Учебно-методическое пособие для подготовки и проведения практических занятий по теме: доказывание и доказательства в гражданском процессуальном праве для студентов Международно-правового факультета,


НазваниеУчебно-методическое пособие для подготовки и проведения практических занятий по теме: доказывание и доказательства в гражданском процессуальном праве для студентов Международно-правового факультета,
страница10/11
Дата публикации12.03.2013
Размер0.91 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие
userdocs.ru > Право > Учебно-методическое пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

^ A.  Applicability of Article 6 § 1

18.  Referring to section 4(1) of the Associations Act 1989, the applicants contended that although the registration proceedings were characterised by domestic law as non-contentious, their outcome had been decisive for the applicant association's capacity to become the subject of rights and obligations – a consideration bringing the case clearly within the ambit of Article 6 § 1. This was even more so since the registration proceedings also involved a genuine dispute with the public prosecutor's office and, at least indirectly, with APEH as to the applicant association's choice of name.

19.  For their part, the Government emphasised, relying essentially on sections 1 and 2(3) of the Associations Act 1989, that under Hungarian law the right of association as such was an issue of a public-law character. In any event, according to section 4(1), associations come into existence only through their registration, prior to which they do not have any legal existence at all, this being a circumstance excluding any civil-law implications of the registration proceedings themselves. As to the dispute about the choice of name, the Government were of the view that the domestic courts' decisions in this respect only concerned the public-law question whether or not the name at issue had been in compliance with the public interest, rather than the civil right to bear a name.

20.  The Court reiterates that for Article 6 § 1, in its “civil” limb, to be applicable there must be a dispute (contestation) over a “right” that can be said, at least on arguable grounds, to be recognised under domestic law. The dispute must be genuine and serious. It may relate not only to the actual existence of a right but also to its scope and the manner of its exercise. Moreover, the outcome of the proceedings must be directly decisive for the civil right in question (see Frydlender v. France [GC], no. 30979/96, § 27, ECHR 2000-VII).

21.  In the present case, the “right” in dispute was the right to register an association for the purposes of section 4(1) of the Associations Act 1989. The Court observes that this right as such was recognised under Hungarian law, namely under section 1 of the same Act. The proceedings undoubtedly concerned a genuine and serious dispute as to the existence and exercise of that right.

22.   As to whether this right is a “civil” one, the Court reiterates that the concept of “civil rights and obligations” is not to be interpreted solely by reference to the respondent State's domestic law. Article 6 § 1 applies irrespective of the status of the parties, the nature of the legislation which governs the manner in which the dispute is to be determined and the character of the authority which has jurisdiction in the matter; it is enough that the outcome of the proceedings should be decisive for private rights and obligations (see, among many other authorities, the Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece judgment of 9 December 1994, Series A
no. 301-B, p. 78, § 39).

23.   The Court notes that, for the purposes of domestic legislation, the matter of the right of association itself primarily belongs to the field of public law. On the other hand, the dispute in the present case essentially arose over the application of rules which are contained in Article 77 and 78 of the Civil Code. In any event, these considerations alone are not decisive for the applicability of Article 6 of the Convention in the instant case.

24.  The Court observes that, according to section 4(1) of the Associations Act 1989, associations obtain their legal existence only by virtue of their court registration. It follows from this rule that an unregistered association constitutes only a group of individuals whose position in any civil-law dealings with third parties is very different from that of a legal entity. For the applicants, it was consequently the applicant association's very capacity to become a subject of civil rights and obligations under Hungarian law that was at stake in the registration proceedings.

In these circumstances, the Court finds that the proceedings complained of concerned the applicant association's civil rights and that Article 6 was thus applicable in the instant case.

^ B. Compliance with Article 6 § 1

25.  The applicants submitted that their case had involved a genuine dispute with the public prosecutor's office and, indirectly, with the Tax Authority. In such a dispute the domestic courts should have observed the principle of equality of arms. Since, however, the Regional Court had not informed them either of the letter written by the President of APEH or of the submissions filed by the public prosecutor's office at first and second instance and, moreover, had sent a copy of its order of 28 June 1993 to APEH before it had been served on them, the proceedings fell short of the basic requirements of Article 6 § 1 of the Convention. In that connection, they pointed out that the impugned procedure had enabled APEH's spokesman to present the court order in a television programme and, furthermore, that they had never received a copy of the important submissions of 24 January 1994 by the public prosecutor's office. The fact that their complaint about the Supreme Court's dismissal of their challenge for bias had remained unexamined aggravated the unfair nature of the proceedings.

26.  The Government asserted that the letter by the President of APEH had reached the Regional Court prior to the introduction of the applicant association's request for registration and had not, therefore, constituted part of the case file.

Furthermore, the Government pointed out that the submissions by the public prosecutor's office dated 24 January 1994 – in fact its only reasoned submission with any bearing on the substance of the case – had been available to the applicants for comment. As regards submissions by the prosecution at second instance and during the review proceedings, the Government explained that these had only reiterated the prosecution's earlier position and that the failure to notify the applicants thereof had been of little importance.

In sum, the Government argued that neither the prosecution's intervention itself nor the courts' handling of their submissions had been such as to render the proceedings unfair as a whole.

27.   The Court recalls that under the principle of equality of arms, as one of the features of the wider concept of a fair trial, each party must be afforded a reasonable opportunity to present his case under conditions that do not place him at a disadvantage vis-à-vis his opponent (see the Dombo Beheer B.V. v. the Netherlands judgment of 27 October 1993, Series A
no. 274, p. 19, § 33). In this context, importance is attached to appearances (see, mutatis mutandis, the Borgers v. Belgium judgment of 30 October 1991, Series A no. 214-B, p. 31, § 24, and the authorities cited therein).

Article 6 § 1 guarantees in principle the opportunity for the parties to a criminal or civil trial to have knowledge of and comment on all evidence adduced or observations filed, even by an independent member of the national legal service, with a view to influencing the court's decision (see, among other authorities and mutatis mutandis, the following judgments: McMichael v. the United Kingdom, 24 February 1995, Series A no. 307-B, pp. 53-54, § 80; Kerojärvi v. Finland, 19 July 1995, Series A no. 322, p. 16, § 42; and Lobo Machado v. Portugal, 20 February 1996, Reports of Judgments and Decisions 1996-I, pp. 206-07, § 31).

28.  The Court notes that the public prosecutor's office and the Attorney-General's Office intervened in the proceedings under Article 2/A of the Code of Civil Procedure. That being so, the Court finds that, notwithstanding the non-contentious nature of the proceedings, the rights in Article 6 § 1 should have been respected.

29.  While the Court finds it improbable that the letter from the President of APEH to the President of the Regional Court which arrived well before the introduction of the registration request had any repercussion on the conduct of the judge in charge of the case, the same is not true of the intervention by the public prosecutor's office, of which the Regional Court failed to notify the applicants. Furthermore, the fact that a copy of the order of 28 June 1993 was in APEH's possession before its service on the applicants – enabling APEH's spokesman to present it in a television programme – casts doubt on the fairness of the proceedings.

30.  As regards the failure to notify the applicants of the submissions by the Attorney-General's Office at second instance, the Court notes the Government's assertion that these submissions had no bearing on the merits of the case. However, it is to be recalled that the principle of equality of arms does not depend on further, quantifiable unfairness flowing from a procedural inequality. It is a matter for the parties to assess whether a submission deserves a reaction and it is inadmissible for one party to make submissions to a court without the knowledge of the other and on which the latter has no opportunity to comment. It was therefore unfair that the applicants were not notified of the submissions made to the Supreme Court by the Attorney-General's Office (see, mutatis mutandis, the Bulut
v. Austria judgment of 22 February 1996, Reports 1996-II, pp. 359-60, § 49 in fine).

31.  In view of the above, the Court concludes that the principle of equality of arms has not been respected. It does not find it necessary to examine also the question whether or not the applicants were notified of the submissions of the public prosecutor's office dated 24 January 1994 or whether the Hungarian courts were under a further obligation to examine the applicants' complaint about the Supreme Court's dismissal of their challenge for bias.

32.  Accordingly, there has been a violation of Article 6 § 1 of the Convention. …».

^ РЕШЕНИЕ ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

05 июля 2007 г г.Новосибирск

Федеральный суд Советского района г.Новосибирска, в составе : Председательствующего судьи- Протопоповой Е.Р. При участии прокурора- Гончаровой Е.С. При секретаре- Бочаровой И.Н.

Рассмотрел в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Б-ной Татьяны Васильевны к ФГУП-15 ЦАРЗ МО РФ о восстановлении на работе,

Установил:

Б-на Т.В. обратилась в суд с иском к ФГУП-15 ЦАРЗ МО РФ и в исковом заявлении указала, что она состояла в трудовых отношениях с ответчиком и занимала должность аппаратчика хим.водоподготовки. 08.05.07 г под давлением администрации ею подано заявлении е на увольнение по собственному желанию, которое было написано в прединфарктном состоянии.

После того как она была избрана председателем вновь созданного профсоюза, на неё и всех членов их профсоюза начали оказывать давление, угрожать увольнением и т.п. заставляя выйти из этого, нового профсоюза. После отказа выйти из профсоюза начались различные репрессии: слежка, аттестации, дисциплинарные взыскания на неё и других членов профсоюза. В связи с такой напряженной обстановкой на заводе в ночь на 7-8 мая у неё ухудшилось самочувствие и она практически не спала всю ночь. 08 мая утром она пришла на работу и приступила к своим обязанностям, но ей стало хуже и она поняла , что ей необходима срочная медицинская помощь. Опасаясь очередных репрессий со стороны администрации и не чувствуя больше сил сопротивляться она была вынуждена написать заявление об увольнении по собственному желанию. Данное заявление попало в отдел кадров, где ей предложили дописать, без отработки. Она дописала данную фразу и пошла к врачу. В поликлинике ей сделали кардиограмму сердца, установили сильное нарушение ритма сердцебиения, врач назвал её состояние прединфарктным. Как только ей стало лучше , И мая 2007 года она послала телеграмму начальнику завода, в которой сообщила, что находится на больничном и отзывает свое заявление об увольнении. 18 мая 2007 г она закрыла больничный лист и обратилась на завод с заявлением об отмене приказа об увольнении, на что начальник отдела кадров ей ответила, что отмены приказа не будет. Считает увольнение не законным и просила суд восстановить её на работе в прежней должности.

В ходе рассмотрения дела истица исковые требования уточнила и кроме требований о восстановлении на работе , просит суд взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула за период с 09 мая 2007 г по момент вынесения решения суда в сумме 17344 рубля и взыскать компенсацию морального вреда 100000 рублей (л.д.55).

В судебном заседании истица Б-на Т.В. исковые требования поддержала и дополнительно пояснила, что утром 08 мая 2007 г она узнала от сотрудника, что троих членов их профсоюза лиши премии. Это было для неё ударом. Она поняла, что у неё нет больше сил сопротивляться и находиться под таким прессингом , в связи с чем она приняла решение написать заявление об увольнении. Заявление об увольнении она писала в присутствии своих коллег по работе. Она пошла к начальнику котельной и отдала ему заявление, после чего она пошла к начальнику энергомеханического участка. Заявление ей подписали с даты указанной ею , то есть с 08 мая 2007 года. Она взяла обходной лист и получила все необходимые визы. Около 11 часов утра она получила расчетный листок. В отделе кадров её попросили дописать фразу «Без отработки», что она и сделала, после чего ей выдали трудовую книжку, ознакомив с записями в ней и она сдала пропуск. После этого, около 12 часов , она с завода ушла, больше на завод не возвращалась и муж отвез её в больницу. 11 мая 2007- года она поняла, что проявила слабость, пересмотрела свою позицию. Обратилась к председателю своего профсоюза Новой, которая посоветовала ей направить телеграмму об отзыве заявления об увольнении.

При этом истица пояснила суду, что процедура её увольнения не нарушена, расчет с ней был произведен, а незаконность увольнения в том, что нарушен принцип добровольности увольнения, давление на неё производилось на протяжении всего времени с момента создания профсоюзной организации.

Представитель ответчика в судебном заседании иск не признал. Увольнение ответчицы считает законным, без нарушений норм трудового законодательства, давления на Б-ну не оказывалась. Она сама написала заявление на увольнение с 08 мая 2007 г, работодатель согласился уволить её с этой даты. В этот же день Б-ной была вручена трудовая книжка и произведен расчет . По обращению профсоюза была проведена проверка государственной инспекций по труду и военной прокуратурой, каких-либо фактов дискриминации репрессий в ходе проверок не установлено.

Выслушав истицу и её представителя, представителя ответчика, заслушав свидетелей Мушурова, Дрожину, Иванова, Буслаева ,Почекаеву Довалевскую ,Шумилину, исследовав материалы дела и материалы из государственной инспекции труда в Новосибирской области, заслушав заключение прокурора Гончаровой Е.С., полагающей, об отказе в удовлетворении иска, суд приходит к следующим выводам.

Согласно ст.З ТК РФ, каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав.

Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

Лица считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда.

Ст.80 ТК РФ предусмотрено, что работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

До истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.

По истечении срока предупреждения об увольнении работник имеет право прекратить работу. В последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет.

Если по истечении срока предупреждения об увольнении трудовой договор не был расторгнут и работник не настаивает на увольнении, то действие трудового договора продолжается.

Судом установлено, что истица Б-на Т.В. с 30.01.1985 года была принята на работу в энергомеханический цех (очистные сооружения) аппаратчиком химводоочистки, что подтверждается приказом (л.д.98).

08 мая 2007 года Б-на Т.В. подала заявление об увольнении по собственному желанию с 08.05.07, без отработки, (л.д.37).

Приказом №82-к от 08.05.07 г Б-на Т.В. была уволена по собственному желанию (л.д.38). В этот же день Б-на Т.В. получила обходной лист и ей был сделан расчет суммы заработной платы по увольнению, (л.д.41).

08 мая 2007 г Б-на Т.В. была ознакомлена с приказом об увольнении , что подтверждается её подписью в приказе (л.д.38 ) и получила трудовую книжку.

В Постановлении Пленума ВС РФ №2 от 17.03.04 г «О применении судами РФ ТК РФ» указано, что при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (пункт 3 части первой статьи 77, статья 80 ТК РФ) судам необходимо иметь в виду следующее:

а) расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае,
когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если
истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по
собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность
доказать его возлагается на работника;


б) трудовой договор может быть расторгнут по инициативе работника и до
истечения двухнедельного срока предупреждения об увольнении по соглашению между
работником и работодателем.

в) исходя из содержания части четвертой статьи 80 и части четвертой статьи 127 ТК РФ работник, предупредивший работодателя о расторжении трудового договора, вправе до истечения срока предупреждения (а при предоставлении отпуска с последующим увольнением - до дня начала отпуска) отозвать свое заявление, и увольнение в этом случае не производится при условии, что на его место в письменной форме не приглашен другой работник, которому в соответствии с Кодексом и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора (например, в силу части четвертой статьи 64 ТК РФ запрещается отказывать в заключении трудового договора работникам, приглашенным в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя, в течение одного месяца со дня увольнения с прежнего места работы). Если по истечении срока предупреждения трудовой договор не был расторгнут и работник не настаивает на увольнении, действие трудового договора считается продолженным (часть шестая статьи 80 ТК РФ).

Проанализировав представленные суду доказательства, суд приходит к выводу о том, что истицей Б-ной , в нарушение ст.56 ГПК РФ, не представлено доказательств вынужденности подачи заявления об увольнении по собственному желанию.

Так, сама истица Б-на Т.В. в судебном заседании пояснила, что у них на предприятии создалась конфликтная ситуация между руководством предприятия и членами вновь созданной профсоюзной организации «Сибирский региональный профцентр». Руководство предприятия возражало против создания и действия на территории данного предприятия Министерства обороны, другой профсоюзной организации. В ночь с 7 на 8 мая 2007 года истица обдумывала данную ситуацию и вместе с мужем, который являлся также работником данного предприятия, они приняли решение об увольнении с завода. Утром 08 мая 2007 года она в присутствии своей коллеги Дрожиной написала заявление об увольнении и подала заявление непосредственному руководителю. Как пояснила сама истица , давление руководства ответчика, она видела в том, что её могли уволить по инициативе администрации, раннее ей уже был объявлен выговор за отсутствие на рабочем месте, были объявлены дисциплинарные взыскания другим членам профсоюза.

Допрошенная в качестве свидетеля Дрожина пояснила, что она работала вместе с Б-ной длительное время. 08 мая 2007 г она видела Б-ну, у неё был очень нехороший вид, подавленное настроение. Б-на сообщила её , что не спала всю ночь и решила написать заявление об увольнении. Б-на в её присутствии написала заявление об увольнении, сказав, что не может работать в таких условиях. После чего с заявлением ушла к начальнику, а вернувшись сказала, что её даже не просили остаться .В районе 11 часов Б-на пришла на рабочее месте. Взяла свои вещи, попрощалась и ушла.

Свидетель Мушуров в судебном заседании пояснил, что ранее он работал начальником котельного цеха. Б-на находилась в его непосредственном подчинении. 08 мая 2007 года около 9 утра Б-на принесла ему заявление об увольнении по собственному желанию.

Свидетель Иванов пояснил, что 08 мая 2007 года утром он заходил в лабораторию и видел, что Б-на сидела за столом, лакала и что-то писала Дрожина сообщила ему, что Б-на хочет уволиться. После того как Б-на написала заявление, она перестала плакать и пошла к Мушурову с заявлением об увольнении. Он не видел, чтобы Дергачев разговаривал с Б-ной и заставлял её уволиться. На встрече с руководством предприятия им дали понять что они не правы и настаивали на их выходе из профсоюза.

Свидетель Буслаев пояснил, что после того , как они создали новый профосоюз к ним начались придирки, угрозы. Применялись дисциплинарные взыскания. Руководство завода заявило, что не допустит на заводе двух профсоюзных организаций. Дословно на встрече с администрацией руководитель завода им сказал, что данный профсоюз создан на деньги Америки и ведет к подрыву обороноспособности , из чего они сделали вывод о том ,что их хотят уволить.

Таким образом , по мнению суда, вышеуказанные доказательства по делу свидетельствуют о том, что действительно между администрацией завода и профсоюзной организацией Сибирский региональный профцентр» имелась конфликтная ситуация ,при которой руководство ответчика требовало прекращения деятельности данного профсоюза на территории завода, однако каких -либо конкретных фактов того, что руководство предприятия вынуждало Б-ну подать заявление по собственному желанию суду не представлено. В присутствии вышеуказанных свидетелей Б-ной таких требований не предъявлялось. О якобы имеющихся требованиях к Б-ной данные свидетели знают только с её слов, очевидцами указываемых истицей событий они не являлись. Как пояснили сами свидетели вывод о том, что их могут уволить они сделали сами, так как руководство требовало прекращения деятельности профсоюзной организации. Сама Б-на и все допрошенные по делу свидетели подтвердили, что заявление об увольнении по собственному желанию истица написала самостоятельно, в присутствии своих коллег по работе, некоторые из которых также являлись членами её профсоюзной организации. Как пояснила истица решение об увольнении она приняла вместе с мужем, который как следует из приказа также был уволен 08 мая 2007 года по собственному желанию.

Факт того, что в момент написания заявления у Б-ной было плохое настроение, она плохо выглядела и плакала , не подтверждает факта вынужденности написания заявления.

Допрошенные в качестве свидетелей Почекаева, Шумилина ,Ковалевская пояснили, что они подписывали обходной лист Б-ной при увольнении. Б-на при этом выглядела нормально, выражала удовлетворение по поводу своего увольнения.

Довод представителя истицы о том, что данные показания свидетелей не могут быть приняты во внимание, так как данные лица являются работниками ответчика, а следовательно зависимые лица, суд не принимает, так как свидетели не являлись очевидцами написания истицей заявления об увольнении, а только подтверждают состояние Б-ной на момент увольнения и обстоятельства соблюдения ответчиком процедуры увольнения Б-ной .

Довод истицы , что она плохо себя чувствовала и после ухода с завода у неё врачом было зафиксировано прединфарктное состояние ,суд не принимает, так как действующим законодательством на работодателя не возложена обязанность проверять состояние здоровья работника, при подаче им каких-либо заявлений.

Как следует из пояснений истицы и копии её медицинской карты, до написания и подачи заявления истица за медицинской помощью не обращалась, жалоб на состояние здоровья не предъявляла.

То обстоятельство, что ранее к Б-ной применялась мера дисциплинарного взыскания за отсутствие на рабочем месте, также не является подтверждением факта давления .Данный приказ о наложении взыскания Б-на не оспорила, т.е. признала факт нарушения ею трудовых обязанностей

Это доказательство допустимое, но не достоверное!

Суд не принимает в качестве допустимого доказательства протокол мероприятия от 27.04.07 (л.д.82) так как данный протокол является односторонним, подписан только членами профсоюзной организаций, никем из представителей администрации завода и второго существующего на заводе профсоюза, не подписан.

Ссылку истицы на то, что ответчиком нарушено её право на отзыв заявления об увольнении суд не принимает, поскольку из материалов дела видно, что 08 мая 2007 г. истица обратилась к работодателю с заявлением об увольнении ее с работы в этот же день, т.е.08 мая. Поэтому при выдвижении исковых требований у нее нет оснований ссылаться на нарушение работодателем предусмотренного ч. 4 ст. 80 ТК РФ права работников на отзыв ранее поданного заявления до истечения срока предупреждения об увольнении.

Нарушение права на отзыв заявления об увольнении имело бы место в том случае, работодатель уволил бы ее до истечения срока.

Однако Б-на не подавала заявления с предупреждением о предстоящем увольнении и тем самым фактически не могла использовать право на отзыв заявления.

То обстоятельство, что в отделе кадров её попросили дописать фразу «Без отработки» не имеет юридического значения, поскольку данная дописка была сделана уже после того, как сама истица указала в заявлении дату 08 мая 2007 года, а работодатель с этой датой увольнения согласился, уволив Б-ну без отработки.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Учебно-методическое пособие для подготовки и проведения практических занятий по теме: доказывание и доказательства в гражданском процессуальном праве для студентов Международно-правового факультета, iconМетодическое пособие содержит материал для двух семинарских занятий:...
Вам направляется электронная копия учебно-методического пособия по теме Доказывание и доказательства в гражданском процессуальном...
Учебно-методическое пособие для подготовки и проведения практических занятий по теме: доказывание и доказательства в гражданском процессуальном праве для студентов Международно-правового факультета, iconМетодические рекомендации по выполнению практических навыков по хирургии...
Учебно-методическое пособие предназначено для студентов V курса лечебного факультета и субординаторов-хирургов
Учебно-методическое пособие для подготовки и проведения практических занятий по теме: доказывание и доказательства в гражданском процессуальном праве для студентов Международно-правового факультета, iconУчебно-методическое пособие к практическим занятиям по биологической химии
Учебно-методическое пособие предназначено для студентов лечебного и медико-профиоактического факультетов медицинских вузов, выполняющих...
Учебно-методическое пособие для подготовки и проведения практических занятий по теме: доказывание и доказательства в гражданском процессуальном праве для студентов Международно-правового факультета, iconУчебно-методическое пособие для студентов геологического факультета
Палеоструктурный анализ. Учебно-методическое пособие для студентов геологического факультета / Перм ун-т : Сост. В. П. Ожгибесов....
Учебно-методическое пособие для подготовки и проведения практических занятий по теме: доказывание и доказательства в гражданском процессуальном праве для студентов Международно-правового факультета, icon1. Понятие
Учебно-методическое пособие предназначено для закрепления теоретических знаний, полученных студентами во время лекционных занятий...
Учебно-методическое пособие для подготовки и проведения практических занятий по теме: доказывание и доказательства в гражданском процессуальном праве для студентов Международно-правового факультета, iconУчебно-методическое пособие по изучению курса «Уголовно-процессуальное право рф: Общая часть»
Учебно-методическое пособие предназначено для проведения семинарских занятий по изучению Общей части уголовного процесса. В него...
Учебно-методическое пособие для подготовки и проведения практических занятий по теме: доказывание и доказательства в гражданском процессуальном праве для студентов Международно-правового факультета, iconМетодическое пособие для студентов по теме «общая рецептура. Основные...
Методическое пособие предназначено для преподавателей и студентов всех отделений при подготовке и проведении теоретического и практического...
Учебно-методическое пособие для подготовки и проведения практических занятий по теме: доказывание и доказательства в гражданском процессуальном праве для студентов Международно-правового факультета, iconКурс “Гражданское процессуальное право. Арбитражное процессуальное право”
Целью выполнения практических заданий на этом семинаре является выработка практических навыков по применению теоретических знаний...
Учебно-методическое пособие для подготовки и проведения практических занятий по теме: доказывание и доказательства в гражданском процессуальном праве для студентов Международно-правового факультета, iconУчебно-методическое пособие для студентов негуманитарных профилей подготовки
З17 История: Учебно-методическое пособие для студентов негуманитарных профилей подготовки. – Саратов: Изд-во Сарат ун-та, 2011. –...
Учебно-методическое пособие для подготовки и проведения практических занятий по теме: доказывание и доказательства в гражданском процессуальном праве для студентов Международно-правового факультета, iconУчебно-методическое пособие для организации и проведения тренингов социальной компетентности
Кибирев А. А., Веревкина Т. А. Интерактивные методы обучения: теория и практика: Учебно-методическое пособие для студентов высших...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница