Собрание сочинений 25 печатается по постановлению центрального комитета


НазваниеСобрание сочинений 25 печатается по постановлению центрального комитета
страница7/46
Дата публикации09.03.2013
Размер7.5 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Право > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   46

93

^ ИЗ ПРОШЛОГО РАБОЧЕЙ ПЕЧАТИ В РОССИИ

История рабочей печати в России неразрывно связана с историей демократического и социалистического движения. Поэтому, только зная главные этапы освободительного движения, можно действительно добиться понимания того, почему подготовка и воз­никновение рабочей печати шли таким, а не другим каким-либо путем.

Освободительное движение в России прошло три главные этапа, соответственно трем главным классам русского общества, налагавшим свою печать на движение: 1) пе­риод дворянский, примерно с 1825 по 1861 год; 2) разночинский или буржуазно-демократический, приблизительно с 1861 по 1895 год; 3) пролетарский, с 1895 по на­стоящее время.

Самыми выдающимися деятелями дворянского периода были декабристы и Герцен. В ту пору, при крепостном праве, о выделении рабочего класса из общей массы крепо­стного, бесправного, «низшего», «черного» сословия не могло быть и речи. Предшест­венницей рабочей (пролетарски-демократической или социал-демократической) печати была тогда общедемократическая бесцензурная печать с «Колоколом»43 Герцена во главе ее.

Как декабристы разбудили Герцена, так Герцен и его «Колокол» помогли пробужде­нию разночинцев, образованных представителей либеральной и демократической бур­жуазии, принадлежавших не к дворянству,

94 ^ В. И. ЛЕНИН

а к чиновничеству, мещанству, купечеству, крестьянству. Предшественником полного вытеснения дворян разночинцами в нашем освободительном движении был еще при крепостном праве В. Г. Белинский. Его знаменитое «Письмо к Гоголю»44, подводившее итог литературной деятельности Белинского, было одним из лучших произведений бесцензурной демократической печати, сохранивших громадное, живое значение и по сию пору.

Падение крепостного права вызвало появление разночинца, как главного, массового деятеля и освободительного движения вообще и демократической, бесцензурной печа­ти в частности. Господствующим направлением, соответствующим точке зрения разно­чинца, стало народничество. Оно никогда не могло, как общественное течение, отме­жеваться от либерализма справа и от анархизма слева. Но Чернышевский, развивший вслед за Герценом народнические взгляды, сделал громадный шаг вперед против Гер­цена. Чернышевский был гораздо более последовательным и боевым демократом. От его сочинений веет духом классовой борьбы. Он резко проводил ту линию разоблаче­ний измен либерализма, которая доныне ненавистна кадетам и ликвидаторам. Он был замечательно глубоким критиком капитализма, несмотря на свой утопический социа­лизм.

Эпоха 60-х и 70-х годов знает целый ряд начавших уже идти в «массы» бесцензур­ных произведений печати боевого демократического и утопически-социалистического содержания. А среди деятелей той эпохи виднейшее место занимают рабочие Петр Алексеев, Степан Халтурин и др. Но в общем потоке народничества пролетарски-демократическая струя не могла выделиться. Выделение ее стало возможно лишь после того, как идейно определилось направление русского марксизма (группа «Освобожде­ние труда», 1883 г.) и началось непрерывное рабочее движение в связи с социал-демократией (петербургские стачки 1895—1896 годов).

Но прежде чем переходить к этой эпохе, с которой собственно начинается рабочая печать в России, приведем данные, наглядно показывающие классовое раз-

^ ИЗ ПРОШЛОГО РАБОЧЕЙ ПЕЧАТИ В РОССИИ 95

личие между движениями трех намеченных исторических периодов. Это — данные о распределении по сословиям и по занятиям (по классам) лиц, привлеченных за государ­ственные (политические) преступления . На 100 таковых лиц было:

В 1827—1846 гг

» 1884—1890 »

» 1901—1903 »

» 1905—1908 »


дворян

мещан и крестьян

крестьян

рабочих

интеллиген­тов

76

23

?

?

?

30,6

46,6

7,1

15,1

73,2

10,7

80,9

9,0

46,1

36,7



87,7

24,2

47,4

28,4

В период дворянский, крепостной (1827—1846) дворяне, составлявшие ничтожное меньшинство населения, дают громадное большинство (76%) «политических». В пери­од народнический, разночинский (1884—1890 гг.; о 60-х и 70-х годах, к сожалению, нет подобных данных) дворяне отходят на второй план, но все же дают еще громадный процент (30,6%). Интеллигенция дает подавляющее большинство (73,2%) участников демократического движения.

Период 1901—1903 гг., как раз период первой политической марксистской газеты, старой «Искры»45, дает уже преобладание рабочих (46,1%) над интеллигенцией (36,7%) при полной демократизации движения (10,7% дворян и 80,9% «непривилегиро­ванных»).

Забегая вперед, отметим, что период первого массового движения (1905—1908) по­казывает изменение лишь в виде вытеснения интеллигенции (28,4% против 36,7%) кре­стьянством (24,2% против 9,0%).

Основателем социал-демократии в России является группа «Освобождение труда», возникшая за границей в 1883 году. Литературные произведения этой группы, печа­тавшиеся без цензуры за границей, стали впервые излагать систематически и со всеми практическими выводами идеи марксизма, которые, как показал опыт всего мира, одни только выражают правильно сущность рабочего движения и его задачи, За 12 лет, с 1883 по

См. Сочинения, 5 изд., том 23, стр. 397—399. Ред.

96 ^ В. И. ЛЕНИН

1895 г., едва ли не единственной попыткой создать с.-д. рабочую печать в России было издание в Петербурге в 1885 году с.-д. газеты «Рабочий», конечно, без цензуры, но этой газеты вышло только 2 номера. Отсутствие массового рабочего движения не давало возможности широко развиться рабочей печати.

С 1895—1896 года, со времени знаменитых петербургских стачек, начинается мас­совое рабочее движение с участием социал-демократии. Именно это время есть в соб­ственном смысле слова время появления рабочей печати в России. Главными произве­дениями рабочей печати были тогда бесцензурные листки, большей частью не печат­ные, а гектографированные и посвященные «экономической» (а также и неэкономиче­ской) агитации, т. е. изложению нужд и требований рабочих разных фабрик и отраслей промышленности. Разумеется, без самого активного участия передовых рабочих в со­ставлении и распространении такой литературы она существовать бы не могла. Из пе­тербургских рабочих, действовавших в то время, можно назвать Василия Андреевича Шелгунова, который впоследствии ослеп и лишен был возможности действовать с прежней активностью, и Ивана Васильевича Бабушкина, горячего «искровца» (1900— 1903) и «большевика» (1903—1905), который был расстрелян за участие в восстании в Сибири в конце 1905 или в начале 1906 года.

Листки издавались с.-д. группами, кружками и организациями, которые с конца 1895 года стали принимать большею частью название «Союзов борьбы за освобождение ра­бочего класса». В 1898 году съезд представителей местных с.-д. организаций и основал «Российскую социал-демократическую рабочую партию»46.

Вслед за листками начали появляться бесцензурные рабочие газеты, — например, в С.-Петербурге в 1897 г. «СПБ. Рабочий Листок»47 и там же «Рабочая Мысль», перене­сенная вскоре за границу. Местные с.-д. газеты существуют с этого времени почти не­прерывно до революции бесцензурно, — разумеется, будучи постоянно разрушаемы, но возникая снова и снова во всех концах России.

^ ИЗ ПРОШЛОГО РАБОЧЕЙ ПЕЧАТИ В РОССИИ 97

Взятые вместе рабочие листки и с.-д. газеты того времени, т. е. 20 лет тому назад, являются прямыми и непосредственными предшественниками теперешней рабочей пе­чати: те же фабричные «обличения», та же хроника «экономической» борьбы, то же принципиальное освещение задач рабочего движения с точки зрения марксизма и по­следовательного демократизма, — наконец, те лее два основных направления, маркси­стское и оппортунистическое, в рабочей печати.

Замечательный факт, далеко еще недостаточно оцененный по сю пору: как только возникло массовое рабочее движение в России (1895—1896 гг.), так немедленно появ­ляется разделение на марксистское и оппортунистическое направления, — разделение, которое меняет форму, обличие и т. д., но остается в сущности тем же самым с 1894 по 1914 год. Очевидно, есть глубокие социальные, классовые корни именно такого, а не иного какого-либо разделения и внутренней борьбы между социал-демократами.

Названная выше «Рабочая Мысль» представляла тогдашнее оппортунистическое направление, так называемый «экономизм». В спорах местных деятелей рабочего дви­жения это направление обрисовалось уже в 1894—1895 годах. А за границей, где про­буждение русских рабочих привело к громадному расцвету с.-д. литературы уже с 1896 года, появление и сплочение «экономистов» кончилось расколом весной 1900 года (т. е. еще до возникновения «Искры», первый номер которой вышел в самом конце 1900 го­да).

История рабочей печати за двадцатилетие 1894— 1914 гг. есть история двух направ­лений в русском марксизме и русской (вернее: российской) социал-демократии. Чтобы понять историю рабочей печати в России, надо знать не только и даже не столько на­звания разных органов печати, названия, ничего не говорящие современному читателю и только сбивающие его с толку, а содержание, характер, идейную линию разных час­тей социал-демократии.

Главными органами «экономистов» были «Рабочая Мысль» (1897—1900) и «Рабочее Дело» (1898—1901).

98 ^ В. И. ЛЕНИН

Во главе «Рабочего Дела» стояли Б. Кричевский, впоследствии перешедший к синдика­листам, А. Мартынов, видный меньшевик и теперь ликвидатор, и Акимов, ныне «неза­висимый с.-д.», во всем существенном согласный с ликвидаторами.

Против «экономистов» боролись сначала только Плеханов и вся группа «Освобож­дение труда» (журнал «Работник»48 и т. д.), потом «Искра» (с 1900 г. по август 1903 г., до II съезда РСДРП). В чем же состояла сущность «экономизма»?

«Экономисты» на словах защищали особенно энергично массовый характер рабоче­го движения и самодеятельность рабочих, настаивая на первостепенном значении «эко­номической» агитации и на умеренности или постепенности в переходе к политической агитации. Как видит читатель, это — все те же излюбленные словечки, которыми щего­ляют и ликвидаторы. На деле же «экономисты» проводили либеральную рабочую по­литику, суть которой один из тогдашних вождей «экономизма», г. С. Н. Прокопович, выразил кратко: «рабочим — экономическая, либералам — политическая борьба». На деле «экономисты», больше всего шумевшие о рабочей самодеятельности и о массовом движении, были оппортунистическим, мещански-интеллигентским крылом в рабочем движении.

Подавляющее большинство сознательных рабочих, которые уже в 1901—1903 гг. давали на 100 привлеченных за государственные преступления 46 человек против 37 интеллигентов, встало на сторону старой «Искры» против оппортунизма. Трехлетняя (1901—1903) деятельность «Искры» выработала и программу с.-д. партии, и основы ее тактики, и формы соединения экономической и политической борьбы рабочих на осно­ве последовательного марксизма. Вокруг «Искры» и под ее идейным руководством ра­бочая печать выросла за предреволюционные годы в громадных размерах. Количество бесцензурных листков и неразрешенных типографий было чрезвычайно велико и быст­ро росло во всех концах России.

Полная победа «Искры» над «экономизмом», пролетарски-последовательной такти­ки над оппортунисти-

^ ИЗ ПРОШЛОГО РАБОЧЕЙ ПЕЧАТИ В РОССИИ 99

чески-интеллигентской в 1903 году, привела к новому усиленному притоку «попутчи­ков» социал-демократии в ее ряды, и оппортунизм воскрес на почве искровства, как его часть, под видом «меньшевизма».

Меньшевизм образовался на II съезде РСДРП (август 1903 г.)49 из меньшинства «ис­кровцев» (отсюда и название меньшевизм) и из всех оппортунистических противников «Искры». «Меньшевики» повернули назад к «экономизму», конечно, в несколько об­новленной форме; все «экономисты», оставшиеся в движении, наполнили, с А. Марты­новым во главе, ряды «меньшевиков».

Главным органом «меньшевизма» стала новая «Искра», с ноября 1903 года выхо-

~ ~50 " " Ti "

дившая под измененной редакцией : «между старой и новой «Искрои» лежит про­пасть», — заявил откровенно тогдашний горячий меньшевик Троцкий. Главными орга­нами «большевиков», которые защищали тактику последовательного марксизма, вер­ную старой «Искре», были «Вперед»51 и «Пролетарий» (1905 г.)52.

Проверкой обоих главных направлений в социал-демократии и в рабочей печати, меньшевистского и большевистского, с точки зрения действительной связи с массами и выражения тактики пролетарских масс были годы революции, 1905—1907 гг. Открытая с.-д. печать не могла бы возникнуть сразу осенью пятого года, если бы деятельность передовых рабочих, тесно связанная с массами, не подготовила почвы для такой печа­ти. И если открытая с.-д. печать и 1905, и 1906, и 1907 годов была печатью двух на­правлений и двух фракций, то это в свою очередь не может быть объяснено иначе, как различием мелкобуржуазной и пролетарской линии в рабочем движении той эпохи.

Открытая рабочая печать появлялась во все три периода подъема и сравнительной «свободы»: и осенью 1905 года («Новая Жизнь» большевиков, «Начало» меньшеви-

1906 года («Волна», «Эхо» и т. д. у большевиков, «Народная Дума» и др. у меньше-

ков — мы называем только главные органы среди многочисленных других), и весной 1906 года («Волна», «Эхо» виков), и весной 1907 года

^ 100 В. И. ЛЕНИН

Сущность меньшевистской тактики этой эпохи сам Л. Мартов недавно выразил сло­вами: «меньшевизм не видел для пролетариата иной возможности плодотворного уча­стия в данном кризисе, кроме содействия буржуазно-либеральной демократии в ее по­пытках оттеснить от государственной власти реакционную часть имущих классов, — содействия, которое, однако, пролетариат должен осуществлять, сохраняя полную по­литическую самостоятельность» («Среди книг» Рубакина, т. II, с. 772). Вот эта тактика «содействия» либералам и означала на деле зависимость рабочих от них, была на деле либеральной рабочей политикой. Наоборот, тактика большевизма обеспечивала само­стоятельность пролетариата в буржуазном кризисе, борьбой за доведение его до конца, разоблачением измен либерализма, просвещением и сплочением мелкой буржуазии (особенно деревенской) в противовес этим изменам.

Известно — и сами меньшевики вплоть до теперешних ликвидаторов, Кольцова, Ле­вицкого и др. многократно признали это, — что в эти годы (1905—1907) рабочие массы шли с большевиками. Большевизм выразил пролетарскую сущность движения, мень­шевизм — его оппортунистическое, мещански-интеллигентское крыло.

Мы не можем здесь характеризовать подробнее содержание и значение тактики обо­их направлений рабочей печати. Мы должны ограничиться тем, чтобы точно устано­вить основные факты, определить главные линии исторического развития.

Рабочая печать в России имеет за собой почти вековую историю — сначала подгото­вительную, т. е. историю не рабочего, не пролетарского, а «общедемократического», т. е. буржуазно-демократического освободительного движения, — а затем свою собст­венную, двадцатилетнюю историю пролетарского движения, пролетарской демократии или социал-демократии.

Нигде в мире пролетарское движение не рождалось и не могло родиться «сразу», в чистом классовом виде, явиться на свет готовым, как Минерва из головы Юпитера. Лишь долгой борьбой и тяжелым трудом самих

^ ИЗ ПРОШЛОГО РАБОЧЕЙ ПЕЧАТИ В РОССИИ 101

передовых рабочих, всех сознательных рабочих давалось выделение и упрочение про­летарского классового движения из всяческих мелкобуржуазных примесей, ограниче­ний, узостей, извращений. Рабочий класс живет бок о бок с мелкой буржуазией, кото­рая разоряясь дает все новых и новых пришельцев в ряды пролетариата. А Россия — наиболее мелкобуржуазная, наиболее мещанская из капиталистических стран, пережи­вающая только теперь ту эпоху буржуазных революций, которая, например, в Англии знаменует XVII век, а во Франции XVIII и первую половину XIX века.

Сознательный рабочий, берясь теперь за родное, кровное, свое дело ведения рабочей печати, ее постановки, укрепления, развития, не забудет о двадцатилетней истории марксизма и с.-д. печати в России.

Плохую услугу оказывают рабочему движению те слабонервные интеллигентские друзья его, которые отмахиваются от внутренней борьбы среди с.-д. и наполняют воз­дух возгласами и призывами отмахнуться от нее. Добрые, но пустые это люди и пустые их возгласы.

Только изучая историю борьбы марксизма с оппортунизмом, только знакомясь осно­вательно и подробно с выделением самостоятельной пролетарской демократии из мел­кобуржуазной мешанины, передовые рабочие окончательно укрепят свое сознание и свою рабочую печать.

«Рабочий» № 1, Печатается по тексту

22 апреля 1914 г. газеты «Рабочий»

102

^ НАШИ ЗАДАЧИ

Мы дали краткий обзор истории рабочей печати в России и возникновения «Прав­ды». Мы старались показать, как вековая история демократических движений в России привела к образованию самостоятельного движения рабочей демократии под идейным знаменем марксизма; — как двадцатилетняя история марксизма и рабочего движения в России, в результате долгой борьбы рабочего авангарда против мелкобуржуазных, оп­портунистических течений, привела к сплочению громадного большинства сознатель­ных рабочих вокруг «Правды», созданной знаменитым весенним подъемом рабочего движения 1912 года.

Мы видели, как за два года существования газеты сплотились идейно, и до извест­ной степени также организационно, сознательные рабочие-правдисты, своими усилия­ми создавая и поддерживая, укрепляя и развивая последовательно-марксистскую рабо­чую печать. Строго отстаивая свою преемственность с организованными марксистами предыдущей исторической эпохи, не нарушая ни одного из их решений, строя новое на фундаменте старого и идя систематически, неуклонно вперед к твердо и точно наме­ченной цели последовательного марксизма, рабочие-правдисты положили начало ре­шению необыкновенно трудной исторической задачи.

Целая тьма врагов, целая уйма трудностей, и внешних и внутренних, встали на пути рабочего движения

^ НАШИ ЗАДАЧИ 103

в эпоху 1908—1911 годов. Ни в одной стране мира не удавалось еще до сих пор рабо­чему движению выйти из подобных кризисов, сохраняя преемственность, организован­ность, верность старым решениям, программе, тактике.

А русскому, — вернее: российскому — рабочему удалось это, удалось выйти из не­вероятно тяжелого кризиса с честью, сохранив верность прошлому, сохранив организа­ционную преемственность, усваивая вместе с тем новые формы подготовки своих сил, новые приемы просвещения и сплочения свежих поколений пролетариата для решения старыми методами старых, все еще нерешенных, исторических задач.

Удалось это из всех классов русского общества только рабочему классу России не потому, конечно, что он стоял выше рабочих других стран; — напротив, он сильно еще отстал от них по своей организованности и сознательности. Удалось это ему потому, что он опирался сразу на опыт рабочих всего мира и на их теоретический опыт, на за­воевания их сознательности, их науки, опыт, подытоженный марксизмом, — и на прак­тический опыт пролетариев соседних стран с их великолепной рабочей печатью и мас­совой организованностью.

Рабочие-правдисты, отстояв в самое трудное и тяжелое время свою линию от пре­следований извне и от уныния, маловерия, малодушия, измены извнутри, с полной соз­нательностью и твердостью могут сказать теперь себе: мы знаем, что мы на верном пу­ти, но мы делаем только еще первые шаги на этом пути, и нам предстоят впереди глав­ные трудности, нам еще много надо сделать, чтобы укрепиться окончательно самим, чтобы поднять к сознательной жизни миллионы отсталых, спящих и забитых пролета­риев.

Пусть мелкобуржуазные «попутчики» пролетариата, рабски идущие за либералами, говорят с презрительным видом против «подполья», против «рекламирования неле­гальной печати»; пусть обольщаются они третьеиюньской «легальностью». Мы знаем непрочность этой «легальности», мы не забудем исторических уроков о значении бес­цензурной печати.

^ 104 В. И. ЛЕНИН

Развивая дальше «правдистскую» работу, мы будем чисто газетное дело двигать вперед рука об руку со всеми сторонами рабочего дела.

«Путь Правды» надо распространить втрое, вчетверо и впятеро больше, чем теперь. Надо создать общепрофессиональное приложение с участием в редакции представите­лей всех профессиональных союзов и групп. Надо создать областные (московское, уральское, кавказское, прибалтийское, украинское) приложения к нашей газете. Надо укреплять — вопреки всяким буржуазным и мелкобуржуазным националистам всех без исключения наций — единство рабочих всех национальностей России и для этого по­ложить, между прочим, начало приложениям к нашей газете, посвященным движению рабочих разных национальностей России.

Надо еще во много-много раз расширить и заграничный отдел «Пути Правды» и хронику организационной, идейной и политической жизни сознательных рабочих.

Надо создать копеечную «Вечернюю Правду»; «Путь Правды» в его теперешнем ви­де необходим для сознательного рабочего и должен быть еще расширен, но он слишком дорог, слишком труден, слишком велик для рабочего с улицы, для массовика, для пред­ставителя не втянутых еще в движение миллионов... О них никогда не забудет передо­вой рабочий, знающий, что цеховая замкнутость, выделение аристократии труда, обо­собление ее от массы означают отупение и оскотинение пролетария, превращение его в убогого мещанина, в жалкого холопа, означают потерю всякой надежды на его освобо­ждение.

Надо создать копеечную «Вечернюю Правду», которая бы в 200-х, в 300-х тысячах экземпляров шла в глубь пролетарской и полупролетарской массы, показывая ей свет всемирного рабочего движения, внушая ей веру в свои силы, толкая ее на сплочение, помогая подняться до полной сознательности.

Надо добиться гораздо большей, чем в настоящее время, организованности читате­лей «Пути Правды», по отдельным фабрикам, заводам, районам и т. д., более активного участия в корреспондировании, в ведении

^ НАШИ ЗАДАЧИ 105

газеты, в распространении ее. Надо добиться систематического участия рабочих в ре­дакторской работе.

Надо... да мало ли еще что надо! Мы не можем здесь перечислить всего, что надо, мы были бы смешны даже (и хуже, чем смешны), если бы захотели здесь перечислить все или главные области, поприща нашей работы!

Мы знаем, что стоим на верном пути. Мы знаем, что мы идем рука об руку с передо­выми рабочими всех стран. Мы знаем, что наше данное поприще работы — лишь ма­ленькая частица целого, что мы еще в начале нашего великого пути к освобождению. Но мы знаем также, что нет силы на свете, способной задержать нас на этом пути.

«Рабочий» № 1, Печатается по тексту

22 апреля 1914 г. газеты «Рабочий»

106

^ ЧЕМУ НЕ СЛЕДУЕТ ПОДРАЖАТЬ В НЕМЕЦКОМ РАБОЧЕМ ДВИЖЕНИИ

Недавно один из самых видных и ответственных представителей немецких профес­сиональных союзов К. Легин издал свой отчет о поездке в Америку в виде довольно объемистой книги под заглавием: «Из рабочего движения Америки».

Будучи виднейшим представителем не только германского, но и международного профессионального движения, К. Легин обставил свою поездку с особой, так сказать, государственной важностью. Он годами вел переговоры об этой поездке и с социали­стической партией Америки и с «Американской федерацией рабочего класса» (American Federation of Labor)57, союзом профессиональных организаций, руководимым знаменитым (печально знаменитым) Гомперсом. Когда оказалось, что в Америку едет Карл Либкнехт, Легин не пожелал ехать одновременно с ним, «чтобы в Соединенных Штатах не выступали в одно и то же время два оратора, воззрения которых на тактику партии и на значение и ценность отдельных отраслей рабочего движения не вполне совпадают».

Материалов по профессиональному движению в Америке К. Легин собрал массу, но совершенно не сумел обработать их в своей книге, заполненной преимущественно хла­мом в виде отрывочных описаний поездки, фельетонных по содержанию и хуже, чем фельетонных, по скучному изложению. Даже уставы профессиональных обществ Аме­рики, особенно интересовавшие Ле-

^ ЧЕМУ НЕ СЛЕДУЕТ ПОДРАЖАТЬ В НЕМЕЦКОМ РАБОЧ. ДВИЖЕНИИ 107

гина, не изучены, не разработаны, а только переведены — бессистемно и неполно.

Один эпизод из поездки Легина чрезвычайно поучителен и замечательно ярко вскрывает две тенденции всемирного, а в особенности немецкого рабочего движения.

Легин посетил палату депутатов Соединенных Штатов, так называемый «конгресс». Демократические порядки республики произвели приятное впечатление на человека, воспитанного в полицейском прусском государстве, и он с понятным удовольствием отмечает, что государство дает в Америке каждому депутату не только особую комна­ту, обставленную со всеми новейшими удобствами, но и платного секретаря для вы­полнения массы депутатских работ. Простота и непринужденность обращения депута­тов и президента палаты резко отличались от того, что видел Легин в других европей­ских парламентах и особенно в Германии. В Европе социал-демократ не мог бы и ду­мать о том, чтобы говорить приветственную речь буржуазному парламенту в его офи­циальном заседании! А в Америке это сделалось очень просто, и звание социал-демократа никого не испугало... кроме самого этого социал-демократа!

Вот тут-то и сказалась американско-буржуазная манера «мягкостью убивать» не­твердых социалистов и немецкая оппортунистическая манера отказываться от социа­лизма в угоду «мягкой», любезной и демократической буржуазии.

Приветственная речь Легина была переведена на английский язык (демократия не испугалась нисколько «чужого» языка в своем парламенте), 200 депутатов слишком, каждый по очереди, пожали руку Легину, как «гостю» республики; президент палаты особо поблагодарил его.

«Форма и содержание моей приветственной речи, — пишет Легин, — встречены были сочувственно социалистической печатью как Соединенных Штатов, так и Германии. Некоторые редактора в Германии не могли, однако, обойтись без того, чтобы не заметить, что моя речь снова доказывает, как неосущест­вима для социал-демократа задача держать социал-демократическую речь перед буржуазной аудиторией. Ну, они, эти

^ 108 В. И. ЛЕНИН

редактора, наверное, на моем месте произнесли бы речь против капитализма и за массовую стачку, тогда как я счел важным подчеркнуть перед этим парламентом, что социал-демократические и организованные в профессиональные союзы рабочие Германии хотят мира между народами и при посредстве мира хотят дальнейшего развития культуры до наивысшей достижимой ступени».

Бедные «редактора», как их уничтожил своей речью «государственного мужа» наш Легин! В рабочем движении Германии оппортунизм вожаков профессионального дви­жения вообще, Легина в частности и в особенности, — вещи давно известные и очень многими сознательными рабочими правильно оцениваемые. Но у нас в России, где об «образце» европейского социализма слишком часто говорят, выбирая при этом как раз худшие, как раз отрицательные черты «образца», на речи Легина не мешает несколько подробнее остановиться.

Вождь двухмиллионной армии германских профессионалистов, именно социал-демократических профессиональных союзов, член социал-демократической фракции германского рейхстага перед верховным собранием представителей капиталистической Америки держит чисто либерально-буржуазную речь. Разумеется, ни один либерал, ни один октябрист даже не отказался бы подписаться под словами о «мире» и о «культу­ре».

И когда социалисты в Германии заметили, что это — речь не социал-демократическая, наш «вождь» наемных рабов капитала обдает социалистов своим ве­ликолепным презрением. «Редактора», что это такое по сравнению с «деловым полити­ком» и собирателем рабочих грошей! К редакторам наш мещанский Нарцисс питает презрение такое же, как помпадур полицейский в некоем государстве к третьему эле­менту58.

Они, «эти редактора», наверное, держали бы речь «против капитализма».

Подумайте, над чем смеется этот тоже-социалист: над тем, что социалисту может прийти в голову мысль о необходимости говорить против капитализма. «Государст­венным мужам» немецкого оппортунизма подобная мысль чужда бесконечно: они го­ворят так, чтобы

^ ЧЕМУ НЕ СЛЕДУЕТ ПОДРАЖАТЬ В НЕМЕЦКОМ РАБОЧ. ДВИЖЕНИИ 109

не задеть «капитализма». И, позоря себя этим лакейским отречением от социализма, они хвастаются своим позором.

Легин — не первый встречный. Он — представитель армии или, вернее, офицерско­го корпуса армии профессиональных союзов. Его речь вовсе не случайность, вовсе не обмолвка, вовсе не единичная выходка, вовсе не ошибка захолустного немецкого «за­седателя» в конторе, смутившегося перед любезными и незараженными полицейским чванством капиталистами Америки. Если бы это было только так, на речи Легина не стоило бы останавливаться.

Но это заведомо не так.

На международном съезде в Штутгарте половина немецкой делегации оказалась вот этакими же горе-социалистами и голосовала за архиоппортунистическую резолюцию по колониальному вопросу59.

Возьмите немецкий журнал «Социалистический (??) Ежемесячник»60, и вы увидите в нем постоянные выступления подобных Легину деятелей, насквозь оппортунистиче­ские, ничего не имеющие общего с социализмом, выступления, касающиеся всех важ­нейших вопросов рабочего движения.

И если «официальное» объяснение «официальной» германской партии состоит в том, что «никто не читает» «Социалистического Ежемесячника», что он не пользуется влиянием и т. п., то это неправда. Штутгартский «случай» доказал, что это неправда. Виднейшие и ответственные деятели, парламентарии, вожди профессиональных сою­зов, пишущие в «Социалистическом Ежемесячнике», проводят свой взгляд в массу по­стоянно и неуклонно.

«Казенный оптимизм» немецкой партии давно уже отмечен в ее собственном лагере теми людьми, которые заслужили от Легина презрительную (с точки зрения буржуа) и почетную (с точки зрения социалиста) кличку «эти редактора». И чем чаще в России либералами и ликвидаторами (Троцкий, конечно, в том числе) делаются попытки пере­носить на нашу почву это милое качество, тем решительнее должен быть дан отпор этому.

^ 110 В. И. ЛЕНИН

У германской социал-демократии есть громадные заслуги. У нее есть строго вырабо­танная, благодаря борьбе Маркса со всякими Хёхбергами, Дюрингами и К0, теория, ко­торую напрасно пытаются обойти или оппортунистически подправить наши народни­ки. У нее есть массовая организация, газеты, профессиональные союзы, политические союзы, — та самая массовая организованность, которая так явственно складывается те­перь и у нас в виде повсеместной победы марксистов-правдистов и на выборах в Думу, и в области ежедневной печати, и на выборах в Страховой совет, и в профессиональных союзах. Потуги наших ликвидаторов, «снятых с постов» рабочими, обходить вопрос об этой, приспособленной к русским условиям, массовой организованности в России так же тщетны и так же означают лишь интеллигентский откол от рабочего движения, как и потуги народников.

Но заслуги немецкой социал-демократии являются заслугами не благодаря таким постыдным речам, как речь Легина и «речи» (в печати) сотрудников «Социалистиче­ского Ежемесячника», а несмотря на них. Несомненную болезнь немецкой партии, об­наруживающуюся в явлениях такого порядка, мы должны не затушевывать и не запу­тывать «казенно-оптимистическими» фразами, а вскрывать перед русскими рабочими, чтобы мы учились на опыте более старого движения, учились, чему не подражать.

«Просвещение» № 4, Печатается по тексту

апрель 1914 г. журнала «Просвещение»

Подпись:В. И.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   46

Похожие:

Собрание сочинений 25 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений печатается по постановлению центрального комитета
По постановлению Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза Институт марксизма-ленинизма при ЦК кпсс выпускает...
Собрание сочинений 25 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета
...
Собрание сочинений 25 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 22 печатается по постановлению центрального комитета
В двадцать второй том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произве­дения, написанные в июле 1912 — феврале 1913 года
Собрание сочинений 25 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 46 печатается по постановлению центрального комитета
Сорок шестым томом Полного собрания сочинений В. И. Ленина открывается серия томов, включающих письма, телеграммы, записки с 1893...
Собрание сочинений 25 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 24 печатается по постановлению центрального комитета
В произведениях, вошедших в настоящий том, нашла дальнейшее развитие национальная программа большевистской партии
Собрание сочинений 25 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 21 печатается по постановлению центрального комитета
Двадцать первый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина содержит произве­дения, написанные в декабре 1911 — июле 1912 года, в...
Собрание сочинений 25 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 27 печатается по постановлению центрального комитета
В двадцать седьмой том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произве­дения, написанные с августа 1915 по июнь 1916 года,...
Собрание сочинений 25 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 43 печатается по постановлению центрального комитета
В 43 том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произведения, написан­ные в марте — июне 1921 года в условиях перехода Коммунистической...
Собрание сочинений 25 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 30 печатается по постановлению центрального комитета
В тридцатый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произведения, написанные за время с июля 1916 года до Февральской...
Собрание сочинений 25 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений печатается по постановлению центрального комитета
В восьмой том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произведения, на­писанные в сентябре 1903 — июле 1904 года, в период...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница