мысли об изменении глобального порядка iconКараулов Сергей Алексеевич психонавты ( у безглазой мамки семеро...
Жанр смешанный. Трагифарсовые трэш-фантазии по поводу фантастической реальности жизни в РФ и мире последних лет. Музыкально-эпическая...
Москвичёв Сергей Алексеевич. Мысли об изменении глобального порядка iconТамбовский государственный университет имени Г. Р. Державина Кафедра...
Цель: Анализ состояния проблемы обеспечения продовольственной безопасности в условиях глобального кризиса и поиск оптимальных путей...
Москвичёв Сергей Алексеевич. Мысли об изменении глобального порядка icon1. Медиация в глобальном изменении социальных и политических систем
Распространение медиативных процедур свидетельствуют об изменении существа и роли управления в функционировании социальных и политических...
Москвичёв Сергей Алексеевич. Мысли об изменении глобального порядка iconСергей Николаевич Басинский Евгений Алексеевич Егоров Глава 1 Глава...
Грациоле, и централь–ного отдела анализатора. Центральный отдел состоит из подкоркового центра (наружные коленчатые тела) и коркового...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница