В профессиональном и личностном самоопределении


НазваниеВ профессиональном и личностном самоопределении
страница1/35
Дата публикации05.03.2013
Размер6.1 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Психология > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35





Пряжников Н. С.

Психология элитарности

Пряжников Н. С.

Психология элитарности.
Глава 1. ПРОБЛЕМА ЭЛИТАРНОГО ИДЕАЛА

В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ И ЛИЧНОСТНОМ

САМООПРЕДЕЛЕНИИ

1.1. Актуальность специального рассмотрения элитарных ориентации самоопределяющейся личности

Сама постановка проблемы элитарных ориентации (элитарности) в психологии самоопределения обусловлена следующим противоречием. С одной стороны, существует обширный практический материал, свидетельствующий об особом интересе к проблеме элитарности в обществе, а с другой стороны, в науке психологии еще нет достаточно обстоятельного рассмотрения элитарности как реального феномена общественной жизни. На основании этого можно сформулировать вопрос: следует ли вводить новое понятие — «элитарность» («элитарные ориентации») или вполне можно обойтись уже существующими понятиями типа «социально-профессиональная идентификация», «статус в группе», «доминирование», «самоопределение», «самоактуализация», «самореализация», «паранойя» и др. (?).

Другой неизбежный вопрос: если вводить новое психологическое понятие — «элитарность», то каковы его основные характеристики и как оно соотносится с другими близкими понятиями (?). Наконец, можно поставить и такой вопрос: каковы практические и теоретические последствия (выгоды) нового понятия (?). Ответу на эти и целый ряд других вопросов и будет посвящена

данная книга.

Актуальность специального психологического рассмотрения элитарных ориентации (элитарности) вызвана следующими обстоятельствами:

1. Необходимость помощи самоопределяющимся подросткам и взрослым людям в нахождении и построении смыслов своей жизни и профессионального труда, что предполагает и ориентацию на определенные ценности, идеалы и смыслы. Еще Э.Фромм писал о том, что «двадцатый век блистает отсутствием... образа достойного человека и достойного общества, какими они должны быть... Внимание сосредоточилось на критическом анализе человека и общества, в котором положительные образы человека, каким он должен быть, лишь подразумеваются» (Фромм, 1992. С. 84). Заметим, что речь идет именно «об образовании образа человека», но не самого человека, поскольку, как отмечает В.П.Зинченко, «человек образуется сам!» (Зинченко, 1995. С. 24).

Если понимать самоопределение как поиск смысла в выбираемой, осваиваемой или уже выполняемой (иногда — и в ретроспективно осмысливаемой) деятельности, а также поиск смысла в самом процессе самоопределения (Пряжников, 1995), то остается вопрос: а в чем же заключается этот смысл? На наш взгляд, одним из возможных таких смыслов и является элитарная ориентация самоопределяющейся личности. При этом остается пока неясным, что из себя представляют эти «элитарные ориентации». В самом общем плане можно определить их как ориентацию на что-то лучшее, престижное, труднодоступное и потому особенно привлекательное (ниже будет дана более подробная феноменология элитарности). Неясность данного понятия не должна препятствовать его рассмотрению, поскольку в практической психологии и педагогике также существуют «неясные понятия», например, «ориентация на добро» (хотя еще никто четко не показал, что есть добро, а что зло), «личностный рост» (хотя в чем именно состоит этот «рост» тоже не совсем понятно) и т.п., что не мешает использовать эти понятия не только в психологической теории, но и в психологической практике.

2. Необходимость психологического уточнения понятия «элитарность» на фоне все усиливающегося внимания к проблеме «элитарности» в других науках (философии, социологии, политологии и даже в социобиоло-гии). Заметим, что в отечественной социологии еще совсем недавно об элите и массе говорили скорее как о «мифах» буржуазной пропаганды (см., например, Ашин, 1966; Коровин, 1977). Еще в конце прошлого века Г. Ле-бон с тревогой писал о наступлении «эры масс», когда «сознательная деятельность индивидов» будет заменена «бессознательной деятельностью толпы» (Лебон, 1995. С. 145—150). Но если современные отечественные социологи стараются наверстать упущенное, то психологи пока еще явно отстают в исследовании элитарности как феномена, заслуживающего специального рассмотрения и имеющего право на самостоятельность.

Правда, и психологи вслед за философами и социологами все больше говорят об «омассовлении» современного общества. Пытаясь обозначить перспективную линию развития личности, А.Г. Асмолов противопоставляет «культуре полезности», больше основанной на «просчете» (количественном выражении) личности, — «культуру достоинства», основанную на полноценной самореализации человека, на стремлении выйти за рамки обыденного, количественного, массового... (Асмолов, Нырова, 1993). В.П. Зинченко говорит об опасности для культуры «технократического мышления», существенной особенностью которого является взгляд на человека как на обучаемый программируемый компьютер, как на объект манипуляции, но не как наличность (Зинченко, 1995. С. 18). Э.Фромм выделяет «рыночную личность», прежде всего «свободную от индивидуальности» (Фромм, 1992). А.Менегетти говорит о появившемся в обществе потребления «рынке мнений» и о «сети работорговцев», которые с помощью изощренных средств современной пропаганды «культивируют рабов внутренних» (Мёнегетти, 1996. С. 41), и т.п.

Но если особое внимание психологов привлекают «люди массы», которой можно управлять и манипулировать, то для более полного понимания ситуации следует специально разобраться и с элитой, т.е. с образом тех людей, которые либо пытаются управлять другими, либо реализуют себя в действительно достойных делах, стремясь преодолеть в себе чувство массы и стать личностью. Взаимосвязь массы и элиты проявляется и в том, что, как отмечает А. Мёнегетти, «великий героине мог бы существовать, если бы не было массы, которую надо одолеть» (Мёнегетти, 1996. С. 38). «...Масса видит себя в вождях, узнает и как бы обобщает в них себя», — пишет С. Московичи (Московичи, 1996. С. 26).

Таким образом, специальное психологическое рассмотрение элитарности — это еще одна попытка осмыслить традиционную для психологии проблему личностного развития, самоактуализации, самотрансценденции, самоопределения, но в несколько новом контексте, в контексте соотношения массы и элиты, где акцент делается именно на понимании образа «элитарного» как возможного идеала для самоопределяющегося человека, быть может, и пытающегося преодолеть в себе «раба массы», но не знающего, как это сделать и на что при этом ориентироваться.

Кроме того, введение понятия «элитарные ориентации», может, на наш взгляд, рассматриваться как еще одна попытка интеграции достаточно разрозненных понятий, так или иначе затрагивающих проблему самоопределения, например, таких понятий, как самоактуализация, самотрансценденция, установка на соперничество, аттитьюд и т.п. (соотношение этих и других понятий с «элитарностью» еще будет рассмотрено ниже). Главным интегрирующим принципом для понятия «элитарность» как раз и могла бы быть ориентация на самые лучшие, самые престижные, труднодостижимые и т.п. жизненные смыслы. Причем такие ориентации являются не только «привилегией» реальных представителей элиты, но достаточно распространены (в виде идеалов и фантазий) у многих представителей так называемой «массы». 3. Особая значимость проблемы «элитарности» в условиях современной России, когда реально происходит очередная «смена элит» и значительно облегчен доступ для многих представителей так называемых «социальных низов» в «высшие слои общества» (см. Афанасьев, 1996). Перспектива такого относительно легкого, без особых интеллектуальных и душевных затрат перемещения «из грязи в князи» вдохновляет очень многих людей, особенно часть самоопределяющейся молодежи и их тщеславных родителей. На слуху у многих людей ранее редко употреблявшиеся слова типа «бомонд», «богема», «истеблишмент». Возрождаются дворянские традиции, более того — титулы стали продаваться и т.п. Добавим к этому: само появление общественного феномена под названием «новые русские» может быть уточнено как появление именно «новой элиты». Психологически осмыслить это явление — значит, во многом понять и перспективы развития страны в ближайшем и отдаленном будущем.

4. Все возрастающий интерес клиентов к выбору наиболее «престижных профессий» с перспективой дальнейшей «блистательной карьеры» (в профессиональном консультировании), интерес к построению перспектив личностного роста как «самоулучшения» (в различных направлениях психотерапии) и др. Некоторые профкон-сультанты признаются, что при составлении картотек профессий уже выделяют группы «элитных профессий» (для нашего времени — это профессии типа юрист, менеджер, секретарь-референт, дипломат, журналист...). Примечательно, что именно в контексте рассмотрения профориентационных проблем (на стыке педагогики и психологии) стали появляться работы типа «Школа массовая и элитарная: перемены в.деятельности и карьеры учащихся» (Чередниченко, 1996).

Напомним также, что понятие «образовательные учреждения элитарного типа» включено в «Закон Российской Федерации об образовании» (1992), что отражено в Разделе 5, ст. 50, п. 13: «Органы государственной власти и управления могут создавать образовательные учреждения элитарного типа для детей, подростков и молодых людей, проявивших выдающиеся способности... Критерии отбора обучающихся в указанные образовательные учреждения определяются учредителями и доводятся до общественности». Правда, сразу же возникает проблема определения критериев отбора, т.е. критериев «элиты»... Нам представляется, что просто «выдающиеся способности» еще не дают основания говорить о настоящей элите, тем более что психологи сами еще до конца не разобрались, что же из себя представляют эти «выдающиеся» способности. Известный психолог В.П. Зинченко отмечает в этой связи: «Я предпочитаю определять коэффициент интеллектуальности не с помощью тестов, а по выражению лица. Несмотря на огромные усилия по установлению валидности тестов, многие из них так и остаются инвалидными» (Зинченко, 1995. С. 15). Таким образом, проблема если и не строгого определения, то хотя бы «понимания» элитарности приобретает не только теоретико-методологическое, но и практическое, жизненное значение.

5. Необходимость помощи самим психологам (студентам и уже работающим специалистам) в построении наиболее достойного, лучшего (в определенном смысле—и элитного) образа себя как профессионала. Заметим, что сами психологи и психотерапевты вполне могут претендовать по роду своей деятельности на то, чтобы рассматривать себя как представителей интеллигенции, т.е. лучшей (в определенном смысле — и элитной) части общества. Поскольку это последнее обстоятельство может вызвать определенный внутренний протест у части психологов (например, по соображениям ложной скромности или по причине необычности самой проблемы элитарности), то есть смысл кратко рассмотреть это в следующем специальном разделе.

^ 1.2. Проблема поиска идеала для самих психологов-консультантов

Как уже отмечалось во введении, не все психологи восприняли проблему элитарных ориентации как актуальную и значимую для себя. Но то, что многие из них хотя бы в глубине души стремятся к лучшему, у нас сомнения не вызывает. Проблема в данном случае заключается лишь в том, что понимать под этим «лучшим» и какими словами это обозначать...

Стремление к элитарному идеалу в профессиональной деятельности психолога совсем не следует понимать как желание «возвыситься» над клиентами или, что еще страшнее, над своими коллегами-психологами... В наиболее достойном (и наиболее сложном) варианте речь идет о стремлении стать лучше самого себя, что вполне соотносится с традиционно понимаемой самоактуализацией (по А. Маслоу) и самотрансценденцией (по В. Франклу). Но это невозможно без построения образа, идеала, к которому осознанно или подсознательно стремится каждый уважающий себя специалист. Перефразируя известное изречение, можно сказать: «Плох тот психолог, который не мечтает стать хорошим (еще лучше) психологом». В данном случае важно не столько достижение какого-то профессионального уровня, а именно стремление, ориентация на что-то еще более совершенное, т.е. то, что и названо «элитарной ориентацией». Идеал как бы перемещается из плоскости конкретного достижения в плоскость творческого напряжения, переживания, поиска и особой радости по поводу своего не прекращающегося профессионального и личностного роста. Соответственно, психолог, у которого в профессиональном плане уже все «без проблем», — это не элитарный идеал.

Мы прекрасно понимаем, что само упоминание об «элитарных ориентациях» психологов может быть воспринято кем-то как что-то нескромное, а то и неприличное, ведь некоторые психологи иногда убеждают себя в том, что они «такие тихие, такие скромные, совершенно не помышляют о том, чтобы казаться лучше, чем они есть». Нам представляется, что такая ложная скромность способна привнести в психологическую практику дополнительные проблемы. Например, некоторые потенциальные клиенты могут и не обратиться к психологу, который сам не стремится стать лучше или не изображает из себя представителя престижной и элитной профессии. Известно также, что одним из условий эффективной психотерапевтической помощи является созданный в сознании клиента «психотерапевтический миф», особая «атмосфера», сопричастность к чему-то необычному, а то и непостижимому, что и создает основу для улучшения состояния клиента (см. Огинская, Розин 1991).

Кроме того, у самого психолога-скромника не будет не только внешних, но и внутренних стимулов к саморазвитию и самосовершенствованию, в том числе и стимула для понимания проблемы «элитарности». Еще Г. Лихтенберг говорил: «Скромник для меня более несносен, чем хвастун. Хвастун признает за каждым достоинство, излишне же скромный человек, по-видимому, презирает того, перед кем скромничает» (см. Разум сердца, 1990. С. 244). Естественно, мы не призываем к «хвастовству», а лишь к тому, чтобы при анализе достаточно деликатной проблемы элитарности обойтись и без самообмана, основанного на ложной скромности.
^ Глава 2. ЭЛИТАРНОСТЬ КАК ФЕНОМЕН ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

2Л. Традиционное (энциклопедическое) представление об элите
Слово «элита» (от франц. — еШе) определяется в своем первом значении как «лучшие, отборные семена, растения или животные, полученные в результате селекции для дальнейшего размножения или разведения» (см. Словарь иностранных слов, 1988. С. 582). В словаре С.И.Ожегова «элита» в своем втором (более употребляемом) значении определяется как — «лучшие представители какой-нибудь части общества» (Ожегов, 1973. С. 834). Но уже в энциклопедических словарях выделяют понятие «элиты теории», которые определяются как «социально-философские концепции, утверждающие необходимость деления общества на высшие, привилегированные слои — элиту, и остальную массу людей» (см. Советский энциклопедический словарь, 1980. С. 1560; Философский энциклопедический словарь, 1983. С. 794).

Именно в таком значении «элитарность» и понимается многими людьми. И именно это отражают многочисленные публикации в «бульварной периодике», посвященной образу жизни «сильных мира сего». В последнее время стали появляться даже журналы (или разделы в журналах) под названием «Элита», «Престиж» и др., которые посвящены совсем не семенам и растениям, а именно преуспевающим людям. Правда, в это же время появляются и журналы типа «Медведь», которые и по структуре, и по содержанию близки «Элите» и «Престижу»...

^ 2.2. Образ элитарного на уровне обыденного сознания

Условно можно выделить основные характеристики элитарного образа жизни, на которые ориентируются многие люди, пытающиеся для себя отличить «элитное» от «не элитного»:

1. Наличие у элиты власти. Заметим, что во многих социологических теориях элиты власть является важнейшей ее характеристикой (Афанасьев, 1996; Миллс, 1959; Фролова, 1995, и др.). Несколько иронизируя над современной ситуацией, М.А.Фролова пишет: «Основной тезис неоэлитизма: «демократия» — это «власть народа», но ответственность за выживание демократии лежит на плечах элиты; элита должна править, чтобы «власть народа» выжила...» (Фролова, 1995. С. 61).

2. Недоступность элиты для подавляющего большинства людей. В этом смысле даже те, кто просто «соприкасаются» с представителями элиты, обычно очень гордятся этим. (Естественно, по-настоящему достойный человек гордится совсем по другому поводу).

3. Непонятность элиты (недоступность пониманию), часто обусловленная действительно более качественным образованием и воспитанием представителей элиты, а также особыми ритуалами и правилами поведения «высших слоев» общества. И даже выставляемые на показ роскошь и власть элиты служат скорее не столько для просвещения массы, сколько для еще большего подтверждения загадочности и таинственности «элитарного» (почти «священного» — для многих обывателей).

4. Элитарное нередко воспринимается как «запретное»: только представители так называемой элиты могут позволить себе то, что для обычных людей считается предосудительным, «срамным», кощунственным и т.п. Но элите многое прощается, ведь как известно, «то, что не позволено быку, позволительно Юпитеру...». Элита может даже находится в серьезном противоречии по отношению к существующим общественным нормам и морали, т.е. в каком-то смысле часть элиты может быть асоциальной и даже антисоциальной... Тогда, как от обычных людей требуется повсеместное соблюдение существующих норм жизни и поведения... А вот элите многое

прощается, вплоть до нарушения законов (элита может «откупиться» от судей, элита использует свои связи в «высших слоях» общества, элиту стремятся защищать «лучшие» адвокаты, элиту начинает жалеть публика и т.п.).

Правда, и среди самой элиты право на «запретное» распределено неодинаково. В большей мере оно предоставлено тем, кто в самих элитных группах («тусовках») занимает более привилегированное место. Право на «запретное» очень относительное (относительно тех, кто стоит рангом «ниже»).

5. Богатство элиты, лежащее в основе ее яркого и эффектного образа жизни, вдохновляющего многих простых людей на карьеру, а то и просто на «фантазии» о «сказочном» улучшении своей жизни. Заметим, что очень многие детские сказки как раз и формируют в сознании ребенка идею о необходимости и привлекательности превращения из простолюдина в принцы, в вельможи (в современных сказках — это превращение из нищего в сказочно богатого...).

6. Связи-знакомства с «сильными мира сего». Нередко обладатель таких связей сам предстает перед окружающими почти как представитель элиты.

7. Для некоторых людей элитарное связано с чем-то лучшим, идеальным и даже недоступным для понимания большинства. Это могут быть высшие идеалы добра, справедливости, истины. Проблема здесь в том, что часто эти идеалы, действительно, слишком непонятны... Но это может быть и «харизматический» образ элитного человека, основанный скорее не на знании, а на вере, на бездумном преклонении. Недаром некоторые авторы (например, М.Гинсберг) отмечают, что «имеется подсознательная жажда людей иметь лидера, чтобы быть ведомым, чтобы подчиняться власти» (цит. по Ашину, 1966. С. 31).

8. Для некоторых людей «элитарным» может считаться человек, действительно, обогативший культуру, сделавший что-то выдающееся (даже безотносительно к его богатству или бедности).

9. Иногда элитарное воспринимается с иронией. Например, Г. К. Честертон определяет «аристократию» — «не как класс, а как порок, обычно не слишком тяжелый», и отмечает, что в «христианских странах к дворянину относились чуть насмешливо, хотя в великих походах и советах он обретал иногда право на почтение» (Честертон, 1991. С. 446-447).

10. Представление об «элитарном» охватывает не только высшие привилегированные слои общества, обладающие властью, но относится к самым разнообразным сферам жизни. Например, В.Франкл говорит о «лагерной элите» (старостах, работниках кухни, стукачах-осведомителях и др.), характеризуя соответствующих людей как «важных персон», которые «компенсировали примитивное чувство неполноценности» и «наконец-то добились успеха», что проявлялось иногда в «мании величия» и отражалось «в реакции обозленного и завидующего большинства на поведение этого меньшинства» (Франкл, 1990. С. 133—139). Таким образом, элита —это люди, обладающие определенными привилегиями и приближенные к недосягаемой властной силе, от которой зависит большинство.

11. К «элитарному» в обыденном сознании может быть отнесено то, что вызывает зависть, страх, ненависть, преклонение, восхищение, но все это должно быть достаточно значительным, отличающимся от ценностей обыденной жизни, от ценностей и достижений обычной массы людей. Примечательно, что выдающийся философ современности Ортега-и-Гассет определяет элитарное как антнмассовое и отмечает, что «лишь те, кто способен преодолеть предрассудок большого количества людей — элита» (цит. по Гарину, 1992. Т. 2. С. 475).

Как видно, феноменология элитарности достаточно сложная и противоречивая, что осложняет четкое определение элитарных ориентации. Однако все-таки можно выделить следующие обобщенные характеристики «элитарности» как общественного феномена:
1. Престижный род деятельности или образ жизни.

2. Возможность влиять на сознание и на жизнь многих людей (власть, в том числе и власть над сознанием, над помыслами людей).

3. Труднодоступность данной деятельности или образа жизни (высокий социально-профессиональный статус, высокое место в общественной иерархии, а также трудность удержания уже достигнутого статуса, что порождает в среде элиты многочисленные склоки, амбиции, выяснения отношений и что вызывает особый интерес у представителей массы).

4. Таинственность, загадочность, непонятность элиты, связанная с особыми качествами (образованием, манерами поведения) людей, пребывающих в «высших слоях», и с особыми правилами взаимоотношений между этими людьми. Нередко даже представители творческих профессий (артисты, журналисты) совершают «странные», вызывающе скандальные поступки для поддержания своего «профессионального эпатажа». Все это создает особый «ореол таинственности» элиты, особую «атмосферу» самого соприкосновения с представителем элиты.

5. Элита может позволить себе частично отступать от общественных и моральных норм, т.е. позволить себе «запретное». Публика, представители массы относятся к этому с «пониманием», хотя в своей среде (обычных, нормальных людей) любые отступления от существующих норм поведения жестко пресекаются как на уровне закона, так и на уровне общественного порицания.

6. Известность, знаменитость элиты (это может быть не только «имя» человека, но и простое упоминание престижной социально-профессиональной прослойки, например, «менеджер», «фотомодель», «продюсер», «юрист в коммерческой фирме».., а ранее — «физик-ядерщик», «геолог», «разведчик»...). Элита обладает привилегией «быть на слуху». Как писал известный американский социолог Р. Миллс, «большинство американцев воспринимают высшие круги преимущественно как известную группу знаменитостей» и что люди массы «испытывают платоническое удовольствие, когда читают и слышат о привилегиях богачей из мира корпораций, о ночных шалостях профессиональных знаменитостей и об угрюмо-счастливой жизни мультимиллионеров» (Миллс, 1959. С. 460-461).

7. К основным характеристикам элитарности как общественного феномена можно добавить и высокие достижения в какой-либо области деятельности, и успешную карьеру (даже без особых достижений), и особые привилегии (в том числе и незаслуженные), и многое другое, что отличает простого человека от «избранного судьбой» (а может, и самостоятельно избравшего, построившего свою судьбу...).

И все-таки противоречивость и разнообразие характеристик «элитарного» не мешает многим людям выстраивать некий образ чего-то лучшего, чем они наблюдают в своей обыденной жизни. А непонятность (и даже непостижимость) элиты делает ее еще более притягательной. Элита нужна обывателю не только для того, чтобы восхищаться ею, но и для некоторой идентификации с ней (что проявляется в постоянном стремлении одеваться, говорить, переживать так, как это делают «господа»). Если бы элиты вдруг не стало, обыватель ее сразу бы выдумал, что и происходит повсеместно...
^ 2.3. Представления человека об элитарности как регулятор его жизненных выборов

Представления людей об элитарном могут быть рассмотрены и как некий идеал, то есть «образец совершенства, высшая и конечная цель стремлений, деятельности»

(см. Словарь иностранных слов, 1988. С. 182), связанный с перечисленными выше характеристиками и к которому реально или в мечтах-фантазиях стремится элитарно-ориентированный человек. Как пишет С.Моско-вичи, в современных цивилизациях, «где толпы играют ведущую роль, человек утрачивает смысл существования, как и чувство «Я»... Отсюда же его поиск идеала или веры, его потребность в каком-то образце, который позволил бы ему восстановить ту целостность, которой он жаждет. Эта, по выражению Фрейда, «психологическая нищета масс» достигает всемирных масштабов. Она и составляет фон, на котором авторитетные, или харизматические, вожди... заново творят мощные общественные связи» (Московичи, 1966. С. 28—29).

Элитарность уже давно и серьезно исследуют философы (Ницше, 1995; Ортега-и-Гассет, 1998), социологи (Миллс, 1959; Фролова, 1995), политологи (Афанасьев, 1996), криминологи (Пирожков, 1994) и даже биологи (этологи), рассматривающие взаимоотношения между различными животными (Дольник, 1994; Плюснин, 1990). Если для философии проблема элитарности связана с пониманием справедливости и неравенства, для социологии — с властью (взаимоотношением элиты и массы), для криминологии — со стратификацией и особыми взаимоотношениями в преступных сообществах, а для этологии — с иерархическими взаимоотношениями между животными в стаде, основанными на врожденных программах, то для психологии специфику рассмотрения элитарности еще предстоит уточнить.
В психологических научных направлениях больше известны работы по проблемам лидерства и взаимоотношениям людей в малых группах (Берн, 1988; Кричев-ский, Дубовская, 1991), по исследованию конформизма (Чудновский, 1971), по проблемам социализации личности (Андреева, 1994; Основы социально-психологической теории, 1995) и др. Правда, в социально-психологических исследованиях все больший интерес проявляется и к так называемому «активному меньшинству», влияние которого на участников группы оказывается нередко более значимым, чем традиционно выделяемое влияние большинства (Токарева, Донцов, 1966). В психотерапии также рассматриваются близкие к элитарным ориентациям понятия, например, самоактуализация (Маслоу, 1982), самотрансценденция (Франкл, 1990), установка на соперничество (Хорни, 1982) и др.

Но обычно при этом не делается акцент на собственно стремление к элитарности, хотя элитарность постоянно подразумевается. В профориентации в качестве одного из важнейших факторов профессионального выбора называют «престижность выбираемой профессии», «уровень притязаний» как «свойственное данному человеку представление о том, какого места среди людей он заслуживает» (Климов, 1990. С. 126). В последнее время много говорят об «акмеологии» (от древнегреч. «акме» — «ах18» «острие, вершина»), изучающей наивысшие профессиональные достижения в наиболее плодотворный период жизни человека (Бодалев, 1995, 1998; Ситников,

1996).
Е.И. Головаха отмечал, что «важнейшей предпосылкой успешной самореализации человека в будущем является... система ценностных ориентации» и что «ценностные ориентации, жизненные цели и планы составляют ядро жизненной перспективы, без которого она утрачивает свою основную функцию регулятивную» (Головаха, 1988. С. 15, 23). Таким образом, построение жизненной и профессиональной перспективы (карьеры и самоопределения в самом широком смысле) имеет в своей основе ценностные ориентации, которые, по словам Е.И. Головахи, хотя и «не имеют той определенности, которая присуща сформированным на должном уровне целям и планам», но «обеспечиваютустойчивостьличности в момент «кризиса нереализованное™» (Головаха, 1988. С. 12). Важно добавить, что это именно ориентации на что-то лучшее, т.е. ориентации на общепринятые для данного общества ценности, а в идеале — на ценности культуры (при условии принятия их и данным человеком), которые вполне соотносимы с понятиями престижности и элитарности.

Исходя из специфики психологии — науки о психическом, важнейшей характеристикой которого является именно «субъектность» (см. Петровский, 1996; Слобод-чиков, Исаев, 1995; Татенко, 1996), элитарность следует рассматривать в контексте осознания человеком себя в качестве представителя элиты или в качестве представителя массы на уровне сознания конкретного субъекта (индивидуального или группового, коллективного). Элитарно-ориентированный субъект не только воспринимает нормы определенного образа жизни, но и способен к рефлексии своих ориентации, а главное — способен проявлять творчество (внутреннюю активность, спонтанность, инициативность, творчество) в стремлении к определенному элитарному идеалу.

Правда, сразу же возникает проблема: способен ли каждый человек к такому осознанию элитарного идеала, к рефлексии своих стремлений и к реализации этих стремлений? Вероятно, одна из задач психологической консультации и должна быть направлена на повышение уровня субъектности клиента, стремящегося к самосовершенствованию. Иными словами, чтобы стремления к совершенству имели более осмысленный (субъектный) характер, необходимо еще организовать специальную психологическую помощь самоопределяющемуся человеку. Если же элитарные ориентации ^сформированные (хаотичные, импульсивные, бессмысленные), то и жизненные выборы будут соответствующие. Например, в профконсультации нередко можно встретить случаи, когда вроде бы выбирается профессия, а подразумевается престижный (элитный) образ жизни, т.е. как будто чего-то не договаривается, что-то до конца не осознается...
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Похожие:

В профессиональном и личностном самоопределении iconБамберри В. Танцы с семьей: Семейная терапия: символический подход,...
Витакер К., Бамберри В. Танцы с семьей: Семейная терапия: символический подход, основанный на личностном опыте /Перев с англ. А....
В профессиональном и личностном самоопределении icon1. Дайте определение медицинской деонтологии: А) учение о профессиональном...
А) учение о профессиональном долге медицинских работников (врачей, мед сестер и др) перед больными и здоровыми детьми, перед человеком...
В профессиональном и личностном самоопределении iconНормальное психическое развитие имеет строго определенные этапы
Психическое развитие – процесс количественных и качественных изменений, происходящих в познавательном, эмоционально-волевом и личностном...
В профессиональном и личностном самоопределении iconКараваев А. Ф
Педагогическое управление в профессиональном коллективе участковых уполномоченных милиции
В профессиональном и личностном самоопределении iconИзучения нлп. Общая продолжительность курса 10 модулей Участие в...
Программа предназначена для специалистов помогающих профессий, таких как: психологи, учителя и преподаватели, врачи и социальные...
В профессиональном и личностном самоопределении iconВы в профессиональном Интернет-сообществе?
Составьте ассоциативную цепочку из десяти элементов (выберите только свою профессию)
В профессиональном и личностном самоопределении iconВзаимосвязь научной, методической и учебной деятельности в профессиональном...
Система подготовки научно-педагогических кадров в сфере физической культуры и спорта
В профессиональном и личностном самоопределении iconСеминарские занятия по нпоо
Правовые основы современной российской системы образования – закон «о высшем и послевузовском профессиональном образовании» (от 22...
В профессиональном и личностном самоопределении iconСеминарские занятия по нпоо
Правовые основы современной российской системы образования – закон «о высшем и послевузовском профессиональном образовании» (от 22...
В профессиональном и личностном самоопределении iconЗакон от 22. 08. 1996 n 125-фз (ред от 03. 12. 2011) "О высшем и...
Статья Правовое регулирование отношений в области высшего и послевузовского профессионального образования
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница