Креативные и примитивные


НазваниеКреативные и примитивные
страница10/29
Дата публикации08.03.2013
Размер4.22 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Психология > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   29

7

Огромный вклад в изучение индивидуальных динамических онтогенетических основ личностного бытия внес Б. Г. Ананьев. Он подчеркивал, что для психологии особую важность имеет вопрос о тех первичных свойствах или особенностях человеческой природы, взаимодействия которых определяют темперамент и задатки, мотивацию элементарных действий и их тонус, общее во всех первичных свойствах человека как индивида, заключенное в их генетической обусловленности.

Ананьев не отрицал, что жизненный путь человека – это история формирования и развития личности в определенном обществе. «Человек является современником определенной эпохи и сверстником определенного поколения. Фазы жизненного пути датируются историческими событиями и сменой способов воспитания, изменениями образа жизни и системы отношений, суммой ценностей и жизненной программой – всеми теми целями и общим смыслом жизни, которыми данная личность владеет» – писал он в одной из своих основных работ (7). «Но фазы жизненного пути накладываются (а еще более накладывают) на возрастные стадии онтогенеза, причем в такой степени, что некоторые возрастные стадии обозначаются как фазы жизненного пути, например, преддошкольное, дошкольное и школьное детство. Практически ступени общественного воспитания, образования и обучения, составляющие совокупность подготовительных фаз жизненного пути, формирования личности стали определяющими характеристикам периодов роста и созревания индивида» – далее продолжал Б.Г.Ананьев (7).

Возражая против подобной тенденции, он предлагал выделять три группы природных свойств (конституциональные, нейродинамические и билатеральные – особенности симметрии организма), которые могли бы образовать класс первичных индивидуально–типических свойств. Для Ананьева была несомненна зависимость вторичных психических свойств от конституциональных и нейродинамических первичных свойств.

Как пишет Н. А. Логинова, «идеи Б. Г. Ананьева об онтопсихологии – науке о целостном индивидуальном развитии человека как организма и личности, масштабный комплекс экспериментальных исследований, начатый им в этой области... являют собой добротное основание для дальнейшего прогресса возрастной психологии личности» (82).

Возрастная психология сравнительно мало интересуется биологическими процессами, лежащими в основе социального развития ребенка и подростка, хотя, конечно, и она не может обходить такие проблемы как пубертатный криз или физиологическая старость.

Такой перекос с признанием только социальной обусловленности развития личности (с точки зрения марксистско–ленинской психологии даже свойства темперамента «изменчивы и воспитуемы» сетовал в свое время Мерлин (86)) привел к тому, что психология открыто декларируя свою неразрывную связь с нейрофизиологией и физиологией, на самом деле воспользовалась и востребовала только структурную часть биологических исследований личности, касающуюся учения о темпераменте, конституции, типах нервной деятельности, напрочь отвергая обусловленность динамики «вершинных» психических процессов «глубинными» подводными невидимыми течениями. Даже психоанализ Фрейда, который в целом мало задумывался над процессом онтогенетического изменения энергетического потенциала человека, считая либидо чем–то раз и навсегда неизменным, вызывал у отечественных психологов дикий ужас тем, что пытался обусловить социальную жизнь человека какими–то динамическими биологическими процессами, в частности динамикой либидо.

Ананьев является, можно сказать, единственным представителем динамического направления в отечественной психологии, а также одним из первых, если не единственным отечественным психологом, который смело выступил против дурных теорий бесконечного развития личности.

Однако следует отметить позицию Ананьева, который считал, что лишь на первых этапах формирования личности нейродинамические свойства влияют на темпы и направление образования личностных свойств человека. Мы же считаем необходимым подчеркнуть что не только на первых, но и на всех этапах онтогенеза личностные свойства, в том числе и их содержательные аспекты обусловлены динамикой индивидуального онтогенеза.

Ананьев указывал, что становление свойств личности протекает неравномерно и гетерохронно, соответственно последовательности усвоения ролей и смены позиций ребенка в обществе. Но при этом он считал, что гетерохронность личностного формирования всего лишь «накладывается», а не обуславливается гетерохронностью созревания индивида.

Он прямо указывал на разновременность моментов, характеризующих финал человеческой жизни. Финалом для индивида является смерть, с которой прекращается существование человека как личности. Историческая личность и творческий деятель, оставившие потомкам выдающиеся материальные и духовные ценности, в какой–то степени обретают социальное бессмертие. «Но нас в большей мере, чем бессмертие, интересует парадокс завершения человеческой жизни, – писал Ананьев, – Парадокс этот заключается в том, что во многих случаях те или другие формы человеческого существования прекращаются еще при жизни человека как индивида, т.е. их умирание наступает раньше, чем физическое одряхление от старости... Речь идет о, так сказать, нормальном состоянии, при котором человек сам развивается в направлении растущей социальной изоляции, постепенно отказываясь от многих функций и ролей в обществе, используя свое право на социальное обеспечение. Постепенное «освобождение» от обязанностей и связанных с ними функций приводит к соразмерному сужению объема личностных свойств» (8).

Одним из первых Ананьев признал нормальную личностную инволюцию и нормальное «сужение объема личностных свойств». Более того, он одним из первых указал, что сам инволюционный характер личностного функционирования во второй половине жизни может лежать в основе ряда психосоматических заболеваний. «Некоторые «начинающие» пенсионеры в 60–65 лет кажутся сразу одряхлевшими, страдающими от образовавшегося вакуума и чувства социальной не полноценности. С этого возраста для них начинается драматический период умирания личности. Явления деперсонализации такого рода приводят к функциональным нервным и сердечно–сосудистым заболеваниям – в общем, к психогенным заболеваниям» (8).

8

Большой вклад в изучение динамических аспектов личности внесла австрийская исследовательница, после 1940 года работавшая в США, Шарлотта Бюлер (1893 – 1974). Считается, что она является представительницей и даже лидером (она была избрана в 1970 г. президентом Ассоциации гуманистических психологов) гуманистической психологии, возникшей, если не на почве, то в непосредственной близости от экзистенциальной философии. «В отличие от философского экзистенциализма и его прямых наследников в психологии гуманистические психологи имеют по–своему оптимистический взгляд на человека и его судьбу. Они верят в альтруизм и творческие силы человека, в возможность счастливой жизни, жизни со смыслом на путях самоактуализации» (82). Шарлотту Бюлер расценивают как крупного специалиста по проблемам индивидуального психического развития человека на всем протяжении его жизни. Одним из основных ее произведений является монография «Жизненный путь человека как психологическая проблема», написанная в 1933 году. Главный интерес ее исследований сосредоточен на общих возрастных закономерностях развития в сопоставлении с биологическим циклом индивида, онтогенезом.

В своих работах Шарлотта Бюлер постулирует идею об интенциональном ядре личности – Selbst, или Self. В ее понимании Selbs, «самость», есть духовное образование, изначально данное и в основном постоянное – меняется только форма его проявления. В этом отношении Selbst Бюлер во многом перекликается с libido Фрейда. Главной движущей силой психического развития является врожденное стремление человека осуществлять самого себя. Как пишет Ш.Бюлер, «самость» (Selbst) «представляет собой интенциональность или целенаправленность всей личности. Эта целенаправленность ориентирована на исполненность (Erfullung) лучших потенциалов, исполненность экзистенции человека» (135). Исполненность достигается по мере самоосуществления (Verwirklichung) человека в профессиональных делах, в общении, в самопожертвовании ради претворения в действительность своих убеждений.

Бюлер доказывала, что полнота самоосуществления зависит от способности личности ставить себе аутентичные цели, то есть такие цели, которые наиболее адекватны внутренней сущности личности. Эту способность она называет самоопределением (Selbstbestimmung). Основное русло, в котором происходит самоопределение, есть «темы бытия» (Daseinthema).

Самоопределение связывается с интеллектуальным уровнем личности, поскольку от интеллекта зависит глубина понимания человеком собственных потенциалов. Чем понятнее человеку его призвание, т.е. чем отчетливее самоопределение, тем вероятнее самоосуществление. Например, чем понятнее человеку собственная глупость, тем отчетливее он в этом самоопределяется и тем вероятнее в глупости самоосуществляется.

В Соединенных Штатах, куда Бюлер переезжает в 1940 году, она формулирует идею о четырех врожденных базальных тенденциях личности, по которым возможно развитие «самости» личности: это тенденция к удовлетворению простых жизненно важных потребностей, тенденция к адаптации к объективным условиям среды, тенденция к творческой экспансии – стремление к расширению жизненной активности, к овладению новыми предметами и тенденция к установлению внутреннего порядка. Эти основные тенденции сосуществуют во времени. Но в зависимости от возраста и индивидуальности доминирует то одна, то другая из них. Для самоосуществления признается наибольшая роль творческой экспансии, но оптимальным для психического здоровья считается развитие всех базальных мотиваций.

В теории Бюлер, как пишет Н. А. Логинова, «психологическая картина развития постоянно соотноситься с биологической, с онтогенезом... Однако онтогенез представлен у Бюлер в самом общем виде, в так называемой жизненной кривой (Lebenskurve). Она вовсе не ставит вопрос об онтогенезе как психофизиологическом функциональном развитии индивида» и соотношение жизненного пути личности с биологическим циклом организма получается достаточно поверхностным. «Вопреки проводимым параллелям между биологическим и личностным развитием процесс развития индивидуальности оказывается изолированным от своей природной онтологической основы» (82).

Кроме базовых тенденций Шарлотта Бюлер описала пять фаз жизненного пути. Первая фаза (возраст до 16–20 лет) характеризуется довольно низким уровнем самосознания и отсутствием самоопределения. Во второй фазе (с 16–20 до 25–30 лет) человек пробует себя в разных видах трудовой деятельности, заводит знакомство в поисках спутника жизни. Третья фаза наступает после 30 лет, когда человек находит свое призвание или просто постоянное занятие. В четвертой фазе стареющий человек переживает трудный возраст биологического увядания, ухода с работы, сокращения будущего времени жизни. Завершается путь к самоосуществлению, перестает функционировать самоопределение. В пятой фазе (после 65–70 лет) старики живут прошлым, влачат бесцельное существование, поэтому Бюлер не причисляет последний этап жизни к собственно жизненному пути.

Бюлер сформулировала также понятие о типе развития, который она трактует как детерминированный только внутренними особенностями личности – соотношением витального (биологического) и ментального (духовного) факторов развития.

9

Исследованиям биосоциального единства и динамических соотношений биологического и социального в личности посвящены работы известного американского психолога Эрика Эриксона. Эриксон представитель психоаналитически ориентированной психотерапии, последователь Фрейда, подверг резкой критике теорию агрессивных и сексуальных влечений, которая предопределяла психическое и личностное развитие человека переживаниями раннего детства. В противоположность Фрейду, он подчеркивал значение не только семьи, но и культуры (223).

В частности, он разработал теорию эпигенетического развития личности, в которой сфокусировал свое внимание на тех широких изменениях, которые претерпевают люди на восьми стадиях бытия от рождения до смерти и тех жизненных кризисах, которыми сопровождается переход с одной стадии на другую. Восемь стадий психосоциального развития по Эриксону включают в себя обязательные жизненные кризисы, которые человек может преодолеть с благоприятным или неблагоприятным исходом.

Если изменения разрешаются успешно, позитивные личностные черты проявляются, что в свою очередь облегчает переход к последующим изменениям. Неудачное решение изменений, в противоположность, порождает тревожность и даже, возможно, требует психотерапевтической помощи. Как психодинамический теоретик, Эриксон, подобно Фрейду, рассматривает человеческое развитие, как ряд конфронтаций, которые индивид должен разрешить.

Вторым ученым, который самое пристальное внимание уделял именно зрелому периоду человеческой жизни, а также этапам инволюции, был Даниэль Левинсон (223).

Он обратил внимание, что структура и направленность личности начинает существенно меняться в возрасте около тридцати лет. Левинсон указывал, что многие люди в период от 28 до 34 лет начинают серьезно задумываться над тем, чему было посвящено их личностное функционирование за последние десять лет, тем ценностям, которым они отдали предпочтение, тех целях, для достижения которых они тратят столько усилий. Как писал R. L. Gould (161), это такое время жизни, когда многие люди останавливаются и спрашивают себя: «Является ли та жизнь, которую я сейчас веду, той жизнью, которую я предполагал вести?». И смутные опасения по этому поводу могут зачастую становиться причиной достаточно сложных и очень болезненных попыток что–либо изменить. Семья может распасться, карьера быть заброшенной и весь жизненный стиль может быть изменен. Люди в этот период иногда чувствуют, что все неудовлетворительные аспекты их жизни должны быть немедленно изменены, потому что скоро будет поздно. Этот период жизни Левинсон назвал «кризисом тридцатилетних».

Как только вопросы и изменения, связанные с «кризисом трид

цатилетних» постепенно теряют свою интенсивность, личность вступает в новый период взрослости. Для работающих мужчин и женщин период жизни между 35 и 40 годами может быть особенно продуктивным в профессиональном плане. При изучении как высококвалифицированных специалистов, так и простых рабочих, этот период обозначается как время «making it», то есть период максимального расцвета мастерства, работоспособности, на фоне стабилизации собственного статуса в мире взрослых и активного завоевания собственной ниши. Обычно все это сопровождается подъемом по лестнице престижа и достижениями в выбранной карьере.

В возрасте около сорока лет период ранней взрослости заканчивается и начинается «midlife transition» – переходный период середины жизни. У женщин, которые посвятили свою жизнь роли жены и матери, кризис может быть связан с периодом, когда дети вырастают и начинают оставлять дом. Приспосабливаясь к этим изменениям, женщина в этот период может найти удовлетворение в работе вне дома, возвращаясь к прерванной карьере или, возможно, начиная новую.

Для мужчин «midlife transition» обычно концентрируется вокруг проблем, связанных с личной жизнью и карьерой. Подобно женщинам на этой стадии, они могут размышлять: «Что должен я сделать со своей жизнью? Что я должен совершить? Что я еще хочу сделать?». В исследовании мужчин, проведенных Даниэлем Левинсоном и его коллегами в 1978 году, более 80 процентов обследованных пережили «midlife transtion» как умеренный или серьезный кризис, характеризующийся пересмотром практически всех аспектов своей жизни.

Проблемы середины жизни, описанные Левинсоном, соответствуют седьмой стадии в теории социального и личностного развития рика Эриксона. Трансформация, которую предстоит пройти личности, в соответствии с Эриксоном, должна заключаться в способности выйти за рамки заботы исключительно о собственном благополучии и проявлении заботы о будущих поколениях своим непосредственным участием. Эриксон назвал подобную цель «генеративностью». Личность, не переходящая в стадию генеративности, в соответствии с классификацией Эриксона, обречена на стагнацию. Немногочисленные эксперименты, проведенные другими исследователями, подтвердили основные положения теории Эриксона и Левинсона.

После критической транзиции середины жизни, начинается период средней взрослости. Для большинства людей это период наибольшей стабилизации. Максимально возрастает доход. Люди обычно уверены в профессии, которую они выбрали, и их продуктивность часто достигает пика. Но в период средней взрослости приходит и новое ощущение времени. Люди постепенно осознают, что жизнь идет к концу, и они начинают более размышлять о приоритетах в своей жизни. Увеличивается значимость межличностных отношений. Многие люди сообщают о большем удовлетворении своим супругом, потеплении отношений и усилении связей со своими детьми и друзьями. Для многих людей эта тенденция имеет свою силу и в пожилом возрасте – в период поздней взрослости (161).

В нашей стране одним из основных специалистов в области психологии и патопсихологии зрелого и пожилого возраста являлся Е. С. Авербух. «Хотя для личности отдельного индивидуума характерна известная устойчивость, определенный ее континуум, – писал он, – все же личность следует рассматривать как динамическую систему, которая под влиянием существенных биологических и социальных факторов меняется, трансформируется» (1). К одному из самых существенных био–социально–психологических факторов Авербух относил старение и старость.

Описывая общие закономерности инволюционных личностных процессов, он выделял падение активности, замедление психических процессов, ухудшение самочувствия, изменение отношения к явлениям и событиям окружающей жизни, изменение направленности интересов, сужение круга интересов. Новое все более и более становится чужим и даже враждебным. Нарастает консерватизм, оппозиция к новшествам, брюзжание, недовольство окружающим, падает способность радоваться, снижается эмоциональный резонанс, все видится в мрачном свете, нарастает упрямство, ригидность характера. Наряду с этим, Авербух описывает свойственное пожилым людям стремление идеализировать прошлое, тенденцию к воспоминаниям, переоценке «старого доброго времени». У старого человека зачастую снижается самооценка, возрастает недовольство собой, неуверенность в себе. Старики становятся сверхосторожными, более скупыми, мелочными, педантичными. Меняется все мироощущение и миропонимание (1).

В оптимальном варианте, по теории Эрика Эриксона, финальная стадия жизни должна заключаться в ощущении завершенности, чувстве исполненности и в уверенности в правильно прожитой жизни. Те, кто не достигают этого ощущения исполненности, переживают раскаяние и отчаяние по поводу упущенных шансов и ничтожности выборов. Они страстно мечтают еще об одном шансе и мучительно боятся внезапной смерти, в противоположность людям с чувством исполненности собственной жизни, которые принимают смерть как нормальный конец своеобразного, наполненного впечатлениями, путешествия.

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   29

Похожие:

Креативные и примитивные iconВозможные креативные решения по свадьбе
...
Креативные и примитивные iconОсновные положения о занятиях по ритмопластике для детей в домашней...
Неповторим, уникален. Как правило, его креативные возможности находятся в скрытом
Креативные и примитивные icon5. Первичные (примитивные) защитные процессы
...
Креативные и примитивные iconПрограмма мастер-классов для гостей фестиваля арт-цунами
«Как разнообразить свой гардероб- креативные идеи для вязальщиц» мастер Чамина Ирина
Креативные и примитивные iconКреативные индустрии. Зарубежный опыт прикладных исследований
Интернет и компьютерные технологии, культурный туризм. Творческие индустрии соединяют бизнес-навыки и культурные практики, основой...
Креативные и примитивные iconЦентр развития детей ООО "Инженеры будущего", Нам нужны молодые люди...
Наша компания предоставляет обучение, достойный заработок и перспективы дальнейшего роста!
Креативные и примитивные icon«Правовые основы прикладной информатики»
Вначале было слово. А также жест, рисунок, танец, дым от костров и другие нехитрые способы передачи информации, которые люди научились...
Креативные и примитивные icon1. Хозяйственное развитие Южного Урала с древнейших времен и до середины XVI в
Освоив примитивные каменные орудия труда ручные рубила, скребла, остроконечники и т д., они сумели приспособиться к суровым условиям...
Креативные и примитивные iconВ. В. Сорокин доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой...
Международных фондов, «западникам» и отличаются радикальной либеральной ориентацией [1]. Подобные навязчивые предложения можно было...
Креативные и примитивные iconДля какого же возраста подойдет эта игрушка?
Для начала родитель или воспитатель сам выступает в роли актера. Наденьте куклу на руку, и пусть сказочный персонаж расскажет и покажет...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница