Именем Российской Федерации постановление


НазваниеИменем Российской Федерации постановление
страница2/4
Дата публикации03.05.2013
Размер0.54 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Право > Документы
1   2   3   4

^ ОСОБОЕ МНЕНИЕ

СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

К.В. АРАНОВСКОГО
Дело о проверке конституционности положения части восьмой статьи 325 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки И.Г. Труновой Конституционный Суд Российской Федерации разрешил в Постановлении от 9 февраля 2012 года N 2-П, с выводами которого и их обоснованием нельзя согласиться. Полагая, что они не являются бесспорными правовыми позициями, считаю для себя обязательным изложить нижеследующее особое мнение.

Положениям части восьмой статьи 325 Трудового кодекса Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации дал истолкование, из которого следует обязанность всех частных (небюджетных) работодателей возмещать работникам дорожные расходы (на оплату проезда и провоза багажа), если работник эти расходы понесет, отбывая в отпуск из районов Крайнего Севера в другую местность России (не исключая районов того же Крайнего Севера). Объем обязанности Суд точно не определил, но установил, что экономические возможности работодателя не могут быть основанием ни к отказу от выплаты, ни к снижению компенсации, если снижение "неоправданно"; оправдать же его экономической невозможностью нельзя. Доводы, положенные в обоснование названной обязанности, внимания заслуживают, но не согласуются с обстоятельствами действительности, с конституционными положениями, с проверяемыми законоположениями и выводами по делу.

1. Неверен тот исходный довод, что оплата проездных расходов установлена именно ради охраны здоровья лиц, работающих и проживающих на Крайнем Севере. Если бы эта цель все собою определяла и требовала непременно "перемещать" северян в лучшие климатические условия, то вернее всего (гуманнее и надежнее) была бы эвакуация населения с Крайнего Севера. Можно было бы просто не поощрять граждан оставаться там и содействовать им в переселении с Крайнего Севера ради их здоровья. Тогда они избегали бы перемены климата, которая, как правило, не полезна здоровью. Если сбережение здоровья на юге - главная задача, то решать ее следовало бы так, чтобы основную часть жизни граждане проводили в хорошем климате, а не в "экстремальном", отлучаясь лишь ради небесспорного оздоровления. Во благо здоровья разработку недр осуществляли бы малым числом людей на вахтовых производствах, а для нужд науки и обороны устроили бы небольшие посты, станции, заставы.

Неочевидно, впрочем, что северная обстановка здоровью определенно вредит, а все прочие места превосходят ее в благотворном своем влиянии. Чтобы это утверждать, нужны надежные сравнительные данные, например, по заболеваемости раком, по сердечнососудистым патологиям, фтизиатрии, гепатиту, по продолжительности жизни. К ним Суд не обращался; они не общеизвестны, если не полагаться на распространенные и непроверенные мнения; нельзя утверждать, что по каждому из таких показателей Крайний Север дает самые печальные показатели.

Когда бы охрана здоровья и вправду требовала поощрять северян к отдыху на юге, то компенсации следовало бы платить не за любой, а только за отпуск в теплых краях. Но платят ее за расходы на дорогу в любом направлении, даже в северном.

Если бы, далее, здоровье сберегалось отъездами в отпуск из неблагоприятной природной среды в благополучную, то поощрять их возмещением дорожных расходов следовало бы везде, где проживание вредит здоровью - в засушливой или избыточно влажной местности, канцерогенной, загазованной, запыленной, отмеченной дефицитом йода или кислорода и т.д.

Если бы именно забота о здоровье человека, и только она давала прямое основание к установлению компенсаций, то дорожные расходы следовало бы возмещать всем гражданам-северянам, включая свободных художников, частных репетиторов, нотариусов, предпринимателей, а не одним лишь наемным работникам. Иное значило бы, что здоровье неработающих и самозанятых граждан не так нуждается в охране, как здоровье нанятых лиц, что ценность его зависит от вида занятости человека. Это ставило бы граждан, объединяемых одинаковым намерением поправить здоровье, в неравное правовое положение без конституционных к тому оснований, противоречило бы утверждению Конституционного Суда Российской Федерации о том, что "здоровье человека является высшим неотчуждаемым благом, без которого утрачивают свое значение многие другие блага и ценности, а следовательно, его сохранение и укрепление играют основополагающую роль в жизни общества и государства" (Постановление от 9 февраля 2012 года N 2-П).

Охрана здоровья не может быть ни решающим, ни достаточным доводом при обосновании обязанности частного работодателя платить работнику-северянину "дорожные" деньги, потраченные в отпуске на выезде. Поэтому обременение такой обязанностью безосновательно, если, конечно, в самом Постановлении от 9 февраля 2012 года N 2-П или за его пределами не откроются иные, кроме охраны здоровья, основания, как то обеспечение конституционного права на отдых.

2. Обеспечение этого конституционного права, однако, не объясняет, почему частного работодателя на Крайнем Севере следовало обязать к возмещению работникам "дорожных" денег, потраченных в отпуске, и отчего именно его праву собственности и его свободе предпринимательства нужно предпочесть отдельное правомочие, относящееся к праву на отдых другого лица, при том что все эти права осуществляются равным образом в северной дали, при плохом климате. Право на отпуск состоит во многодневном освобождении работника от обязанностей работы с возможностью по своему усмотрению провести время с выездом или без него. Если работник никуда не едет или едет куда-то за свои деньги, его право на отдых все равно осуществляется и остается ненарушенным. Ограничение конституционного права частного работодателя обязанностью оплачивать подорожные расходы другим лицам не имеет оправданий в виде обеспечения права на отдых и противоречит условиям статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, потому что не обосновано целями защиты конституционно значимых ценностей. Когда работодатель платит за труд несоразмерно качеству его и количеству, он нарушает условия трудового и коллективного договора, делая для работника невозможным осуществление многих прав. Но и это не основание обязывать работодателя к возмещению работнику отдельных его расходов. Напротив, такими возмещениями неаккуратный в обязательствах и несправедливый работодатель лишь скрасит безденежье трудящихся, расточая свои хозяйские благодеяния и обнадеживая ими работника.

Итак, ни охрана здоровья, ни защита права на отдых не дают оснований, пригодных конституционно оправдать названную обязанность частных работодателей перед работающими по найму на Крайнем Севере. Объединение этих доводов в общем изложении осложняет дело, но качественного синтеза не дает и не позволяет отыскать конституционное основание правоограничению там, где ни охрана здоровья, ни защита права на отдых не могли его оправдать по отдельности.

3. Установление преимуществ работникам Крайнего Севера всегда имело общенациональный смысл - освоение и удержание Россией северных земель. Ради этого граждане жертвовали многим, не исключая, кстати, и здоровье, и продолжают это делать, иногда самоотверженно. Но самоотречения не всегда достаточно, чтобы решать выдающиеся общие задачи, а использовать самоотверженность людей, не предлагая достойной награды, несправедливо и может быть уподоблено освоению Севера силами репрессированных. Установление же государством в общем интересе преимуществ и выгод в пользу лиц, решивших по разным причинам участвовать в освоении российского Севера, имеет как этический смысл справедливости, так и значение общей пользы с видами на восстановление, сохранение и даже, быть может, рост политического, материального, военного могущества России, веры граждан в себя и в народное будущее, самооценки и международной репутации.

Дополнительные гарантии в виде компенсации дорожных расходов, в частности, имели смысл в том, чтобы отъезд на Крайний Север и проживание в его районах не отрывали бы граждан от "Большой земли", чтобы северяне оставались в тесном сообщении с "Материком" и северная жизнь не обрекала на изоляцию. Как в советское время, так и впоследствии выезд на Север многим казался бы неприемлемым, если бы имел последствия, сходные со ссылкой. Компенсации же отпускных дорожных расходов, наряду с прочими поощрениями, высокими заработками и помощью в переезде после отработки в северных районах нужного срока, в общегосударственном интересе располагали граждан к работе и проживанию на Крайнем Севере.

В этих видах Российская Федерация и приняла меры с попыткой удержать прежние приобретения, продолжить и, возможно, усилить свое присутствие на Крайнем Севере. Нужно учесть, что статье 325 Трудового кодекса Российской Федерации предшествовал Закон Российской Федерации от 19 февраля 1993 года N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях". Из него в Трудовой кодекс Российской Федерации и перешли соответствующие положения. Из наименования, преамбулы и, отчасти, из содержания этого Закона следует, что гарантии предназначены тем, кто не только работает, но и живет на Севере. Следовательно, значение имеет не одно лишь привлечение на Крайний Север наемного труда, но поддержание там российского присутствия.

Общенациональное значение имеет не только наемный труд, но и другие виды присутствия граждан на российском Севере, особенно если это присутствие деятельное - служба, учеба, работа, предпринимательство. Более того, изначально российское присутствие на Севере создавали решительность и риск, расчет на свои силы и ответственность, т.е. предприимчивость. Она, безотносительно даже к предпринимательскому мотиву, по реальным последствиям осуществлялась в общем интересе, обеспечивая и саму возможность наемной занятости. Во всех отношениях неправильно считать северного работодателя лишь источником трудовой эксплуатации и приписывать ему несметные ресурсы, чтобы на этом основании обременять неопределенными и непредсказуемыми обязанностями в нарушение конституционных прав его и свобод. Напротив, экономика свободного рынка, предписанная Конституцией Российской Федерации, предполагает опору на частное предпринимательство, что обязывает государство поощрять его, когда эту деятельность сопровождают особые трудности, и, безусловно, не препятствовать ей установлением неконституционных правоограничений.

Общенациональные задачи следует решать за общий, за государственный счет, что не исключает, конечно, и частного бескорыстия на общую пользу и на пользу отдельных лиц, включая наемных работников. Добродеяние, однако, не может быть поставлено в обязанность и возможно лишь в свободном решении. Иное означает, по сути, несправедливое отобрание частного имущества на общие нужды, которые государство утоляет за чужой счет, избирательно и поочередно обращая притязания свои на то, что уязвимо, и на тех, кто уязвим, опираясь при этом на предубеждения против конституционных институтов частной собственности и предпринимательства, против частных работодателей. Они давно сложились, имеют поддержку и готовы к использованию во вред Конституции Российской Федерации. Искушение все исправить и устроить через посягательство на собственность и на предпринимательскую свободу с вручением государству бескрайней власти над имуществом и поведением граждан ради народного счастья показывало себя не раз и едва ли иссякло. Его несложно пробудить не только в крайностях, но и в разрозненных, неброских ограничениях конституционных свобод, облагороженных заботой, например, о народном здоровье.

Посягательства на конституционные права, имея вид общественно полезных правоограничений, по мере накопления обессилят конституционный строй России. Если этому не мешать, вернется время, когда считалось правильным, чтобы государство разумно, ответственно и по совести решало, кому и как пользоваться человеческими и гражданскими правами. Расчет на государственные разум и совесть, между тем, безоснователен - такие способности встречаются у людей, а у государства их нет. Именем его действуют люди, превосходство которых в добродетелях и способностях не доказано; и чем больше граждан сможет решать и действовать самостоятельно, тем вернее совесть и ответственность себя обнаружат, не вполне, конечно, но все же полнее, чем если бы право решать осталось лишь за публичной властью. В частности, свои права и обязанности в трудовых правоотношениях стороны определяют, в общем, не хуже, чем представители государства, и, даже если время от времени делают это плохо и несправедливо, трудовой и коллективный договоры нельзя менять на государственное регулирование. Ведь и законы не всегда хороши - не отрекаться же на этом основании от законодательной власти.

4. Обременять конституционные права частных работодателей обязанностью, не имеющей конституционного оправдания, недопустимо тем более, что в данном случае обременение не обеспечивает даже тех спорных целей, ради которых оно предпринято, опровергает их.

Оно, судя по ссылке на статью 19 Конституции Российской Федерации, обосновано, в частности, соображениями равноправия. Но истолкование правил статьи 325 Трудового кодекса Российской Федерации, изложенное в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 года N 2-П, разность прав между работниками частных работодателей и бюджетных организаций не устраняет. Так, работники частных нанимателей получат право возместить стоимость лишь своего проезда и провоза багажа, тогда как организации, финансируемые из федерального бюджета, оплачивают расходы не только работника, но и неработающих членов его семьи (часть вторая статьи 325 Трудового кодекса Российской Федерации). Допускаются разные размеры компенсаций и периоды выплат.

Между тем конституционные положения и не требуют уравнивать разные категории работников. Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 22 октября 2009 года N 15-П и поддержанной в Постановлении от 9 февраля 2012 года N 2-П, установление равных для всех работодателей, как и для всех работников, прав и обязанностей (статьи 21 и 22 Трудового кодекса Российской Федерации) не препятствует закреплению в законе особенностей регулирования труда работников, если эти особенности обусловлены объективными различиями в статусе работодателей. Такие различия очевидны как сами по себе, так и в содержании статьи 325 Трудового кодекса Российской Федерации, где разные условия выплаты компенсаций предусмотрены для работников разных работодателей. Устанавливая эти положения, Российская Федерация действовала не только как законодатель, но, отчасти, и как работодатель, предусматривая в отношении работников организаций, финансируемых из федерального бюджета, свои условия гарантий и оставляя другим работодателям право определять эти условия иначе.

Работодатели-северяне дискриминированы по территориальному признаку в правах по сравнению с частными работодателями за пределами Крайнего Севера, ибо те не обязаны оплачивать своим работникам дорожно-отпускные расходы.

С принятием Постановления от 9 февраля 2012 года N 2-П образуется неясность в том, какие именно частные работодатели обязаны теперь платить компенсации. Закон Российской Федерации "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" относит эту обязанность только к организациям-работодателям, а указанное Постановление и часть восьмая статьи 325 Трудового кодекса Российской Федерации этого ограничительного условия не подтверждают и, вместе с тем, не опровергают. Если платить "подорожные" деньги обязаны только организации, то работник индивидуальных предпринимателей, по смыслу названного Постановления, остается без компенсаций. Если же эта обязанность ложится и на них, то в отпуск за счет работодателя вправе ехать продавец и водитель, нанятый хозяином бакалейной лавки, няня и домработница, секретарь и помощник адвоката. Правда, для них отпускная компенсация превысит многомесячную зарплату.

Обязанность эта, если действительно ее исполнять, во многих случаях сделает невозможным предпринимательство, особенно малое. Не говоря уже о нарушении конституционного права на занятие предпринимательской деятельностью, это противоречит конституционным положениям о социальном государстве, о праве на труд, поскольку ведет к сокращению рабочих мест, что особенно недопустимо на Крайнем Севере, исходя из общенародного интереса в его освоении.

Возмещение дорожно-отпускных расходов во многих случаях просто невозможно, и стороны трудовых отношений станут уклоняться от исполнения закона, переводить эти отношения в иные формы - гражданско-правовые или нелегальные ("черные", "серые"). Проверяющие службы будут их в этом уличать, что обязательно поощрит коррупцию.

5. Работников частного работодателя обязательная оплата проездных расходов обрекает на несправедливость, обещая расстройство трудовых правоотношений и злоупотребления. Согласно части шестой статьи 325 Трудового кодекса Российской Федерации эти целевые выплаты не суммируются, если работник ими не воспользовался, т.е. не поехал в отпуск. А в отпуск по разным причинам ездят не все - кто-то, часто бывая в командировках, предпочитает отдыхать на месте и потому не пользуется компенсациями, другому смена климата противопоказана и т.п. В итоге выйдет, что одни, отбывая в дальние отпуска, добавят к зарплате дополнительные деньги, а те, кто работает не хуже, но в отпуск не едет или едет недалеко, безвинно пострадают от нарушения права на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации (статья 38, часть 3, Конституции Российской Федерации). Ведь частный работодатель субсидий на дорожно-отпускные расходы из бюджета не получает и должен изыскать доступные средства, в том числе за счет оплаты труда. Чтобы выплатить компенсацию тем, кто поехал в отпуск, он удержит средства, которые направил бы на оплату труда всех работников, включая тех, кто не смог использовать право на возмещение расходов. Такие работники-северяне дискриминированы и относительно лиц, не работающих на Крайнем Севере, где заработку трудящегося подобные ограничения в оплате труда не грозят.

6. Имея в виду, что выплата возмещений предусмотрена именно для работников, она имеет смысл целевого вознаграждения за труд. Такая оплата труда при занятости по найму у частного работодателя неконституционна в двух, по крайней мере, отношениях. Во-первых, она ограничивает в праве распоряжаться заработанным, ибо возмещение работник получает, лишь если докажет расходование денег по предписанному назначению. Это едва прикрытое ограничение конституционного права собственности, когда государство и чужое лицо (работодатель) распоряжаются заработком гражданина.

Во-вторых, подоплека возместительного способа оплаты труда унизительна. Такие условия получения заработка уподобляют работника ограниченно дееспособному лицу, которое ввиду известных злоупотреблений лишено права самостоятельно тратить заработанное. Работодатель становится своего рода попечителем, который выдает работнику часть зарплаты, когда убедится, что она потрачена с пользой для его здоровья. Это меняет качество трудовых правоотношений - вместо взаимности прав и обязанностей сторон договора образуются отношения хозяина, который ведает обстоятельствами жизни подопечного, и работника, который находится под хозяйским присмотром. Это несовместимо с положениями статьи 21 (часть 1) Конституции Российской Федерации, в силу которых ничто не может быть основанием для умаления достоинства человека, и статьи 7, которая возводит человека, его свободы и права на высшую ступень ценностей. Правило о возмещении дорожно-отпускных расходов не создает, конечно, но символически выражает личную зависимость. А если логику этого правила продолжать, то зарплату северянам пришлось бы платить одеждой, пищей, топливом, возмещением квартплаты. Почему работодателю не возмещать и это? Ведь конституционное право на жилище не менее ценное, чем право на отдых и охрану здоровья; жилье даже важнее отпуска. Если работодатель оплачивает дорогу при поездке в отпуск, не оплатить ли ему еду, образование, другие нужды работника и его семьи? Так и будет, если это позволить. Начало тому положено.

7. Довод о том, что частные работодатели, возмещая работникам дорожные расходы, выгадывают от снижения налоговой базы, не убеждает. Льгота не возмещает затрат, а дает по налоговым обязательствам частичное послабление, которое, кстати, работодателю недоступно при упрощенном налогообложении и при налоге на вмененный доход, который практикует малое предпринимательство. В преимуществе, следовательно, снова остается крупное предпринимательство, обыкновенно связанное в России с государством, и, конечно, само государство. Это вносит свой вклад в упадок малого предпринимательства и в сокращение занятости, которую оно обеспечивает. Отказ от опоры на малое предпринимательство на Крайнем Севере непозволителен, не говоря уже о том, что он отрицает экономические основы конституционного строя.

Если беспокоиться о возмещении, то важно соблюдать соразмерность. Давая оценку правилам, которые обязывают авиаперевозчиков предоставлять льготный тариф пассажирам с малолетними детьми, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20 декабря 2011 года N 29-П решил, что публичные цели, которые преследует государство, не должны приводить к неправомерному ограничению свободы предпринимательской деятельности. Это общее правило обязательно, во всяком случае если государство обременяет субъектов предпринимательства расходами в публичных целях.

Еще меньше убеждает ссылка на выгоду, которую работодатель должен получить, отсылая за свой счет работников в отпуск, где они должны возобновить рабочий потенциал ему же на пользу. Готовность публичной власти решать за работодателя, что ему выгодно, пролагает дорогу к неконституционной государственности, к бесконтрольной опеке властей над человеком и к отрицанию гражданской свободы.

8. Обращение к социальной ответственности предпринимательства в акте российского конституционного правосудия представляется двусмысленным. Во всяком случае, оно не дает конституционных оснований перелагать государственные обязанности по освоению и развитию Крайнего Севера на лиц, замеченных в предпринимательстве и в применении наемного труда. Конституция Российской Федерации ясно возлагает обязательства социального государства собственно на государство (статья 7), а не на предпринимательство, о социальной ответственности которого она не сообщает ничего. Платить налоги казне, а работникам - справедливое вознаграждение за труд, соблюдать законы, не нарушать чужих прав и свобод и т.п. - на этих конституционных началах можно в общественных интересах обременить частного работодателя, не создавая произвольных и дискриминационных обязанностей на зыбкой почве социальной ответственности предпринимательства. Справедливая заработная плата, а не произвольно понятая социальная ответственность, позволяет обеспечить и право на отдых, и многое другое; компенсации, напротив, прячут бедность и позволяют несправедливости продолжаться.

Если социальную ответственность предпринимательства извлекать, как водится, из убеждения в том, что оно виновато перед народом и трудящимся человеком, что вина эта неоплатна, а само оно порицаемо, то по такой ответственности, конечно, частного работодателя можно отягощать чем угодно, не разбирая, посильна ли тягота и справедлива ли она. Но тогда и предпринимательство выбывает из разряда охраняемых конституционных ценностей, а это в конституционном смысле несостоятельно.

Социальную ответственность можно искать в морали, в сострадании к бедному и трудящемуся. Но такая ответственность относится ко всем - не отказать же российским гражданам в нравственном достоинстве. А если так, то отчего лишь на частных работодателей ложатся правообременения этой ответственности - неужели их нравственность выше, чем у прочих, или, напротив, ненадежна и требует дополнительной нагрузки? Вообще же обращать моральный долг в правовую обязанность вредно для нравственности, потому что вынужденная нравственность теряет в своем достоинстве.

9. Прямые и отдаленные последствия судебного упущения исправить трудно, но нужно. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 года N 2-П эту возможность дает. В нем "федеральному законодателю", т.е., надо полагать, Федеральному Собранию предложено принять меры к наведению равенства между лицами, работающими на Крайнем Севере, в части компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно. Следуя этому пожеланию, можно возмещение дорожно-отпускных расходов работников-северян взять на государственный счет, установить общие условия выплаты таких компенсаций и, по-видимому, изменить их величину. Это потребует, конечно, расходов, от которых государство разгружало себя с великим трудом, и приведет к потере части преимуществ, добытых ценою социального риска, в том числе связанного с принятием Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ. Но без этого неисполнимый и несправедливый закон причинит вред конституционным основам, правам и свободам, достоинству граждан, ослабит положение России на Крайнем Севере.
Судья Конституционного Суда

Российской Федерации

К.В.АРАНОВСКИЙ
1   2   3   4

Похожие:

Именем Российской Федерации постановление iconПравительство российской федерации постановление
Признать утратившим силу постановление Правительства Российской Федерации от 21 декабря 2011 г. №1077 о федеральных стандартах
Именем Российской Федерации постановление iconИменем Российской Федерации решение
Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в составе председательствующего судьи Кирюшиной В. Г., судей Александрова В. Н., Андреева...
Именем Российской Федерации постановление iconПостановление Правительства РФ от 1 сентября 2012 г. N 875
В соответствии со статьей 353 Трудового кодекса Российской Федерации Правительство Российской Федерации постановляет
Именем Российской Федерации постановление iconПостановление Правительства РФ от 1 сентября 2012 г. № 875
В соответствии со статьей 353 Трудового кодекса Российской Федерации Правительство Российской Федерации постановляет
Именем Российской Федерации постановление iconПостановление государственной думы федерального собрания российской федерации    
Проявляя гуманизм в отношении отдельных категорий лиц, совершивших преступления, не представляющие большой общественной опасности,...
Именем Российской Федерации постановление iconПостановление Пленума Верховного Суда РФ
Гражданского кодекса Российской Федерации, а также учитывая, что у судов возникли вопросы, требующие разрешения, Пленум Верховного...
Именем Российской Федерации постановление iconСуда Российской Федерации N10 Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской...
...
Именем Российской Федерации постановление iconПостановление от 14 июля 2006 года n 181/1152-4 о порядке использования...
В соответствии с подпунктами "в", "е" пункта 9, пунктом 13 статьи 21, пунктами 32, 35 статьи 68 Федерального закона "Об основных...
Именем Российской Федерации постановление iconПравительство российской федерации постановление
В целях совершенствования функционирования электроэнергетики, эффективного и качественного обеспечения отраслей экономики и населения...
Именем Российской Федерации постановление iconПостановление Правительства Российской Федерации от 27 февраля 2008...
...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница