Человек по имени Как-его-там


НазваниеЧеловек по имени Как-его-там
страница4/27
Дата публикации22.06.2013
Размер2.46 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Право > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

— Ты тоже ненамного лучше, чем он, — сказал Рённ Мартину Беку. — Вы оба мерзавцы.

— Эй, какого черта… — начал Колльберг, вставая с места.

— Успокойся, Эйнар, — сказал Мартин Бек. — Ты совершенно прав, нам следовало бы сразу сообразить, что с ним не все в порядке.

— Да, следовало бы, — согласился Рённ.

— Лично я особой разницы не заметил, — беззаботно сказал Колльберг. — Возможно, у меня недостаточный интеллектуальный уровень для того, чтобы…

Открылась дверь, и в кабинет вошел Хаммар.

— Вы все как-то странно выглядите, — сказал он. — Что случилось?

— Ничего, — ответил Мартин Бек.

— Ничего? Эйнар похож на вареного рака. Вы что, собрались драться? Давайте-ка обойдемся без этих ваших полицейских грубостей.

Зазвонил телефон. Колльберг, как утопающий за соломинку, схватился за телефонную трубку.

Лицо Рённа постепенно приобрело свой нормальный цвет. Лишь нос его оставался красным, впрочем, таким он был всегда.

Мартин Бек чихнул.

— Какого черта, откуда мне знать? — произнес Колльберг в трубку. — Какие еще трупы?

Он положил трубку на место, вздохнул и сказал:

— Какой-то идиот из медицинской лаборатории интересуется, можно ли увезти трупы. У нас для него найдутся здесь какие-нибудь трупы?

— Могу ли я узнать, кто-нибудь из вас уже был на месте пожара? — с кислым видом спросил Хаммар.

Никто ему не ответил.

— Надеюсь, вам не составит труда туда наведаться, — буркнул Хаммар.

— Мне нужно разобраться с документацией, — туманно объяснил Рённ.

Мартин Бек направился к двери. Колльберг пожал плечами, встал и последовал за ним.

— Вероятнее всего, это самый обычный пожар, — словно разговаривая сам с собой, упрямо сказал Хаммар.
<br />V<br />
Место пожара было оцеплено полицейскими так, что ни одна живая душа не могла туда проскользнуть. Когда Мартин Бек и Колльберг вышли из машины, они привлекли к себе внимание двух полицейских из оцепления.

— Эй, что это вы здесь делаете? — высокомерно спросил один из них.

— Вы разве не видите, что здесь нельзя останавливаться? — сказал другой.

Мартин Бек уже собирался предъявить свое служебное удостоверение, однако Колльберг придержал его и попросил:

— Простите, офицер, вы не могли бы сообщить мне свое имя?

— Тебе это ни к чему, — бросил первый полицейский.

— Убирайтесь, — приказал второй, — а иначе будут неприятности.

— В этом я не сомневаюсь, — сказал Колльберг. — Вопрос только в том, у кого.

Тяжелый характер Колльберга проявлялся даже в его манере одеваться. Его синее пальто развевалось на ветру, воротник был расстегнут, галстук свисал из правого кармана пиджака, а свою старенькую шляпу он сдвинул на затылок. Двое полицейских многозначительно посмотрели друг на друга. Один из них подошел чуть ближе. У обоих были розовые щеки и круглые голубые глаза. Мартин Бек понял, что они решили, будто Колльберг пьян, и собрались его задержать. Он знал, что Колльберг способен сделать из них отбивную, как физически, так и морально, максимум за одну минуту и что их шансы завтра утром проснуться безработными весьма велики. Ему не хотелось, чтобы сегодня еще кто-нибудь пострадал, поэтому он быстро вытащил свое удостоверение и сунул его под нос более агрессивному из двух полицейских.

— Тебе не следовало этого делать, — сердито процедил Колльберг.

Мартин Бек взглянул на полицейских и спокойно произнес:

— Вам еще нужно многому учиться. Пойдем, Леннарт.

Пожарище выглядело мрачно. От дома в буквальном смысле остался один фундамент, труба и груда обуглившихся досок, закопченных кирпичей и битой черепицы. Вокруг разносился резкий запах дыма и гари. Несколько человек в серых комбинезонах тщательно тыкали в пепел шестами и раскапывали его короткими лопатками. В сторонке были установлены два больших сита. По земле вились шланги, протянутые к шоссе, где стояла пожарная машина. На переднем сиденье в ней сидели двое пожарных.

Чуть дальше, метрах в десяти стояла длинная мрачная фигура, с трубкой во рту, засунув руки глубоко в карманы пальто. Это был Фредрик Меландер из отдела убийств стокгольмского управления, участник сотен трудных расследований. Он славился умением логически мыслить, выдающейся памятью и невозмутимым спокойствием. В более узком кругу он, кроме того, был известен своей замечательной способностью всегда оказываться в туалете, когда его кто-либо искал. Он обладал чувством юмора, но весьма умеренным; был экономным и скучным; ему никогда не приходили в голову блестящие идеи и он никогда не чувствовал внезапного вдохновения. Короче говоря, он был первоклассным полицейским.

— Привет, — бросил он, не вынимая трубки изо рта.

— Как дела? — поинтересовался Мартин Бек.

— Так себе.

— Есть какие-нибудь результаты?

— Пока нет. Надо все тщательно осмотреть. Это займет много времени.

— Почему? — спросил Колльберг.

— К тому времени, когда приехала пожарная машина и пожар был погашен, дом почти полностью сгорел и разрушился. Пожарные залили огонь сотнями литров воды и быстро его погасили, а ночью ударил мороз и все это превратилось в гигантский ледяной конгломерат.

— Веселенькое дельце, — произнес Колльберг.

— Если все делать по правилам, им теперь придется счищать лед, слой за слоем.

Мартин Бек кашлянул и сказал:

— А трупы? Они их уже нашли?

— Один, — ответил Меландер.

Он вынул трубку изо рта и указал черенком в сторону бывшего правого крыла сгоревшего дома.

— Вон там. По-моему, это девушка лет четырнадцати. Та, которая спала в мансарде.

— Кристина Модиг?

— Да. Они оставят ее здесь на ночь. Скоро стемнеет, а они хотят работать только при дневном свете.

Меландер выгатил кисет, тщательно набил трубку и закурил. Потом спросил:

— А у вас как дела?

— Превосходно, — сказал Колльберг.

— Да, — заметил Мартин Бек. — Особенно у Леннарта. Сначала он едва не подрался с Рённом…

— В самом деле? — удивился Меландер, чуть приподняв брови.

— Да. А потом его едва не забрали двое полицейских за появление в нетрезвом виде.

— Ага, понятно, — спокойно сказал Меландер. — А как там Гюнвальд?

— Он в больнице. У него контузия.

— Он отлично потрудился вчера вечером, — отметил Меландер.

Колльберг посмотрел на развалины дома, вздрогнул и сказал:

— Да, вынужден это признать. Черт побери, ну и холодина.

— У него было очень мало времени, — сказал Меландер.

— Да, — согласился Мартин Бек. — Как мог дом так быстро сгореть?

— Пожарные пока что не могут этого объяснить.

— Гм, — хмыкнул Колльберг.

Он посмотрел на пожарную машину, и его мысли приняли иной оборот.

— А что эти парни здесь до сих пор делают? Единственное, что может теперь здесь загореться, так это разве что пожарная машина.

— Они гасят тлеющие угли, — объяснил Меландер. — Обычная работа.

— Когда я был маленьким, произошла как-то замечательная штука, — вспомнил Колльберг. — Загорелось пожарное депо, и все машины внутри сгорели, а пожарники только стояли снаружи и глядели на все это. Я теперь уже не помню, где это было.

— Ну, ты немножечко не так все рассказал. Это случилось в Уддевалла, — пояснил Меландер. — И если быть точным, это было десятого…

— Бога ради, не трогай ты мои детские воспоминания, — раздраженно попросил Колльберг.

— А какова, по их мнению, причина пожара? — спросил Мартин Бек.

— Они пока что не знают, — ответил Меландер. — Ждут результатов технической экспертизы. Так же, как и мы.

Колльберг угрюмо огляделся по сторонам.

— Черт, ну и холод, — снова пожаловался он. — К тому же здесь запах, как в открытой могиле.

— Это и есть открытая могила, — торжественно заявил Меландер.

— Ну ладно, пойдем, — обратился Колльберг к Мартину Беку.

— Куда?

— Домой. Зачем вообще мы сюда приперлись?

Спустя пять минут они уже ехали в машине.

— Этот чурбан действительно не знает, почему он следил за Мальмом? — спросил Колльберг, когда они проезжали по Сканстулсброн.

— Ты имеешь в виду Гюнвальда?

— Да, кого же еще?

— Не думаю, что он это знал, однако полностью не уверен.

— Ларссона нельзя назвать большим интеллектуалом, но…

— Он человек действия, — сказал Мартин Бек, — и в этом есть свои преимущества.

— Да, конечно, но все же немножечко обидно, если ты не имеешь ни малейшего понятия о том, чем занимаешься.

— Он знал, что должен наблюдать за человеком, и, возможно, этого было для него достаточно.

— А как получилось, что этим делом занялся Ларссон?

— Все очень просто. Гёран Мальм не имел никакого отношения к отделу расследования убийств. Его задержали ребята из другого отдела. Они пытались его арестовать, но не получили на это разрешения. Пришлось им его выпустить, но они хотели организовать за ним наблюдение, чтобы он никуда не исчез. Поскольку у них было полным-полно собственной работы, они попросили Хаммара помочь им. Он поручил Ларссону организовать наблюдение, в дополнение к его основным обязанностям.

— А почему именно ему?

— После гибели Стенстрёма Гюнвальд считается лучшим специалистом по таким делам. В любом случае, он оказался на своем месте.

— Почему?

— Потому что ему удалось спасти восемь человек. Как ты думаешь, сколько человек смог бы вынести из горящего дома Рённ? Или Меландер?

— Да, конечно, ты прав, — нехотя сказал Колльберг. — Возможно, мне следует извиниться перед Рённом.

— Думаю, следует.

Поток машин двигался очень медленно. Немного помолчав, Колльберг спросил:

— А кому понадобилось за ним следить?

— Не знаю. Кажется, отделу краж. Эти парни расследуют триста тысяч краж в год, и у них даже нет времени, чтобы спуститься в столовую и нормально пообедать. В понедельник мы все это выясним. Это легко сделать.

Колльберг кивнул, он проехал еще метров на десять вперед и снова был вынужден остановиться.

— Думаю, Хаммар прав, — сказал Колльберг. — Вероятнее всего, это обычный пожар.

— Дом что-то уж подозрительно быстро загорелся, — возразил Мартин Бек. — Кроме того, Гюнвальд сказал, что…

— Гюнвальд дуралей, — оборвал его Колльберг, — к тому же он всегда что-то выдумывает. Я могу привести уйму самых естественных причин.

— Например?

— Какой-нибудь взрыв. Некоторые из этих людей были не в ладах с законом и могли держать дома какие-нибудь взрывчатые вещества. Кроме того, у них могли быть канистры с бензином или газовые баллоны. Вряд ли Мальм был такой уж крупной рыбой, раз они отпустили его. Совершенно невероятно, что кто-то решил подвергнуть опасности жизни восьми человек только для того, чтобы избавиться от Мальма.

— Даже если окажется, что это поджог, все равно ничто не указывает на то, что охотились именно за Мальмом, — сказал Мартин Бек.

— Да, ты прав, — согласился Колльберг. — Сегодня у нас не самый лучший день.

— Да, — кивнул Мартин Бек.

— Ладно, увидимся в понедельник.

На этом разговор закончился.

На Шермарбринк Мартин Бек пересел в метро. Он не знал, к чему чувствует большее отвращение — к переполненному метро или езде с черепашьей скоростью в машине. Впрочем, у метро было хотя бы то преимущество, что можно было быстрее доехать. Хотя ему вовсе незачем было торопиться домой.

А Леннарт Колльберг спешил домой. Он жил на Паландергатан, у него была красивая жена, которую звали Гюн, и шестимесячная дочь. Его жена лежала на животе, на ковре в гостиной и выполняла домашнее задание. На ней была надета лишь старая пижамная куртка, она лениво болтала в воздухе длинными голыми ногами. Гюн посмотрела на мужа большими карими глазами и сказала:

— Боже, ты сегодня такой мрачный.

Он снял пиджак и швырнул его на стул.

— Будиль уже уснула?

Она кивнула.

— У меня сегодня был ужасный день, — пожаловался Колльберг. — Все на меня кидались. Сначала Рённ, а потом два идиота-полицейских из округа Мария.

Ее глаза блеснули.

— А ты, конечно, совершенно не чувствуешь за собой никакой вины?

— Ладно, в любом случае, теперь я свободен до понедельника.

— Я не собираюсь тебя ни в чем упрекать, — сказала Гюн. — Чем мы займемся?

— Мне хотелось бы сходить куда-нибудь поужинать и немного выпить.

— Думаешь, нам это удастся?

— Конечно. Сейчас всего лишь восемь часов. Мы сможем раздобыть на сегодняшний вечер няню?

— Надеюсь, Оса не откажется придти.

Оса Турелль была вдовой полицейского, хотя ей исполнилось всего двадцать пять лет. Она жила с коллегой Колльберга Оке Стенстрёмом, которого застрелили в автобусе четыре месяца назад.

Гюн нахмурила густые темные брови и принялась энергично тереть ластиком по листу бумаги.

— У меня есть другое предложение, — сказала она. — Мы можем отправиться в постель. Это дешевле и намного приятнее.

— Омары в белом вине — это тоже очень приятно, — заметил Колльберг.

— Ты думаешь о еде больше, чем о любви, — пожаловалась она, — хотя мы женаты всего два года.

— Ничего подобного. Кстати, у меня есть идея получше. Мы пойдем поужинаем и выпьем, а потом отправимся в постель. Немедленно звони Осе.

Телефон с длинным шнуром стоял на ковре. Гюн подтащила телефон к себе и набрала номер. Разговаривая с Осой, она перевернулась на спину, согнула ноги в коленях и поставила ступни на ковер. Пижама чуть соскользнула.

Колльберг глядел на свою жену. Он задумчиво созерцал широкую полосу густых черных волос, которые росли у нее в нижней части живота и становились более редкими между ног. Слушая Осу, она глядела в потолок. Через минуту подняла левую ногу и почесала лодыжку.

— Все в порядке, — сказала она, кладя трубку. — Через час она будет здесь. Кстати, знаешь последние новости?

— Какие?

— Оса собирается поступить на службу в полицию.

— О Боже, — с отсутствующим видом сказал он. — Гюн?

— Да.

— Мне пришла в голову еще одна мысль, которая даже лучше предыдущей. Сперва мы отправимся в постель, потом пойдем поужинаем и выпьем, а после этого снова ляжем в постель.

— Это просто замечательно, — улыбнулась она. — Может, прямо здесь, на ковре?

— Да. Позвони в ресторан «Опера-келарен» и закажи столик.

— Посмотри, какой там номер.

Колльберг рылся в телефонном справочнике, одновременно расстегивая рубашку и пояс; он нашел номер и слушал, как она звонит.

Потом она села, сняла пижаму через голову и отбросила ее в сторону.

— А как ты хочешь? Просто, без всяких выдумок?

— Ага.

— Сзади?

— Выбирай сама, как тебе больше нравится.

Она засмеялась, медленно и податливо перевернулась и встала на четвереньки, широко раздвинув ноги. Опустила вниз темноволосую голову и уперлась лбом в руки.

Спустя три часа, когда они уже приступили к десерту, она невольно заставила Колльберга вспомнить то, о чем он не думал с тех пор, как расстался с Мартином Беком возле станции метро.

— Этот ужасный пожар, — сказала она. — Как ты думаешь, его устроили нарочно?

— Нет, — ответил он. — Я не могу в это поверить. Любое предположение должно в конце концов опираться на здравый смысл.

Он был полицейским вот уже более двадцати лет, и ему следовало бы лучше разбираться в таких делах.
<br />VI<br />
Субботнее утро было солнечным.

Мартин Бек просыпался нехотя, с необычным чувством удовлетворенности. Он лежал, уткнувшись лицом в подушку, и пытался определить, поздно уже или еще слишком рано. Он слышал, как поет черный дрозд на дереве за окном и как тяжелые капли с крыши падают в талый снег на балконе. Как проезжают по улице автомобили и как тормозит поезд метро на подходе к станции. Как хлопает дверь у соседа. Как урчат водопроводные трубы. Внезапно в кухне за стеной раздался грохот, который заставил его сразу открыть глаза. Голос Рольфа:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27

Похожие:

Человек по имени Как-его-там iconПер Валё Май Шёвалль Человек по имени Как его там
Затем расшнуровал туфли, поставил под стул и сунул ноги в черные кожаные шлепанцы. Он выкурил три сигареты с фильтром и смял их в...
Человек по имени Как-его-там iconЕсть, молиться, любить (Eat, Pray, Love)
Есть, молиться, любить” книга о том, как можно найти радость там, где не ждешь, и как не нужно искать счастье там, где его не будет...
Человек по имени Как-его-там iconЭта же книга в других форматах
Квартира отличная. Мой брат денежный человек. Бог его знает, чем он там занимается. Я как-то не очень этим интересовался. Не то покупает...
Человек по имени Как-его-там iconКраткое содержание пьесы
Росаура поясняет, что человек, давший ей эту шпагу (имени его она не называет), приказал отправиться в Польшу и показать её самым...
Человек по имени Как-его-там icon-
Человек представляет себе, как те, кто знали его, будут с уважением к нему относиться, вспоминать его хорошие поступки и горевать:...
Человек по имени Как-его-там icon«7 фактов о жире на животе»
Жир на животе — мы все хотим, чтобы его там не было. Он прячется даже там, где его невозможно увидеть, и представляет большую угрозу...
Человек по имени Как-его-там iconАссоциации по прилагательным когда каждый ребенок помимо имени называет...
По одному участнику от каждой команды занимают место на стуле пока покрывало поднято. Затем покрывало резко опускают и сидящие на...
Человек по имени Как-его-там iconО происхождении Русского народа, его культуры, государства и даже...
Все эти теории нисколько не разъясняют ни тайны происхождения Русского народа, ни его культуры, ни его государства, и, конечно, тайна...
Человек по имени Как-его-там iconБывший главарь самой жестокой и большой банды в Нью-Йорке – Ники Круз. Вступление
Судебные процессы были повседневным опытом этого с детства отвергнутого родителями человека. Психиатры отказались лечить его, сказав,...
Человек по имени Как-его-там iconПреподобного отца нашего
Преподобный иринарх родился в Ростовской области, в селе Кондаково. Родители его были крестьяне, отец по имени Акиндин, мать по имени...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница