П. А. Кабанов политическая коррупция в россии: понятие, сущность, причины, предупреждение


НазваниеП. А. Кабанов политическая коррупция в россии: понятие, сущность, причины, предупреждение
страница5/21
Дата публикации23.04.2013
Размер2.83 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Право > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
нигерийского исследователя Обиора Ф. Окоикво, при проведении выборов президента Нигерии и депутатов органов местного самоуправления в феврале 1999 года претенденты на указанные выборные государственные и муниципальные должности для скорейшей реализации поставленных целей ― получение соответствующей государственной или муниципальной должности ― широко применяли «подкуп избирателей» в качестве средства ее достижения.169

По данным известного американского исследователя феномена коррупции Сьюзан Роуз-Аккерман, прямая покупка голосов имеет давнюю историю: еще в ХIХ веке подобная практика существовала и в Великобритании, и в США. В настоящее время эта практика является характерной чертой избирательных кампаний по всему миру. Ею поражены Италия, Испания, Таиланд, Корея, Япония и другие страны.170

Учитывая широкую территориальную распространенность и повышенную общественную опасность «подкупа избирателей» в постоянно реализуемых субъектами политики «грязных» избирательных и иных коррупционных технологиях в политической сфере жизни современного российского общества, в отечественной политологической науке появились специальные исследования данного феномена.

Так, отечественный политолог В.Д. Нечаев, исследуя феномен подкупа избирателей как один из распространенных механизмов приобретения власти в регионах современной реформируемой России, пришел к выводу о том, что при снижении доверия населения к региональной власти, там чаще используется «подкуп избирателей» со стороны претендентов на избираемые государственные должности. Это негативное явление он назвал этимологически более точным, емким, заимствованным из зарубежных источников, политологическим термином, отражающим сущность данного негативного социально-политического явления — «электоральная коррупция».171 По мнению отечественного правоведа Г.К. Мишина, этот термин довольно часто употребляется зарубежными политологами для обозначения коррупционной практики приобретения голосов избирателей.172 На наш взгляд, этот сугубо политологический термин, дополнительно наполнив его криминологическим содержанием, целесообразно ввести в современную российскую политическую криминологию и одновременно в такое новое формирующееся внутри ее научное направление (частной криминологической теории) как электоральная криминология173 в качестве самостоятельной дефиниции. Хотя уже сейчас некоторые отечественные специалисты данному социально-политическому явлению пытаются дать новое наименование, не меняющее его сущности, ― избирательная коррупция.174

Менее распространенной формой проявления политической коррупции в современном российском обществе при осуществлении гражданином своих избирательных прав, преследуемой действующим российским уголовным законодательством, является «подкуп» кандидата на избираемую должность со стороны его политического соперника (противника, оппонента) или его представителей.175 Цель такого подкупа очевидна ─ избрание модели поведения в предвыборной борьбе (избирательной кампании), угодной подкупающему его физическому или юридическому лицу. Однако каких-либо примеров из российской правоприменительной (судебной и следственной) практики, материалов журналистских расследований на момент написания настоящей работы автором не обнаружено. На наш взгляд, это обусловлено, в первую очередь, тем, что преступления подобного рода являются высоко латентными, поскольку ни один из участников подобной преступной (коррупционной) политической сделки не заинтересован в ее обнародовании, тем более, если путем подкупа достигнута желаемая обеими сторонами цель. При этом размер материального вознаграждения за подобное поведение, как нам представляется, должен быть большим, чем тот, который предполагал получить «продавшийся» или «купившийся» кандидат в результате победы на выборах. В таких случаях, по-видимому, размер вознаграждения напрямую связан с объемом и сроком полномочий, а также наличием привилегий и иммунитетов, предусмотренных для избираемого должностного лица в органы государственной власти или местного самоуправления. Как свидетельствуют отечественные средства массовой информации и зарубежная правоприменительная практика, среди претендентов на выборные государственные должности такие случаи имеются.

Так, по данным российского журналиста В. Скосырева, при выборах в Парламент Британии один из кандидатов в депутаты ― М. Сарвар передал взятку в сумме 5.000 фунтов своему политическому сопернику (конкуренту, противнику) на избираемую государственную должность, чтобы тот «не очень усердствовал» (то есть был пассивен – примечание нашеП.К.) при проведении предвыборной агитации за свою кандидатуру во время проведения очередной избирательной кампании в парламент.176

Следует заметить, что этот факт произошел и стал известен в стране, где распространенность коррупции среди политиков и представителей органов государственной власти и местного самоуправления, по мнению большинства специалистов, самая наименьшая.177 Каково же тогда истинное положение дел в органах государственной власти и местного самоуправления, политических партиях в других странах, где удельный вес «продажности» чиновников и политиков по сравнению с этим государством значительно выше? Нам представляется, что ответ из уст как отечественной, так и зарубежной государственной уголовной (криминальной, правовой, юридической) статистики на этот вопрос удастся услышать еще не скоро, если вообще удастся.

По мнению некоторых отечественных исследователей, к данному виду политической коррупции следует отнести и подкуп гражданина (потенциального кандидата на избираемую должность) в целях получения отказа от дачи согласия на баллотирование по конкретному избирательному округу.178 Здесь формы коррупционного «подкупа» предполагаемого кандидата на избираемую государственную или муниципальную должность могут быть различны ― от предоставления разного рода имущественных благ ― до полного или частичного финансирования избирательной кампании по другому избирательному округу.

На наш взгляд, оценивая некоторые «грязные» избирательные технологии, применяемые в избирательном процессе современного российского общества, можно предположить, что представители органов государственной власти и местного самоуправления регионов (субъектов Российской Федерации) с псевдодемократическими региональными политическими режимами, которые порой во многом оказываются неадекватными федеральному, могут позволить себе «купить» в качестве альтернативного кандидата (мнимого претендента) на избираемую высшую должность (Президента, губернатора, главы субъекта федерации, мэра города, главы местной администрации и т.д.) человека, не имеющего какого-либо опыта политической борьбы за власть в целях создания видимости (иллюзии) проведения альтернативных выборов. При этом действительные (реальные), потенциальные и мнимые (предполагаемые) политические противники (конкуренты, соперники) по различным, в том числе и надуманным, основаниям со стороны органов государственной власти и местного самоуправления и их должностных лиц устраняются от самой процедуры выдвижения своих кандидатур на избираемые государственные должности. Однако данное негативное социально-политическое явление следует расценивать для современной российской провинциальной жизни как наиболее массовую и опасную отклоняющуюся (девиантную), но пока еще некриминализированную, форму организованной политической коррупции, подрывающую демократические основы ее существования и развития, которую в последующем можно было бы криминализировать или ввести такие меры юридической и/или политической ответственности, которые бы исключили возможность повторения в будущем аналогичного поведения со стороны данной категории лиц.

Следующей формой проявления политической коррупции в политической сфере жизни современного российского общества при осуществлении избирательного права может служить «подкуп» доверенных лиц кандидата на выборную государственную должность,179 как со стороны политических противников (конкурентов, соперников), так и других заинтересованных лиц в целях совершения ими деяний, противных их правовому статусу. Коррупционное поведение (подкуп и продажность) доверенного лица кандидата на избираемую государственную или муниципальную должность может позволить его политическим противникам получать достоверные сведения о средствах и методах ведения избирательной кампании, источниках ее финансирования и другие сведения. При этом не исключается получение сведений, составляющих его личную или семейную тайну, которые могут быть использованы заинтересованными лицами вопреки интересам как самого претендента на избираемую государственную должность или общественного объединения, его выдвинувшего, так и общества.

По мнению большинства отечественных ученых, в качестве уголовно наказуемой формы проявления политической коррупции в современном российском обществе при реализации субъектами политики избирательных прав является «подкуп членов избирательной комиссии» в целях совершения ими деяний, противных их правовому статусу. Как правило, к «подкупу членов избирательной комиссии» отечественные специалисты относят «приобретение» заинтересованными лицами отказа конкретного лица (члена избирательной комиссии) от работы в избирательной комиссии.180 Хотя, на наш взгляд, в качестве данной формы проявления политической коррупции должны рассматриваться любые противоправные деяния (действия или бездействие) члена избирательной комиссии независимо от его правового статуса (председатель, заместитель председателя и член избирательной комиссии), совершенные в результате подкупа. Они должны быть надлежащим образом оценены правоприменителем независимо от того, повлияли ли они на исход (итоги, результаты) голосования или нет.

На наш взгляд, противоправные деяния (действия или бездействие) членов избирательной комиссии должны полностью охватываться нормой, предусматривающей уголовную ответственность за получение взятки. Тогда как действия лиц, передающих или предоставляющих предмет взятки ― за дачу взятки, поскольку члены избирательной комиссии отнесены действующими нормативными актами к категории государственных служащих, а не квалифицироваться по статье 141 ч.2 п. «а» УК РФ. Здесь не исключается возможность привлечения к уголовной ответственности по этой норме отдельных лиц в определенных случаях. Например, в случаях обещания передачи предмета подкупа члену избирательной комиссии, но при отказе этим лицом от предложенного вознаграждения и не выполнение каких-либо деяний по просьбе обещающего, при отсутствии признаков приготовления к даче взятки или покушения на дачу взятки возможно привлечение лица, предлагающего предмет подкупа, к уголовной ответственности, именно по этой уголовно-правовой норме. Однако российская действительность свидетельствует о том, что члены избирательной комиссии, с использованием своего служебного положения, поддержавшие того или иного кандидата на выборную государственную должность и, при положительном результате этих «стараний», получившие за это незаконное вознаграждение, как правило, получают и длительную поддержку от избранного лица в виде обеспечения безопасности и ограждения от юридической ответственности.181

Нам представляется, что все положения действующего российского уголовного законодательства об ответственности за преступления, совершаемые с использованием подкупа в условиях избирательного процесса должны распространяться и на общественных (отечественных, зарубежных или международных) наблюдателей за выборами. Поскольку они по своему правовому статусу, в соответствии с действующим российским федеральным избирательным законодательством «…уполномочены вести наблюдение за проведением голосования, установлением его итогов, определением результатов выборов, референдума, включая действия избирательной комиссии по проверке правильности установления итогов голосования и определения результатов выборов».182 Если в процессе избирательной кампании происходит подкуп иностранных (международных) наблюдателей, принимающих участие в наблюдении за избирательными процессами на законных основаниях, то есть аккредитованными Центральной избирательной комиссией Российской Федерации, то можно говорить о проявлении другого негативного социально-политического и правового феномена ― международной или транснациональной политической (электоральной) коррупции.

Политическая коррупция в современном российском обществе, как и в других государствах, многолика. Она может проявиться и в деяниях субъектов политики, направленных на «подкуп» участников процесса выборов для того, чтобы они отказались от участия в выборах в качестве избирателей (от активного избирательного права) или доверенных лиц претендентов на выборные государственные должности или выборные должности в органах местного самоуправления. Вместе с тем, нам представляется спорным мнение специалистов, относящих к проявлению политической коррупции оплачиваемые субъектами политики действия частных лиц, направленные на препятствие нормальной работе избирательной комиссии. Такие действия частных лиц, совершенные за плату (по найму) отнесены некоторыми отечественными учеными в области уголовного права к деяниям, совершаемым путем или с использованием подкупа,183 ответственность за которые предусмотрена п. «а» ч.2 ст. 142 УК России.

Анализ указанных выше уголовно наказуемых форм проявления политической коррупции в современном российском обществе и за рубежом при осуществлении (реализации) субъектами политики избирательного права позволяет нам сделать вывод о том, что суть этого негативного социально-политического явления заключается в подкупе («продажности») субъектов политики в целях приобретения, сохранения или распределения отдельными физическими или юридическими лицами (политическими партиями или общественными объединениями) государственной власти вопреки интересам общества. В связи с этим, с учетом многообразия и специфики проявления политической коррупции в условиях избирательных процессов в современном российском обществе можно выделить в качестве самостоятельного ее вида коррупцию электоральную. Данный специфичный подвид политической коррупции, довольно часто проявляющийся и быстро распространяющийся в современном российском обществе, в широком смысле слова, можно определить как систему подкупа (продажности), как избирателей, так и избираемых, в результате чего государственная и местная (муниципальная) власть превращается в своего рода дорогостоящий товар рыночной экономики. Этот товар в условиях резкого социального расслоения общества на бедных и богатых могут приобрести только лица, имеющие доступ к значительным финансовым, материальным, информационным и иным ресурсам, именуемые ныне «олигархами», либо их представители.

На наш взгляд, в более узком, политико-криминологическом смысле, электоральная коррупция представляет собой особую разновидность политической коррупции, которая проявляется и выражается как в массовом подкупе избирателей, так и подкупе избираемых лиц на выборные государственные или муниципальные должности либо иных участников избирательных процессов во время проведения избирательных кампаний различного уровня.

В качестве самостоятельной формы проявления политической коррупции в современном российском обществе, по мнению отдельных авторов, цитируемых нами ранее, следует выделять бюрократический «рэкет». Под этим термином обычно понимается вымогательство должностными лицами органов государственной власти или местного самоуправления (государственными и муниципальными служащими) денежных средств, материальных ценностей либо иных ресурсов для финансирования либо иного обеспечения политической деятельности отдельных политических (государственных или общественных) деятелей или политических общественных объединений и не связанных с прямой личной выгодой. Однако рассматривать данное негативное социально-политическое явление современного российского общества как вид политической коррупции, на наш взгляд, очень сложно и проблематично. Общеизвестно политическая коррупция характеризуется совершением деяний, не сопряженных с применением или угрозой применения физического или психического насилия, поскольку это сугубо мирный, обоюдовыгодный способ «вложения» (изъятия, передачи, перераспределения) денежных, материальных и иных средств, тогда как термин «вымогательство» (рэкет) как уголовно-правовое и криминологическое явление характеризуется именно применением или угрозой применения насилия.184

Рассматриваемое этими авторами негативное социальное явление ближе по своей социально-правовой природе и сущности к таким специфичным формам проявления преступности в политической сфере жизни общества, как злоупотребление властью и политический рэкет. По этому основанию данное негативное социально-политическое явление в дальнейшем рассматривать, как одну из форм проявления политической коррупции, мы считаем нецелесообразным. Поскольку ранее в своих работах достаточно подробно рассматривали политический рэкет и злоупотребление властью как самостоятельные специфичные негативные политико-правовые явления, которые наиболее полно и рельефно проявлялись в недалеком прошлом и свойственны современному обществу.185

В современной отечественной правоприменительной практике и в политической сфере жизни общества встречаются случаи, когда при финансировании избирательной кампании определенной политической партии, движения или объединения используются финансовые, материальные и иные ресурсы государства, коммерческих или иных организаций не предусмотренные бюджетом на эти цели. Для реализации политических амбиций должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления, руководителей хозяйствующих субъектов, но вопреки их должностным или служебным обязанностям и в ущерб конституционным (политическим) правам других лиц. На наш взгляд, такие злоупотребления властью со стороны должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления (государственных и муниципальных служащих), руководителей хозяйствующих субъектов следует рассматривать как самостоятельную форму политической коррупции, проявляющуюся в современном обществе в условиях избирательного процесса. Данный подход к проблеме злоупотребления властью как самостоятельной форме проявления политической коррупции нашел поддержку со стороны известного испанского судьи Балтасара Гарсона на Международной конференции «Ответ на вызов коррупции» (Милан, ноябрь 1999 года)186 и других специалистов, занимающихся проблемами противодействия коррупционному поведению в политической и экономической сферах жизни общества.187 Подтверждением тому могут служить некоторые публикации отечественных средств массовой информации.

По данным журналистки А. Рокоссовской, именно по этому основанию, то есть за получение более двух миллионов долларов незаконных пожертвований в ходе предвыборной кампании в сенат США обвиняет сенатора Хиллари Клинтон и некоторых других высокопоставленных чиновников общественная организация Judicial watch, которая занимается расследованием и судебным преследованием коррумпированных чиновников в правительстве США.188

В связи с изложенным заслуживает одобрения и поддержки позиция отечественного законодателя, который ввел в 2003 году уголовную ответственность за нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума (статья 1411 УК РФ) и иные правонарушения, совершаемые в сфере избирательного процесса.189

Однако, как показывает современная российская действительность, такое финансирование возможно не только предвыборной кампании, но и любых других политических, организационных или иных мероприятий, проводимых субъектами политики для обеспечения их деятельности, а в отдаленной перспективе и достижения политических целей. Вместе с тем, по действующему российскому уголовному законодательству, такое финансирование может быть признано преступным, если причинен существенный вред государству, общественной или коммерческой организации, либо отдельному лицу. При этом следует отметить, что действующее российское уголовное законодательство не признает такие деяния хищением чужого имущества, поскольку отсутствует обязательный признак субъективной стороны этого преступления ─ корыстный мотив. Тогда лишь при определенных условиях подобное деяние можно признать либо как превышение должностных полномочий (статья 286 УК РФ), либо как злоупотребление должностными полномочиями (статья 285 УК РФ), совершенное должностным лицом органов государственной власти и местного самоуправления, либо как злоупотребление полномочиями, совершенное лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации (статья 201 УК РФ). Санкции этих уголовно-правовых норм значительно ниже, чем за хищение чужого имущества, совершенного путем злоупотребления служебным положением.

Примером такого вида политического коррупционного преступления, получившего широкую огласку благодаря отечественным средствам массовой информации и принципиальной позиции прокуратуры, может служить уголовное дело по обвинению вице-мэра г. Владимира В. Бражникова. Этот областной руководитель осенью 1994 года перечислил 52 миллиона рублей бюджетных средств на расчетный счет ТОО «Агат» для последующего перечисления из них 18 миллионов в областное отделение движения «Выбор России» (поддерживавшего в качестве претендента на должность Президента России, в преддверии очередных президентских выборов, находившегося во главе государства Б.Н. Ельцина). Остальные деньги предполагалось потратить для проведения в г. Суздале партийного съезда «Выбора России», проходившего там с 8 по 9 октября 1994 года. Все перечисленные деньги были израсходованы на указанные партийные нужды. По данным предварительного расследования выяснилось, что указанное преступление было совершено В. Бражниковым по предварительному сговору с исполняющим обязанности председателя Владимирского областного отделения движения «Выбор России» В. Анисимовым. При очевидности и доказанности вины обвиняемых, это уголовное дело после предварительного расследования не направилось в суд, а было прекращено органом предварительного следствия в связи с передачей обвиняемых на поруки.190 На наш взгляд, безнаказанность этого преступления обусловлена тем, что виновные в его совершении достигли политических целей, которые они преследовали – переизбрание на второй срок на пост Президента России Б.Н. Ельцина, взамен чего были освобождены от ответственности. Тем самым, в очередной раз подтвердилось высказывание известного российского юриста ХIX века Г.Г. Тельберга о том, что « ... преступления подобного рода (имеется в виду – политические преступления – примечание наше
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

П. А. Кабанов политическая коррупция в россии: понятие, сущность, причины, предупреждение iconПрограмма Д. А. Медведева Ожидаемые результаты Исторический опыт...
В ежегодном послании в ноябре 2009 года президент Д. А. Медведев среди важных проблем России назвал борьбу с коррупцией
П. А. Кабанов политическая коррупция в россии: понятие, сущность, причины, предупреждение iconВопросы к экзамену по дисциплине «История России»
...
П. А. Кабанов политическая коррупция в россии: понятие, сущность, причины, предупреждение iconЭкзаменационные билеты по истории России для 9 класса Билет №1
Политическая раздробленность Руси в XII-XIII вв. (причины и последствия раздробленности, крупнейшие княжества и земли)
П. А. Кабанов политическая коррупция в россии: понятие, сущность, причины, предупреждение icon№ Политология в системе гуманитарного знания
Занятие Семинар Политическая модернизация в России: история, понятие и механизмы
П. А. Кабанов политическая коррупция в россии: понятие, сущность, причины, предупреждение iconКак решать задание С8 по обществознанию
Первая глава как правило – это «понятие и сущность» (ведь понятие и сущность есть практически у всего)
П. А. Кабанов политическая коррупция в россии: понятие, сущность, причины, предупреждение iconСодержание предупреждение благодарности введение
Причины болезней: нарушения во внутренних органах и закупорка энергетических каналов в брюшной полости
П. А. Кабанов политическая коррупция в россии: понятие, сущность, причины, предупреждение iconСущность менеджмента. Эволюция управленческой мысли понятие и роль...
Организация – сознательно координируемое социальное образование с определенными границами, функционирующая на относительно постоянной...
П. А. Кабанов политическая коррупция в россии: понятие, сущность, причины, предупреждение iconСущность менеджмента. Эволюция управленческой мысли понятие и роль...
Организация – сознательно координируемое социальное образование с определенными границами, функционирующая на относительно постоянной...
П. А. Кабанов политическая коррупция в россии: понятие, сущность, причины, предупреждение iconВопросы к экзамену по курсу «Политическая история России и зарубежных стран» (ч. 1)
Политическая история как отрасль исторического знания. Основные теории исторического развития
П. А. Кабанов политическая коррупция в россии: понятие, сущность, причины, предупреждение iconПонятие, сущность бухгалтерского учета. Пользователи бухгалтерского...
Целью хозяйственного учета является адекватное отражение фактов хозяйственной деятельности, предоставление полной и правдивой информации...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница