Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва


НазваниеУчебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва
страница5/25
Дата публикации29.05.2013
Размер5 Mb.
ТипУчебное пособие
userdocs.ru > Психология > Учебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25
2.3. Родительская любовь как психологический феномен6[6]

Родители являются первой социальной средой развития ребен­ка, которая обеспечивает удовлетворение практически всех его по­требностей, в том числе потребности в любви и привязанности, в бе­зопасности и защите.

Потребность в родительской любви — одна из наиболее сильных и длительных потребностей человека, в ней нуждается ребенок лю­бого возраста. Родительская любовь обеспечивает наличие чувства безопасности у ребенка, поддерживает благоприятное состояние эмо­ционально-чувственного мира, учит любви, нравственному поведе­нию и в целом выступает как источник жизненного опыта, необхо­димого растущему ребенку как потенциальному родителю.

А. Лоуэн (1998) отмечает, что недостаток любви в ранние годы жизни влечет за собой эмоциональное недоразвитие человека. Лич­ность, сформировавшуюся в результате депривации родительской любви, характеризует чувство внутренней пустоты; страстное стрем­ление к контакту и близости; ей присуща потребность в том, чтобы о ней заботились, которая ставит человека в зависимость. Такие люди личностно незрелы. Их отношения с другими обусловлены отсутстви­ем внутренних ресурсов.

Родитель, как правило, испытывает потребность «отдать» любовь ребенку. Переживая любовь к своему ребенку, родитель стремится стать для него опорой и, как следствие, ощущает собственную значимость и внутреннюю силу. При невозможности удовлетворить потреб­ность в получении и реализации родительской любви человек стра­дает сам, а вместе с ним и окружающие. Именно поэтому поведение родителей должно быть направлено на создание у ребенка уверенно­сти в том, что его любят.

Родительскую любовь можно представить как творчество, она индивидуальна. Никто не сможет сделать точный и окончательный вывод о том, какова будет любовь конкретного родителя. Родительс­кая любовь сложна, изменчива и противоречива. В ней нет абсолют­ной нормы, как нет и нормы-идеала любящего родителя. Любящие родители могут совершать ошибки, сомневаться в своих чувствах к ребенку, наказывать его, а не только заботиться, приносить радость, удовлетворять все потребности ребенка.

А. С. Спиваковская (2000) определяет родительскую любовь как источник и гарантию эмоционального благополучия, поддержки те­лесного и душевного здоровья.

По мнению В. А. Сухомлинского (1988), родительская любовь есть могущественная сила воспитания, это способность чувствовать сер­дцем тончайшие духовные потребности человека, которая передает­ся от отца и матери ребенку без каких-либо слов и объяснений, передается примером.

Близким к понятию «родительская любовь» является термин «ча­долюбие» (Л. Б. Шнейдер, 2000), который определяется как результат усвоения человеком положительного отношения к детям; условно-реф­лекторная реакция, привитая индивиду путем социальной трениров­ки. Бережное отношение к детям — элементарная норма, воплощен­ная во взаимном уважении в семье, в заботе о воспитании детей.

М. Монтень (1992), размышляя о природе родительской любви, утверждает, что «если существует действительно какой-либо есте­ственный закон, то есть некое исконное всеобщее влечение, свой­ственное и животным, и людям (что далеко, впрочем, не бесспорно), то, по-моему, на следующем месте после присущего всем животным стремления оберегать себя и избегать всего вредоносного стоит лю­бовь родителей к своему потомству. И так как природа как бы пред­писала ее нам с целью содействовать дальнейшему плодотворному развитию вселенной, то нет ничего удивительного в том, что обрат­ная любовь детей к родителям не столь сильна».

Аристотель (1992) считает, что человек, делающий кому-либо доб­ро, любит его сильнее, чем сам им любим; и заимодавец любит своего должника больше, чем тот его, совершенно так же, как всякий мас­тер больше любит свое творение, чем любило бы его это творение, обладай оно способностью чувствовать. В этом случае в родительс­кой любви выделяется элемент пристрастности к объекту любви, ко­торый пассивен.

Родительская любовь, как всякий динамический процесс, об­ладает способностью к развитию, которое, согласно Е. И. Исаеву и В. И. Слободчикову (2000), включает три самостоятельных процес­са, становление, формирование и преобразование.

Становление — созревание и рост родительской любви, переход от одного состояния к другому. Это единство уже осуществленного и потенциально возможного.

Формирование — оформление, обретение формы и совершенство­вание родительской любви. Это процесс ее изменения в ходе взаимо­действия родителя с реальной действительностью (с ребенком), по­явление физических и социально-психологических новообразований и стереотипов в структуре родительской любви.

Преобразование — саморазвитие, смена основного направления ро­дительской любви. Преображение — кардинальное преодоление сло­жившегося режима родительской любви в соответствии с иерархией ценностей и смысла бытия родителя, акт творчества и импровизации.

Родительская любовь, ее динамика имеет свое объективное про­явление. Под проявлением понимается совершение, обнаружение ка­ких-либо качеств и свойств.

Одним из таких проявлений является сила родительской любви. Существует точка зрения о том, что сила родительской любви про­порциональна беспомощности потомства. Чем сложнее организация животного, тем дольше длится период зависимости потомства от ро­дителей и тем сильнее потребность родителей опекать и кормить мла­денца — это прямое свидетельство родительской любви (К. Е Изард, 2000; А. Лоуэн, 1998; В. С. Соловьев, 1991).

Одним из характерных признаков продвижения по эволюцион­ной лестнице является то, что физиологическая близость между ма­терью и потомством усиливается. Поэтому можно говорить, что только у высших животных, биологический процесс которых характеризу­ют тесные физические отношения, появляется родительская любовь.

У животных, которые мечут икру, оплодотворяемую в воде, или откладывают оплодотворенные яйца, оставляя их без внимания в зем­ле, отсутствуют признаки родительской любви. Птицы высиживают птенцов, согревая яйца теплом своих тел, кормят и оберегают их, пока потомство не будет готово покинуть гнездо. Детеныши млекопитаю­щих более зависимы от матери, и ее отклик, соответственно, шире (А Лоуэн, 1998).

«Сила любви находится в прямом отношении со степенью типич­ности и значительности происходящего от нее потомства: чем важ­нее потомство, тем сильнее должна быть любовь родителей к своим детям» (Соловьев В. С, 1991, с. 10).

Таким образом, родительская любовь заключает в себе определен­ный смысл для человека. Смысл родительской любви коренится, с од­ной стороны, в типах отношений, существующих между определен­ными фрагментами мира (родитель, ребенок и т. п.), обладающими специфическими функциями и свойствами, а с другой стороны, — в субъекте, который сам испытывает потребность в таких взаимоотно­шениях с миром. Это отношение аффективно-интеллектуальное, от­ношение между тем, что человек делает, и определенной формой осоз­нанной или неосознанной потребности, намерения, цели или чувства.

Смысл родительской любви представляет собой совокупность всех психологических актов, возникающих в сознании человека благода­ря любви. Значение родительской любви для человека есть только одна из зон того смысла, который она приобретает в контексте ка­кой-либо жизненной ситуации или события.

Рассматривая родительскую любовь как феномен, обладающий определенным смыслом, можно отметить две основные ее характе­ристики (Д. А. Леонтьев, 1999):

1. Контекстуальность — она проявляется и развивается в опреде­ленном социальном контексте (ситуации детско-родительских отно­шений), с одной стороны, влияет на эту ситуацию, с другой стороны, сама подвержена изменениям и трансформациям в ней.

2. Интенциональность — целевая направленность родительской любви, то есть родительская любовь имеет свое направление движе­ния — направление на ребенка.

Согласно В. В. Налимову (1989), смыслы делают нас активными, психологически здоровыми, но если они не обновляются в соответ­ствии с меняющейся ситуацией, то могут играть негативную роль — угнетать, подавлять, догматизировать человека. Исходя из этого, ро­дительская любовь будет играть положительную роль в том случае, если она предполагает творчество, импровизацию, соответствующую меняющимся условиям детско-родительских отношений В против­ном случае она станет источником конфликтности в отношениях.

Родственный отбор (процесс передачи специфических призна­ков индивида через его гены и гены его родственников будущим по­колениям) оказал непосредственное влияние на возникновение и эволюцию альтруистического поведения человека. Альтруистическое поведение обусловлено способностью к эмпатии. Важно, что суще-

ственной частью эмпатии является эмоциональное переживание люб­ви (К. Е. Изард, 2000; Хоффман, 1981).

Проведенный анализ позволяет выделить биологические и соци­альные детерминанты родительской любви, обеспечивающие ее раз­витие и проявление.

/. ^ Биологические детерминанты развития и проявления родительс­кой любви. В природе существуют биологические законы (инстинкты сохранения и продолжения рода, половой инстинкт), которые зас­тавляют человека иметь детей и способствуют развитию и проявле­нию родительской любви. В рамках этологического подхода родитель­ская любовь рассматривается как врожденный биопсихический ме­ханизм, объединяющий человека с большинством видов животных (Дж. Боулби, 1991, К.Лоренц, 1986). К биологическим детерминан­там развития и проявления родительской любви относятся родитель­ский инстинкт, физиологическая взаимосвязь между родителями и ребенком.

^ Родительский инстинкт представляет собой совокупность слож­ных врожденных реакций, предопределяющих целесообразное пове­дение организма во внешней среде. Механизм инстинкта — безуслов­но-рефлекторный. Инстинкт можно в определенной степени прирав­нять к безусловному рефлексу; эти понятия рядоположны. Таким об­разом, родительскую любовь можно рассматривать как природную особенность родителей, для которых характерен «родительский ин­стинкт», включающий в себя «половой инстинкт», «материнский инстинкт» и «инстинкт отцовства».

«Половой инстинкт» (половое влечение) в живой природе имеет единственную цель — самовоспроизводство и размножение. Самки животных не способны испытывать оргазм. У человека половое вле­чение раздвоилось: с одной стороны, за ним сохраняется целевая реп­родуктивная функция, с другой — половой акт сам по себе, без цели деторождения, стал для женщины и мужчины привлекательным, при­носящим удовольствие. Это привело к тому, что второй аспект стал вытеснять первый: используются противозачаточные средства, при­бегают к прерыванию беременности и добровольной стерилизации (Л. Б. Шнейдер, 2000). Таким образом, половой инстинкт лежит в основе родительской любви, однако его роль в ее развитии и прояв­лении не является доминирующей.

«Материнский инстинкт» является основополагающим и направ­лен на вынашивание потомства и заботу о нем. Он предполагает, что любовь матери заложена в ситуации беременности, вынашивания ребенка, деторождения и кормления грудью.

«Инстинкт отцовства» предполагает, что любовь отца представ­ляет собой комплекс врожденных реакций, предопределяющих его поведение, в частности, защиту и заботу о жене и детях.

^ Физиологическая связь между родителями и ребенком существует изначально, с момента зачатия ребенка, и определяется перинаталь­ным периодом его развития. Между отцом и ребенком она появляет­ся с момента рождения. Впоследствии физиологическая взаимосвязь становится основой для возникновения эмоционально-чувственных отношений между родителями и ребенком.

Другая точка зрения на проблему развития и проявления роди­тельской любви свидетельствует о том, что биологических законов, заставляющих человека иметь и любить детей, не существует.

Иначе, если бы биологический механизм действовал безотказно и постоянно, то каждое зачатие непременно заканчивалось бы сохра­нением беременности, вынашиванием и рождением ребенка. Кроме того, родительская любовь может значительно различаться у разных родителей; существуют случаи открытого террора родителей по от­ношению к своим детям (насилие, избиения, детоубийства); детские дома переполнены детьми-отказниками и т. п. Следовательно, ста­вится под сомнение тот факт, что родительская любовь детермини­рована исключительно биологическими причинами. Таким образом, помимо биологических существуют социальные детерминанты, обус­ловливающие развитие и проявление родительской любви.

^ 2. Социальные детерминанты развития и проявления родительской любви. Л. Б. Шнейдер (2000) считает, что родительский инстинкт — это своего рода преломление инстинкта самосохранения в форме ин­стинкта продолжения рода. Инстинкт продолжения рода социально обусловлен, поскольку человек может выжить только в сообществе и на него сильное влияние оказывают пример родителей, нормы, при­нятые в обществе, в котором он живет. Без инстинкта самосохране­ния невозможно вынашивание, то есть сохранение беременности. Следовательно, можно говорить о взаимодействии инстинктов само­сохранения, отцовства, материнства и продолжения рода.

Человек как социальное существо по своей природе имеет свое­образную форму ориентировки - направленность на психический облик другого человека. Потребность «ориентиров» в эмоциональ­ном настрое или «перцептивных крючков» (М. Р. Битянова, 2001) является необходимой основой эмоционального контакта. Под «пер­цептивными крючками» мы понимаем признаки, с помощью кото­рых в той или иной культуре традиционно транслируются психоло­гические свойства и состояния. При использовании «перцептивных

крючков» совершается двухсторонний эмоциональный контакт, в котором человек чувствует, что сам является предметом заинтере­сованности, что чувства других созвучны его собственным чувствам. А. С. Спиваковская (2000) считает, что потребность в таком созвуч­ном эмоциональном контакте испытывает каждый здоровый чело­век независимо от возраста, образования и ценностных ориентации (А. С. Спиваковская, 2000).

И. С. Кон (1979), ссылаясь на данные психофизиологических исследований, отмечает, что родительские чувства отличаются боль­шой пластичностью. Они гораздо сильнее зависят от воспитания, чем от истинного предрасположения. Так, сила эмоциональной привя­занности матери к ребенку зависит от того, был ли этот ребенок же­ланным или нет, насколько тесным и длительным является контакт с новорожденным. Чем раньше и продолжительнее этот контакт, тем сильнее материнское чувство, когда инстинкт подкрепляется опы­том и привычкой. Это также верно и по отношению к отцам.

К социальным детерминантам развития и проявления родитель­ской любви относятся социокультурное развитие общества и детс­кий опыт человека, приобретенный в процессе взаимодействия со своими родителями.

^ Социокультурное развитие общества. Развитие и проявление ро­дительской любви является результатом «окультуривания» общества и отдельно взятого человека. Социализация как одна из форм «окульту­ривания» - это аккумулирование личностью в процессе жизни и дея­тельности опыта социального развития и поведения, накопленного человечеством и передаваемого через посредство воспитания и обуче­ния, ролевого освоения окружающего мира и общества (В. Г. Крысько, 2001). Культура — система духовных форм обеспечения жизнедеятель­ности и социализации людей. Она охватывает все стороны жизни человека — биологическую (еда, сон, отдых, половой акт, естествен­ные отправления, нужды в чем-либо), производственную (создание средств материального жизнеобеспечения — орудий труда, пищи, одежды, жилища), духовную (язык, речевая деятельность, мировоз­зрение, этическая деятельность), социальную (коммуникация, соци­альные отношения) (В. Г. Крысько, 2001).

Исследования феномена родительской любви в социокультурном аспекте показывают, что законы развития и проявления родительс­кой любви в большей степени социальные, чем биологические. По­требность любить детей по своей сути является социально-психоло­гической и моральной. Потребность «отдавать» родительскую лю­бовь - это индивидуальное сочетание различных установок по отношению к детям вообще, обусловленных историей развития лич­ности (Л. Б. Шнейдер, 2000).

Социокультурные традиции развиваются согласно своим законам и определяют «культурное» содержание родительской любви, обус­ловливающее поведенческие социально приемлемые стереотипы ее проявления. Понятие «родительская любовь» эволюционирует, на­полняясь в каждый исторический период, в разных обществах и куль­турах качественно различным содержанием. Таким образом, социо­культурное содержание в самых существенных чертах находит свое отражение и определяет родительскую любовь, при этом сказывается влияние всего уклада данной общественно-исторической формации.

Каждая культура порождает определенную модель родительской любви, включающую в себя такие элементы: мать, отец, их проявле­ние любви по отношению к ребенку. Эта модель предполагает рас­пределение родительской любви между матерью и отцом, ее выраже­ние социально приемлемыми и одобряемыми способами. Модели родительской любви, используемые различными народами, во мно­гом определяют детско-родительские отношения.

Так, Л. Демоз (2000) выделяет шесть трансформаций по отноше­нию к детству, которые, как мы считаем, могут выступать в качестве моделей родительской любви на различных социокультурных этапах развития общества:

1. ^ Инфатицидный стиль (с древности до IV в. н. э.). Характеризу­ется массовыми детоубийствами и насилием над детьми.

2. Бросающий стиль (IV — XIII вв.). Характеризуется тем, что ре­бенок остается объектом агрессии. Родители стремятся сбыть его с рук в монастырь, кормилице или в чужую семью либо держат угне­тенным в собственном доме.

3. ^ Амбивалентный стиль (XIV — XVII вв.). Характеризуется тем, что ребенок не является отдельной духовной личностью и полноправным членом семьи. Ему дозволено войти в эмоциональную жизнь родите­лей, однако отказано в индивидуальности и самостоятельности. В вос­питании преобладает «лепка» характера, при сопротивлении неподда­ющийся такой «лепке» ребенок подвергается избиениям.

4. ^ Навязчивый стиль (XVIII в.). Характеризуется тем, что ребенок становится ближе к родителям, но его поведение, внутренний мир, мысли, воля и чувства контролируются ими. При этом усиливается конфликт отцов и детей.

5. ^ Социализирующий стиль (XIX в. — середина XX в.). Характери­зуется тем, что ребенок становится объектом воспитания и научения, основные усилия родителей направлены на тренировку воли и под­готовку ребенка к самостоятельной жизни.

^ 6. Помогающий стиль (с середины XX в. по настоящее время). Характеризуется тем, что родители стремятся обеспечить индивиду­альное развитие ребенку; преобладает сочувствие и эмоциональный контакт. Так как предполагается, что ребенок лучше, чем родители, знает, что ему нужно на каждом жизненном этапе.

Таким образом, в ходе социальной эволюции общества эволюци­онирует и культурное содержание родительской любви, определяю­щее стиль детско-родительских отношений, начиная от насилия и детоубийств в древних общностях и заканчивая обеспечением защи­щенности ребенка и его личностной свободы на современном этапе.

^ Детский опыт, приобретаемый человеком в процессе взаимо­действия с собственными родителями. Психоаналитические тео­рии (А. Адлер, 3. Фрейд, К. Хорни, К. Юнг) связывают родитель­ское поведение с детским опытом. Суть в том, что эмоциональное содержание детства родителя оказывает влияние на его отношение к своим детям. Таким образом, в последующей жизни проявляется «драма раннего детства». Критический момент «драмы раннего дет­ства» наступает при возникновении Эдипова комплекса у мальчиков и комплекса Электры у девочек. В этот момент ребенок испытывает противоречивые чувства по отношению к родителям. Переживания ребенка вытесняются из сознания в область бессознательного и про­должают оказывать влияние на поведение и жизнь человека (3. Фрейд, 1989). В последующем, когда человек сам становится родителем, вы­тесненные переживания детства усиливаются, определяя при этом стиль его отношения к ребенку и особенности взаимодействия с ним.

По мнению А. С. Спиваковской (2000), в основе представлений о том, что социальный опыт оказывает значительное воздействие на ро­дительскую любовь, лежит противопоставление мира ребенка враж­дебному миру взрослых. Развиваясь, ребенок демонстрирует реакции, защищающие его от травмирующего родительского воздействия. В их числе можно назвать детские поведенческие реакции: отказ, оппози­ция, имитация, отрицательная имитация, компенсация, гиперкомпен­сация (Р. М. Грановская, 2000; О. В. Кербиков, 1971; В. В. Ковалев, 1985; А. Е. Личко, 1983; И. М. Никольская, 2000), а также подростко­вые поведенческие реакции: стремление быть включенным в группы сверстников, эмансипация, увлечения (хобби-реакции), а также реак­ции демобилизации, пессимизма, отрицательного баланса, дезоргани­зации, эмоционального дисбаланса (А. Г. Амбрумова, 1985).

Впоследствии данные реакции закрепляются, образуя стереоти­пы поведения — стилевые защитные автоматизмы, которые понима­ются как постоянная в течение длительных отрезков времени, индивидуально очерченная у каждого человека система внешних и внут­ренних «психотехнических действий», нацеленных на «снятие» кон­фликта в сфере самосознания для обеспечения позитивного отноше­ния к своему «Я» (В. В. Николаева, 1995, Е. Т. Соколова, 1995).

Стилевые защитные автоматизмы защищают ребенка от угрозы или оборачивают угрозу на его пользу. В процессе индивидуального разви­тия ребенка происходит формирование полноценной системы психо­логической защиты, которое обусловлено внутрисемейными отноше­ниями, поведением родителей, их отношением к ребенку. Данные фак­торы посредством жизненных обобщений аккумулируются в индиви­дуальном опыте ребенка. В дальнейшем, когда ребенок сам становится родителем, индивидуальный жизненный опыт, который присутствует у него как постоянная и непосредственная данность прошлой жизни, проявляющаяся в каждом поступке и действии, определяет отноше­ние к собственному ребенку в настоящем. Способность к родительс­кой любви рассматривается как социальная, формирующаяся в ходе приобщения человека к различным формам любви, которые предлага­ет общество, где он живет (А. С. Спиваковская, 2000).

Следовательно, характер любви, транслируемой родителем, в зна­чительной степени зависит от того, что он мог переживать, наблюдая поведение своих родителей. Детские впечатления человека находят свое проявление тогда, когда он сам становится родителем. Таким образом, родитель, адресуя свою любовь ребенку, учит его любви к собственным детям. В этом проявляется так называемое социальное научение родительской любви посредством демонстрации ее модели родителями. Опыт родительской любви представляет собой то, что человек, будучи ребенком, усвоил, пережил в различных жизненных ситуациях взаимодействия с собственными родителями.

Рассматривая формирование опыта родительской любви в про­цессе взаимодействия ребенка с родителями, отметим, используя позицию Г. П. Предвечного, что он состоит из трех этапов:

1. Превращение внешнего воздействия со стороны родителя в факт сознания ребенка — интериоризация опыта.

2. Сохранение и аккумуляция превращенного внешнего воздействия в сознании ребенка.

3. Превращение опыта родительской любви в действие (в тот мо­мент, когда человек сам становится родителем) — экстериориза-ция опыта.

Таким образом, опыт родительской любви — это итоговая сово­купность фиксированных внешних воздействий родителей, прелом­ленных через призму внутреннего мира ребенка.

А. С. Спиваковская (1986) на основе выделения отношений, со­ставляющих родительскую любовь, таких, как симпатия-антипатия, уважение-пренебрежение, близость-дальность, описывает восемь типов родительской любви.

1. ^ Действенная любовь (симпатия, уважение, близость). Для роди­теля характерно теплое эмоциональное отношение к ребенку, прини­мающее его личность, поведение, а также активное внимание к инте­ресам ребенка, уважение его прав и признание обязанностей, оказа­ние помощи при разумной требовательности. Формула воспитания: «Хочу, чтобы мой ребенок был счастлив, и буду помогать ему в этом».

2. ^ Отстраненная любовь (симпатия, уважение, но большая дистан­ция с ребенком). Для родителя характерна высокая оценка ребенка, его внешнего облика, успехов, способностей. Мягкое общение с ре­бенком сочетается с недостаточным вниманием к его повседневным нуждам, а также с поверхностным знанием душевного мира. Внешнее любование ребенком сочетается с неумением помочь ему в его пробле­мах. Формула воспитания: «Смотрите, какой у меня прекрасный ребе­нок, жаль, что у меня не так много времени для общения с ним».

3. ^ Действенная жалость (симпатия, близость, но отсутствие ува­жения). Для родителя характерно признание действительных, а иног­да и мнимых отклонений в умственном или физическом развитии ре­бенка. В результате родитель приходит к идее об исключительности своего ребенка: «Мой ребенок не такой, как все, он не так хорош». Ро­дитель предоставляет ребенку особые привилегии, излишне опекает, тратит массу времени и усилий на предохранение от вредных влияний. Родитель внимателен к ребенку, его интересы сосредоточены на нем, но он не доверяет ребенку, не верит в его способности и возможности. Формула воспитания: «Хотя мой ребенок недостаточно умен и физи­чески развит, но все равно это мой ребенок и я его люблю».

4. ^ Снисходительное отстранение (симпатия, неуважение, большая межличностная дистанция). Для родителя характерно не вполне осоз­нанное оправдание неблагоприятных черт поведения и личностных свойств ребенка, его беспомощности ссылками на его болезненность, на плохую наследственность и иные причины. Неблагополучие ре­бенка негласно признается его правом. Родитель не вмешивается в дела ребенка, в его контакты со сверстниками и другими людьми, он недостаточно ориентируется в душевном мире ребенка. Формула вос­питания: «Нельзя винить моего ребенка в том, что он недостаточно умен и физически развит».

5. Отвержение (антипатия, неуважение, большая межличностная дистанция). Для родителя характерны попытки сократить общение с

ребенком. Он старается не замечать присутствия ребенка, становит­ся холодно-неприступным при его приближении, совершенно отстра­няется тогда, когда ребенок нуждается в поддержке и помощи. Фор­мула воспитания: «Этот ребенок вызывает у меня неприятные чув­ства и нежелание иметь с ним дело».

6. Презрение (антипатия, неуважение, малая межличностная дис­танция). Для родителя характерно игнорирование всего положитель­ного, что есть в ребенке, его достижений. Родитель переживает свою связь с таким, как ему кажется, неудачным ребенком. Их общение наполнено понуканиями, назиданиями, одергиванием, требователь­ностью. Такой родитель постоянно обращается к различным специа­листам с просьбой «исправить» его ребенка. Формула воспитания: «Я страдаю, мучаюсь от того, что мой ребенок так неразвит, неумен, упрям, труслив и неприятен другим людям».

7. Преследование (антипатия, близость). Характерно присутствие твердой убежденности родителя в том, что его ребенок — закончен­ный мерзавец и негодяй. Во всех поведенческих проявлениях ребен­ка родитель постоянно видит его «злую волю». Родитель пытается строгостью и жестким контролем переломить ребенка, выступает инициатором привлечения общественности к его воспитанию, неред­ко склонен применять излишне строгие меры воздействия. Формула воспитания: «Мой ребенок негодяй, и я докажу это!».

8. Отказ (антипатия, уважение, большая межличностная дистан­ция). Характерно отстранение от проблем ребенка, но родитель как бы издали следит за ним, при этом признает силу, ценность некоторых личностных качеств ребенка. При обострении отношений такой ро­дитель охотно прибегает к помощи общественности, стремится пере­доверить ребенка школе, другим воспитательным учреждениям, обра­щается к врачам. В поведении родителя просматривается неосознан­ный призыв к тому, чтобы его оградили от ребенка, от «этого чудови­ща». Формула воспитания: «Я не хочу иметь дела с этим негодяем».

В процессе развития ребенка под воздействием изменений соци­альной ситуации изменяется и отношение родителя к ребенку, при­обретая при этом черты того или иного типа родительской любви или их сочетания.

В. А. Сухомлинский (1988) выделяет разновидности уродливой родительской любви:

^ Любовь умиления. Это инстинктивная, неразумная любовь. Роди­тель радуется каждому шагу ребенка, не задумываясь, к каким по­следствиям он может привести. Любовь умиления «развращает» душу ребенка, так как он не знает меры своим желаниям. Ребенок

не знает понятий «можно», «нельзя», «надо». В результате он вы­растает капризным, болезненным и эгоистичным.

^ Любовь деспотическая. Родитель постоянно упрекает ребенка, со­здавая при этом невыносимую обстановку. Все это родитель де­лает только потому, что, как он говорит, любит ребенка, желает ему добра, учит жить — чтобы был умнее и уважал родителей. Ро­дитель в этом случае эгоистичен и бескультурен, относится к ре­бенку как к вещи. В результате такой любви у ребенка с малых лет извращается представление о добром начале в человеке, он пере­стает верить в человечность и ожесточается.

^ Любовь как откуп. Родитель обеспечивает все материальные потреб­ности ребенка, выполняя тем самым свой родительский долг. Такая родительская любовь измеряется материальными затратами. При этом ребенка окружает атмосфера духовной пустоты и убожества. Ему становятся недоступны тонкие человеческие чувства, прежде всего ласка, участливость, сострадание, милосердие. В результате ребенок может вырасти эмоционально невежественным человеком. Проведенный теоретический анализ позволяет определить роди­тельскую любовь как явление, сущность которого формируется в про­цессе индивидуального развития родителя, ожидания и воспитания ребенка. Оно основано на родительском инстинкте и человеческой потребности в любви и привязанности (аффилиативной потребнос­ти). Родительская любовь представляет собой процесс «персонализа-ции» (А. В. Петровский, 1984) личности ребенка в личности родите­ля, опосредующий детско-родительские отношения и оказывающий влияние (производящий изменения) как в личности родителя, так и в личности ребенка.

Опираясь на концепцию «персонализации личности» А. В. Пет­ровского (1984), где личность выступает как идеальная представлен-ность в других людях, как ее «инобытие» в них, «продолжение себя в другом», можно сказать, что родитель представляет свою личность, а следовательно, и родительскую любовь в личности ребенка. При этом происходят личностные преобразования родителя и ребенка.

Родительская любовь выступает как субъективно-объективная реальность, субъективная сторона которой дана человеку посредством переживания (как эмоционально-чувственная данность), тогда как объективная сторона выражается в отношениях человека, в его пове­дении и деятельности.

Мы рассматриваем родительскую любовь в качестве «отношения» (В. Н. Мясищев, 1995), представляющего собой избирательную, со­знательную, основанную на опыте психологическую связь родителя с ребенком, выражающуюся в действиях родителя, его реакциях и переживаниях. Это объясняется тем, что, согласно В. Н. Мясищеву, «исследование отношений представляет тот необходимый для пси­хологии подход, в котором объединяются объективное с субъектив­ным, внешнее с внутренним». Отношение человека реализуется или проявляется во внешнем факторе, но вместе с тем оно выражает внут­ренний, «субъективный» мир личности. Личность — субъект отноше­ний так же, как субъект внешней деятельности» (с. 347). Родительс­кая любовь как отношение представляет собой упорядоченную орга­низацию мотивационных, эмоциональных, перцептивных и позна­вательных процессов (Krech D. and Crutchfield R.S., 1948).

Используя теорию отношений В. Н. Мясищева (1995), в родитель­ской любви как в отношении можно выделить следующие уровни развития: условно-рефлекторный, конкретно-эмоциональный, кон­кретно-личностный.

1. ^ Условно-рефлекторный уровень характеризуется тем, что происхо­дит нарастание роли дистантных рецепторов и сосредоточение перво­начальных положительных или отрицательных реакций на непосред­ственные внутренние (преимущественно для матери) и внешние (как для матери, так и для отца) контактные раздражения. На основе этого происходит формирование физиологической взаимосвязи между роди­телями и ребенком. В дальнейшем восприятие ребенка становится опыт­ным источником отношений, в которых определяющим является эмо­циональный компонент; формируются «перцептивные крючки».

2. ^ Конкретно-эмоциональный уровень. Здесь повторные эмоциональ­ные положительные и отрицательные реакции вызываются услов­но. «Интегрируясь речевым аппаратом, они выливаются прежде все­го в отношении любви, привязанности, боязни, торможения, враж­ды» (с. 214). Исходя из этого, родительская любовь представляет со­бой некоторую силу, потенциал, определяющий степень выраженности эмоции, степень напряжения желания или потребности. Здесь роди­тельская любовь является энергетической силой развития как детско-родительских отношений, так и личности ребенка и родителя.

3. ^ Конкретно-личностный уровень. На этом уровне непосредствен­ные внешние, ситуативные, конкретно-эмоциональные мотивы сме­няются внутренними интеллектуально-волевыми. Данный уровень включает позиции родителей, их ценностные ориентации. Здесь ро­дительская любовь начинает регулироваться рациональным началом.

Мы полагаем, что выделенные уровни развития родительской любви находятся в единстве. Условно-рефлекторный уровень высту­пает в качестве базиса родительской любви. Проявление и доминирование других уровней в большей степени определяется ситуацией детско-родительских отношений и развития ребенка, а также возра­стными особенностями родителя и ребенка.

На основе этого можно выделить три составляющие родительс­кой любви:

1. ^ Биологическая составляющая. Включает инстинктивный (био­логический) компонент. Это природный базис, предполагающий на­личие у человека имманентной, биологически обусловленной спо­собности «любить» своего ребенка.

^ 2. Психологическая составляющая включает эмоционально-чув­ственный (эмоциональная сфера сознания родителя) и когнитивный компоненты.

Эмоционально-чувственный компонент (эмоциональная сфера со­знания родителя) — это сфера глубоких личностных, субъективно-психологических переживаний родителя по отношению к ребенку, ко­торые характеризуются удовольствием-неудовольствием, комфортом-дискомфортом, стеничностью-астеничностью; воспоминаниями, предчувствиями родителя по поводу ситуаций взаимодействия с ре­бенком. Эмоционально-чувственный компонент включает: инстин­ктивно-аффективные состояния (переживания, предчувствия); эмо­ции (восторг, радость, страх, гнев и др.); чувства, отличающиеся от­четливостью и осознанностью (наслаждение, симпатия и др.).

Эмоционально-чувственный компонент обеспечивает налажива­ние эмоциональных взаимоотношений с ребенком, а также способов ориентировки в его переживаниях; включает переживание или осоз­наваемое «ощущение родительской любви», процессы, происходящие в нервной, эндокринной, сердечно-сосудистой, дыхательной системах организма, а также поддающиеся наблюдению комплексы эмоций.

Благодаря эмоционально-чувственному компоненту происходит аффективная (эмоциональная) преднастройка к активному контак­ту родителя с ребенком еще до начала взаимодействия с ним (до рож­дения ребенка). Кроме того, у родителей вырабатываются аффектив­ные стереотипы сенсорного контакта с ребенком.

^ Когнитивный компонент (рациональный) психологической состав­ляющей родительской любви предполагает наличие определенных представлений о том, что такое любовь, каковы ее проявления (спо­собы выражения), а также способность контролировать и регулиро­вать проявление родительской любви. Представления о том, что есть родительская любовь, в сознании родителя отражены в когнитивных репрезентациях. Согласно Е. А. Серженко (2002), понятие «репрезен­тация» означает «представлять себе», то есть речь идет о внутренних структурах, формирующихся в процессе жизни человека, в которых представлена сложившаяся картина мира, социума, самого себя. Ког­нитивные структуры - это не копии образцов, а обобщенно-абстрак­тные репрезентации — схемы, включающие не только возможность получения знаний, но и способы их получения.

Таким образом, в когнитивной репрезентации родительской люб­ви заложены возможность, способы ее получения и научения ей.

3. ^ Социальная составляющая включает поведенческий компонент, семейные нормы и правила.

Поведенческий компонент предполагает проявление родительской любви (как субъективного отношения) в реакциях, действиях и по­ступках родителя. При этом родительская любовь обнаруживает свою объективность, индивидуально-психологическое родителя становит­ся социально-психологическим.

Социальная составляющая реализуется во взаимодействии роди­теля и ребенка, семьи и общества в целом. Необходимой составляю­щей взаимодействия родителя и ребенка является общение. Стиль общения родителя и ребенка отражает качественный характер роди­тельской любви.

Кроме того, социальная составляющая родительской любви реа­лизуется в семейных нормах и правилах.

Введение новых реалий в общие теоретические схемы чрезвычай­но важно и в области развития общей теории, и в области понимания данного феномена. Вместе с тем объяснение какого-либо психологи­ческого феномена с точки зрения общей теории представляет собой особую теоретико-методологическую задачу. Именно поэтому анализ можно вести в понятийных средствах, не претендующих на статус всеобщности и адекватных только определенным реалиям и опреде­ленному (относительно невысокому) уровню обобщения. Таким сред­ством выступает понятие «родительская любовь».

Таким образом, за понятием «родительская любовь» скрывается сложная психологическая реальность, а не конкретная психологичес­кая структура. Тем не менее мы должны иметь рабочее определение понятия «родительская любовь» и той социально-психологической реальности, которую оно охватывает, поскольку «кто не имеет в ка­честве исходного определенного понятия, тому даже не дан объект» (А. Фейербах, 1967, с. 10).

Родительская любовь выступает как

явление, сущность которого формируется в процессе жизни роди­теля, ожидания и воспитания ребенка; это явление основано на родительском инстинкте и человеческой потребности в любви и привязанности (аффилиативной потребности);

отношение, представляющее собой избирательную, сознательную, основанную на опыте психологическую связь родителя и ребен­ка, выражающуюся в действиях родителя, его реакциях и пере­живаниях.

Развитие (становление, формирование, преобразование) и про­явление родительской любви обусловлено биологическими (родитель­ский инстинкт, физиологическая взаимосвязь между родителем и ребенком) и социальными (социокультурное развитие общества, дет­ский опыт) детерминантами. Кроме того, на родительскую любовь (ее развитие и проявление) влияют как внешние, так и внутренние (психологические) факторы.

К внешним факторам относят жизненное пространство личнос­ти родителя, а также социальное пространство.

Жизненное пространство личности родителя (С. К. Нартова-Бо-чавер, 2002) — это единство психосоциофизического пространства человека (родителя), с которым он себя отождествляет и которое вос­принимает как необходимую предпосылку своего сущностного вы-' ражения.

Операционально жизненное пространство родителя может быть представлено как состоящее из пространства, которое он может конт­ролировать, вещей, принадлежащих ему, членов семьи, привычек и вкусов, которыми он дорожит, мироотношения, которое он защищает, супружеских отношений, психологического климата и др. (рис. 2).

Социальное пространство, в котором реализуется родительская лю­бовь, — это условия развития и бытия человека, которые вводят его в сферу прав и обязанностей (В. С. Мухина, 1998). Такими условиями яв­ляются место, где протекает жизнь человека, стиль и содержание обще­ния в контексте культуры, к которой принадлежит человек, внутренняя позиция самого человека по отношению к истории своего этноса, к культуре как к целостному, исторически обусловленному явлению.

^ К внутренним факторам развития и проявления родительской любви мы относим:

1. Индивидные свойства родителя (возрастно-половые: возрастные свойства родителей, половой диморфизм; индивидуально-типические: конституциональные особенности, нейродинамические свойства мозга, особенности функциональной геометрии больших полушарий), высшая интеграция данных свойств может быть представ лена в темпераменте родителя и его задатках (Б. Г. Ананьев, 2000). '

2. Личностные особенности родителя — черты характера, желания, потребности, установки, стремления, идеалы, отношение к себе Я принятие себя и др.



Рис. 2. Сущность и уровни родительской любви

О. В. Филипповой (2002) проведено экспериментальное иссле­дование представлений о родительской любви7[7]. Респондентами ис­следования были 118 женщин и мужчин в возрасте от 20 до 58 лет. Были использованы методика О. А. Карабановой «Родительское со­чинение» и авторская методика «Сочинение о родительской любви». В дальнейшем сочинения были подвергнуты контент-анализу с це­лью получения экспертных оценок, которые послужили бы основой для создания модифицированной методики семантического диффе­ренциала. Данная методика содержит шесть диагностических шкал:

I шкала: Положительное — отрицательное.

II шкала: Должное — необязательное.

III шкала: Простое — сложное. ;

IV шкала: Теплое — холодное.

V шкала: Предпочитаемое — отвергаемое.

VI шкала: Достижимое — неосуществимое.

Процедура исследования представлений о родительской любви с помощью модифицированной методики семантического дифферен­циала (АПРЛ) была следующей. Каждому респонденту предлагалось оценить степень принадлежности родительскому чувству любви той или иной характеристики (из списка, включающего 54 пары антимо­ний) для каждой из трех ролевых позиций по семибалльной шкале (от 0 до 6). В качестве ролевых позиций (значимых образов), кото­рым приписывались (атрибутировались) определенные характерис­тики, были выбраны следующие: родительская любовь, материнская любовь, отцовская любовь.

Следующим этапом исследования стало использование метода факторного анализа. Факторному анализу подверглись экспертные оценки, выделенные контент-анализом. В результате факторизации было выделено три наиболее значимых фактора:

• первый фактор объясняет 39,9% общей дисперсии. Анализ семан­тики экспертных характеристик родительской любви позволил интерпретировать его как эмоциональный компонент;

• второй фактор (26,1% общей дисперсии) образовали характерис­тики, семантический анализ которых позволил конкретизировать его как когнитивный компонент;

• третий фактор (12,2% общей дисперсии), учитывая семантичес-^ кие особенности экспертных оценок, был обозначен как поведещ ческий компонент.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что структура роди­тельской любви в представлениях людей характеризуется тремя комя понентами: эмоциональным, когнитивным и поведенческим.

В содержание эмоционального компонента входят чувства близое+ ти и чувства враждебности. Чувство близости по отношению к рел-бенку отражает удовлетворенность от реализации материнского ин­стинкта заботы и реализацию трансценденции у женщины (процесс рождения ребенка) и удовлетворения потребности в продолжении рода и в трансценденции у мужчин (реализация процесса передачи опыта). Чувство враждебности предполагает, что тесный контакт родителя и ребенка неизбежно приводит к ситуативному появлению отрицательных переживаний.

^ Когнитивный компонент включает в себя уважение и матери, и отца, а также ожидания отца и знание матери. Уважение предполага­ет принятие ребенка таким, какой он есть. Знание — частичная идеа­лизация ребенка, конструктивный взгляд матери, учитывающий ре­альные особенности ребенка и перспективу его развития. Ожидания -запросы, адресованные ребенку для реализации.

^ Поведенческий компонент проявляется в ответственности и забо­те. Ответственность за жизнь ребенка побуждает родителя к заботе, главным образом, о его физиологических потребностях.



Рис.3. Структурная организация родительской любви (в скобках указан процент дисперсии)

Доказательство гипотезы о дифференциации родительской люб­ви (материнская любовь, отцовская любовь) осуществлялось на трех уровнях: анализ корреляционных связей, определение достовернос­ти различий (критерий U Манна — Уитни), определение содержа­тельных различий (см. рис. 3).

^ 1-й уровень: анализ корреляционных связей. Наиболее простой формой обработки исходных матриц данных является сопоставле­ние ролевых образов путем вычисления коэффициентов корреля­ции для пар ролевых образов. Для реализации поставленных задач было произведено сопоставление образа родительской любви с Образами материнской и отцовской любви с помощью критерия Ч. Спирмена. Сопоставляя полученные результаты, отметим вы-

сокую степень совпадения образа материнской любви с образом родительской любви (р = 0,98). Соответствие отцовской любви образу родительской любви гораздо ниже (р = 0,72), несмотря на то, что значимость связей сохраняется. Таким образом, анализ кор­реляционных связей подтверждает мысль о том, что общество на самом деле предъявляет завышенные требования к отцовству, не учитывая особенностей отцовской любви. Материнская любовь в. сознании людей представлена совершенным абсолютом, в то вре­мя как отцовская любовь подвергается критике за несоответствие абсолютному образу (отличительные особенности видятся несо­вершенством, ущербностью).



Рис. 4. Представления о родительской любви у женщин и мужчин

Материнская любовь более, чем отцовская, реализует такие по­ложительные характеристики родительского чувства, как искрен­ность, уважение, альтруизм. Материнское чувство носит снисходи­тельный характер и окрашено более теплыми эмоциями (шкала «по­ложительное — отрицательное»).

Отцовская любовь проявляется в высоких баллах в целом и в по­вышенной ответственности в частности при анализе шкалы «долж­ное — необязательное». В целом материнской любви свойственно от­сутствие дистанции в отношениях с ребенком, эмоционально насы­щенное состояние шкалы («теплое — холодное», «предлагаемое — от­вергаемое»). Отцы более сознательны и рациональны в своих чувствах, в то время как матерям свойственно находиться в состоянии беспо­койства и напряженности (шкалы «простое — сложное», «достижи­мое — неосуществимое»).

^ 2-й уровень: определение достоверности различий (критерий U Ман­на Уитни). Индивидуальные матрицы ответов, полученные с по­мощью методики АПРЛ, были суммированы в две групповые матри­цы согласно различению по полу. Таким образом, мы получили мужс­кую и женскую матрицы ответов. Использованный нами непараметри­ческий статистический метод (критерий Манна — Уитни), основанный на различиях ранговых сумм, показал, что различия мужских и женских представлений о родительской любви достоверны на 5%-ном уровне значимости.

^ 3-й уровень: определение содержательных различий. Для анализа со­держания представлений о родительской любви у мужчин и женщин также использовались мужская и женская матрицы ответов. Содер­жательные отличия мужских и женских представлений могут быть об­наружены в результате сравнения средних по шести из возможных шкал методики АПРЛ (Овчарова Р. В., Филиппова О. В., Братчикова М. В., 2002).

Подтвердилась гипотеза о динамике представлений о родительс­кой любви в зависимости от пола и возраста. Учитывая различия от­цовской и материнской любви, индивидуальные матрицы ответов (методика АПРЛ) были суммированы в четыре групповые матрицы, согласно различению по двум параметрам: полу и возрасту. Таким образом, были получены мужская и женская матрицы для респон­дентов в возрасте от 20 до 35 лет и мужская и женская матрицы рес­пондентов в возрасте 36 - 58 лет.

Таблица 9

Содержательные отличия мужских и женских представлений о родительской любви



Причиной подобного разделения на возрастные периоды послу­жило мнение психологов о том, что готовность к родительской люб­ви у мужчины повышается с наступлением зрелости. На наш взгляд» мужчина в возрасте 36 лет является достаточно зрелым, чтобы дина­мика представлений о родительской любви стала очевидной. Дина­мика развития материнской любви предполагает достижение «сфор­мированное™» чувства родительской любви. Поэтому представления о родительской любви у женщин, на наш взгляд, имеют относительно статичный характер, и фактор возраста не оказывает достаточно­го влияния. Однако сведений, подтверждающих данное предположе­ние, нет, поэтому анализ женских матриц является целесообразным.

Изучение динамических особенностей представлений о родитель­ской любви в зависимости от возраста производилось с помощью со­держательного анализа значения шкал методики АПРЛ и критерия U Манна — Уитни.

^ Отцовская любовь

Использование непараметрического статистического метода (кри­терия U Манна — Уитни) позволило установить, что различия в пред­ставлениях о родительской любви у мужчин разных возрастных rpynri достоверны на 5%-ном уровне значимости.

Анализ результатов, полученных с помощью методики АПРЛ, обнаружил динамику содержания представлений о родительской любви.!

Отцовская любовь со временем становится более эмоционально насыщенной (шкала «тёплое - холодное»). Авторитетная дистанция между родителем и ребенком сохраняется, однако чувство любви пос­ле 35 лет носит более снисходительный характер (шкала «предлагаемое — отвергаемое»). Такая важная особенность родительской любви, как ответственность, остается неуязвимой (шкала «должное -необязательное»). В возрасте 36-58 лет чувство родительской любви характеризуется более широкой гаммой эмоциональных и поведен­ческих проявлений позитивной направленности.

Таблица 10

Динамика содержания представлений родительской любви у мужчин в зависимости от возраста



^ Материнская любовь

Различия женских матриц в результате использования критерия U Манна — Уитни обнаружили свою недостоверность.

Результаты использования методики АПРЛ не дают достоверных данных динамичного характера.

Таблица 11

Динамика содержания представлений о родительской любви у женщин в зависимости от возраста



- Таким образом, проведенный анализ литературы по проблеме позволяет определить родительскую любовь как базовое человеческое чувство, формирующееся в процессе ожидания и воспитания ребен-к8, основанное на родительском инстинкте и человеческой потребности в любви и привязанности (аффилиативной потребности). Ис­ходя из этого, в родительской любви присутствует как биологичес­кое, так и социальное начало.

Родительская любовь является сложным структурным образова­нием. Структурными элементами родительской любви можно счи­тать эмоциональный компонент, включающий в себя чувство близо­сти и чувство враждебности; когнитивный компонент, содержащий уважение ребенка родителями, знание матери и ожидания отца; по­веденческий компонент, проявляющийся в ответственности и забо­те. Различные по значимости, компоненты представляют собой струк­турную иерархию: эмоциональный, когнитивный, поведенческий уровни соответственно.

Динамичность представлений о родительской любви обусловли­вается психологическим содержанием чувства и особенностями раз­вития отцовской и материнской любви. Безусловный характер мате­ринской любви определяет такое качество этого чувства, как автоном­ность, относительная независимость от воздействующих факторов. В предложенной нами последовательности развития материнского чув­ства характерной особенностью любви является стремление к функ­циональной статичности материнского образа, коренящееся в инстин­ктивной заботе о ребенке. В отличие от материнской любви отцовская любовь имеет обусловленный характер в силу отсутствия фактора ин­стинктивной заботы. Отцовская любовь в своем развитии не достига­ет статичного этапа «сформированное™ родительского чувства» — ее формирование продолжается в течение всей жизни.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва iconУчебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва
Психология материнства: Учебное пособие. — М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002. — 240 с
Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва iconИя супружеских пар linda Berg-Cross couples therapy the Havorth Clinical...
Б 48 Терапия супружеских пар / Перев с англ. Н. Рассказовой, А. Багрянце-вой. М.: Изд-во Института психотерапии, 2004. 528 с
Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва iconУчебное пособие адресовано студентам очной и заочной форм обучения...
Уголовно-процессуальное право: Учебное пособие / Сост. В. С. Оплетаев — Шадринск: Издательство Шадринского госу­дарственного педагогического...
Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва iconСобрание сочиненная томах. Т. I. Москва, издательство аде «Золотой...
Собрание сочиненная томах. Т. I. — Москва, издательство аде «Золотой Век», 1996 г. —1 (суперобложка, иллюстр.). Учебное пособие
Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва iconУчебное пособие для вузов Москва 2001 ббк
Философия науки: традиции и новации: Учебное пособие для вузов. М.: «Издательство приор», 2001. — 428 с
Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва iconКраткий курс менеджмент а. Большаков учебное пособие санкт-Петербург...
Б79 Менеджмент / Учебное пособие. — Спб.: «Издательство "Питер"», 2000. — 160 с.: ил. — (Серия «Краткий курс»)
Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва iconОсновы супервизии в гештальт-терапии издательство Института Психотерапии
Основы супервизии в гештальт-терапии. М.: Изд-во Института Психотерапии, 2003. — 223 с
Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва iconУчебное пособие Челябинск д анилова Ирина Валентиновна, Моцаренко...
Данилова Ирина Валентиновна, Моцаренко Наталья Васильевна. Общая экономическая теория: Учебное пособие. – Челябинск: Издательство...
Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва iconРисунок в психотерапии
Джеральд остер, Патриция гоулд. Рисунок в психотерапии. Методическое пособие для слушателей курса «Психотерапия». Москва, 2001, 184...
Учебное пособие Издательство Института Психотерапии Москва iconО природе сознания с когнитивной, феноменологической и трансперсональной...
...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница