В профессиональном и личностном самоопределении


НазваниеВ профессиональном и личностном самоопределении
страница14/35
Дата публикации05.03.2013
Размер6.1 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Психология > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   35
Глава 14. САМООПРЕДЕЛЯЮЩАЯСЯ ЛИЧНОСТЬ

^ В КОНТЕКСТЕ СООТНОШЕНИЯ

МАССЫ И ЭЛИТЫ

14Л. Жизненный успех как перемещение на более престижный социальный уровень
В психологическом плане проблема соотношения массы и элиты аккумулируется в вопросе: всегда ли человек, не обладающий никакими внешними признаками элитарности (деньгами-капиталами, властью, знаменитостью и др.), ощущает себя представителем «массы» или же он способен ощутить свою избранность, свою полноценную элитарность, даже без признания этого окружающими?.. Современный человек, даже несмотря на провозглашенные «свободы» и «демократии», имеет множество возможностей ощутить свою никчемность, ущербность, малозначительность по сравнению с «сильными мира сего».

Некоторые авторы считают при этом, что причиной многих психических заболеваний является осознание неудачи в борьбе за жизненный успех, когда теряется чувство уверенности, чувство собственного достоинства и ощущение творческих сил (Ашин, 1966. С. 152).

В. Паккард в своей работе «Искатели статуса» пишет: «Мы предназначаем десятки миллионов наших сограждан на определенные роли в жизни, где бесполезны любые устремления. И в их незавидном положении мы даже лишаем их таких удовольствий, как чувство уверенности, чувство собственного достоинства и ощущения творческих сил. И в общественном плане мы смотрим на них свысока» (цит. по Ашину, 1996. С. 152). Известен, правда, и обратный феномен, когда добившиеся явного общепринятого успеха люди вдруг «разочаровываются» в жизни, теряют интерес к своему делу, а иногда и кончают жизнь самоубийством.
14.2. Успех как творческая самореализация без изменения социометрического статуса
Вероятно, для людей, думающих, обладающих определенными талантами, мало оказывается внешних показателей (внешней элитарной атрибутики) состоятельности основного дела их жизни. Прекрасно сказал об этом выдающийся отечественный драматург В.С. Розов, который в беседе с бывшим министром культуры П.Н. Де-мичевым просил его: «...прекратить раздавать навсегда эти ордена и звания. Это развращает людей, люди начинают завидовать друг другу... Есть имя. Если мы говорим Шаляпин, то совершенно неважно, какие у него были ордена... У человека есть его имя, и он должен украшать свое имя. Что за доблесть — я всю жизнь писал пьесы. Это мое призвание, это моя радость, за что меня награждать? Это желание находиться в кругу придворных, оно давно идет... У интеллигенции есть свои права и обязанности. Ей незачем быть при власти» (Розов, 1996. С. 6).

Но если даже у творческой интеллигенции в последнее время проявляется тяга к наградам и почестям (даже у тех любимых и известных сатириков, которые еще совсем недавно сами талантливо высмеивали «наградома-нию»), то что же делать простому человеку, которому также хочется обладать символами элитарности и показателями приближенности к власти?..

Заметим, что нередко стремлению к этому посвящается немало сил, талантов и времени, что в свою очередь постепенно превращается для таких людей в главный смысл профессионального и личностного самоопределения.
^ 14.3. Психологические характеристики массового общества
Характеризуя «массовое общество», Р. Бредбери писал: «Люди ни о чем не говорят... Сыплют названиями — марки автомобилей, плавательные бассейны — и ко всем прибавляют: «Как шикарно!» Произведения классиков сокращены до пятнадцатиминутной радиопередачи... Как можно больше спорта, игр, увеселений — пусть человек всегда будет в толпе, тогда ему не надо думать...

Слово «интеллектуальный» стало бранным словом» (цит. по Ашину, 1966. С. 149—150). Примечательно, что бэрчисты (крайне правые полуфашисты — «Общество Дж. Бэрча») сожгли в свое время дом Р. Бредбери... И, видимо, не зря Рей Бредбери написал следующий эпиграф к своему знаменитому рассказу «451° по Фаренгейту»: «Если тебе дадут линованную бумагу — пиши поперек» ...

Все это свидетельствует о том, что у человека даже в условиях откровенного тоталитаризма (или конформизма) все-таки есть шанс стать выше изначально предназначенного ему положения — быть частичкой массы, только этим шансом еще надо суметь воспользоваться. При этом многие авторы связывают выход человека за рамки предначертанной ему роли с тем образованием, которое он получает.

Например, Г. Меджид говорит об управлении обществом по аналогии с управлением машиной и делит на три части (близко к идеям Платона о трех частях души), при этом для каждой части характерен свой уровень образования:

1) массы — это водитель, которому объяснили, какую кнопку и педаль нажимать в каждом конкретном случае (для таких людей характерно «обучение на основе тщательно написанной историй, рассказов о героях, путем примеров и принудительного ритуала», где главное — воспитание лояльности еще с детства);

2) элита — механики, которые понимают сущность машины, принципы работы мотора и т.п. (воспитание такой элиты осуществляется через воспитание лидеров, где уже требуется выйти за пределы мифов и стереотипов и изучать реальные факты политической жизни; воспитание — реалистическое, без «политической болтовни»);

3) философы сверхэлиты — уровень инженера, который может конструировать машины, изменять и совершенствовать их (воспитание — это знакомство и достижение «истины о политических проблемах, истины об основах политической жизни, как нормативных, так и действительных») (цит. по Ашину, 1966. С. 64—65).

Можно было разделить всех людей на следующие условные группы: 1) собственно элиту (хотя и здесь можно говорить о подлинной элите и псевдоэлите — см. подробнее главу 12); 2) окружение элиты (лакеев, «придворных» и т.п.); 3) тех, кого называют «массой». Интересно то, что часто один и тот же человек часто выступает в разных позициях, например, в каких-то группах он — лидер, элита, а в других ситуациях — подчиненный (либо «придворный», либо просто масса), т.е. все относительно. Сам путь в элиту для многих (но, слава Богу, не для всех!) лежит через лакейство, и в этом один из смыслов существования второй группы — окружения элиты. Как писал С.Московичи, человек «добивается продвижения (в карьере) в соответствии со своей способностью лишать людей их свободы и сам унижаясь» (Московичи, 1996. С. 75).

Идеал «плюралистической демократии», по мнению К. Мангейма, связан с тем, что культурные ценности вырабатываются элитой и что в здоровом обществе существует социальная дистанция между элитой и массой. Для гармоничного развития личности необходимо свободное время. Заметим, что еще К. Маркс говорил о свободном времени как об «активном бытии человека» и о «пространстве его развития» (Маркс, 1984. С. 106). К.Ман-гейм считает, что человек массы должен работать, чтобы существовать, его судьба — специализация (см. Ашин, 1966. С, 101). Но в свое время К.Маркс говорил о такой специализации как о «профессиональной идиотии», о «профессиональном кретинизме», считая, что сама «природа крупной промышленности обусловливает перемену труда, движение функций, всестороннюю подвижность рабочего». Причем именно постоянная смена «различных общественных функций» и «сменяющие друг друга способы жизнедеятельности» и составляют идеал «гармонично развитого индивида» (Маркс, 1984, 1984а).

Рассматривая основные отличия толпы от публики, С. Московичи писал, что «толпы соотносятся с публикой как общественное тело с общественным духом». Если масса — это неорганизованное сообщество, толпа — более организованное образование, а публика — это еще более организованное явление и прежде всего организованное с помощью современных средств массовой информации (СМИ), которое еще в большей степени, чем толпа, дает людям ощущение «духовного единства». Но это скорее лишь иллюзия единства с другими людьми, т.к. сама идея такого единства просто «внушается» всем одинаково, т.е. человек приходит к этой идее не сам, а под воздействием «гипноза СМИ» (Московичи. 1996. С. 240-243).

Интересное разделение массового, общинного, тоталитарного и плюралистического общества предложил В. Корнхаузер:

— «Массовое общество» — это социальная система, в которой элиты весьма доступны влиянию со стороны неэлит, а неэлиты весьма доступны для мобилизации их элитой»...

— «Общинное общество» характеризуется недоступностью элит и неподатливостью масс...

— «Тоталитарное общество» характеризуется недоступностью элиты и податливостью массы...

— «Плюралистическое общество» (как идеал В. Кор-нхаузера) характеризуется ликвидацией социальной атомизированности, объединенностью людей в многочисленные группы (социальные слои, организации, союзы, добровольные общества...); эти группы являются достаточно многочисленными и равными по силе — это как гарантия узурпации какой-либо группой власти (цит. по Ашину, 1966. С. 111-115).

Поскольку Россия еще только находится на пути к подлинной демократии, что приводит к растерянности не только самоопределяющихся людей, но и к растерянности специалистов, пытающимся помочь им в решении столь сложной задачи в новых культурно-исторических условиях, то интересно будет сравнить высказывания различных авторов о роли личности в общественной жизни.

Однако и в условиях более демократических систем массы все-таки не имеют реальной возможности проявить свой творческий потенциал при управлении государством и обществом. Известный итальянский социолог А. Куарто отмечал: «Народы, хотя они и живут в эпоху референдума и народного голосования, составляют только аморфные массы, движимые избранниками, ведущими массы на поводу» (цит. по Ашину, 1966. С. 121).

Аналогичные мысли высказывал и Э. Фромм: «... свобода, достигнутая современными демократиями, предполагает обещание развития человека... Но и при демократии это всего лишь обещания, но не исполнение обещанного... мы тоже подчиняемся власти силы, невласти диктатора или политической бюрократии, действующей с ним заодно, а анонимной власти рынка, успеха, общественного мнения, «здравого смысла» — или, вернее, общепринятой бессмыслицы...» (Фромм, 1992. С. 236-237).

Выдающийся психотерапевт и мыслитель В. Франкл, выступая осенью 1992 года в конференц-зале главного здания МГУ им. М.В. Ломоносова на Ленгорах, говорил: «Тоталитаризм, идущий с востока, страшен, но конформизм, идущий с запада, не менее страшен, и вы в России пока еще этого не осознали...».

Попытку выделить основные «свойства массы» предпринял Э. Канетти:

1) масса всегда стремится расти;

2) внутри самой массы господствует равенство: «Ради такого равенства люди и превращаются в массу»;

3) масса любит плотность: «Не должно быть чего-то в промежутках между людьми, не должно вообще быть промежутков, по возможности все должно стать ею самою»;

4) масса требует направления, она в движении и двигается по направлению к чему-то: «Направление, общее для все участников, усиливает ощущение равенства... Страх перед распадом, всегда бодрствующий в массе, позволяет направить ее к какой-либо цели. Масса существует пока есть недостигнутая цель» (Канетти, 1998. С. 330-331).

Г.К. Ашин (1966. С. 120) на основании анализа зарубежных авторов также пытается выделить основные характеристики «массового общества»:

1) современная эпоха — «царство толпы», «векмасс», оставшихся без руководства со стороны элиты;

2) иррациональность массового сознания (как показатель психопатологии масс);

3) массы — как «сниженный уровень человечества», когда происходит нивелировка, «усреднение человека в массе»;

4) стандартизация «массового человека», порабощение его средствами массового общения, стандартизация массовой продукции, вкусов, образа жизни;

208

5) появление психологического типа человека, порабощенного коллективом, социально отчужденного, ато-мизированного, «ориентирующегося на других»;

6) конформизм личности в массе; упадок культуры, становящейся «массовой»;

7) кризис личности в «массовом обществе», рост социальных болезней.

Ортега-и-Гассет в работе «Восстание масс» (1930) отмечал, что главная черта современной социальной жизни — ее «омассовление». Современные массы — это не прежние социальные «низы», а продукт именно индустриального общества, порождающего особый тип «массового человека». Основные характеристики массового общества (по Ортега-и-Гассету):

а) потребительский паразитизм;

б) воинствующий примитивизм (право на вульгарность);

в) нигилизм (право на безнравственность).

К этим характеристикам мы могли бы добавить и следующие:

1) стандартность идеалов и ценностей, которая задается с помощью «единой шкалы» для оценки жизненного успеха (в виде денег и представлений о престиже), формируемых с помощью современных СМИ;

2) недопустимость иных вариантов счастья, кроме того, который пропагандируется СМИ. Иногда по отношению к тем, кто осмеливается быть «счастливым по-своему», проявляется настоящая агрессия, чем-то напоминающая агрессию начальника или какого-то иного вождя-лидера, когда кто-то в его присутствии просто смеется или как-то иначе демонстрирует свое большее «счастье». В современном мире самым счастливым «положено быть» тому, кто в большей степени соответствует образу, умело рекламируемому через политическую, художественную или товарную рекламу...;

3) цинизм образа стандартного счастья, выражающийся в том, что такой образ пропагандируется на фоне самых красивых разговоров о свободе, демократии, культуре, истине и т.п. В итоге очень быстро самые благородные понятия не только обесцениваются, но и меняют свой смысл на противоположный, т.е. «количество» частого и неоправданного употребления сводит на нет и само «качество», смысл этих понятий. Происходит то, что называется «опошлением» святынь...

^ Вопрос для практических психологов: что лучше, помочь человеку вырваться из массового сознания или, наоборот, формировать у него массовое сознание (как реальный гарант счастья)?..
^ 14.4. Деньги как важнейшая реальная («общечеловеческая») ценность массового сознания
При совершении важных жизненных выборов и поступков человек может опираться на свои представления о «должном» и «справедливом», но если он не уверен в своих представлениях, то он неизбежно обращается к* подобным представлениям, сложившимся в культуре, в частности, к «общечеловеческим ценностям». Однако что именно представляют из себя «общечеловеческие ценности», четко и понятно сказать очень сложно.

Можно условно выделить следующие подходы к пониманию «общечеловеческих ценностей»:

1. Религиозный подход. Например, многим известно высказывание: «Христианские заповеди — основа общечеловеческих ценностей». Естественно, никто не отрицает роли христианства в становлении современной европейско-американской культуры. Но, во-первых, мало кто толком знает эти заповеди, а во-вторых, как быть с представителями других религиозных конфессий и с атеистами?

2. Правовой подход, основанный на принятых и подписанных многими странами документах: «Всеобщая декларация прав человека», «Конвенция о правах ребенка» и др. Но и эти документы мало кто знает (особенно в современной России). И мало кто знает, что во «Всеобщей декларации прав человека» в ст. 23, пункте 2 записано: «Каждому человеку, без какой-либо дискриминации, гарантируется равная оплата за равный труд», а нам уже успели внушить, что учитель должен зарабатывать в десятки и даже в сотни раз меньше, чем какой-нибудь пронырливый «акционер» бывшего народного предприятия... К сожалению, многие права в таких документах остаются чистой декларацией, т.е. не могут считаться реальными общечеловеческими ценностями.

3. Выделение различных уровней человеческих потребностей (например, в варианте, предложенном А. Маслоу). Но часто высшие уровни потребностей, связанные с идеалами добра, красоты, истины, справедливости и самосовершенствования (самоактуализации), совершенно безразличны для большинства людей. Их больше волнуют простые, понятные и полезные для жизни вещи, а высшие потребности — это лишь для избранных. Поэтому и данный подход не отвечает чаяниям большинства людей, т.е. не может считаться «общечеловеческим».

4. И все-таки можно выделить ценность, на которую ориентируются большинство людей, независимо от вероисповедания, от знания или незнания правовых доку -ментовит.п., — это деньги и прежде всего — «доллары» как самая главная валюта и общепризнанный символ жизненного успеха. В качестве примера, подтверждающего этот «странный» тезис, можно привести рекламный транспо-рант, висевший где-то в феврале 1992 года на Манежной улице в Москве, где было написано: «Народная Академия культуры и общечеловеческих ценностей. Телефон, факс»... и главное — крупными буквами девиз этой Академии: «Экономика. Коммерция. Культура. Финансы»... Как ни вспомнить известную группу психологических тестов под общим названием «убери лишнее слово...».

В своей книге «Тайное значение денег» Югу и Клау-дио Маданес пишут: «Деньги — тема неприличная... Каждый понимает, что деньги часто оказываются причиной счастья или горя, однако почти во всех слоях общества существует всеобщее табу на любые разговоры о нашем личном отношении к деньгам... Деньги — это разновидность энергии, движущая сила нашей цивилизации... деньги тоже могут быть одним из элементов, делающих возможными проявления духовности. Они позволяют нам сострадать, воздавать должное, «любить ближнего своего». Однако погоня за деньгами ради эгоистических целей противоречит духовным ценностям. Где проходит грань между любовью к себе и любовью к другим? (Маданес, Маданес, 1998. С. 5—12). А. Рэнд в своей работе «Концепция эгоизма» также рассуждает о роли денег в нашей культуре: «Любить деньги — значит, понимать, что они пробуждают в нас лучшие силы и стремление обменять свои творения на творения лучших людей... Тот, кто проклинает деньги, заработал их не честно, тот, кто ценит деньги, заслужил их... отношение к деньгам — барометр состояния общества» (Рэнд, 1995. С. 119—120). Но при этом А. Рэнд отмечает: «В основе денег лежит право человека распоряжаться своим трудом и интеллектом... Люди должны обмениваться не страданиями, а товарами - и это нормальные взаимоотношения... Высшую награду получает человек, обладающий высочайшим творческим даром. Это моральный кодекс для тех, чьим инструментом являются деньги» (там же. С. 17). Но к сожалению, деньги часто порождают именно «страдания», а «высшие награды» получают далеко не самые достойные люди...

Также обосновывая преимущества капиталистических ценностей, Людвиг фон Мизес несколько более откровенно рассуждает о проблеме денег И справедливости: «Капиталистическая свобода рынка не предполагает вознаграждения человека согласно его «подлинным» заслугам, неотъемлемым достоинствам и моральному совершенству. Не делает его процветающим и оценка его вклада, с точки зрения «абсолютной» справедливости. Важна только оценка, даваемая его собратьями, которые, однако, применяют исключительно собственные мерки, исходя при этом из своих вкусов, желаний и целей. Именно в этом состоит особенность демократической системы рынка. Потребитель - превыше всего, а значит, он — полновластный хозяин. И он должен быть удовлетворен. В условиях рыночной экономики важно не научное определение ценности, а та реальная оценка, которую дают данной вещи люди, покупая или не покупая ее» (Людвиг фон Мизес, 1993. С. 174). Следовательно, говорить о «высших общечеловеческих ценностях» не так-то просто, раз все зависит от мнения тех, кто готов или не готов за эти ценности платить. Но тогда уместнее говорить о «рынке общечеловеческих ценностей»...

Еще К. Маркс говорил о том, что деньги, капитал — это «опредмеченный, овеществленный труд», где «всеобщее богатство существует предметно, как действительность». В противоположность «опредмеченному, ове-212

ществленному труду» К. Маркс выделяет «живой труд» как «всеобщую возможность богатства, которая реализует себя в действии» (Маркс, 1984. С. 19—20). При этом сами деньги (капитал) далеко не всегда показывают реальную заслугу данного человека в производстве общественно-полезного продукта (К. Маркс прекрасно показал это на примере «отчуждения труда от капитала»). «Так как деньги в качестве существующего и действующего понятия стоимости смешивают и обменивают все вещи, — писал К. Маркс, — то они представляют собой всеобщее смешение и подмену всех вещей, следовательно, мир навыворот, смешение и подмену всех природных и человеческих качеств...» (Маркс, 1984а. С. 16).

Если деньги становятся для человека главной ценностью, то неизбежно происходит подмена его личности (как возможности создавать блага, включая и материальные, утверждая этим свое достоинства) самими этими благами, и в частности — деньгами. «Скажи мне, сколько ты стоишь, и я скажу тебе, кто ты!», а также — «Скажи мне, во что ты одет, в какой машине ездишь, в каком доме, районе и стране живешь...» и т.д. — это все главные лозунги нынешнего времени, называемого нами «эпохой продажности». В таких лозунгах и мировоззренческих позициях проявляется главная идея — важна не твоя личность, а то, сколько она стоит на рынке личностей, т.е. что ты благодаря своей «личностности» можешь «поиметь» с этого мира... В итоге человек (как личность) и деньги как бы меняются местами: не деньги, а сама личность превращается в разменную «монету» для приобретения сначала денег, а потом — благ, т.е. получается — «личность навыворот», как, наверное, сказал бы К. Маркс... Но деньги позволяют оперативно перераспределять блага между людьми, к сожалению, далеко не всегда справедливо, и таким образом также выступают в качестве важнейшего ориентира для стремящихся к утверждению собственного достоинства людей.

На наш взгляд, все-таки возможна более разумная и достойная схема взаимоотношений денег и личности. Согласно такой схеме, не вся личность, а только ее часть участвует в зарабатывании денег (как неизбежный внутренний компромисс), но другая часть личности должна быть ориентирована на деятельность, не ставящую ее в зависимость от «конъюнктуры» различных рынков, т.е. должна быть свободна. Сами заработанные деньги (как плата за неизбежный, но частичный личностный компромисс) частью направляются на приобретение товаров и благ, но другой частью - на создание условий для личностного развития и прежде всего на создание «психологических тылов», расширяющих возможность личности быть свободной и независимой от различных «рынков личностей», где ее могут «купить» или вынудить заниматься тем, что самой ей чуждо. Самое страшное, что грозит самоопределяющейся и самореализующейся личности, — это тотальная неизбежность отдавать себя целиком зарабатыванию денег, и в этом случае разница между личностью и деньгами, действительно, исчезает, т.к. человек сам превращается в «сплошную плату» за блага и свой жизненный «успех».

Как уже отмечалось, деньги — это важнейший элемент культуры, позволяющий оптимизировать многие человеческие взаимоотношения. Деньги это частички души самых разных людей, поскольку аккумулируют в себе их труд, страдания, несостоявшиеся мечты и т.п. И одновременно деньги — это отличный «тест на вшивость», ведь с их помощью можно, действительно, творить добро, но можно использовать их и ради своих эгоистических целей. И в этом снова проявляется право выбора самоопределяющегося человека.

«Общество — это время», и все время хочется воскликнуть вслед за Фаустом: «Прекрасно ты, постой!», — считает С. Московичи. Но «круговерть неудовлетворенных желаний и полагающихся взаимодействий» не позволяет остановиться времени. И с тех пор, как деньги вторглись в человеческие обмены, «они запрещают нам подобные мечтания, которые задерживают последние и растягивают время, — продолжает свои рассуждения С. Московичи, — Движение денег не терпит остановки, застоя: это течение к будущему в виде накопления или страхования сталкивается с противоположным течением, обращенным в прошлое в виде долга или процента» (Московичи, 1998. С. 458). Именно благодаря деньгам, по словам Г. Зиммеля, «отношения современного человека с его окружением в целом развиваются таким образом, что он сторонится той группы, которая к нему ближе всего, чтобы сблизиться с теми, кто находится от него дальше всего» (цит. по Московичи, 1998. С. 457).

«Время — это пространство денег, и оно превращает их в своеобразную вселенную, где ни одна вещь не пользуется необходимой передышкой, чтобы укрепиться и приобрести завершенный характер... они обладают энергией, которую искали физики, способную, никогда не истощаясь, вращать машины. Так, по Зиммелю, «мир приобретает вид вечного двигателя»... Не Маркс ли сказал, что деньги — единственный постоянный товар среди всех эфемерных товаров? Они являются таковыми благодаря своей способности сводить пространство ко времени...» (Московичи, 1998. С. 460).

Фактически деньги в современном мире уже давно превратились для многих не просто в высшую («общечеловеческую») ценность, а в настоящее божество. Г. Зим-мель писал по этому поводу: «Любая великая эпоха имеет нечто вроде центрального понятия, чей статус, определяемый посредством идентичных координат, в высшей степени реален и одновременно обладает высшей ценностью: для греков — это бытие, для христиан — Бог, в XVII и XVIII веках — это природа, в XIX веке — общество, а теперь, кажется, что жизнь меняет коней...» (цит. по Московичи. 1998. С. 462). «Чем более жизнь общества определяется монетарными отношениями, — продолжает свои рассуждения Г. Зиммель, — тем более относительный характер существования находит свое выражение в сознательной форме. Ибо деньги - это нечто иное, как специфическая форма относительности...» (там же. С. 468). В итоге деньги порождают «эгоистический импульс», а всякая «сентиментальность» по поводу того, что «определенные суммы денег могут быть запятнаны кровью или на них тяготеет проклятие», быстро теряет свой смысл «по мере того, как возрастает безразличие, то есть по мере того, как деньги становятся не чем иным, как деньгами» (там же. С. 471).

Основная причина беспокойства нашей эпохи заключается, по мнению С. Московичи, в «исчезновении формы жизни, лишенной своей сущности», что как раз и порождается «эгоистической страстью, совместимой с лихорадочной нестабильностью денег и на практике наполняющей их смыслом». И с этого момента «каждый сам себе становится обществом» (там же. С. 471). Еще Э. Дюркгейм говорил о том, о связи божественного и общественного, а сами боги, по его мнению - это «лишь коллективные персонифицированные идеалы» (цит. по Московичи, 1998. С. 77). Но когда человек, захваченный «эгоистической страстью» по поводу денег, «сам себе становится обществом», то и божеством для него также становятся деньги...

В свое время Г. Мюнстенберг писал, что «чем большим почетом и уважением пользуется какая-нибудь деятельность, тем больше она освящена достоинством осуществления идеальных стремлений и тем более она может не считаться с рыночными ценами» (см. Мюнстенберг, 1997. С. 309—310). Но, к сожалению, само зарабатывание денег любыми путями становится главнейшей деятельностью «осуществления идеальных стремлений» для большинства людей...

И все-таки деньги — это лишь средство, потенциальная возможность либо для возвышения своего достоинства, либо для личностной деградации. И именно идея денег (универсального «мерила», «линейки» для оценки жизненного успеха) создает «психологическую ловушку» для самоопределяющейся личности. Если человек, планируя свои жизненные перспективы, рассуждает так, что сначала ему нужно заработать много денег, а уж потом стать личностью, то он обречен так и остаться «машиной по зарабатыванию (или по «деланию») денег». Такой человек вынужден сразу же с головой включиться в «товарные отношения», и тогда он неизбежно сам превращается в «товар» на «рынке личностей» (по Э. Фромму), точнее - несостоявшихся личностей.

Если самоопределяющийся человек вообще отказывается от зарабатывания денег (или сводит свой заработок к «прожиточному минимуму») и даже не пытается расширить материальную основу для своего личностного развития, то он опять себя обманывает, т.к. лишается возможности проверить свой дух деньгами. Интересно, что наиболее удачливые бизнесмены и предприниматели на первый план в системе своих ценностей обычно выдвигают не «максимальную прибыль», а сам «процесс» работы...

Но если человек не отказывается от идеи зарабатывания денег и все-таки находит в себе силы размышлять о своей душе, о том, как использовать эти деньги для благородных целей и реализовывать идеалы справедливости и личного достоинства, то о таком человеке можно сказать, что он подлинный субъект своей деятельности, т.к. способен рефлексировать и поступать неординарно, ломая стандартные представления о предпринимателе как о «торгаше», заботящемся только о своей «выгоде».
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   35

Похожие:

В профессиональном и личностном самоопределении iconБамберри В. Танцы с семьей: Семейная терапия: символический подход,...
Витакер К., Бамберри В. Танцы с семьей: Семейная терапия: символический подход, основанный на личностном опыте /Перев с англ. А....
В профессиональном и личностном самоопределении icon1. Дайте определение медицинской деонтологии: А) учение о профессиональном...
А) учение о профессиональном долге медицинских работников (врачей, мед сестер и др) перед больными и здоровыми детьми, перед человеком...
В профессиональном и личностном самоопределении iconНормальное психическое развитие имеет строго определенные этапы
Психическое развитие – процесс количественных и качественных изменений, происходящих в познавательном, эмоционально-волевом и личностном...
В профессиональном и личностном самоопределении iconКараваев А. Ф
Педагогическое управление в профессиональном коллективе участковых уполномоченных милиции
В профессиональном и личностном самоопределении iconИзучения нлп. Общая продолжительность курса 10 модулей Участие в...
Программа предназначена для специалистов помогающих профессий, таких как: психологи, учителя и преподаватели, врачи и социальные...
В профессиональном и личностном самоопределении iconВы в профессиональном Интернет-сообществе?
Составьте ассоциативную цепочку из десяти элементов (выберите только свою профессию)
В профессиональном и личностном самоопределении iconВзаимосвязь научной, методической и учебной деятельности в профессиональном...
Система подготовки научно-педагогических кадров в сфере физической культуры и спорта
В профессиональном и личностном самоопределении iconСеминарские занятия по нпоо
Правовые основы современной российской системы образования – закон «о высшем и послевузовском профессиональном образовании» (от 22...
В профессиональном и личностном самоопределении iconСеминарские занятия по нпоо
Правовые основы современной российской системы образования – закон «о высшем и послевузовском профессиональном образовании» (от 22...
В профессиональном и личностном самоопределении iconЗакон от 22. 08. 1996 n 125-фз (ред от 03. 12. 2011) "О высшем и...
Статья Правовое регулирование отношений в области высшего и послевузовского профессионального образования
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница