Собрание сочинений 40 печатается по постановлению центрального комитета


НазваниеСобрание сочинений 40 печатается по постановлению центрального комитета
страница14/37
Дата публикации25.06.2013
Размер5.87 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Право > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   37

1 О РАБОТЕ ДЛЯ ТРАНСПОРТА

Товарищи! Великие победы Красной Армии избавили нас от нашествия Колчака, Юденича и почти покончили с Деникиным.

Разбиты войска помещиков и капиталистов, которые хотели при помощи капитали­стов всего мира восстановить свое всевластие в России.

Но война империалистская, затем война против контрреволюции страшно разорили и обессилили всю страну.

Надо напрячь все усилия, чтобы победить разруху, чтобы восстановить промышлен­ность и земледелие, чтобы давать крестьянам за хлеб необходимые для них продукты.

Теперь мы, победив помещиков, освободив Сибирь, Украину, Северный Кавказ, вполне можем восстановить хозяйство страны.

У нас много хлеба, есть теперь уголь, нефть. Все дело сейчас за транспортом. Же­лезные дороги расстроены. Надо восстановить транспорт. Тогда мы подвезем на фаб­рики хлеб, уголь и нефть, тогда мы подвезем соль, тогда начнется восстановление про­мышленности, кончится голод фабрично-заводских и железнодорожных рабочих.

Пусть же все рабочие и крестьяне берутся за дело восстановления транспорта, за ра­боту самую упорную и самоотверженную.

ДВЕ РЕЧИ. ЗАПИСАННЫЕ НА ГРАММОФОННЫХ ПЛАСТИНКАХ 231

Все работы, необходимые для восстановления транспорта, должны выполняться с полным рвением, революционной энергией, беззаветной преданностью. Мы победили на фронте кровавой войны. Мы победим на фронте бескровном, на фронте труда. Все за работу по восстановлению транспорта!

Произнесено в конце марта 1920 г.

Впервые напечатано 21 января Печатается по записи

1928 г. в газете «Правда» № 18 с граммофонной пластинки

232 В. И. ЛЕНИН

2 О ТРУДОВОЙ ДИСЦИПЛИНЕ

Почему мы победили Юденича, Колчака и Деникина, хотя им помогали капиталисты всего мира?

Почему мы уверены, что победим теперь разруху, восстановим промышленность и земледелие?

Мы победили помещиков и капиталистов потому, что красноармейцы, рабочие и крестьяне знали, что они борются за свое кровное дело.

Мы победили потому, что лучшие люди всего рабочего класса, всего крестьянства проявили невиданный героизм в этой войне с эксплуататорами, совершали чудеса храбрости, переносили неслыханные лишения, жертвовали собой, изгоняли беспощад­но шкурников и трусов.

Теперь мы уверены, что победим разруху, потому что лучшие люди всего рабочего класса и всего крестьянства так же сознательно, с такой же твердостью, с таким же ге­роизмом поднимаются на борьбу.

А когда миллионы трудящихся объединяются, как один человек, идя за лучшими людьми своего класса, — тогда победа обеспечена.

Из армии прогнали шкурников. Все мы скажем теперь:

«Долой шкурников, долой тех, кто думает о своей выгоде, спекуляции, об отлынива­нии от работы, кто боится необходимых для победы жертв!»

Да здравствует трудовая дисциплина, рвение в труде, преданность рабочему и кре­стьянскому делу !

Вечная слава тем, кто погиб в первых рядах Красной Армии!

Вечная слава тем, кто ведет за собой теперь миллионы трудящихся, идя с наиболь­шим рвением в первых рядах армии труда!

Произнесено в конце марта 1920 г.

Впервые напечатано 21 января Печатается по записи

1928 г. в газете «Правда» № 18 с граммофонной пластинки

233

IX СЪЕЗД РКП(б) "

29 МАРТА — 5 АПРЕЛЯ 1920 г.

Напечатано: речь при открытии съезда (краткий газетный отчет) 30 марта 1920 г. в «Правде» № 69 и «Известиях ВЦИК» № 69; доклад Центрального Коми­тета 30 и 31 марта β «Правде» №№ 69 и 70; заключительное слово по докладу ЦК (краткий газетный отчет) 31 марта в «Правде» № 70; речь о хозяйственном строительстве (газетный отчет) 1 ап­реля в «Правде» № 71; речь о кооперации (краткий газетный отчет) 4 апреля в «Правде» № 74; речь при закрытии съезда (газетный отчет) б апреля в «Правде» №75 и «Известиях ВЦИК» № 75

Полностью напечатано в 1920 г.

в книге «Девятый съезд Российской

коммунистической партии.

Стенографический отчет»

Заключительное слово по докладу ЦК впер­вые полностью напечатано в I960 г. в кни­ге «Девятый съезд РКП(б). Март апрель 1920 года. Протоколы»

Печатается по тексту книги, сверенному со стенограммой



Личная анкета делегата

IX съезда РКП(б),

заполненная В. И. Лениным

29 марта 1920 г.

Уменьшено







235

1

РЕЧЬ ПРИ ОТКРЫТИИ СЪЕЗДА 29 МАРТА

Позвольте мне прежде всего от имени ЦК РКП приветствовать съехавшихся делега­тов на партийный съезд.

Товарищи, мы открываем очередной партийный съезд в момент в высшей степени важный. Внутреннее развитие нашей революции привело к самым большим, быстрым победам над противником в гражданской войне, а в силу международного положения эти победы оказались не чем иным, как победой советской революции в первой стране, совершившей эту революцию, в стране самой слабой и отсталой, победой над соеди­ненными всемирным капитализмом и империализмом. И после этих побед мы можем теперь со спокойной и твердой уверенностью приступить к очередным задачам мирно­го хозяйственного строительства, с уверенностью, что настоящий съезд подведет итоги более чем двухлетнему опыту советской работы и сумеет воспользоваться приобретен­ным уроком для решения предстоящей, более трудной и сложной задачи хозяйственно­го строительства. А в международном отношении наше положение никогда не было еще так выгодно, как теперь, и, что особенно наполняет нас радостью и бодростью, это те вести, которые каждый день мы получаем из Германии и которые показывают, что, как ни трудно, ни тяжело рождается социалистическая революция, пролетарская совет­ская власть в Германии растет неудержимо. Немецкая корниловщина сыграла и в Гер­мании такую же роль, как и в России. После корниловщины начался поворот к рабочей власти не только

236 В. И. ЛЕНИН

в массах городских рабочих, но и в сельском пролетариате Германии, и этот поворот имеет всемирное историческое значение. Он дает нам не только еще и еще раз абсо­лютное подтверждение правильности пути, он дает нам уверенность, что не далеко время, когда мы будем идти рука об руку с немецким советским правительством. (Аплодисмент ы.)

Объявляю съезд открытым и прошу приступить к выбору президиума.

IX СЪЕЗД РКГЩ 237

2

ДОКЛАД ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА 29 МАРТА

Товарищи, прежде чем начать доклад, я должен сказать, что доклад разделен, как было это и на предыдущем съезде, на две части: на политическую часть и на организа­ционную. Это разделение прежде всего наводит на мысли о том, как сложилась работа ЦК с внешней, организационной стороны. Наша партия прожила теперь первый год без Я. М. Свердлова, и эта потеря не могла не сказаться на всей организации Τ TTC Так уметь объединить в одном себе организационную и политическую работу, как умел это де­лать тов. Свердлов, не умел никто, и нам пришлось попытаться заменить его работу ра­ботой коллегии.

Работа ЦК за отчетный год велась в смысле текущей повседневной работы двумя выбранными на пленуме ЦК коллегиями — Организационным бюро ЦК и Политиче­ским бюро ЦК100, причем, для согласования и последовательности решений того и дру­гого учреждения, секретарь входил в оба бюро. Дело сложилось таким образом, что главной настоящей задачей Оргбюро было распределение партийных сил, а задачей Политического бюро — политические вопросы. Само собою понятно, что это разделе­ние до известной степени искусственно, понятно, что никакой политики нельзя провес­ти, не выражая ее в назначении и перемещении. Следовательно, всякий организацион­ный вопрос принимает политическое значение, и у нас установилось на практике, что достаточно заявки одного члена ЦК,

238 В. И. ЛЕНИН

чтобы любой вопрос, в силу тех или иных соображений, рассматривался как вопрос по­литический. Попытка иначе разграничить деятельность Τ TTC едва ли была целесообразна и на практике едва ли достигла бы цели.

Указанный способ ведения дела привел к результатам чрезвычайно благоприятным: у нас не было случая, чтобы между тем и другим бюро возникали трудности. Работы обоих этих органов складывались в общем дружно, и практическое применение облег­чалось присутствием секретаря, причем секретарем партии всецело и исключительно исполнялась воля Τ TTC Надо подчеркнуть с самого начала, чтобы устранить те или иные недоразумения, что только коллегиальные решения Τ TTC принятые в Оргбюро или в По­литбюро, или пленуме ЦК, исключительно только такие вопросы проводились в жизнь секретарем ЦК партии. Иначе работа ЦК не может идти правильно.

После небольших замечаний о внутреннем распорядке работы ЦК я перейду к своей задаче, к отчету ЦК. Дать отчет о политической работе ЦК — задача очень трудная, ес­ли понять ее в буквальном смысле слова. За этот год громадная часть работы Политбю­ро сводилась к текущему разрешению всякого возникавшего вопроса, имеющего отно­шение к политике, объединяющего действия всех советских и партийных учреждений, всех организаций рабочего класса, объединяющего и стремящегося направить всю ра­боту Советской республики. Политбюро разрешало все вопросы международной и внутренней политики. Понятно, что поставить себе целью приблизительно перечислить эти вопросы представляется невозможным. В том, что напечатано ЦК к настоящему съезду, вы найдете необходимый материал для сводки101. Пытаться повторить эту свод­ку в докладе мне было бы непосильно и, сдается мне, было бы неинтересно для делега­тов. Каждый из нас, работая в той или иной партийно-советской организации, следит ежедневно за необыкновенной сменой политических вопросов, внешних и внутренних. Самое решение этих вопросов, как оно выражалось в декретах Советской власти, в дея­тельности партийных организа-

IX СЪЕЗД РКГЩ 239

ций, в каждом повороте, было оценкою Τ TTC партии. Надо сказать, что вопросов было так много, что решать их приходилось сплошь и рядом в условиях чрезвычайной спеш­ки, и только благодаря полному знакомству членов коллегии между собою, знанию от­тенков мнений, доверию, можно было выполнять работу. Иначе это было бы непосиль­но даже для коллегии втрое большей. Часто приходилось решать сложные вопросы, за­меняя собрания телефонным разговором. Это делалось при уверенности, что некото­рые, заведомо сложные, спорные вопросы не будут обойдены. Сейчас, когда мне пред­стоит сделать общий доклад, я позволю себе, вместо обзора хронологического и груп­пировки предметов, остановиться на главных, наиболее существенных моментах, при­том тех, которые связывают опыт вчерашнего дня, вернее, опыт пережитого года с за­дачами, которые перед нами стоят.

Для истории Советской власти время еще не настало. Если бы и настало, то мы, ска­жу за себя, — думаю, и за ЦК, — историками быть не собираемся, а интересует нас на­стоящее и будущее. Прошлый отчетный год мы берем, как материал, как урок, как под­ножку, с которой мы должны ступить дальше. С этой точки зрения работа Τ TTC разделя­ется на две крупных отрасли: на работу, которая связана была с задачами военными и определяющими международное положение республики, и на ту работу внутреннего, мирного хозяйственного строительства, которая стала выдвигаться на первый план, может быть, лишь с конца прошлого или начала текущего года, когда вполне выясни­лось, что решающую победу на решающих фронтах гражданской войны мы одержали. Весной прошлого года наше военное положение было в высшей степени трудным, нам предстояло пережить, как вы помните, не мало поражений, новых, огромных, не ожи­давшихся раньше наступлений представителей контрреволюции и представителей Ан­танты, которых не предполагали раньше. Поэтому совершенно естественно, что большая часть этого периода протекала в работах по выполнению задачи военной, за­дачи гражданской войны, которая

240 В. И. ЛЕНИН

всем малодушным, не говоря о партии меньшевиков, эсеров и других представителей мелкобуржуазной демократии, массе промежуточных элементов представлялась нераз­решимой, которая заставила их совершенно искренне говорить, что эта задача неразре­шима, что Россия отстала и ослаблена и не может победить капиталистического строя всего мира, раз революция на Западе затянулась. И нам приходилось поэтому, остава­ясь на своей позиции, с полной твердостью и сохранением абсолютной уверенности говорить, что мы победим, приходилось проводить лозунг — «все для победы» и «все для войны».

Во имя этого лозунга приходилось идти совершенно сознательно и открыто на не­удовлетворение целого ряда самых насущных потребностей, оставляя без помощи сплошь и рядом очень многих, в уверенности, что мы должны сосредоточить все силы на войне и победить в той войне, которую нам Антанта навязала. И только благодаря тому, что партия была на страже, что партия была строжайше дисциплинирована, и по­тому, что авторитет партии объединял все ведомства и учреждения, и по лозунгу, кото­рый был дан Τ TTC как один человек шли десятки, сотни, тысячи и в конечном счете миллионы, и только потому, что неслыханные жертвы были принесены, — только по­этому чудо, которое произошло, могло произойти. Только поэтому, несмотря на дву­кратный, трехкратный и четырехкратный поход империалистов Антанты и империали­стов всего мира, мы оказались в состоянии победить. И, разумеется, мы не только под­черкиваем эту сторону дела, но мы должны иметь в виду, что эта сторона дела состав­ляет урок, что без дисциплины и без централизации мы никогда не осуществили бы этой задачи. Принесенные нами неслыханные жертвы для спасения страны от контрре­волюции, для победы русской революции над Деникиным, Юденичем и Колчаком есть залог всемирной социальной революции. Для того, чтобы это осуществить, надо было, чтобы была дисциплина партии, строжайшая централизация, абсолютная уверенность в том, что неслыханно тяжелые жертвы десят-

IX СЪЕЗД РКГЩ 241

ков и сотен тысяч людей помогут проведению в жизнь всех этих задач, что это дейст­вительно может быть сделано и обеспечено. А для этого нужно было, чтобы наша пар­тия и тот класс, который осуществляет диктатуру, рабочий класс, чтобы они были эле­ментами, объединяющими миллионы и миллионы трудящихся и в России и во всем ми­ре.

Если подумать о том, что же лежало в конце концов в самой глубокой основе того, что такое историческое чудо произошло, что слабая, обессиленная, отсталая страна по­бедила сильнейшие страны мира, то мы видим, что это — централизация, дисциплина и неслыханное самопожертвование. На какой почве? Миллионы трудящихся могли прий­ти в стране, меньше всего воспитанной, к организации, к тому, что эта дисциплина и эта централизация осуществились только на той почве, что рабочие, прошедшие школу капитализма, объединены капитализмом, что пролетариат во всех передовых странах, и чем больше страна передовая, тем в больших размерах, объединялся; с другой стороны, благодаря тому, что собственность, капиталистическая собственность, мелкая собст­венность в товарном производстве разъединяет. Собственность разъединяет, а мы объ­единяем и объединяем все большее и большее число миллионов трудящихся во всем свете. Теперь это видно, можно сказать, даже слепым, по крайней мере, тем из них, ко­торые не хотели этого видеть. Чем дальше, тем больше наши враги разъединялись. Их разъединяла капиталистическая собственность, частная собственность при товарном производстве, будь это мелкие хозяйчики, которые спекулируют продажей излишков хлеба и наживаются на счет голодных рабочих, будь это капиталисты различных стран, хотя бы они обладали военной мощью, создавали «Лигу наций», «великую единую ли­гу» всех передовых наций мира. Такое единство — сплошная фикция, сплошной обман, сплошная ложь. И мы видели, что — величайший пример — эта пресловутая «Лига на­ций», которая пыталась раздавать права на управление государствами, делить мир, этот пресловутый союз оказался пуфом, который сейчас же

242 В. И. ЛЕНИН

разлетелся, потому что основывали его на капиталистической собственности. Мы виде­ли это в величайшем историческом масштабе, это подтверждает ту основную истину, на признании которой мы строили свою правоту, свою абсолютную уверенность в по­беде Октябрьской революции, в том, что мы берем дело такое, к которому, несмотря на всю трудность, на все препятствия, будут присоединяться миллионы и миллионы тру­дящихся во всех странах. Мы знали, что у нас союзники есть, что надо уметь проявить самопожертвование в одной стране, на которую история возложила почетную, труд­нейшую задачу, чтобы неслыханные жертвы окупились сторицей, потому что всякий лишний месяц, который проживем мы в своей стране, нам даст миллионы и миллионы союзников во всех странах.

Если, в конечном счете, подумать о том, почему вышло так, что мы могли победить, что мы должны были победить, то только потому, что все наши враги, формально свя­занные какими угодно связями с сильнейшими в мире правительствами и представите­лями капитала, — как бы они ни были объединены формально, — оказались разъеди­ненными, их внутренняя связь по сути дела их же разъединяла, бросала их друг против друга, и капиталистическая собственность разлагала их, превращала из союзников в диких зверей, так что они не видели, что Советская Россия увеличивает число своих сторонников среди английских солдат, высадившихся в Архангельске, среди француз­ских матросов, высадившихся в Севастополе, среди рабочих всех стран, где социал-соглашатели приняли сторону капитала во всех без изъятия передовых странах. И эта основная причина, самая глубокая причина, в последнем счете дала нам вернейшую победу, она явилась тем источником, который продолжает быть самым главным, не­преоборимым, неиссякаемым источником нашей силы и который позволяет нам гово­рить, что, когда мы осуществим в своей стране в полной мере диктатуру пролетариата, наибольшее объединение его сил, через авангард, через передовую его партию, мы мо­жем ждать

IX СЪЕЗД РКГЩ 243

мировой революции. И это есть на самом деле выражение воли, выражение пролетар­ской решимости к борьбе, выражение пролетарской решимости к союзу миллионов и десятков миллионов рабочих во всех странах.

Это господа буржуа и якобы социалисты II Интернационала объявили агитационны­ми фразами. Нет, это есть историческая действительность, которая подтверждена кро­вавым и тяжелым опытом гражданской войны в России, ибо эта гражданская война бы­ла войной против всемирного капитала, и этот капитал распадался сам собою в драке, пожирал себя, тогда как мы выходили более закаленными, более сильными в стране умирающего от голода, от сыпного тифа пролетариата. Б этой стране мы присоединяли к себе новых и новых трудящихся. То, что прежде соглашателям казалось агитацион­ной фразой, над чем буржуазия привыкла смеяться, этот год нашей революции, и больше всего отчетный год, превратил окончательно в бесспорный исторический факт, который дает возможность сказать с позитивнейшей уверенностью: если мы это сдела­ли, то этим подтверждается, что у нас есть всемирная основа, бесконечно более широ­кая, чем в каких бы то ни было прежних революциях. У нас есть международный союз, который нигде не записан, не оформлен, ничего не представляет из себя с точки зрения «государственного права», а в действительности в разлагающемся капиталистическом мире представляет из себя все. Каждый месяц, когда мы отвоевывали себе позиции или когда мы просто удерживались против неслыханно могущественного врага, доказывал всему миру, что мы правы, и давал нам новые миллионы людей.

Этот процесс казался трудным, сопровождался гигантскими поражениями. За не­слыханным белым террором в Финляндии последовало как раз в отчетном году по­ражение венгерской революции, которую задушили представители Антанты, по тайно­му договору с Румынией, обманув свои парламенты.

Это было самое подлое предательство, заговор международной Антанты, чтобы бе­лым террором задушить венгерскую революцию, не говоря уже о том, как они

244 В. И. ЛЕНИН

всячески шли на соглашение с германскими соглашателями, чтобы задушить герман­скую революцию ; как эти люди, объявившие Либкнехта честным немцем, как они на этого честного немца бросились, как бешеная собака, вместе с немецкими империали­стами. Они превзошли все, что можно было, и всякое такое подавление с их стороны только укрепляло, усиливало нас, подрывало у них почву.

И я думаю, что этот основной опыт, который мы проделали, должен быть больше всего учтен нами. Здесь больше всего надо подумать о том, чтобы сделать основой на­шей агитации и пропаганды — анализ, объяснение того, почему мы победили, почему эти жертвы гражданской войны окупились сторицей и как надо поступить на основании этого опыта, чтобы одержать победу в другой войне, войне на фронте бескровном, в войне, которая только переменила форму, а ведут ее против нас все те же старые пред­ставители, слуги и вожди старого капиталистического мира, лишь еще более ретиво, бешено и рьяно. На нашей революции больше, чем на всякой другой, подтвердился за­кон, что сила революции, сила натиска, энергия, решимость и торжество ее победы усиливают вместе с тем силу сопротивления со стороны буржуазии. Чем мы больше побеждаем, тем больше капиталистические эксплуататоры учатся объединяться и пере­ходят в более решительные наступления. Ибо вы все прекрасно помните, — это было не так давно с точки зрения времени, но давно с точки зрения текущих событий, — вы помните, что большевизм рассматривали в начале Октябрьской революции, как курьез; и если в России пришлось очень скоро от этого взгляда отказаться, то от этого взгляда, который являлся выражением неразвитости, слабости пролетарской революции, отка­зались и в Европе. Большевизм стал мировым явлением, рабочая революция подняла голову. Советская система, в которой мы, создавая ее в октябре, следовали заветам 1905 года, разрабатывая собственный опыт, эта советская система оказалась всемирно-историческим явлением.

IX СЪЕЗД РКГЩ 245

Теперь два лагеря в полной сознательности стоят друг против друга, во всемирном масштабе, без малейшего преувеличения. Надо отметить, только за этот год они стали друг против друга в решительной и окончательной борьбе, и мы сейчас, как раз во вре­мя работы съезда, переживаем, может быть, один из самых крупнейших, резких, неза­конченных, переходных моментов от войны к миру.

Вы все знаете, как пришлось вождям империалистических держав Антанты, которые кричали на весь мир: «никогда не прекратим войны с узурпаторами, разбойниками, за­хватчиками власти, противниками демократии, большевиками», — вы знаете, как они сначала сняли блокаду, как у них сорвалась попытка объединить мелкие державы, по­тому что мы сумели привлечь на свою сторону не только рабочих всех стран, но нам удалось привлечь и буржуазию мелких стран, потому что империалисты являются уг­нетателями не только рабочих своих стран, но и буржуазии мелких государств. Вы знаете, как мы привлекли на свою сторону колеблющуюся буржуазию внутри передо­вых стран, и вот теперь наступил момент, когда Антанта нарушает свои прежние обе­щания, заветы, нарушает свои договоры, которые она, между прочим, заключала десят­ки раз с разными русскими белогвардейцами, и теперь с этими договорами она сидит у разбитого корыта, потому что на эти договоры она выбросила сотни миллионов и не довела дела до конца.

Теперь, сняв блокаду, она начала фактически мирные переговоры с Советской рес­публикой, и теперь она эти переговоры не доводит до конца, поэтому мелкие державы потеряли в нее веру, веру в ее силы. Мы видим, что положение Антанты, ее внешнее положение совершенно не подлежит определению с точки зрения обычных понятий юриспруденции. Государства Антанты с большевиками находятся ни в мире, ни в вой­не, у них есть и признание нас, и непризнание. И этот полный распад наших противни­ков, которые были уверены, что они что-то из себя представляют, показывает, что они ничего из себя не представляют, кроме кучки

246 В. И. ЛЕНИН

капиталистических зверей, перессорившихся между собою и совершенно бессильных сделать что-либо нам.

Теперь положение таково, что нам официально сделаны мирные предложения Лат­вией104; Финляндия прислала телеграмму, в которой официально говорится о демарка­ционной линии, но по существу это — переход к мирной политике105. Наконец, Поль­ша, та Польша, представители которой особенно сильно бряцали оружием и продол­жают бряцать, та Польша, которая больше всего получила и получает поездов с артил­лерией и обещаний помогать всем, лишь бы Польша продолжала борьбу с Россией, да­же эта Польша, неустойчивое положение правительства которой вынуждает идти на какую угодно авантюру с войной, эта Польша прислала приглашение открыть мирные переговоры106. Надо быть в высшей степени осторожным. Наша политика требует больше всего внимательного отношения. Тут труднее всего найти правильную линию, потому что тех рельс, на которых поезд стоит, тоже никто не знает еще, — сам враг не знает, что он будет делать дальше. Господа представители французской политики, ко­торые больше всего науськивают Польшу, и вожди помещичье-буржуазной Польши не знают, что будет дальше, не знают, что они хотят. Они сегодня говорят: «Господа, не­сколько поездов с пушками, несколько сот миллионов, и мы готовы воевать с больше­виками». Они скрывают вести о забастовках, которые в Польше разрастаются, нажи­мают на цензуру, чтобы скрыть правду. А революционное движение там возрастает. Революционный рост в Германии, в его новом фазисе, в его новой ступени, когда рабо­чие, после германской корниловщины, создают красные армии, говорит прямо (послед­ние телеграммы оттуда), что рабочие загораются все больше и больше. В сознание са­мих представителей буржуазно-помещичьей Польши начинает проникать мысль: «Не поздно ли, не будет ли раньше Советская республика в Польше, чем учинение государ­ственного акта, мирного или военного?». Они не знают, что делать. Они не знают, что несет им завтрашний день.

IX СЪЕЗД РКГЩ 247

Мы знаем, что каждый месяц дает нам гигантское усиление наших сил и будет да­вать больше. Поэтому мы стоим теперь в международном отношении прочнее, чем ко­гда бы то ни было. Но мы к международному кризису должны относиться с чрезвычай­ной внимательностью и готовностью встретить какие бы то ни было неожиданности. У нас есть формальное предложение мира от Польши. Эти господа находятся в отчаян­ном положении, настолько отчаянном, что их друзья, немецкие монархисты, люди бо­лее воспитанные, с большим политическим опытом и знанием, метнулись на авантюру, на корниловщину. Польская буржуазия бросает мирное предложение, зная, что аван­тюра может быть польской корниловщиной. Зная, что наш противник находится в от­чаянно трудном положении, — противник, который не знает, что он хочет делать, что будет делать завтра, — мы с полной твердостью должны сказать себе, что, несмотря на то, что мирное предложение было, война возможна. Дальнейшее поведение их предви­деть невозможно. Мы этих людей видели, мы этих Керенских, меньшевиков и эсеров знаем. За эти два года мы видели, как их толкало сегодня к Колчаку, завтра почти к большевикам, затем к Деникину, и все это покрывалось фразами о свободе и демокра­тии. Мы этих господ знаем, поэтому мы обеими руками цепляемся за мирное предло­жение, идя на максимальные уступки, уверенные, что мир с маленькими державами двинет дело вперед в бесконечное количество раз лучше, чем война, потому что войной империалисты обманывали трудящиеся массы, под этим скрывали правду о Советской России, поэтому всякий мир откроет во сто раз больше и шире дорогу нашему влия­нию. Оно и так велико за эти годы. III, Коммунистический Интернационал одержал не­слыханные победы. Но мы знаем вместе с тем, что войну нам могут навязать каждый день. Наши противники сами еще не знают, на что они способны в этом отношении.

Что военные приготовления ведутся, в этом нет никакого сомнения. К этому госу­дарственному вооружению прибегают сейчас многие соседи с Россией и, может

248 В. И. ЛЕНИН

быть, многие из несоседних государств. Вот почему приходится больше всего маневри­ровать в нашей международной политике и тверже всего держаться того курса, кото­рый мы взяли, и быть готовыми ко всему. Войну за мир мы выполняли с чрезвычайной энергией. Война эта дает великолепные результаты. На этом поприще борьбы мы луч­ше всего себя проявили, во всяком случае не хуже, чем на поприще деятельности Крас­ной Армии, на кровавом фронте. Но не от воли маленьких государств, даже если бы они захотели мира, не от их воли зависит заключение с нами мира. Они целиком в дол­гу, как в шелку, странам Антанты, а там идет отчаянная грызня и соревнование между собою. Нам нужно поэтому помнить, что мир, с точки зрения всемирно-исторического масштаба, обоснованного гражданской войной и войной против Антанты, конечно, возможен.

Но наши шаги к миру мы должны сопровождать напряжением всей нашей военной готовности, безусловно не разоружая нашей армии. Наша армия является реальной га­рантией того, что ни малейших попыток, ни малейших посягательств империалистиче­ские державы делать не будут, ибо хотя бы они могли рассчитывать на некоторые эфе­мерные успехи вначале, но ни одна из них не останется без разгрома со стороны Совет­ской России. Это мы должны знать, это должно быть основой нашей агитации и пропа­ганды, и к этому мы должны суметь приготовиться и решить ту задачу, которая при растущей усталости заставляет то и другое соединить.

Перехожу к важнейшим принципиальным соображениям, которые заставляли нас с решительностью направлять трудящиеся массы на путь использования армии для ре­шения основных и очередных задач. Старый источник дисциплины, капитал, ослаблен, старый источник объединения — исчез. Мы должны создать дисциплину иную, иной источник дисциплины и объединения. То, что является принуждением, вызывает воз­мущение и крики, и шум, и вопли буржуазной демократии, которая носится со словами «свобода» и «равен-

IX СЪЕЗД РКГЩ 249

ство», не понимая, что свобода для капитала есть преступление против рабочих, что равенство сытого и голодного есть преступление против трудящихся. Мы, во имя борь­бы против лжи, стали на том, что мы трудовую повинность и объединение трудящихся осуществляем, нисколько не боясь принуждения, ибо нигде революция не производи­лась без принуждения, и пролетариат имеет право осуществлять принуждение, чтобы во что бы то ни стало удержать свое. Когда господа буржуа, господа соглашатели, гос­пода немецкие «независимцы», австрийские «независимцы» и французские лонгетисты спорили об историческом факторе, они всегда забывали такой фактор, как революци­онная решимость, твердость и непреклонность пролетариата. А это и есть непреклон­ность и закаленность пролетариата нашей страны, говорившего себе и другим и дока­завшего на деле, что мы погибнем скорее все до одного, чем отдадим свою территорию, чем сдадим свой принцип, принцип дисциплины и твердой политики, для которой мы все должны принести в жертву. В момент распада капиталистических стран, капитали­стического класса, в момент его отчаяния и кризиса, решает только этот политический фактор. Фразы о меньшинстве и большинстве, о демократии и свободе ничего не ре­шают, как бы ни указывали на них герои прошлого исторического периода. Тут решают сознательность и твердость рабочего класса. Если он готов к самопожертвованию, если он доказал, что он умеет напрячь все свои силы, то это решает задачу. Все для решения этой задачи. Решимость рабочего класса, его непреклонность осуществить свой лозунг — «мы скорее погибнем, чем сдадимся» — является не только историческим фактором, но и фактором решающим, побеждающим.

От этой победы, от этой уверенности мы переходим, и мы пришли к тем задачам мирного хозяйственного строительства, решение которых составляет главную функцию нашего съезда. В этом отношении нельзя говорить, по-моему, об отчете Политбюро Τ TTC или, вернее, о политическом отчете Τ TTC; надо сказать прямо и открыто: да, товарищи, это вопрос, который вы

250 В. И. ЛЕНИН

решите, который вы должны взвесить авторитетом высшей партийной инстанции. Мы этот вопрос с ясностью набросали перед вами. Мы заняли определенную позицию. Ва­ша обязанность окончательно утвердить, исправить или изменить наше решение. Но ЦК в своем отчете должен сказать, что он в этом основном, наболевшем вопросе занял совершенно определенную позицию. Да, теперь задача состоит в том, чтобы к мирным задачам хозяйственного строительства, задачам восстановления разрушенного произ­водства, приложить все то, что может сосредоточить пролетариат, его абсолютное единство. Тут нужна железная дисциплина, железный строй, без которого мы не про­держались бы не только два с лишком года, — даже и двух месяцев. Нужно уметь при­менить нашу победу. С другой стороны, нужно понять, что этот переход требует мно­гих жертв, которых и без того много понесла страна.

Принципиальная сторона дела для ЦК была ясна. Вся наша деятельность была под­чинена этой политике, направлена в этом духе. Такой вопрос, например, который ка­жется частностью, который сам по себе, если бы его вырвать из связи, конечно, не мо­жет претендовать на коренное принципиальное значение, — вопрос о коллегиальности и единоличии, который вы будете решать, — он должен быть во что бы то ни стало по­ставлен под углом основных приобретений нашего знания, нашего опыта, нашей рево­люционной практики. Нам, например, говорят: «Коллегиальность есть одна из форм участия широких масс в управлении». Но мы в ЦК по этому вопросу говорили, мы ре­шали, и мы должны отчитаться перед вами: товарищи, с такой теоретической путани­цей мириться нельзя. Если мы в основном вопросе нашей военной деятельности, нашей гражданской войны допускали бы одну десятую долю такой теоретической путаницы, мы были бы биты и биты поделом.

Позвольте мне, товарищи, в связи с отчетом Τ TTC и в связи с вопросом об участии но­вого класса в управлении на основе коллегиальности или единоначалия внести не­множко теории, указать, как управляет класс,

IX СЪЕЗД РКГЩ 251

в чем выражается господство класса. Ведь мы же в этом отношении не новички, и наша революция от прежних революций отличается тем, что в нашей революции нет утопиз­ма. Если взамен старого класса пришел новый, то только в бешеной борьбе с другими классами он удержит себя, и только в том случае он победит до конца, если сумеет привести к уничтожению классов вообще. Гигантский, сложный процесс классовой борьбы ставит дело так, иначе вы погрязнете в болоте путаницы. В чем выражается господство класса? В чем выражалось господство буржуазии над феодалами? В кон­ституции писалось о свободе, о равенстве. Это ложь. Пока есть трудящиеся, собствен­ники способны и даже вынуждены, как собственники, спекулировать. Мы говорим, что равенства нет, сытый не равен голодному и спекулянт — трудящемуся.

В чем выражается сейчас господство класса? Господство пролетариата выражается в том, что отнята помещичья и капиталистическая собственность. Дух, основное содер­жание всех прежних конституций до самой республиканской, демократической, сво­дился к одной собственности. Наша Конституция потому имеет право и завоевала себе право на историческое существование, что не на бумаге только написано, что собст­венность отменяется. Победивший пролетариат отменил и разрушил до конца собст­венность, вот в чем господство класса. Прежде всего в вопросе о собственности. Когда практически решили вопрос о собственности, этим было обеспечено господство класса. Когда Конституция записала после этого на бумаге то, что жизнь решила — отмену собственности капиталистической, помещичьей — и прибавила: рабочий класс по Кон­ституции имеет больше прав, чем крестьянство, а эксплуататоры не имеют никаких прав, — этим было записано то, что мы господство своего класса осуществили, чем мы связали с собою трудящихся всех слоев и мелких групп.

Мелкобуржуазные собственники раздроблены; те среди них, которые имеют большую собственность, являются врагами тех, кто имеет меньше, и пролетарии,

252 В. И. ЛЕНИН

отменяя собственность, объявляют им открытую войну. Есть еще много людей бессоз­нательных, темных, которые целиком стоят за какую угодно свободную торговлю, но которые, когда они видят дисциплину, самопожертвование в победе над эксплуатато­рами, не могут воевать, они не за нас, но бессильны выступать против нас. Только гос­подством класса определено отношение собственности и отношение того, какой класс наверху. Кто связывает вопрос, в чем выражается господство класса, с вопросом о де­мократическом централизме, как это мы часто наблюдаем, тот вносит такую путаницу, что никакая успешная работа на этой почве идти не может. Ясность пропаганды и аги­тации есть основное условие. Если наши противники говорили и признавали, что мы сделали чудеса в развитии агитации и пропаганды, то это надо понимать не внешним образом, что у нас было много агитаторов и было истрачено много бумаги, а это надо понимать внутренним образом, что та правда, которая была в этой агитации, пробива­лась в головы всех. И от этой правды отклониться нельзя.

Когда классы сменяли друг друга, то они меняли отношение к собственности. Бур­жуазия, сменив феодализм, изменила отношение к собственности; конституция бур­жуазии говорит: «Кто имеет собственность, равен тому, кто нищий». Это была свобода буржуазии. Это «равенство» давало господство в государстве капиталистическому классу. И что же — вы думаете, когда буржуазия сменила феодализм, она смешивала государство с управлением? Нет, они такими дураками не были, они говорили, что для того, чтобы управлять, надо иметь людей, умеющих управлять, для этого мы возьмем феодалов и переделаем их. Они так и сделали. Что же, это была ошибка? Нет, товари­щи, уменье управлять с неба не валится и святым духом не приходит, и оттого, что данный класс является передовым классом, он не делается сразу способным к управле­нию. Мы видим на примере: пока буржуазия побеждала, она для управления брала вы­ходцев из другого, феодального класса, да иначе и взять было неоткуда. Надо

IX СЪЕЗД РКГЩ 253

смотреть трезво на вещи: буржуазия брала предыдущий класс, и сейчас у нас также за­дача — уметь взять, подчинить, использовать его знание, подготовку, воспользоваться всем этим для победы класса. Поэтому мы говорим, что победивший класс должен быть зрелым, а зрелость свидетельствуется не прописью или удостоверением, она удо­стоверяется опытом, практикой.

Буржуа победили, не умея управлять, и они обеспечили себе победу тем, что объя­вили новую конституцию и рекрутировали, набрали администраторов из своего класса и начали учиться, используя администраторов из предыдущего класса, и своих новых стали учить, подготовлять к администраторству, пуская для этого в ход весь государст­венный аппарат, секвестрируя феодальные учреждения, пуская в школу тех, кто богат, и таким образом через долгие годы и десятилетия они подготовили администраторов из своего класса. Ныне в государстве, устроенном по образу и подобию господствующего класса, нужно делать так, как бывало во всех государствах. Если мы не хотим стать на позицию чистейшего утопизма и пустых фраз, мы должны сказать, что мы должны учитывать опыт прежних лет, что мы должны обеспечить завоеванную революцией Конституцию, но для управления, для государственного устройства мы должны иметь людей, которые обладают техникой управления, которые имеют государственный и хо­зяйственный опыт, а таких людей нам взять неоткуда, как только из предыдущего клас­са.

Сплошь и рядом рассуждение о коллегиальности проникнуто самым невежествен­ным духом, духом антиспецства. С таким духом победить нельзя. Для того, чтобы по­бедить, надо понять всю глубочайшую историю старого буржуазного мира, и чтобы строить коммунизм, надо взять и технику, и науку и пустить ее в ход для более широ­ких кругов, а взять ее неоткуда, кроме как от буржуазии. Этот основной вопрос надо выдвинуть выпукло, надо поставить в основные задачи хозяйственного строительства. Мы должны управлять с помощью выходцев из того класса, который мы свергли, — выходцев, которые пропитаны предрассудками своего

254 В. И. ЛЕНИН

класса и которых мы должны переучить. Вместе с этим мы должны вербовать своих управителей из рядов своего класса. Мы должны весь аппарат государственный упот­ребить на то, чтобы учебные заведения, внешкольное образование, практическая подго­товка — все это шло, под руководством коммунистов, для пролетариев, для рабочих, для трудящихся крестьян.

Только так мы можем поставить дело. После нашего двухлетнего опыта мы не мо­жем рассуждать так, как будто бы мы в первый раз взялись за социалистическое строи­тельство. Мы наглупили достаточно в период Смольного и около Смольного. В этом нет ничего позорного. Откуда было взять ума, когда мы в первый раз брались за новое дело! Мы пробовали так, пробовали этак. Плыли по течению, потому что нельзя было выделить элемента правильного и неправильного, — на это надо время. Теперь это — недалекое прошлое, из которого мы вышли. Это прошлое, когда царил хаос и энтузи­азм, ушло. Документом этого прошлого является Брестский мир. Это исторический до­кумент, больше — это исторический период. Брестский мир навязан был нам потому, что мы были бессильны во всех областях. Что такое был этот период? Это был период бессилия, из которого мы вышли победителями. Это был период сплошной коллеги­альности. Из этого исторического факта не выскочишь, когда говорят, что коллегиаль­ность — школа управления. Нельзя же все время сидеть в приготовительном классе школы! (Аплодисмент ы.) Этот номер не пройдет. Мы теперь взрослые, и нас будут дуть и дуть во всех областях, если мы будем поступать, как школьники. Надо ид­ти вперед. Надо с энергией, с единством воли подниматься выше. На профсоюзы ло­жатся гигантские трудности. Надо добиться, чтобы они эту задачу усвоили в духе борьбы против остатков пресловутого демократизма. Все эти крики о назначенцах, весь этот старый, вредный хлам, который находит место в разных резолюциях, разговорах, должен быть выметен. Иначе мы победить не можем. Если мы этот урок за два года не усвоили, — мы отстали, а отставшие будут биты.

IX СЪЕЗД РКГЩ 255

Задача в высшей степени трудная. Наши профсоюзы оказали гигантскую помощь в строительстве пролетарского государства. Они были звеном, которое связывало партию с миллионной темной массой. Не будем играть в прятки: профсоюзы выносили на сво­их плечах всю задачу борьбы с нашими бедами, когда приходилось помогать государ­ству в работе по продовольствию. Разве это не была величайшая задача? Недавно вы­шел «Бюллетень Центрального Статистического Управления» . Там подведены итоги статистиками, которых заподозрить в большевизме никак нельзя. Там есть две интерес­ные цифры: в 1918 и 1919 гг. рабочие потребляющих губерний получали 7 пудов, а крестьяне производящих губерний потребляли 17 пудов в год. До войны они же по­требляли 16 пудов в год. Вот две цифры, показывающие соотношение классов в продо­вольственной борьбе. Пролетариат продолжал приносить жертвы. Кричат о насилии! Но он оправдал и узаконил это насилие и доказал правильность этого насилия тем, что он принес наибольшие жертвы. Большинство населения, крестьяне производящих гу­берний нашей голодной разоренной России в первый раз ели лучше, чем за сотни лет в царской, капиталистической России. И мы скажем, что массы будут голодать до тех пор, пока не победит Красная Армия. Нужно было, чтобы авангард рабочего класса принес эту жертву. У него есть школа в этой борьбе; выходя из этой школы, мы долж­ны идти дальше. Теперь надо сделать этот шаг во что бы то ни стало. Как у всяких профсоюзов, у старых профсоюзов есть своя история и прошлое. В этом прошлом они были органами отпора против того, кто угнетал труд, против капитализма. А когда класс стал государственным и когда ему приходится теперь приносить большие жертвы и гибнуть и голодать, положение переменилось.

Не все эту перемену понимают и не все в нее вникают. Тут нам помогают некоторые меньшевики и эсеры, которые требуют замены единоличия коллегиальностью. Извини­те, товарищи, этот номер не пройдет! От этого мы отучились. Перед нами теперь очень

256 В. И. ЛЕНИН

сложная задача: победив на кровавом фронте, победить на фронте бескровном. Это война более трудная. Этот фронт самый тяжелый. Это мы открыто говорим всем созна­тельным рабочим. После той войны, которую мы выдержали на фронте, должна быть война бескровная. Получается такое положение, что чем больше мы побеждали, тем больше оказывалось таких областей, как Сибирь, Украина и Кубань. Там богатые кре­стьяне, там пролетариев нет, а если пролетариат и есть, то он развращен мелкобуржу­азными привычками, и мы знаем, что там всякий, кто имеет кусочек земли, говорит: «Начхать мне на правительство. Я с голодного сдеру, сколько вздумаю, и мне напле­вать на правительство». Крестьянину-спекулянту, который, предоставленный Деники­ну, колебнулся в нашу сторону, теперь будет помогать Антанта. Война переменила фронт и формы. Теперь она воюет торговлей, мешочничеством, она сделала его интер­национальным. В тезисах т. Каменева, которые были опубликованы в «Известиях ЦК»108, принципиальная основа этого выражена полностью. Они хотят мешочничество сделать интернациональным. Хотят мирное хозяйственное строительство превратить в мирное разложение Советской власти. Извините, господа империалисты, мы начеку. Мы говорим: мы воевали и победили и поэтому продолжаем ставить основным лозун­гом тот, который помог нам победить. Мы целиком сохраняем его и переносим на тру­довую область, именно лозунг твердости и единства воли пролетариата. Старые пред­рассудки, старые привычки, которые остались, с ними нужно покончить.

Я могу остановиться, в заключение, на брошюре тов. Гусева109, которая в двух от­ношениях заслуживает, по-моему, внимания: она хороша не только со стороны фор­мальной, не только тем, что написана к нашему съезду. Мы до сих пор почему-то все привыкли писать резолюции. Говорят, все виды литературы хороши, кроме скучных. Резолюции, полагаю я, должны быть отнесены к скучному виду литературы. Было бы лучше, если бы мы, по примеру тов. Гусева, поменьше писали резолюций, а побольше брошюр, хотя бы и

IX СЪЕЗД РКГЩ 257

имеющих такую массу ошибок, которыми изобилует его брошюра. Но несмотря на эти ошибки, это — лучшая вещь, потому что в ней в центре внимания поставлен основной хозяйственный план восстановления промышленности и производства всей страны, по­тому что в ней основному хозяйственному плану подчинено все. Центральный Комитет внес в свои тезисы, которые сегодня розданы, целый параграф, который он целиком взял из тезисов тов. Гусева. Мы можем, при помощи специалистов, еще детальнее раз­работать этот основной хозяйственный план. Мы должны помнить, что этот план рас­считан на много лет. Мы не обещаем сразу избавить страну от голода. Мы говорим, что борьба будет более трудная, чем на боевом фронте, но она нас более интересует, она составляет более близкий подход к нашим настоящим, основным задачам. Она требует максимального напряжения сил, того единства воли, которое мы проявляли раньше и которое мы должны проявить теперь. Если мы эту задачу решим, тогда мы одержим не меньшую победу на фронте бескровном, чем на фронте гражданской войны. (А п л о -д и с м е н τ ы.)

258 В. И. ЛЕНИН

3

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ СЛОВО ПО ДОКЛАДУ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА

30 МАРТА

Товарищи, главные нападки вызвала та сторона политического отчета Τ TTC которую т. Сапронов назвал руганью. Тов. Сапронов придал чрезвычайно определенный харак­тер и привкус той позиции, которую он защищал, и чтобы показать вам, как обстоит дело с фактической стороны, я бы хотел начать с напоминания некоторых основных дат. Вот передо мной «Известия ЦК РКП» 2 марта; мы печатаем от имени ЦК письмо к организациям РКП по вопросу об организации съезда. И в первом письме говорим: «Прошло, к счастью, время чисто теоретических рассуждений, споров по общим вопро­сам, вынесения принципиальных резолюций. Это уже пройденная ступень, это решен­ная вчера и позавчера задача. Надо идти вперед, надо уметь понять, что теперь перед нами стоит
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   37

Похожие:

Собрание сочинений 40 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений печатается по постановлению центрального комитета
По постановлению Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза Институт марксизма-ленинизма при ЦК кпсс выпускает...
Собрание сочинений 40 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 20 печатается по постановлению центрального комитета
...
Собрание сочинений 40 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 22 печатается по постановлению центрального комитета
В двадцать второй том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произве­дения, написанные в июле 1912 — феврале 1913 года
Собрание сочинений 40 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 46 печатается по постановлению центрального комитета
Сорок шестым томом Полного собрания сочинений В. И. Ленина открывается серия томов, включающих письма, телеграммы, записки с 1893...
Собрание сочинений 40 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 24 печатается по постановлению центрального комитета
В произведениях, вошедших в настоящий том, нашла дальнейшее развитие национальная программа большевистской партии
Собрание сочинений 40 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 21 печатается по постановлению центрального комитета
Двадцать первый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина содержит произве­дения, написанные в декабре 1911 — июле 1912 года, в...
Собрание сочинений 40 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 27 печатается по постановлению центрального комитета
В двадцать седьмой том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произве­дения, написанные с августа 1915 по июнь 1916 года,...
Собрание сочинений 40 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 43 печатается по постановлению центрального комитета
В 43 том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произведения, написан­ные в марте — июне 1921 года в условиях перехода Коммунистической...
Собрание сочинений 40 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений 30 печатается по постановлению центрального комитета
В тридцатый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произведения, написанные за время с июля 1916 года до Февральской...
Собрание сочинений 40 печатается по постановлению центрального комитета iconСобрание сочинений печатается по постановлению центрального комитета
В восьмой том Полного собрания сочинений В. И. Ленина входят произведения, на­писанные в сентябре 1903 — июле 1904 года, в период...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница