К вопросу об этико-правовом статусе эвтаназии в контексте права на жизнь: теория и судебная практика


Скачать 286.75 Kb.
НазваниеК вопросу об этико-правовом статусе эвтаназии в контексте права на жизнь: теория и судебная практика
страница1/3
Дата публикации01.07.2013
Размер286.75 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Право > Документы
  1   2   3
К ВОПРОСУ ОБ ЭТИКО-ПРАВОВОМ СТАТУСЕ ЭВТАНАЗИИ В КОНТЕКСТЕ

ПРАВА НА ЖИЗНЬ: ТЕОРИЯ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА
И.С. СЕМЕНОВ
Семенов И.С., аспирант Дипломатической академии МИД России, юрисконсульт ЗАО "Интеринвест".
Эвтаназия сегодня является одним из противоречивых вопросов национального и международного права. Современное международное право не имеет ни четкого определения данного явления, ни явно выраженного отношения к нему. Между тем вопрос легализации эвтаназии активно обсуждается в ряде стран мира, тогда как недостаток судебной практики оставляет многие вопросы неразрешенными. В данной статье автор обращает внимание на историю данного явления в праве, а также предпринимает попытку дать определение и выявить признаки и характерные черты данного явления, осветить сегодняшнюю ситуацию вокруг эвтаназии, включая судебную практику национальных судов США, Франции, Италии и других стран, а также Европейского суда по правам человека.

В свете сегодняшней ситуации представляется, что международному сообществу необходимо предпринять ряд шагов для определения международно-правового статуса эвтаназии, чтобы избежать дальнейшего развития данного института стихийным образом в различных формах. Сотрудничество государств в данной области позволит избежать различных противоречий и конфликтов, а также выработать максимально взвешенную позицию в отношении рассматриваемого явления и его взаимосвязи с иными правовыми институтами.

Особым вопросом регламентации и толкования права на жизнь остается следующий: подразумевает ли это право возможность распоряжаться своей жизнью; располагает ли личность правом прекратить свою жизнь в любой момент и могут ли другие лица оказать человеку содействие в реализации данного намерения? Сегодня нет единой точки зрения на вопрос о том, подразумевает ли наличие права на жизнь право на смерть. Одним из способов реализации такого права является эвтаназия.

Термин "эвтаназия" предложил в XVII в. английский философ Ф. Бэкон, сторонник данной формы реализации права человека на жизнь <1>. Однако еще ранее, в начале XVI в., в своей книге "Утопия" Т. Мор, описывая идеальное государство, указывал: в госпиталях прикладывались все усилия, чтобы вылечить больного, однако, если пациент страдал от неизлечимой болезни, причинявшей ему ужасные мучения, он мог выбрать смерть. Справедливости ради отметим, что в эпоху, когда самоубийство считалось одним из самых тяжких грехов, данная позиция была близка немногим.

--------------------------------

<1> См., например: Bacon F. De dignitate et augmentis scientiarum. IV. 2.
В 1828 г. в штате Нью-Йорк был принят первый закон, запрещающий эвтаназию. К моменту принятия 14-й поправки к Конституции США в большей части штатов содействие при самоубийстве было официально признано преступлением.

Аналогичные положения содержались в практике британских судов того же периода. Так, в решении по делу "Commonwealth v. Mink" суд пришел к мнению: "Если самоубийство лица является тяжким преступлением, [то] содействие аналогично вине при соучастии и подстрекательстве к убийству" <2>. Данное положение цитирует дело "Commonwealth v. Bowen" 1813 г. <3>. Этот принцип поддержал и британский юрист Д. Стефен: "Согласие жертвы является абсолютно несущественным касательно вины лица, [чьи действия] повлекли его смерть" <4>.

--------------------------------

<2> Mass. 422, 428 of "Commonwealth v. Mink". 123. 1877.

<3> Mass. 356 of "Commonwealth v. Bowen". 12. 1813.

<4> См.: Stephen J. A History of the Criminal Law of England. United Kingdom, 1883.
При этом необходимо отметить: не существовало оговорок и исключений для случаев, когда речь шла о людях, которые были близки к смерти в силу болезни или иных обстоятельств. Так, в решении по делу "Blackburn v. State" 1872 г. (США, Огайо) указывалось, что "жизнь тех, чье существование стало бременем... тех, кто был неизлечимо болен или смертельно ранен... даже жизни преступников, приговоренных к смерти, находятся под защитой закона наравне с теми, кто всецело наслаждается жизнью и стремится продолжать жить" <5>. Защита права на жизнь приговоренных к казни особо отмечается в уже упоминавшемся деле "Commonwealth v. Bowen". В соответствии с решением по делу "заключенный, убеждавший другого покончить с собой, должен нести ответственность за убийство, даже если жертва должна была быть казнена в скором времени" <6>. Таким образом, в XIX в. правовая позиция по вопросу эвтаназии была довольно недвусмысленной.

--------------------------------

<5> St. 146, 163 "Blackburn v. State". 23 Ohio, 1872.

<6> Mass. 360 of "Commonwealth v. Bowen". 12, 1813.
Однако в XX в. ситуация изменилась. Так, уже в 1906 г. попытка легализовать эвтаназию была предпринята в американском штате Огайо.

В течение краткого времени норма, оправдывающая убийство по просьбе жертвы, имела место в российском законодательстве. В примечании к статье 143 Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. указывалось: убийство, совершенное по просьбе, не должно быть наказуемо. Однако уже 11 ноября 1922 г. IV сессия ВЦИК постановила исключить это примечание в связи с возникшими случаями злоупотреблений в отношении граждан, "попросивших" о лишении их жизни.

Однако наиболее известным прецедентом официального использования эвтаназии стала реализация немецким правительством в 1930 - 1940-х гг. так называемой программы "Т-4". Данная программа была инициирована указом Гитлера от 1 сентября 1939 г. и позиционировалась как призванная уменьшить налоговое бремя работающих немцев за счет стерилизации и уничтожения испытывающих страдания пациентов, "признанных неизлечимо больными в результате пристрастного медицинского обследования" <7>. Изначально речь шла о детях младшего возраста, однако в дальнейшем действие данной программы распространилось и на взрослых, имеющих физические и психические недостатки, а также не способных к физическому труду. Данная практика применялась на оккупированных землях Польши <8>, после чего получила распространение и на территории Германии. Позднее практика эвтаназии дополнительно расширилась за счет лиц неарийской расы.

--------------------------------

<7> Proctor R.N. Racial Hygiene: Medicine under the Nazis. Harvard, 1988. P. 177.

<8> Browning C. The Origins of the Final Solution. Arrow, 2005. P. 185.
По оценкам инициаторов, в результате данной программы общество должно было "очиститься" от 70273 неполноценных членов. Как следствие, Германия должна была сэкономить 885439880 марок за десять лет, которые могли прожить "выбранные" для программы пациенты <9>. Между тем, по заключению Нюрнбергского трибунала, общее число людей, убитых в рамках программы "Т-4", составило около 275000 человек <10>.

--------------------------------

<9> Mostert M.P. Useless eaters: disability as genocidal marker in nazi Germany // The journal of special education. 2002. N 2. P. 167.

<10> Данные основаны на свидетельских показаниях в ходе процесса и были многократно подтверждены более поздними исследованиями. См., например: Heberer P. Deaf People in Hitler's Europe. Gallaudet University Press, 2002. P. 62.
Вместе с тем данная программа имеет довольно условное отношение к эвтаназии в современном ее понимании. Так, Р. Лифтон четко определил факторы, отграничивающие ее от эвтаназии. По его мнению, нацистская версия основывается на работе "Право на смерть" (Das Recht auf den Tod, 1895) немецкого ученого Адольфа Йоста, чье мнение предопределило позицию немецкого руководства. "Йост утверждал, что контроль за смертью лица должен всецело принадлежать... государству. Это положение прямо противоположно англо-американской концепции эвтаназии, подчеркивающей "право на смерть" индивида... как целиком основанное на воле лица. В противоположность тому Йост указывал на право государства на убийство" <11>.

--------------------------------

<11> Lifton R.J. The Nazi Doctors: Medical Killing and the Psychology of Genocide. Basic Books. 1986. P. 46.
С позицией Лифтона соглашается доктор С. Стейн из University of the West of England. Ссылаясь на определение эвтаназии в ряде источников и словарей, он утверждает, что в рассматриваемом случае деяния не обладают необходимыми для определения признаками. В частности, "смерть [больных] не была безболезненной, спокойной и простой... Процедуры в отношении лиц, подпадавших под эту "программу", были аналогичны тем, что применялись в лагерях уничтожения" <12>. Таким образом, программа "Т-4", как правило, воспринимается не как массовое применение эвтаназии, а как один из инструментов ликвидации неугодных социальных элементов.

--------------------------------

<12> Stein S.D. "Life Unworthy of Life" and other Medical Killing Programmes // сайт University of the West of England: www.ess.uwe.ac.uk от 29.01.2007.
Современное понятие эвтаназии объединяет в себе ряд признаков, характеризуемых исследователями как необходимые для признания данного явления в каждом случае. Одно из первых официальных определений эвтаназии было дано в Декларации Конгрегации вероучения от 5 мая 1980 г. (также именуемой Декларацией об эвтаназии). В соответствии с данным документом под эвтаназией подразумевается "всякое действие или, наоборот, бездействие, которое по своей сути или намерению приводит к смерти, имеющей целью устранение боли и страдания". Исходя из данной формулировки в качестве признаков данного деяния можно выделить:

- умышленный, намеренный характер действия или бездействия;

- результатом данного деяния является причинение смерти;

- мотивом, целью эвтаназии является прекращение страданий лица.

Вместе с тем данное определение представляется не совсем полным. Здесь отсутствует указание на фактор волеизъявления лица. На наш взгляд, одним из ключевых признаков эвтаназии является то, что данное деяние может и должно осуществляться исключительно по воле самого лица или (в определенных случаях) его родственников и (или) официальных представителей. Именно неуважение воли лица может послужить основанием для квалификации совершенных действий как убийства (если правовая система разделяет эвтаназию и убийство). Также необходимо убедиться в дееспособности и здравом смысле лица, изъявляющего желание прекратить жизнь таким образом. Кроме того, по мнению исследователей из Stanford University, лицо, заявляющее о необходимости применения к нему эвтаназии, должно соответствовать определенным условиям:

- пациент страдает от неизлечимой, смертельной болезни;

- нет перспективы открытия и применения вакцины от данной болезни в течение оставшегося срока его жизни;

- в результате болезни пациент страдает от невыносимой боли либо ведет существование, неприемлемо обременительное, зависящее от других, а также от искусственного поддержания жизни;

- пациент имеет стойкое и осознанное желание умереть (в случае отсутствия способности его озвучить - выраженное ранее на случай обстоятельств, удовлетворяющих первому - третьему пунктам);

- он не способен покончить с собой без посторонней помощи <13>.

--------------------------------

<13> Voluntary Euthanasia // Сайт Stanford Encyclopedia of Philosophy: http://plato.stanford.edu.
Данный список некоторым образом дополняет перечень вышеуказанных признаков эвтаназии за счет второго и пятого пунктов. Действительно, если научные исследования в области борьбы с тем или иным заболеванием находятся в финальной стадии и применение к больному вакцины может дать ему шанс выжить и поправиться, применение эвтаназии не является оправданным. Вместе с тем почти всегда чрезвычайно трудно определить стадию научных исследований и предполагаемый срок открытия того или иного средства. Ситуация может быть настолько непредсказуемой, что лекарство может быть найдено в ближайшее же время либо, с той же вероятностью, до момента его создания может пройти много лет. В этой ситуации больной остается заложником собственного состояния с очень неопределенной перспективой излечения.

Второй выделенный признак также представляется несколько спорным. Ведь, обращаясь к возможности эвтаназии, больной человек не только стремится освободиться от страданий; он желает уйти из жизни наиболее безболезненным способом. При введении определенного химического состава человек просто засыпает и умирает во сне, тогда как в случае с самоубийством иным способом речь неизменно идет о боли и страданиях. Кроме того, основная преграда для больного - не только страх перед болью, но и психологический барьер, не дающий покончить с собой. То есть, даже если пациент способен совершить самоубийство, он должен иметь право обратиться к врачу либо иному лицу для помощи в силу психологических, физических, социальных, религиозных и иных причин.

Необходимым условием для квалификации рассматриваемого акта как такового также является следующее: лицо, помогающее умереть другому, должно, во-первых, осознавать последствия своих действий (данное положение отчасти включает в себя признак умышленности деяния), а во-вторых, что не менее важно, быть уверенным в том, что жизнь пациента столь безнадежна и причиняет ему столь существенные страдания, что смерть в данном случае является наиболее простым и безболезненным выходом из ситуации. Кроме того, лицо, осуществляющее эвтаназию, должно преследовать исключительно цель прекращения страданий пациента. В противном случае деяние может и должно квалифицироваться как убийство.

Таким образом, эвтаназию можно определить как умышленное действие или бездействие, совершаемое в отношении смертельно больного лица по его собственному желанию или по распоряжению его официальных представителей, имеющее целью избавление больного от страданий, результатом которого является скорое и безболезненное наступление смерти.

Наиболее распространенный критерий для классификации эвтаназии - разделение на активную и пассивную формы. Принципиальным различием этих двух типов является роль врачей или иных исполнителей в процессе. В случае активной эвтаназии роль врача заключается в непосредственном прекращении жизни больного путем введения ему определенного препарата (или иным способом). К активной эвтаназии принято также относить и самоубийство с участием врача. Данное положение, однако, оспаривает О.В. Капинус. По ее мнению, к активной эвтаназии не относится ни так называемое убийство из "милосердия", ни "самоубийство, ассистируемое врачом" <14>. В данном случае, с одной стороны, ответственность за собственную жизнь несет сам пациент. С другой стороны, те или иные действия (или бездействие) он совершает в соответствии с инструкциями и при помощи врача. Действительно, определение эвтаназии, как правило, подразумевает наступление смерти в результате действия (бездействия) другого лица. Самоубийство же, хотя бы и при "поддержке" врача, всецело зависит от действий самого лица, что противоречит упомянутому выше признаку.

--------------------------------

<14> Капинус О.В. Эвтаназия как социально-правовое явление: Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. М., 2006. С. 11.
Пассивная эвтаназия, по мнению С.Г. Стеценко, подразумевает неприменение средств и невыполнение медицинских манипуляций, которые поддерживали бы определенное время жизнеспособность тяжелобольного пациента <15>. Необходимое условие признания факта эвтаназии - отказ от лекарственных препаратов, который неизбежно приведет к смерти пациента.

--------------------------------

<15> Стеценко С.Г. Медицинское право. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2004. С. 360 - 361.
Пассивная эвтаназия неоднократно признавалась различными врачебными организациями допустимой в исключительных случаях (в отличие от ее активной формы). Так, по мнению J. Rachels, "сама идея состоит в том, что допустимо, по крайней мере в некоторых случаях, прекратить лечение и дать больному умереть, но никогда не разрешается предпринимать какие-либо прямые действия, предназначенные для умерщвления пациента" <16>
  1   2   3

Похожие:

К вопросу об этико-правовом статусе эвтаназии в контексте права на жизнь: теория и судебная практика iconНа каких позициях стоит отечественная доктрина мчп и арбитражная...
Данный вопрос. Обратная отсылка это
К вопросу об этико-правовом статусе эвтаназии в контексте права на жизнь: теория и судебная практика iconКонструкция состава эвтаназии по ук зарубежных стран
А. С. Грибоедова, специалист в области уголовного и конституционного права, автор 70 публикаций общим объемом свыше 300 п л. Основные...
К вопросу об этико-правовом статусе эвтаназии в контексте права на жизнь: теория и судебная практика iconПсихология вины
При этом уголовно-правовая теория, законода­тель, следственная, судебная практика интерпретируют родовое понятие ответственности...
К вопросу об этико-правовом статусе эвтаназии в контексте права на жизнь: теория и судебная практика iconМетодические указания по выполнению контрольной работы Уфа 2006
Правоведение представляет собой комплексную юридическую дисциплину, формирующую научные представления о праве, государстве, правовом...
К вопросу об этико-правовом статусе эвтаназии в контексте права на жизнь: теория и судебная практика iconСодержание
Анализируется не только внутригосударственное законодательство, но и нормативные акты международного характера. Помимо анализа действующего...
К вопросу об этико-правовом статусе эвтаназии в контексте права на жизнь: теория и судебная практика iconТеория государства и права
Коркунова Н. М. "Лекции по общей теории права" (СПб., 1904); Трубецкого Е. Н. "Энциклопедия права" (М., 1906); Кокошкина Ф. Ф. "Русское...
К вопросу об этико-правовом статусе эвтаназии в контексте права на жизнь: теория и судебная практика iconДокумент предоставлен информационной базой
В бесплатном доступе свыше 140 000 правовых документов: законодательство России, предпринимательское право, кодексы, арбитражная...
К вопросу об этико-правовом статусе эвтаназии в контексте права на жизнь: теория и судебная практика iconЛейтс Г. Психодрама: теория и практика. Предисловие
Предлагаемая вниманию читателей книга Г. Лейтц «Психодрама: теория и практика. Классическая психо­драма Я. Л. Морено» впервые предоставляет...
К вопросу об этико-правовом статусе эвтаназии в контексте права на жизнь: теория и судебная практика iconХарактеристика науки «Теория государства и права»
Основные государственно-правовые понятия, общие для всей юридической науки. Правотворческая, правоприменительная и интерпретационная...
К вопросу об этико-правовом статусе эвтаназии в контексте права на жизнь: теория и судебная практика iconТеория и практика социальной работы
Теория и практика социальной работы Федулова А. В. Учебно-методический комплекс. М.: Мгу, 2009
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница