Лекция Учебник Уголовное право России. Особенная часть. Спб, 2010


НазваниеЛекция Учебник Уголовное право России. Особенная часть. Спб, 2010
страница4/11
Дата публикации20.07.2013
Размер1.6 Mb.
ТипЛекция
userdocs.ru > Право > Лекция
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

^ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЗДОРОВЬЯ.

Что такое здоровье человека? Понятие в известной степени субъективное. Здоровье человека – это нормальное состояние физическое или психическое организма, не имеющего признаков болезни, выражающееся в нормальном функционировании его органов.

Здоровье человека выступает видовым объектом в группе преступлений против здоровья человека. А в силу разнообразия таких преступлений они внутри себя могут быть подразделены на три группы. Если видовой объект – это отношение, обеспечивающее здоровье человека и безопасность здоровья человека.

  1. преступления, направленные против здоровья человека, причиняющие вред здоровью трех видов тяжести: тяжкого, средней тяжести, легкого вреда здоровью. При этом в эту группу относят и преступления, предусмотренные в отдельных статьях, где речь идет о причинении вреда здоровью при превышении пределов НО или мер, необходимых для задержания преступника и в состоянии объекта + еще причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности.

  2. преступления, которые причиняют человеку боль и страдания. К этой группе относят две статьи – 116 и 117 – побои и истязания соответственно.

  3. преступления, которые ставят человека в опасное для жизни и здоровья состояние. К этой группе относят статьи со 119 по 125 – угроза убийством, заражение венерической болезнью, ВИЧ-инфекцией, принуждение потерпевшего к изъятию органов, неоказание помощи больному, оставление в опасности.

С точки зрения деяния, преступления против здоровья выражаются как в физическом воздействии на телесную неприкосновенность потерпевшего, так и в психическом воздействии (угроза убийством, угроза причинения тяжкого вреда здоровью). Это могут быть удары, ранения.

В некоторых случаях деяние может выражаться путем бездействия. С таким деянием мы сталкиваемся в ст.124 и ст.125, где речь идет о неоказании помощи пациенту (лицу, нуждающемуся в медицинской помощи) и оставление в опасности.

Последствия, которые включены в составы статей, разнообразны. Вред здоровью трех степеней тяжести. Далее, к последствиям нужно отнести психические и физические страдания (истязания, например). Далее, заражение венерической болезнью или заражение ВИЧ-инфекцией – это тоже последствия. То есть в большинстве статей, предусматривающих ответственность за преступления против здоровья, по конструкции материальны. Но есть и формальные составы – ст.125 (оставление в опасности), ст.119 (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), ст.116 (побои).

В некоторых статьях в качестве обязательного признака законодатель указывает на способ совершения преступления. Например, особая жестокость, общеопасным способом (ст.111 и ст.112), пытки (ст.117).

В основном преступления такие умышленные, хотя есть и неосторожные составы (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности). В ч.2 ст.124 (неоказание помощи больному) речь идет о двух формах вины – если наступила смерть или тяжкий вред здоровью

Для правильной квалификации преступлений против здоровья, особенно если речь идет о преступлениях из первой группы, необходимо обращаться к двум подзаконным актам: Постановление Правительства РФ N522 2007 года – там утверждены правила определения степени тяжести вреда здоровью и утверждены медицинские критерии определения степени тяжести вреда здоровью – там предлагается Минздраву утвердить такие критерии. Такие критерии утверждены Приказом Минздрава N194 2008 года. Одновременно этим приказом Минздрава утверждена таблица процентов стойкой утраты общей трудоспособности человека. Этой таблицей мы пользуемся в тех случаях, когда вред здоровью человека не повлек последствий по ст.111, но в зависимости от процента утраты общей трудоспособности мы можем квалифицировать преступление либо как тяжкий вред, либо как вред средней тяжести, либо как легкий вред здоровью в зависимости от процентов.

Например, один чувак другому очень сильно умышленно наступил на стопу и так отдавил ему палец, что дело кончилось его ампутацией. Какой вред здоровью причинен? Если посмотрим в таблицу, то увидим, что в зависимости от того, на какой ноге, какой палец ампутирован, можно квалифицировать последствия как легкий вред здоровью (стойкая утрата трудоспособности на 5 %), либо средней тяжести (от 10 до 30 % включительно).

Или например в результате умышленных действий виновный выбил зубы. В зависимости от количества выбитых постоянных зубов, будет определяться квалификация. Если утратил 1 зуб, то это побои, а не причинение вреда здоровью. Если 2-3 зуба, то легкий вред здоровью, а если от 4 зубов и более, то средний вред здоровью. Если все зубы выбили, то средний тяжести вред здоровью.

УМЫШЛЕННОЕ ПРИЧИНЕНИЕ ТЯЖКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ – ст.111 УК РФ.

В ст.111 предусмотрена ответственность за умышленное причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью. Там несколько квалифицирующих признаков, которые характеризуют вред как тяжкий (это конститутивные признаки). В Постановлении Правительства эти признаки называются квалифицирующими признаками тяжкого вреда здоровью. Эти признаки позволяют говорить о том, что там предусмотрено два вида тяжкого вреда здоровью: вред здоровью, опасный для жизни, а второй вид называется тяжкий вред, опасный по фактически наступившим последствия.

Что такое вред здоровью человека? Это понятие определяется в Постановлении Правительства и в Приказе Минздрава. Вред здоровью – нарушение анатомической целостности и физиологической функции органов и тканей человека в результате воздействия физических, химических, биологических и психогенных факторов.

Первый вид тяжкого вреда является опасным для жизни. В соответствии с Приказом Минздрава выделяется два подвида такого преступления по признаку опасности для жизни: тяжкий вред здоровью, создающий непосредственную угрозу для жизни, (1 подвид) и тяжкий вред здоровью, вызывающий расстройство жизненно важных функций (2 подвид).

Примеры первого подвида: ушиб головного мозга тяжелой степени, перелом свода основания черепа, рана живота, проникающая в брюшную полость, в т.ч. без повреждения внутренних органов.

Примеры второго подвида (их больше): шок тяжелый (3 или 4 степени), кома (2 или 3 степени), острая обильная или массивная кровопотеря.

Вторая разновидность тяжкого вреда определяется по фактически наступившим последствиям.

  1. Первое последствие: потеря зрения (речь идет о слепоте на оба глаза), потеря зрения на один глаз оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности и в соответствии с таблицей мы увидим, что потеря зрения на один глаз равна 35% стойкой утраты, а значит это тоже тяжкий вред.

  2. Второе последствие: потеря речи (способность членораздельно выражать свои мысли принятыми в обществе звуками).

  3. Третье последствие: потеря слуха (устанавливается полная стойкая глухота на оба уха или когда потерпевший необратимо не может слышать членораздельную речь на расстоянии 3-5 см от ушной раковины). Потеря слуха на одно ухо, которая не образует необратимое состояние неслышимости членораздельной речи на расстоянии 3-5 см от ушной раковины, не является тяжким вредом здоровью и влечет стойкую утрату трудоспособности на 25%, а значит, это средняя тяжести.

  4. Четвертое последствие: потеря органа. К этому признаку относятся потеря руку, ноги, потеря кисти или стопы. Потеря пальца не является тяжким вредом здоровья.

  5. Пятое последствие: здесь речь идет также об утрате репродуктивной функции (мужик не может совокупляться, а женщина не может вынашивать и забеременеть).

  6. Прерывание беременности независимо от срока беременности.

  7. Психическое расстройство. Тут оно рассматривается как заболевание, о котором речь идет, когда мы устанавливаем медицинский критерий невменяемости. Важно, чтобы это расстройство было причинно связано с умышленными действиями преступника.

  8. Заболевание наркоманией или токсикоманией. Тут нужно заключение медэкспертизы.

  9. Неизгладимое обезображивание лица. Понятие обезображивания формулируется в таблице (п.61): это резкое изменение естественного вида лица человека в результате воздействия внешних причин. При этом судебно-медицинская экспертиза устанавливает факт неизгладимости обезображивания лица. А под неизгладимостью понимается такое обезображивание, которое не проходит естественным путем и для устранения которого требуется медицинское вмешательство (косметическая операция). Вопрос о неизгладимости решает судмедэксперт, а о вменении или невменении признака обезображивания лица решает суд на основании заключения судмедэксперта. Суд решает, а является ли такое неизгладимое изменение обезображивающим. Он руководствуется критериями эстетики.

  10. Значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на 1/3 (от 35% и выше до 100%). Почему 35%? Потому что Минздрав сказал, что шаг у нас 5%, т.е. 0% - 5% - 10% - 15% и т.д. до 100%. Например: открытый или закрытый перелом плечевой кости, перелом головки или шейки бедра.

  11. Последнее последствие: полная утрата профессиональной трудоспособности. Профессиональная трудоспособность – возможность человека выполнять определенный объем работы определенного качества по конкретной профессии. Например, если художник теряет кисть.

Квалифицирующие признаки состава (не квалифицирующие признаки тяжкого вреда!) содержатся в части 2 и части 3 данной статьи. Их содержание имеет характеристику, аналогичную таким признакам, которые содержатся в статье 105, поэтому Бурлаков к ним обращаться не будет.

Однако для нас важно обратиться к ч.4 ст.111 УК РФ, которая содержит самостоятельный состав – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Особенность этого состава состоит в том, что в нем присутствует два общественно опасных последствия. Первичное последствие, которое наступает вследствие умышленного причинение вреда, - это тяжкий вред здоровью. Вторичное последствие – смерть потерпевшего.

Во-вторых, субъективная сторона этого преступления характеризуется двойной формой вины. Содержание вины в ч.4 ст.111: лицо осознает, что причиняет тяжкий вред здоровью, предвидит, что в результате его действий наступит такое последствие, желает или сознательно допускает его наступления. При этом вторичное последствие в виде смерти потерпевшего он не желает, легкомысленно рассчитывая, что оно не наступит, либо не предвидит, но по обстоятельствам дела должно или могло предвидеть.

Есть мнение в доктрине, что к ответственности по ч.4 ст.111 нужно привлекать с 16 лет на том основании, что за неосторожное причинение смерти (ст.109) уголовная ответственность наступает с 16 лет. Буквальное толкование нам такого вывода не дает. Бурлаков не согласен.

Возможно ли совершение этого преступления при соучастии. Ответ неоднозначен. Однако, если исходить из положений ст.27, где говорится, что преступление с двумя формами вины является в целом умышленным, то можно сказать, что соучастие возможно. В доктрине иногда пытаются детализировать этот вывод. Говорят, что, да, возможно соучастие, но только в части умышленного причинение тяжкого вреда, а в части неосторожного причинения смерти нельзя, ибо соучастие у нас только в умышленных. Бурлаков считает, что такая детализация носит надуманный характер. Если бы пришлось анализировать конкретную ситуацию, то соучастниками можно было бы признавать лиц в полном объеме тех последствий, которые предусмотрены в ч.4 ст.111.

Причинение смерти потерпевшему может наступить двумя способами. Оба способа причинения вторичного последствия позволяют квалифицировать содеянное по ч.4 ст.111.

Первый способ. Смерть может наступить от причинения тяжкого вреда здоровью. Например, умышленно наносится удар холодным оружием, либо выстрелом из огнестрельного оружия поражается человек, который под воздействием этого деяния (удара или выстрела) падает и в результате падения ударяется о какой-либо твердый предмет и в результате этого удара наступает смерть.

Итак, действие выступает непосредственной причиной и первого (ранение проникающее – тяжкий вред здоровью), и второго (падение).

Второй способ. Смерть наступает вследствие причиненного вреда здоровью спустя какое-то время. Например, чуваку причинили тяжкий вред здоровью, его увезли в скорую и не смогли спасти.

И тут тоже виновное лицо осознает, что его деяние опасно для жизни (удар холодным оружием, выстрел из пистолета), предвидит, что наступит тяжкий вред здоровью и желает, либо сознательно допускает его наступления. По отношению смерти предвидит ее наступление, но не желает ее наступления, либо не предвидит, но должен был и мог предвидеть.

Можно привести пример по этому поводу. Там причинили смерть несовершеннолетнему москвичу спортсменом Мирзоевым. Органы предварительного расследования квалифицировали сначала содеянное по ч.4 ст.111 УК РФ. Суд переквалифицировал содеянное на ст.109. Органы прокуратуры обжаловали решение и оно передано на новое рассмотрение. Нельзя не подчеркнуть, что такая переквалификация произошла в результате возбуждения общественности. Бурлаков говорит: если удар наносится специалистом по нанесению повреждений, опасных для жизни, а чемпион мира по боям без правил относится к таковым, то в таком случае он наносил такой силы удар, который должен был повлечь за собой утрату сознания потерпевшим и в результате потери сознания от такого удара он упасть навзничь и удариться о твердый предмет и умереть от этого удара. Главный вопрос состоит в следующем – какой силы был нанесен удар. Если вследствие этого удара раздроблена челюсть, выбито несколько зубов, установлено, что потерпевший мгновенно потерял сознание от удара, то в таком случае нужно рассматривать такой удар как причиняющий вред здоровью потерпевшего. Причем в зависимости от последствий, этот вред здоровью может быть и тяжким, и средней тяжести. Так вот если в результате удара (не случайно, а из-за удара) человек падает, то такое преступление нужно квалифицировать по ч.4 ст.111. Если же в результате ссоры один человек наносит другому толчок в грудь, легкий удар по лицу и потерпевший от неожиданности, отпрянув назад, может не устоять, упасть и умереть, то в такой ситуации действия нужно квалифицировать в рамках ст.109.

Конечно, ч.4 ст.111 – это состав, предусматривающий преступление, в котором присутствует одновременно и другое не менее тяжкое преступление, а именно, убийство с косвенным умыслом. От частоты применения ч.4 ст.111 можно заметить, насколько часто практика разграничивает убийство с косвенным умыслом и умышленное причинение тяжкого вреда здоровья, повлекшего за собой смерть потерпевшего. В судебной практике признают, что при умышленном нанесении проникающего ранения в части тела, не относящиеся к числу жизненно важных, преступник, как правило, предвидит возможность любого, в т.ч. и тяжкого телесного повреждения, но обычно не предвидит возможность наступления смерти, хотя есть основания, что он должен был и мог это предвидеть, т.к. любое проникающее ранение способно вызвать такое последствие. Тогда такое квалифицируют по ч.4 ст.111 УК РФ.

При этом, правоприменитель учитывает характер и локализацию ранения, учитывает орудие совершения преступления (холодное оружие или что-то другое), учитывает количество и силу ударов.

В тех же случаях, когда мы устанавливаем, что в процессе умышленных действий обвиняемый применяет оружие и огнестрельное, и холодное, и наносит удар в жизненно важный орган человека, то в таком случае он не может не предвидеть, что в результате таких действий не может не наступить смерть потерпевшего, а значит, он допускает смерть, а значит, он отвечает, если смерть наступила, по ст.105. А если не наступила, то по ст.111.

Вопрос отграничения ч.4 ст.111 от ст.109 УК РФ. Отличие состоит в том, что ч.4 ст.111 предусматривается 2 последствия: причинение тяжкого вреда здоровью и причинение смерти. В ст.109 УК РФ речь идет лишь о причинении смерти. В каждом конкретном случае этот признак иногда устанавливается с трудом, потому что человек погиб, а вред здоровью может быть определен только посмертно. Эксперт должен учитывать характер повреждений, следы повреждения. Он должен определить, а был ли причинен вред здоровью или он отсутствовал. Если человеку проломили череп, то здесь очевидны следы нанесенного удара, и по факту можно говорить о том, что речь идет о насилии, опасном для жизни. Если видимых повреждений от удара нет, и если медэкспертиза не сумеет установить вред здоровью, тогда это ст.109 УК РФ.

Второе отличие. Ч.4 ст.111 УК РФ – две формы вины. Есть там обязательно умысел на причинение тяжкого вреда здоровью. А в ст.109 УК РФ отсутствует умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, а есть только неосторожность по отношению к смерти.

На практике возникают ситуации, когда мы становимся перед определенными трудностями. Скажем, если умышленно был причинен вред здоровью средней тяжести, а от него наступила смерть. В УК РФ отсутствует специальный состав. Тогда мы рассуждаем так. Если в такой ситуации умысел на причинение вреда здоровью был косвенный, то такие действия нужно квалифицировать по ч.4 ст.111 УК РФ. Квалифицировать по совокупности (ст.112 + ст.109 УК РФ) можно только в том случае, если мы установим прямой умысел на причинение вреда здоровью средней степени тяжести. При неопределенном умысле – ч.4 ст.111 УК РФ.

Если у нас ситуация, когда лицо умышленно наносит 1-2 удара по лицу или телу рукой или ногой или каким-либо предметом, и посмертная экспертиза устанавливает, что от таких ударов наступает легкий вред здоровью. И потерпевший погибает. Тогда мы применяем правила поглощения составом. Тогда состав ст.115 поглощается составом ст.109.

ПРИЧИНЕНИЕ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ И ЛЕГКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ – СТ. 112 и СТ.115.

Характеристика объекта, объективной стороны и субъективной стороны и там, и там одинаковая. Объект – отношения, направленные на здоровье человека. Объективная сторона – как правило, активные действия, хотя иногда может быть и бездействие. Действие может выражаться путем нанесения ударов, а может и путем иного воздействия на телесную неприкосновенность человека (термические, биологические и т.д.). Субъективная сторона – умысел (прямой и косвенный).

Казалось бы, различие только в последствиях. В ст.112 говорится о таком умышленном причинении вреда здоровью, которое не повлекло последствий, предусмотренных ст.111 (речь идет о признаках тяжкого вреда здоровью либо относящегося к форме насилия, опасного для жизни, либо о фактически наступивших последствиях), но вызвали временное расстройство здоровья, которая объективируется во временной нетрудоспособности человека более 21 дня, или последствие выразилось в значительной стойкой утрате общей трудоспособности менее чем на 1/3, т.е. 30, 25, 20, 15, 10%.

Последствия в ст.115 УК РФ, которые тоже наступают в результате умышленных действий, выражаются или в кратковременном расстройстве здоровья, которое проявляется во временной нетрудоспособности продолжительностью до 21 дня включительно. При этом максимальная утрата временно нетрудоспособности установлена, а минимальный размер временной нетрудоспособности не установлен. Поэтому, начиная с одного дня. Второе последствие выражается в незначительной стойкой утрате общей трудоспособности, и ее размер – 5% (меньше нельзя, потому что шаг в шкале – это 5%).

Тогда, исходя из последствий, мы начинаем задумываться о том, насколько сходны деяния в ст.112 и ст.115. Что же является содержанием вины в ст.112 и ст.115? Речь идет о том, какими ударами, каким воздействием причиняется средний вред здоровью, а каким воздействием причиняется легкий вред здоровью. Это и отражается в содержании умысла.

Конечно, невозможно законодательно определить характеристики нанесения телесных повреждений, которые бы относились к среднему или легкому вреду здоровья. На практике путем обобщения материалов выделяют какие-то типичные характеристики, которые, безусловно, помогают в каждом случае установить, а в чем же состоит деяние.

Не обращаясь к этой части, к криминалистической характеристике деяния, Бурлаков бы сказал следующее: при совершении таких преступлений разная конкретизация в сознании лица возможных последствий от совершаемых действий. Чем более тяжкое последствие причиняется в результате действий, тем в большей степени конкретизация этих последствий осознается лицом. Виновный стреляет в голову, или ножом наносит удар в сердце. Ясно-понятно, что преступник осознает, что он причиняет смерть. Минимальная степень такой конкретизации: виновный наносит один удар, или несколько ударов в разные части, а последствия могут наступить самые различные. Понятно, что лицо даже не предполагает, что человек от такого удара может умереть. Здесь конкретизация в сознании самого деяния с точки зрения последствий оного минимально. Поэтому правоприменитель должен исходить из этого посыла, должен учитывать все объективные характеристики: количество ударов, используемое орудие или оружие, характеристика места (каменный тротуар или спортивный зал, где под ногами находятся маты), место нанесения удара. В совокупности мы можем говорить, в каком случае речь идет о прямом, а в каком случае речь идет о косвенном умысле.

Ни по ст.112, ни по ст.115 УК РФ вид умысла почти всегда не имеет значения. Но не нужно забывать о ситуациях, когда лицо действует с прямым умыслом, а результат не наступает по независящим причинам. Тогда покушение. А покушение на какое преступление: на ст.112 или на ст.115? В остальных случаях вид умысла влияет только на наказание. Но очень редко на практике суды указывают на вид умысла. Рассуждение об умысле начинается тогда, когда группой лиц совершается. А если один совершил, то суды даже не заморачиваются о виде умысла.

Далее, в ст.112 и ст.115 есть все квалифицирующие признаки. При этом в ст.112 оные позволяют говорить о том, что они относятся либо к признакам объективной стороны, либо к признакам субъективной стороны состава. А в ст.115 УК РФ квалифицирующие признаки относятся только к субъективным признакам состава преступления (мотивы, группа лиц по предварительному сговору и т.д.).

Этим и подводится черта под группой преступлений, которые направлены на причинение вреда здоровью человека. Привилегированные составы не рассматриваем (ст.113 и ст.114), потому что там ничего особенного нет по сравнению со ст.107 и ст.108 УК РФ.

Следующая группа преступлений охватывает два состава. И речь идет не о преступлениях против здоровья, а о преступлениях, направленных на нарушение физическое неприкосновенности человека – ст.116 и ст.117 УК РФ (побои и истязание).

^ СТ.116 – ПОБОИ.

В диспозиции статьи говорится о том, что преступление выражается в побоях или в совершении иных насильственных действий, причиняющих физическую боль, но не повлекших последствий, предусмотренных в ст.115 УК РФ.

Можно говорить о том, что объективная сторона преступления альтернативно выражается или в побоях, или в иных насильственных действиях, причиняющих физическую боль. Это деяние в двух формах, это не способ совершения преступления.

Что понимается под побоями? Под ними понимается умышленное, неоднократное нанесение ударов. Неоднократное – т.е. не меньше 2-х на душу. При этом удары не влекут за собой последствий в виде причинения легкого вреда здоровья, но могут быть со следами (кровоподтек, ссадина, синяк) или без таковых. Два удара по лицу – остались лишь покраснения, которые прошли тут же. Два удара по лицу – остались финики.

Удары могут наноситься руками, ногами в нежизненно важные органы тела, как правило. В процессе побоев могут применяться подручные инструменты (орудия и средства совершения преступления). Если такие орудия могут быть квалифицированы как оружие или предметы, использованные в качестве оружия, то сам факт использования их говорит о том, что умысел был направлен на причинение вреда здоровья, а не на нанесение побоев.

Вторая форма деяния – иные насильственные действия, причиняющие физическую боль. Это такие умышленные действия, которые могут выражаться в выкручивании рук. Человека привязывают к дереву, приковывают наручниками к предмету таким образом, что это вызывает физическую боль (сильно связывают, одевают наручник и подтягивают наверх).

Причем, если применительно к побоям мы говорим о неоднократных ударах, то применительно к иным насильственным действиям, законодатель не связывает их противоправность с количественным признаком. Причем если один раз пнул – это не всегда не образует состава побоев из-за отсутствия неоднократности. Иногда это может образовывать «иные действия, причиняющие физическую боль», для которых не нужна неоднократность.

Бурлаков приходит к выводу, что иные насильственные действия причиняют боль не как последствие (элемент объективной стороны), а как содержание самого действия, которое бы отсутствовало, если бы лицо не действовало с прямым умыслом на то, чтобы боль причинить. Например, один другого щипает. Поэтому, Бурлаков говорит, что состав формальный.

Форма вины в данном составе, по его мнению, - это только прямой умысел. Лицо осознает, что он наносит или неоднократные удары, или совершает иное насильственное действие с целью причинить боль, и желает такие действия. Косвенного умысла в формальном составе быть не может, ибо если я не хочу наступления последствий, то я не совершаю.

^ СТ.117 – ИСТЯЗАНИЕ.

ЗАДАЧИ К ПЕРВОМУ СЕМИНАРСКОМУ ЗАНЯТИЮ – Тема «Преступления против жизни». Задачи 1,4,5,8,9,15,17.

В ст.117 предусмотрен самостоятельный состав – истязание.

В диспозиции говорится о том, что истязание – это систематическое нанесение побоев или иных насильственных действий, причиняющих физические или психические страдания, но не повлекшие последствия, предусмотренных ст.111 и ст.112.

Тут сложный объект: физическая неприкосновенность и здоровье человека. Если здоровье человека, то состав материальный.

Объективная сторона – деяние (систематические побои или иные насильственные действия), последствие (физические или психические страдания или легкий вред здоровью) и причинно-следственная связь между деянием и последствием.

Систематическое нанесение побоев. Речь идет не о неоднократности нанесения ударов, а о совокупности не менее трех эпизодов побоев (3 по 2). То есть потерпевшему наносится систематически не менее 6 ударов. Систематичность – это не менее трех раз. Так трактуется.

Речь идет о нанесении ударов одному потерпевшему одним виновным. Систематичность представляет собой совершение действий, между которыми должен быть хоть какой-то разрыв во времени – на практике, не мене 3 эпизодов в течение года.

Иные насильственные действия носят целенаправленный характер. Они совершаются с целью причинения физических или психических страданий потерпевшему. В этом составе эти страдания обязательно должны носить обязательно длящийся или многократный характер. Родитель в целях воспитания ставит ребенка в угол на горох или в ванне обливает холодной водой. Тут насильственные действия более разнообразны, чем в побоях. А еще легкий вред здоровью.

В случае легкого вреда здоровью ст.115 не применяется, если имело место истязание.

В ст.117 предусмотрено несколько квалифицирующих признаков. Внимание надо обратить на истязание с применением пытки. В ст.105 есть особая жестокость, которая может быть путем пытки, но и не только. А тут только пытка. Определение пытки есть в примечании ст.117, но оно не исчерпывающее. Это определение будет применяться не только к ст.117, но и , например, к ст.105, где убийство с особой жестокостью.

Под пыткой понимаются умышленные действия, сопровождающиеся мучениями и страданиями потерпевшего с целью склонить его к действиям, противоречащим его воле. Эта цель по существу и превращает жестокое обращение и истязание в своеобразный способ причинения физических и психических страданий. Пытка – это способ истязания и цель как субъективный признак.

Таким образом, содержанием этой цели будет склонение лица к даче показаний независимо от того, совершает эти действия общий или специальный субъект, склонение к совершению сделки, склонение к совершению сексуальных действий либо с целью наказания.

С этой группой мы закончили.

Последняя группа преступлений против жизни и здоровья – преступления, ставящие потерпевшего в опасное состояние для жизни и здоровья. Эта группа охватывает составы в ст.119 – 125 УК РФ.

^ СТ.119 – УГРОЗА УБИЙСТВОМ ИЛИ ПРИЧИНЕНИЕМ ТЯЖКОГО ВРЕДА ЗДОРОВЬЯ.

Угрожать убить или причинить тяжкий вред здоровью вовсе не означает желание исполнить такую угрозу. Обещание жениться не означает желание вступления в брак.

Непосредственный объект – право на безопасные условия жизни и здоровья потерпевшего. В некоторых случаях от такого психического воздействия на человека у него могут возникнуть тяжкие последствия. Однако если речь идет о самостоятельном составе ст.119, то такие последствия не могут и не должны наступить в результате такого психического воздействия. Если речь идет об угрозе убить или причинить тяжкий вред здоровью и такие последствия наступают, то тогда мы квалифицируем по ст.105 или ст.111, а не по ст.119.

Деяние выражается в психическом насилии. Содержанием угрозы является либо убийство, либо причинение тяжкого вреда здоровью. Угроза – это психическое воздействие потерпевшего с целью изменения его поведения в интересах угрожающего лица. Это психическое насилие направлено на должное поведение потерпевшего, а не на причинение смерти.

В ст.119 говорится о том, что ответственность возникает в том случае, если есть основания опасаться осуществления такой угрозы. Это означает, что основание опасаться осуществления нужно искать в объективных признаках, характеризующих это психическое воздействие и с признаками субъективного восприятия потерпевшим этого психического воздействия со стороны виновного.

Угроза по смыслу ст.119 должна характеризоваться двумя условиями: угроза должна быть наличной (объективироваться) в словах («Я тебя породил, я тебя и убью!»), но тогда должно иметь место предшествовавшего негативного поведения виновного, о котором потерпевший знал. Если мальчик маленький подбежит к борцу с криками «Я тебя убью!», то это не угроза убийства. А если зек отсидевший подбегает к мальчику с криками «Я тебя убью!», то это угроза убийства. Такая угроза также может объективироваться в поступках. Речь идет как бы о способе, в котором выражается угроза. Например, путем демонстрации оружия или предмета, используемого в качестве оружия. А еще способ может выражаться не только в демонстрации предметов, которые несут в себе объективные признаки цели угрозы, но и в демонстрации причинения вреда, который является целью угрозы. Угроза должна быть действенной, реальной, а не мнимой. Она должна однозначно осознаваться потерпевшим и виновным одновременно. Иногда, «виновный» делает что-то в шутку, а «потерпевший» все всерьез воспринимает.

Состав формальный. Преступление окончено с момента совершения действий, которые объективируют угрозы. С момента восприятия потерпевшим. Если потерпевший не воспринял визуально или не услышал и т.д., то это не угроза убийством.

Угроза причинения среднего вреда здоровью или легкого вреда здоровью не наказывается.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровья может выступать также в качестве способа совершения других преступлений. Например, изнасилование путем угрозы убийством, вымогательство с угрозой убийства.

Угрозы убийством нужно отличать от угрозы лишить жизни другого человека как первоначальных действий по реализации умысла на лишение жизни. Тогда это будет покушением на убийство. Мы должны тогда доказать, что был умысел на убийство, и не было умысла на угрозу убийством.

Форма вины – прямой умысел.

Виновный осознает, что его действия направлены на устрашение потерпевшего. В содержании умысла отсутствует желание исполнить угрозу.

У прямого умысла в ст.119 есть два аспекта. Первый аспект называют в теории позитивным. Он выражается в осознании опасности действий, способных устрашить и запугать потерпевшего. Второй аспект называют негативным. Он выражается в отсутствии желания исполнить угрозу убийства или причинения тяжкого вреда здоровью.

Но не все так гладко. Обвиняемый может скрывать свой умысел на убийство и говорить, что хотел лишь припугнуть. Тогда нужно смотреть на предшествовавшее поведение, обстановка, когда совершается угроза, мотивы.

^ СТ.120 – ПРИНУЖДЕНИЕ К ИЗЪЯТИЮ ОРГАНОВ ИЛИ ТКАНЕЙ ЧЕЛОВЕКА ДЛЯ ТРАНСПЛАНТАЦИИ.

Речь идет о недобровольном донорстве. Под трансплантацией органа или ткани человека понимается изъятие у донора органа или ткани с целью последующей пересадки их реципиенту. Не обязательно с целью продажи. Если речь идет о принудительном изъятии органа для продажи, то тут можно в зависимости от органа сказать, что тут посягательство на убийство или на тяжкий вред здоровью.

Преступление направлено на то, чтобы нарушить право человека на здоровье. Есть орган – здоров. Нет органа – болен.

Принуждение может быть и физическим, и психическим. От физического принуждения могут быть определенные последствия, несмотря на то, что состав формальный. Хотя такое изъятие органов может привести к вреду здоровью.

Поскольку трансплантация является легальной медицинской операцией. Нужно искать в законе о трансплантации совокупность условий, которые позволяют отграничить правомерную трансплантацию от неправомерной.

Условия правомерности трансплантации:

  1. изъятие органов или тканей человека только в целях трансплантации не может быть предметом договора купли-продажи.

  2. она может быть и от трупа.

  3. она применяется только в случае, если иные медицинские меры не могут гарантировать сохранение жизни больного, либо о сохранении его здоровья. Речь идет не о доноре, а о реципиенте.

  4. у живого донора изъятие органа или ткани возможно, если его здоровью по заключению консилиума специалистов не будет причинен значительный ущерб здоровью.

  5. изъятие органа допускается только с письменного согласия живого донора, выраженного в свободной форме и, как правило, с согласия реципиента.

  6. не допускается изъятие органа у донора, не достигшего 18 лет, за исключением случаев, когда речь идет о пересадке костного мозга.

  7. не допускается изъятие органа у недееспособных, признанных таковым законом.

  8. не допускается изъятие у больных СПИДом либо иным венерическим заболеванием.

  9. не допускается изъятие у донора, который находится в служебной или иной зависимости от реципиента.

Склонение может быть направлено на самого донора, а может быть и опосредованно (родственникам).

Дополнительной квалификации в случае причинения вреда здоровью не требуется.

Когда речь идет о психическом принуждении, то оно может быть любым.

Не образует психического принуждения обман.

Окончилось преступление с момента принуждения.

Два квалифицирующих признака: либо в отношении лица, находящегося в беспомощном состоянии, либо в отношении лица, находящегося в материальной или иной зависимости.

Материальная зависимость – нахождение на иждивении. Иная зависимость – служебная зависимость, брачная зависимость.

Изъятие органа – это причинение вреда здоровью и нужна дополнительная квалификация.

^ ЗАРАЖЕНИЕ ВЕНЕРИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНЬЮ – СТ.121.

Только если лицо знало о наличии у него такого заболевания.

Состав будет только в том случае, если наступило последствие в виде заражения венерической болезнью. Если не заразился, то и ответственности нет. Второй вывод состоит в том, что субъектом ответственности является лицо, которое является источником венерической болезнью.

С учетом того, что в ст.122 говорится о другом самостоятельном составе (заражение ВИЧ-инфекцией), к уголовной ответственности лицо-носитель болезни привлекается независимо от того, знал или не знал потерпевший о контакте с носителем венерического заболевания, и независимо от его согласия вступать в такие контакты.

У этого преступления своеобразный предмет. Речь идет о венерической болезни. С точки зрения медицины количество этих болезней разнообразно, но, как правило, речь идет о трех самых распространенных болезнях: сифилис, гонорея, мягкий шампор.

Нужна медицинская экспертиза, чтобы установить наличие заболевания у потерпевшего и виновного, и что эти болезни связаны между собой причинно.

Деяние чаще всего выражается в активных действиях. Наиболее распространенный вид действия – секс. Заражение, однако, может состоять и путем иных действий и даже бездействия. Лицо создает угрозу для заражения других лиц в процессе бытовых отношений, например, и потом происходит заражение (посуда, предметы гигиены).

Субъект – это лицо, достигшее 16 лет, которое знает о том, что страдает венерической болезнью. При этом эти знания, которые являются не предположением, а конкретным фактом, который осознается таким больным, могут конкретизироваться в том, что такое лицо может находиться на медицинском учете, либо когда не находится на учете, а просто узнал о болезни из диагноза врача.

Вина в двух формах. Лицо может действовать умышленно. Осознает, что является больным, предвидит, что в результате контакта он может заразить другое лицо, и желает наступления такого последствия, либо не желает, но сознательно допускает либо относится к нему безразлично. Лицо может действовать и неосторожно, но нужно подчеркнуть здесь, что поскольку лицо знает о болезни, то, стало быть, нельзя совершить это преступление по небрежности, потому что тогда бы он не знал и не предвидел. А вот по легкомыслию можно заразить. Осознает болезнь, предвидит передачу болезни потерпевшему, но легкомысленно рассчитывает, что такое инфицирование не произойдет.

Не имеет значения, на чем строится расчет виновного лица. Ни применение контрацептивов, ни другие средства предотвращения заражения значения не имеют при квалификации действий по ст.121.

Мотивы и цели лежат за пределами состава. Несмотря на то, что преступление может быть совершено с прямым умыслом, то, казалось бы, предполагается, что лицо преследует специальную цель – передать заболевание. Но в данном случае данная цель не является предметом доказывания, поскольку не входит в субъективную сторону состава. А мотивы, как правило, сексуальные, но и они не требуют доказывания.

В части 2-ой ст.121-ой предусмотрено два квалифицирующих признака (мы их сейчас рассмотрим, и к ним не будем обращаться при рассмотрении ст.122): заражение венерической болезнью двух и более лиц; заражение заведомо несовершеннолетнего.

По поводу первого признака необходимо иметь в виду, что тут необходимо установить не менее двух потерпевших. Поскольку деяние может быть и активным, и пассивным, эти два последствия могут образовывать реальную и идеальную совокупность. Два потерпевших предполагают, что последовательно совершаются два последовательных действия сексуального характера. Не имеет значения, какой промежуток времени разделяет первый контакт от второго контакта. А если заражение произошло в результате группового секса? Речь идет тут тоже о реальной совокупности. А когда речь идет о бездействии и невыполнение соответствующих правил предосторожности связано с бытовой деятельностью, то в таком случае может быть и идеальная совокупность. Для квалификации это не имеет значения, чтобы вменить «двух и более лиц».

При этом возникает вопрос: должен ли быть общий умысел на заражение двух потерпевших? До 2007 года практика исходила из того, что для того, чтобы вменить «двух и более лиц», нужно было установить общий умысел на причинение вреда двух и более потерпевшим. Но с 2004 года изменения в ст.17 («если такая совокупность не предусмотрена составами особенной части»), Пленум дополнил свое постановление, что умысел общий устанавливать не надо. Он может быть и общим, он может формироваться последовательно. Без разницы.

Второй квалифицирующий признак – заражение заведомо несовершеннолетнего. Потерпевший тут – лицо младше 18 лет. Причем минимальная планка несовершеннолетнего в 14 лет в данном случае не учитывается. То есть тут потерпевшим может быть и меньше 14 лет. Главное, чтобы не больше 18.

Тут нужно установить, что виновный осознавал факт несовершеннолетия потерпевшего, то есть знал, что лицо, с которым он вступает в контакт, не достигло 18 лет.

При установлении лишь сознательного допущения виновного о том, что потерпевший младше 18 лет квалифицирующий признак такой вменить нельзя. Но вроде бы в феврале 12 года слово «заведомо» убрали из ст.121 и 122. А значит теперь лицо «знало или сознательно допускало». Теперь стал возможен косвенный умысел.

^ ЗАРАЖЕНИЕ ВИЧ-ИНФЕКЦИЕЙ – СТ.122.

Ч.1 ст.122 (ОБРАТИ ВНИМАНИЕ) предусматривает ответственность не заражение ВИЧ-инфекцией, а за поставление лица в опасность заражение. В этом первое отличие ст.121 от ст.122.

Исходя из того, что признак «заведомое поставление в опасность» является конститутивным и не привязан к потерпевшему, а привязан к самому действию, можно говорить, что это преступление по ч.1 ст.122 совершается с ПРЯМЫМ УМЫСЛОМ.

Деяние выражается в заражении. Деяние может быть совершено в тех же способах (причем способы не являются конститутивными признаками), что и ст.121. Но в отличие от ст.121, в ст.122 могут быть и другие способы, и они обусловлены спецификой самого предмета преступления, а именно ВИЧ-инфекцией, которая может передаваться также посредством взаимодействия ВИЧ-инфицированного с кровью.

Вот допустим чуваку надо кровь перелить, и только один подходит как донор, но он ВИЧ-инфицированный. Так вот чтобы не сесть, нужно отказаться от передачи крови.

В ст.122 субъектом может быть и наркоман, который сам не страдает заболеванием СПИД, но использует шприц для внутривенного введения наркотика, зная о том, что им пользовался знакомый-носитель ВИЧа. Причем он его использует не только для себя (тут состава нет), но и для товарища. Вот тут наркоман сознает угрозу заражения товарища. То есть тут субъект может быть и не ВИЧ-инфицированным.

А еще есть вертикальный способ передачи ВИЧ. Он касается трагического события. Это когда ВИЧ передается от матери к ребенку. Такая передача может происходить внутриутробно (то есть женщина сохраняет беременность с целью родить ребенка, зная о том, что она носитель), либо в процессе родов (через кровь), либо посредством кормления грудью. Но в таком случае для вменения этого состава от роженицы и родильницы требуется, чтобы ребенок родился либо УЖЕ инфицированным, либо непосредственно сразу ПОСЛЕ родов. Если роды были неблагополучными и ребенок родился мертвым, то ст.122 нельзя вменять, потому что плод охраняется после того, как состоялись благополучные роды.

В отличие от 121-ой, в ст.122 ч.1 не требуется наступления последствия. То есть это состав поставления в опасность. Если заражение произошло, то тогда уже ч.2 ст.122. Ч.1 ст.122 – это формальный состав.

В ч.2 ст.122 содержится состав практически сходный с составом ч.1 ст.121, за исключением двух особенностей. Во-первых, речь идет об ином предмете (о ВИЧ, а не о венерическом заболевании), а во-вторых, речь идет о субъекте, который знает о наличии у него именно этого заболевания (ВИЧ).

Способы заражения – те же. Но внимание обратить надо на то, что речь идет о ВИЧ-инфекции и о заболевании СПИД. Инфекция приводит к заболеванию. Для того, чтобы состав был окончен, судмедэксперт должен установить факт инфицирования ВИЧ, а не факт заболевания СПИДом.

Последствие в виде инфицирования наступает – ч.2 ст.122, а если не наступает, то ч.1 ст.122. Субъективная сторона – две формы вины, как и в ч.1 ст.121. А в ч.1 ст.122 – только одна форма вины. Осознает, предвидит, желает, сознательно допускает, либо осознает, предвидит, расчет на предотвращение. Небрежности нет. Поскольку два умысла и легкомыслие.

Ч.4 – самостоятельный состав. Заражение ВИЧ вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей. Особенность заключается, во-первых, в субъекте, а во-вторых, в форме вины.

Поскольку речь идет о невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, то деяние может быть бездействием и действием соответственно. Действия по недопущению заражения являются обязанностью субъекта преступления (врачи, медсестры, работник пункта переливания крови).

В ст.122 предусмотрено примечание, где написаны основания для освобождения лица-носителя ВИЧ от уголовной ответственности в том случае, если оно заранее предупредила о возможности инфицирования потерпевшего, а последний добровольно соглашается на совершение опасных действий с инфицированным, которые могут привести как к созданию опасности заражения, так и к самому факту заражения (т.е. ч.1 и ч.2 ст.122).

^ НЕЗАКОННОЕ ПРОИЗВОДСТВО АБОРТА – СТ.123.

Ч.3 содержит квалифицированный состав – если такой аборт повлек по неосторожности смерть или тяжкий вред здоровью потерпевшего.

Аборт с точки зрения медицины – это операция по искусственному прерыванию беременности. Аборты бывают двух видов: легальный и нелегальный. При этом нелегальный аборт при наличии признаков ст.123 становится криминальным. Нелегальный аборт не во всех случаях приводит к вменению ст.123, а только в тех случаях, когда наличествуют признаки ст.123.

Легальный аборт – такая операция, которая осуществляется в соответствующих стационарных медицинских учреждениях врачами, имеющими высшую медицинскую квалификацию (врач-гинеколог или врач-акушер), и эта операция происходит в течение временного отрезка времени, который выражается в сроке беременности. Еще нужно подчеркнуть, что легальный аборт осуществляется только по желанию и согласию потерпевшего. Обычный срок – до 12 недель. По социальным показателям – до 22 недель. По медицинским показателям – независимо от срока беременности.

По медицинским показателя производится операция в том случае, если сохранение беременности может привести к опасным последствиям для роженицы.

По социальным показателям ответ нужно находить в подзаконных актах: Пост. Прав. От 11.08.2003 N485. Если женщину лишили родительских прав или ограничили ее в них. Если беременность стала следствием изнасилования. Если пребывание женщины в качестве осужденной к лишению свободы в местах лишения свободы. Если Инвалидность первой или второй группы у мужа потерпевшей, либо смерть мужа во время беременности жены. Это все социальные показатели.

Для того, чтобы осуществить аборт по социальным показателям, нужно заключение комиссии, в которую входит вроде бы как главврач, и еще юрист.

Нелегальный аборт признается в том случае, если нарушаются вышеперечисленные условия: или срок беременности, или когда речь идет о 22 неделях (отсутствие социальных показателей).

Для того, чтобы вменить ст.123, требуется, чтобы эту операцию (независимо от тех условий, которые позволяют признать эту операцию легальной или нелегальной) требуется, что она осуществлялась лицом, не имеющим высшую медицинскую квалификацию. Именно характеристика субъекта этого состава послужила выделению этого состава в отдельный. Субъектом ответственности может быть любое лицо, кроме самой потерпевшей (самоаборт не наказывается), который не имеет медицинского высшего образования (не акушер и не гинеколог), который имеет медицинское образование, но не высшее, и который имеет высшее образование, но не медицинское и не акушерско-гинекологическое.

По ч.1 ст.123 есть последствия – преждевременное изгнание плода из организма матери. Способы – любые. В практике встал вопрос: как оценивать действия в том случае, если в результате совершения искусственной операции на свет появился живорожденный ребенок. Здесь нет аборта, а есть преждевременные роды. Если ребенку жизнь сохраняют, то лицо-производитель операции будет отвечать только по ст.123. Но если состав ст.123 – это материальный состав и последствия в виде изгнание плода преждевременно, то тогда изгнания как такового не было, а было рождение. Тут возникает дискуссия. Она завязана на сроках. Правы те, которые вменяют ст.123. А если новорожденный умертвляется, то действия лица должны квалифицироваться по совокупности – ст.123 и убийство малолетнего по ч.2 ст.105.

Одним из условий правомерного аборта является согласие женщины на такую операцию. Отсутствие согласия свидетельствует об отсутствии умысла на совершение аборта. Тогда мы оцениваем такие действия, исходя из объективной стороны. Иногда такие действия образуют умышленное причинение тяжкого вреда здоровья.

Субъективная сторона по ч.1 ст.123 выражается в форме прямого умысла. Лицо не только осознает, но и предвидит и желает.

В ч.3 ст.123 говорится о том, что если наступила смерть или тяжкий вред здоровью, то здесь появляется второе последствие. Первое последствие – прерывание беременности, а второе последствие – смерть или тяжкий вред. Тут две формы вины, хотя в целом преступление умышленное.

На практике встает вопрос по поводу того, как квалифицировать действия при нелегальном аборте (НЕ КРИМИНАЛЬНОМ, А НЕЛЕГАЛЬНОМ). Здесь, с учетом признаков разных, квалификация может быть различной. Если эту операцию производит врач-гинеколог (то есть образование и профиль соответствующий) в больнице, но в результате допущенной небрежности баба скончалась. Тогда ч.2 ст.109. Если смерть не наступает, а наступают другие тяжкие последствия (в виде разных вредов здоровью), то в случае, если врач осуществляет такую деятельность правомерно, но ненадлежащим образом, то ответственность может определяться по ст.238 (из главы преступления против здоровья населения). Возможна квалификация по ст.235 (за незаконное врачевание). Ч.1 ст.235 – материальный состав, там должно быть последствие в виде вреда здоровью. А в ч.2 – последствие в виде смерти. Когда вменяем ст.235? Тогда, когда аборт нелегальный, не имея соответствующей лицензии на осуществление медицинской практики. То есть тут может быть субъектом не любое лицо, но может быть и лицо, имеющее высшую квалификацию по нужному профилю, но не имеющее лицензию на осуществление этой деятельности как предпринимательской.

А может быть квалификация и по ст.290 (получение взятки). Например, врач (который удовлетворяет всем требованиям) принимал в роддом на оказание услуг по аборту женщин, которые не имеют направления из женской консультации. За такие действия он принимает материальные знаки благодарности и выписывает им больничные листы.

^ НЕОКАЗАНИЕ ПОМОЩИ БОЛЬНОМУ – СТ.124.

В статье говорится о неоказании помощи без уважительных причин лицом, на которого наложены обязанности по оказанию такой помощи.

Первый момент связан с характеристикой деяния, которое выражается в бездействии (отказ от оказания помощи). В самой диспозиции ст.124 о медицинской помощи не сказано. Поэтому для установления признаков понятия деяния «неоказания медицинской помощи». Тут речь идет об оказании неотложной или скорой помощи. Помощь, в которой отказывается потерпевшему, может предполагать такие действия, как отказ в госпитализации, отказ в медицинском осмотре, отказ выписывания соответствующего лекарства, отказ в постановке диагноза.

Деяние сформулировано таким образом, что можно говорить о бланкетной диспозиции. Отказ должен быть именно от медицинской помощи, а не от какой-либо иной.

Речь идет об отказе в помощи тому, кто еще не стал пациентом (т.е. тем, кто уже принят учреждением для оказания помощи). Если пациенту отказывают в чем-то, то, КАК ПРАВИЛО, ст.124 не вменяют. Иногда вменяют, но когда наличествуют дополнительные обстоятельства.

Деяние, которое выражается в бездействии, может внешне носить активный характер (прямой отказ), а может и отказываться пассивно (молчать и не вякать).

Криминальным неоказание помощи будет тогда, когда она не оказывается без уважительных причин.

К уважительным причинам относятся неоказание помощи в случае непреодолимой силы, в состоянии крайней необходимости, тяжелое заболевание обязанного субъекта, при отсутствии медицинских препаратов или инструментов, либо незнание соответствующим лицом как их использовать и применять (тогда нужно установить, что у этого лица не было возможности сообщить о необходимости оказания такой помощи: если возможность была, то тогда причина будет неуважительной).

Для привлечения ответственности по ч.1 ст.124 – нужен средний вред здоровью. Если тяжкий вред или смерть, то ч.2 ст.124. Если легкий вред здоровью, то состава нет.

Субъект тут специальный – лицо, на которое возложена обязанность по оказанию медицинской помощи, которое имеет высшее или среднее медицинское образование. А еще есть в больницах младший медицинский персонал (без образования вообще), тогда ст.124 нет, но может быть ст.125 (оставления опасности).

Есть еще специальные правила. Например для полицейских существует обязанность об оказании помощи либо обязанность сообщить о необходимости оказания помощи.

Вина в ч.1 и ч.2 ст.124 – неосторожность в двух видах. Умысел исключает ответственность по ст.124 и предполагает, что мы можем применить к такому доктору ст.105 или другие.

ОСТАВЛЕНИЕ В ОПАСНОСТИ – ст.125.

Это описательная диспозиция. Ответственность наступает при наличии 5-ти обязательных условий. 4-ре из них – это объективные, а 5-ое – субъективное.

Первые два условия, которые должны быть на момент, когда виновный оставляет в опасности потерпевшего:

  1. потерпевший находится в опасном для жизни или здоровья состоянии. Почему он в таком состоянии оказался – не важно.

  2. потерпевший лишен возможности принять меры к самосохранению в силу малолетства (до 14 лет), престарелого возраста (от 60 лет – доктринально только так думают!), либо в силу собственной беспомощности (пьяный в жопу).

Третье условие: виновный имел возможность оказать помощь без опасения за свою жизнь или здоровья (смерть или тяжкий вред если не угрожают - ???)

Четвертое условие: лицо имело возможность, и было обязано ее оказать. Имел реальную (?)возможность – значит отсутствие реальной (?) опасности для себя. Было обязано – вытекает из закона (ПДД, например: водитель должен оказать помощь пострадавшему), из профессии (пожарники, менты), из семейных отношений, из трудовых или гражданско-правовых отношений (договор поручения – функции няньки, или работает проводником экскурсионных групп, которые отправляются в лес или горы), из предшествующего поведения (да короче тот же водитель).

Пятое условие (субъективное) – виновный должен осознавать четыре условия.

Состав формальный. Если наступила смерть или тяжкий вред из-за ст.125, то надо ли вменять еще ст.109 или другие, например? В ст.125 умысел направлен на оставление в опасности (на неоказание помощи), а в ст.105 умысел направлен на лишение жизни человека путем неоказания помощи, а в ст.109 лицо допускает небрежность. Различие по направленности умысла. Например, мать подбрасывает ребенка другому.

Ст.125 – умышленный.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Лекция Учебник Уголовное право России. Особенная часть. Спб, 2010 iconМосковская государственная юридическая академия уголовное право российской...
Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учеб для студентов вузов обучающихся по спец. "Юриспруденция" / Под. Ред....
Лекция Учебник Уголовное право России. Особенная часть. Спб, 2010 iconВопросы для подготовки к экзамену по дисциплине «Уголовное право. Особенная часть»
Понятие системы Особенной части и принципы систематизации уголовно-правовых норм
Лекция Учебник Уголовное право России. Особенная часть. Спб, 2010 icon«Хозяйственное право» (особенная часть)
Задание для практических занятий по курсу «Хозяйственное право» (особенная часть) для студентов дневной формы обучения специальности...
Лекция Учебник Уголовное право России. Особенная часть. Спб, 2010 iconКонтрольная работа уголовное право. Особенная часть. Для студентов...
Анализ казусов осуществляется согласно указаниям, изложенным в разделе «Общие методические рекомендации»
Лекция Учебник Уголовное право России. Особенная часть. Спб, 2010 iconУчебно-методический комплекс по дисциплине «Уголовное право»
Место дисциплины в структуре ооп бакалавриата. Дисциплина «Уголовное право» входит в базовую часть профессионального цикла дисциплин...
Лекция Учебник Уголовное право России. Особенная часть. Спб, 2010 iconОбщие методические указания по общей части курса "уголовное право украины"
Учебно-методические материалы по дисциплине «Уголовное право» (Общая часть) для студентов специальности 060101 “Правоведение” дневной...
Лекция Учебник Уголовное право России. Особенная часть. Спб, 2010 iconУголовное право россии
Уголовное право является одной из основных отраслей российского права. Предмет этой отрасли охватывает собой совокупность разнообразных...
Лекция Учебник Уголовное право России. Особенная часть. Спб, 2010 iconВведение в курс. 4 Кпзс 4 Общая часть. 4 Особенная часть. 4 Конст...
Оф название гос-ва – Соединенное королевство Великобритании и Северной Ирландии. 8
Лекция Учебник Уголовное право России. Особенная часть. Спб, 2010 iconЛукашук И. И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов...
Автор и соавтор девяти учебников, а также около 400 научных работ. Член делегации на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН и на межгосударственных...
Лекция Учебник Уголовное право России. Особенная часть. Спб, 2010 iconСборник задач по уп: Особенная часть учебно-метод. Пособие под. Ред....
О судебной практике по делам об убийстве(ст 139 ук) постановление пленума Верховного Суда рб 17. 12. 2002 №9
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница