В профессиональном и личностном самоопределении


НазваниеВ профессиональном и личностном самоопределении
страница8/35
Дата публикации05.03.2013
Размер6.1 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Психология > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   35
Глава 7. ОСНОВНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ ЭЛИТАРНЫХ ОРИЕНТАЦИИ

^ 7Л. Когнитивная составляющая элитарности; образ «элитарного идеала»
Элитарность может рассматриваться в трех взаимосвязанных планах: когнитивном (представление об элитарности), аффективном (переживание, чувство элитарности) и действенном (стремление к элитарности).

Когнитивная составляющая элитарности («представление об элитарности» «понимание элитарности») предполагает:

1) представление об элитарности, образ элитарного идеала (субъективное представление и представление об объективном понимании элитарности на уровне данной референтной группы, общества и всей культуры);

2) знание своих элитных характеристик (элитарный «образ-я»), включающий самооценку своих элитарных характеристик и знание мнений других людей о своей элитарности;

3) соотнесение себя с другими людьми (по элитным характеристикам);

4) соотнесение себя со своим элитарным идеалом (рефлексия саморазвития в перспективном плане);

5) соотнесение себя с собой прошлым (рефлексия улучшения себя в ретроспективном плане);

6) соотношение уровней сознания и подсознания (интуиции) в выделении элитарного идеала, где уровень интуиции приближается к эмоционально-чувственному плану рассмотрения элитарности.

114

^ 7.2. Аффективная, ценностно-мотивационная составляющая элитарности

Аффективная составляющая («чувство, ощущение элитарности»)1 предполагает:

1) переживание отсутствия элитарного идеала как отсутствие смысла (основа когнитивной активности по выделению такого идеала);

2) переживание несоответствия элитарному идеалу (как главный энергетический источник активности — близко к «чувству неполноценности» как «носителю энергии личности», выделяемом А. Адлером);

3) переживание из-за трудности достижения уже имеющегося элитарного идеала;

4) чувство гордости за себя и свои успехи, чувство значимости собственной жизни (близко к «ощущению собственной ценности» или «чувству собственной личности — Рег80пНспк.ек§егип1» — у А. Адлера) (Адлер, 1986. С. 135); собственно «чувство элитарности» как важнейший жизненный и профессиональный смысл деятельности, как высшее благо;

5) эстетический аспект чувства элитарности (реализуемое через чувство особой «атмосферы» элитных сообществ, через чувство престижа, избранности и т.п.);

6) моральный аспект чувства элитарности (от стыда за несоответствие элитарным характеристикам до гордости за их наличие, а также от стыда за элитарную «ущербность» других людей до насмешки над менее «элитарными» людьми).

Переживание своего несоответствия элитарному идеалу нередко является той «энергетической основой»,

1 — Мы считаем, что вполне уместно было бы употребить и более благозвучный термин «ощущение элитарности», поскольку в русском языке слово «ощущение», помимо своего первого значения — «отражение свойств предметов объективного мира, возникающее при их непосредственном воздействии на рецепторы» (Краткий психологический словарь, 1985. С. 228) имеет еще и второе значение — «переживание, чувство» (Ожегов, 1975. С. 446). Кроме того, об «ощ\: . .•:• и собственной ценности» говорит, например. А. Адлер (Адлер, 1986 С. 135), а Р. Мейлп об «ощущении Я», когда человек «чувствует себя субъектом своих действий» (Мейли, 1982. С. 132), об «ощущении собственной несостоятельности» при планировании карьеры (биографии) говорит Б. Ливехуд (Ливе-худ, 1994. С. II6) и т.п.которая и определяет реальные действия по приближению к этому идеалу. Часто это переживание реализуется в виде «страдания», которое, по словам В. Франкла, является «самым глубоким из всех возможных смыслов», поскольку именно такое (неизбежное) страдание «может иметь смысл, если оно меняет к лучшему тебя самого» (Франкл, 1990. С. 302—306). О страдании как условии развития личности, столкнувшейся с реальной проблемой понимания культурных норм, пишет В.В. Петухов: «...возможности личностного развития содержит теперь та ситуация, что вызывает невыносимую боль (страх, отвращение, гнев) и остается непонятой». Если традиционно в этой ситуации вопрос звучит «Кто я есть?», то для личности, познавшей мнимую свою альтернативу, он прозвучит пожестче — «Есть ли я?» (Петухов, 1996. С. 59).

В наиболее сложных своих проявлениях страдание самоопределяющейся личности может проявиться (реализоваться) через «стыд», понимаемый как «страх перед ожидаемым бесчестием» (по Платону), как «свидетельство глубокого интимного переживания личного позора», как «осознание зла в нас самих» (в противоположность смеху, отыскивающему зло в окружающем мире/ «Стыжусь, следовательно, существую», — сказал философ Вл. Соловьев. «Подобно песчинке, попавшей в раковину, стыд вырастает в жемчужину духа...», — пишет Л.В. Карасев (Карасев, 1996. С. 67-87).

Таким образом, аффективная составляющая элитарности также имеет достаточно широкий диапазон своих проявлений: от обычной радости за достижения других людей до важнейшего энергетического источника собственной активности по реализации своих идеалов, от бесполезного негодования и зависти до умственного, этического «стыда», вырастающего в «жемчужину духа».
^ 7.3. Поведенческая, действенная составляющая элитарности
Действенная (поведенческая) составляющая, предполагающая планирование и реализацию пути к элитарному идеалу («стремление к элитарности»), проявляется через:

1) готовность выбирать и планировать пути к элитарному идеалу (близко к планированию профессиональных и личностных перспектив);

2) готовность реализовывать различные пути к элитарному идеалу (на основе энергии, полученной в результате переживания своего несоответствия идеалу);

3) готовность корректировать пути к элитарному

идеалу...

Как уже отмечалось, понятие «элитарность» («элитарные ориентации») прежде всего соотносится с самоопределением, поэтому его следует рассматривать прежде всего как понятие ценностно-нравственное.

Е.И. Головаха отмечал, что «важнейшей предпосылкой успешной самореализации человека в будущем является... система ценностных ориентации» и что «ценностные ориентации, жизненные цели и планы составляют ядро жизненной перспективы, без которого она утрачивает свою основную функцию — регулятивную» (Головаха, 1988. С. 15, 23).

При определенных условиях элитарные ориентации также могут оказывать важнейшее влияние на планирование и реализацию профессиональных и личностных перспектив, являясь основой как для достойных выборов (при полноценных элитарных ориентациях, связанных с творчеством и достоинством), так и при более примитивном самоопределении, когда человек реализует себя скорее как «мничность» (мнимая личность - по В.В. Петухову), лишь внешне изображает из себя что-то значительное, зачастую даже не осознавая этого...

При этом стремление к элитарности — это идеальный вариант стремления к тому лучшему, что характеризует человека в его взаимоотношениях с другими людьми, с самим собой (например, со своей совестью) и со своим делом, которое во многом определяет всю его жизнь. Этот образ лучшего, являющийся своеобразным ориентиром для самоопределяющегося человека, может быть назван «элитарным идеалом».

В своих дальнейших рассуждениях мы будем опираться на следующий исходный тезис: большинство людей выбирают не столько профессии, сколько образ жизни, где профессия выступает в качестве одного из средств, одного из путей к привлекательному образу жизни. Напомним при этом, что сам образ жизни часто связывается с уровнем жизни, а также с местом человека в общественной иерархии, т.е. в его соотношении с общепризнанной «элитой». И лишь в более сложных случаях человек ориентируется на свой «элитарный идеал», который может и не соотноситься с общепризнанным представлением о самом высоком, самом успешном, самом лучшем...

Более обстоятельное представление и обоснование нового для психологии самоопределения понятия «элитарности» предполагает не только описание фактов ее проявления (феноменологии) и ее общей характеристики, но и обозначение тех необходимых условий, в которых элитарность возникает, а также закономерностей ее существования и развития.
^ 7.4. Проблема взаимосвязи (гармонии) составляющих элитарности в контексте построения своего счастья
Опираясь на выделенные «составляющие», можно было бы примерно так описать схему реализации эли-^ тарного идеала. На уровне когнитивной составляющей у человека возникает представление об идеале, на уровне аффективной составляющей этот идеал делается лично-стно значимым и образуется энергия для активности по достижению этого идеала, а уже на уровне поведенческой составляющей человек выстраивает конкретные стратегии достижения идеала и реализует эту активность в конкретных действиях. Но если бы все было так просто...

Кто-то очень удачно подметил, что часто мы «делаем не то, что думаем, думаем не о том, о чем хотели бы думать, а хотим не то, о чем мечтаем...». Но если было бы иначе, то мир был бы скучен и даже омерзителен, т.к. один из важнейших смыслов жизни как раз и заключается в вечном стремлении к соответствию и гармонии. Но при этом сама такая «гармония» — это почти смысловая смерть, т.к. теряется важнейший стимул жизни. «Важно не обладание счастьем, а постоянное стремление к нему», — говорят хотя и очень разные, но очень умные люди (см. В поисках смысла, 1998. С. 291—342). «Стремление к счастью — это стремление стремлений», — писал Л. ейербах (там же. С. 291). «Стремлюсь к чему-то лучшему, значит, существую», — можно было бы продолжить эту логику.

Часто бывает и так, что человек по-настоящему боится даже приблизиться к своему элитарному идеалу, поскольку такого человека вполне устраивает сам факт наличия этого идеала. Вероятно, здесь срабатывает заложенный во многих людях «инстинкт психологического самосохранения», предохраняющий их от постоянных разочарований, ведь известно, что самое страшное — это разочарование в том, что (или кого) ранее считал идеалом. Уж проще сделать все, чтобы жить иллюзиями, чтобы не разочаровываться...

Но тогда получается, что идеалы многих людей - иллюзорны. А раз так, то иллюзорными (не настоящими) становятся и переживания, и действия по достижению таких идеалов-иллюзий. Известно, что многие люди часто лишь имитируют активность по достижению каких-то результатов (написание диссертации, создание шедевра, поиск «настоящей любви» и т.п.), чем реально ко всему этому стремятся, но окружающие, как правило, более уважительно воспринимают таких людей. Известна даже «эффективная рекомендация» для начинающих предпринимателей: «Вы всегда должны выглядеть лучше, чем есть на самом деле, и тогда окружающие будут воспринимать, вас еще лучше...».

Если бы все разворачивалось по приведенной в начале этого раздела схеме, то личность должна была бы реа-лизовывать прежде всего «адаптивную функцию», стремясь лишь реализовать давно намеченные и определенные (иногда даже не самим человеком, а кем-то посторонним) пути к своему успеху. Но нередко человек действует как бы вопреки сложившейся традиции поведения, постоянно усложняя для себя жизнь и фактически ориентируясь на все усложняющиеся цели и смыслы, т.е. реализует то, что В. А. Петровский называет «неадаптивной активностью» (см. Петровский, 1996). «Фундаментальным признаком человеческой деятельности является то, что она не только реализует исходные жизненные отношения субъекта, но и порождает новые жизненные отношения; раскрывает свою несводимость к первоначальным зафиксированным жизненным ориен-тациям за счет включения «надситуативных» моментов» (Петровский, 1996. С. 87).

«Основная трудность заключается в том, что необходимо задать некоторый критерий неадаптивности, — пишет далее В.А. Петровский. — Такой критерий, на наш взгляд, мог бы быть построен на основе соотнесения цели и результата деятельности субъекта. Адаптивность — в самом широком смысле — характеризуется соответствием результата деятельности индивида принятой им цели. Неадаптивность — расхождением, а точнее — противоположностью результата деятельности индивида ее цели. Следовательно, речь идет не только об избыточном действовании (надситуативность в широком смысле), но и о существовании конфронтационных отношений между запланированным и достигнутым. Основной вопрос касается возможности намеренных предпочтений неадаптивной стратегии действования адаптивной» (там же. С. 91).

Все это сильно перекликается с идеями «иерархического роста хаоса, ограниченного специфическими внешними и внутренними условиями», характерного для любой развивающейся системы, что часто и обеспечивает переход на новый уровень развития этой системы по принципу перехода количественных изменений (в виде накопления «аккумулированной избыточной энергии») в новое качественное развитие (см., например, Ха-зен, 1998. С. 16—17). И если развивающийся человек, преодолевая различные трудности (самостоятельно создаваемые себе «муки творчества), еще и осознает свое развитие, то только это делает его по-настоящему счастливым. «Для счастья нужно устать», — писал Б. Шоу (см. В поисках смысла, 1998. С. 311).

К сожалению, не только среди большинства людей, но и среди некоторых специалистов существует убеждение, что только «люди, не имеющие внутренних конфликтов, счастливее других» и что к таким конфликтам прежде всего относится «расхождение между достижениями и притязаниями» (см. Аргайл, 1990. С. 302). Удивительно то, что данная точка зрения по-своему справедлива, но только по отношению к части людей (и, вероятно, даже к большей части). «У дурака и счастье глупое», — гласит китайская пословица (см. Энциклопедия афоризмов, 1998. С. 564). Но по-настоящему творческий человек («неадаптивная личность») просто не сможет существовать в рамках такой «бесконфликтной» внутренней гармонии.

Таким образом, по крайней мере для части самоопределяющихся людей важны не просто результаты («успехи») жизни, выражающиеся в непременном достижении или в приближении к когда-то поставленным целям, но и сам процесс постоянного уточнения, улучшения этих целей, И уже потом, по возможности, достижение этих целей, но только для того, чтобы искать еще более интересные и сложные образы того «лучшего», к которому стоит стремиться. Часто люди получают жизненное вдохновение именно «образом» чего-то достойного и прекрасного, и в этом смысле «образ» становится более существенной психологической реальностью, чем так называемые конкретные (реальные) «жизненные успехи». Как отмечал О. Голдсмит, «ожидание счастья — то же счастье», а К.Г. Паустовский писал, что «ожидание счастливых дней бывает иногда гораздо лучше этих самых дней» (см. Энциклопедия афоризмов,

1998. С. 298).

Однако хотя бы даже частичное пребывание в состоянии «творческого напряжения» («неадаптивной активности» — по В.А. Петровскому) заставляет человека много переживать и даже страдать. Это обстоятельство выдвигает на первый план среди составляющих элитарности именно аффективную составляющую, т.е. позволяет выстраивать определенную иерархию даже в структуре самой элитарности.

^ Глава 8. ЧУВСТВО ЭЛИТАРНОСТИ КАК ВЫСШЕЕ БЛАГО

8Л. Чувство элитарности в контексте близких психологических понятий
Поскольку аффективная составляющая элитарности часто выполняет «энергетическую» и даже «регулятивную» функцию, то прежде всего следует обозначить связь чувства элитарности с мотивами, потребностями, нравственными ценностями и эмоциями (чувствами). Достаточно сложно разобраться, что возникает раньше — представление об элитарности, переживание (или чувство) элитарности или же стремление к элитарности. Вероятно, все взаимосвязано и взаимообусловлено. Мы сосредоточим внимание именно на возникновении чувства элитарности как наиболее важной и одновременно наиболее сложной составляющей элитарности.

Подчеркивая связь между потребностями, мотивами и эмоциями (чувствами), А.Н. Леонтьев писал, что эмоциональные процессы — это «процессы внутренней регуляции деятельности» и что «эту функцию они выполняют, отражая тот смысл, который имеют объекты и ситуации, воздействующие на субъекта, их значения для осуществления его жизни». При этом на высших своих уровнях чувства относятся к «социальным ценностям и идеалам», выполняя роль «обобщения объектов чувств», образуя «нравственное сознание человека» (Леонтьев, 1984. С. 168-171).

Как известно, само развитие эмоционально-чувственной и мотивационно-потребностной сферы (как и развитие самой личности) обеспечивается через построение и осознание иерархий мотивов, смыслов и чувств. Таким образом, для человека вырисовываются более значимые и менее значимые ориентации, а это в свою очередь позволяет ему выстраивать и более значимые (элитные) образы и идеалы. При этом важен критерий построения таких иерархий. В основе такого критерия могут быть альтруистическая или эгоистическая позиции, а также различные правовые, моральные и собственно нравственные регуляторы жизнедеятельности.

Часто различные критерии при построении иерархии смыслов и ценностей конкретного человека направлены на удовлетворение главного смысла - утверждение чувства своего собственного достоинства. Именно ради чувства собственного достоинства (собственной значимости) совершаются многие человеческие поступки и действия. Нередко самоутверждению посвящается вся жизнь. Вопрос только в том, как сам человек понимает это чувство собственного достоинства (а в наиболее выраженных формах — чувство элитарности).

^ 8.2. Проблема первичного блага

Известный философ и социолог Дж.Ролз определяет самоуважение и чувство собственного достоинства как «первичное благо», которое лежит в основе всех человеческих стремлений и действий и которое необходимо учитывать при построении справедливого общества. Само чувство собственного достоинства (по Дж.Ролзу) включает два основных аспекта. Во-первых, оно включает «ощущение человеком своей собственной значимости, его твердое убеждение в том, что его концепция собственного блага, жизненного плана заслуживает реализации». Во-вторых, самоуважение включает уверенность в собственных способностях, поскольку во власти человека выполнить собственные намерения» (Ролз, 1995. С. 385).

Таким образом, достойным может считать себя только тот человек, который «уверен в собственных способностях» и готов реализовать свою концепцию блага, т.е. готов выступить субъектом построения своего счастья. Но человек живет в реальном обществе и взаимодействует с другими людьми, и у всех этих людей есть свои «концепции блага», которые часто вступают друг с другом в неизбежные противоречия. И только в «справедливом обществе», отмечает Дж. Ролз, люди должны стремиться к тому, чтобы уравновесить свои интересы, т.е. «договориться» и пойти на определенные уступки друг другу. А это означает, что даже в «справедливом обществе» не-

избежны определенные уступки и внутренние компромиссы. Причем неизбежными становятся уступки и в самом главном — в чувстве собственного достоинства. Но только в этом случае, уступая даже в столь важной для себя ценности, как в чувстве собственного достоинства, человек и все общество получают гораздо больший выигрыш — стабильность всего этого общества и его дальнейшее развитие, а значит, и расширение возможностей для самореализации каждого отдельного члена такого общества (см. Ролз, 1995).

И именно здесь человек превращается из «отдельно взятого индивида» в подлинную личность, сопричастную общественным интересам, и у человека появляется то, что «поздний» А. Адлер называл «чувством сопричастности с обществом» (от нем. — Оетет8сЬаГ18§еГиЫ) и к чему призывал стремиться. На самом деле человек, ориентированный на интересы общества (а еще лучше — Культуры), не столько «теряет» свое достоинство в неизбежных уступках интересам других людей, сколько возвышает его. В данном случае можно говорить, что достоинство проходит настоящую проверку — проверку значимости цели и смысла, ради которых человек живет и может вообще считать или не считать себя Личностью, а самой высшей такой целью как раз и считается служение другим людям и обществу в целом.

Но как сказал французский революционер и писатель Н. Шамфор, «слишком большие достоинства подчас делают человека непригодным для общества: на рынок не ходят с золотыми слитками — там нужна разменная монета, особенно — мелочь»... (см. Энциклопедия афоризмов, 1998. С. 146). А это значит, что проблема выбора первичного блага (критерия для построения иерархии смыслов) для многих людей все-таки остается...

^ 8.3. Элитарность как «превосходство над...», как «сопричастность к...» и как «пребывание вне...»

Как уже отмечалось, каждый человек имеет право выстраивать свою концепцию блага (которая к тому же еще и меняется на протяжении жизни). В целом все многообразие вариантов понимания такого первичного бла-

га, как чувство собственного достоинства, можно свести к трем основным.

^ В первом случае человек утверждает свое достоинство за счет интересов какого-то другого человека. Естественно, здесь возможны свои подварианты. Например, действует человек осознанно или неосознанно, понимает ли его «жертва», что кто-то пользуется ею для самоутверждения, наконец, можно говорить о степени причиненного другому человеку вреда и т.п. Когда реализуется именно такая «концепция первичного блага», то человек как бы играет в игру под названием «Я лучше», «Я хороший, ты плохой». Такие игры прекрасно описаны в работах Э. Берна (1988), Т. Харриса (1993) и др. Данный вариант самоутверждения можно обозначить чувство — собственного достоинства как «превосходство над...», а по большому счету — это мнимое достоинство, граничащее с самообманом... По этому поводу Т. Харрис писал: «...попытка отыграться за чужой счет есть выражение «внутренней порочности», «изначальной греховности»... чем больше изощренности появляется в играх человека, тем меньше искренности он может себе позволить. И как неизбежное следствие приходит чувство оторванности, отчужденности» (Харрис, 1993. С. 165).

Но даже в варианте «превосходства над...» возможно утверждение своего подлинного человеческого достоинства. Например, в открытом соревновании с сильным соперником (но не с целью унизить соперника, а в выяснении своих возможностей), в противоборстве с негодяем и т.п.

^ Во втором варианте человек реализует чувство собственного достоинства скорее не как самостоятельный субъект, а как часть чего-то важного и значительного (народа, общества, социально-профессиональной группы, компании, семьи, «тусовки» и т.п.). Данный вариант можно обозначить как «сопричастность к...». При этом возможно пассивное «пожинание плодов» своей сопричастности с этими общностями, а возможна и активная позиция, когда человек стремится что-то привнести от себя в благополучие этого сообщества. Главное, что характерно для второго варианта самоуважения, — это недопустимость (или сведение к минимуму) ущемления достоинства и чувства самоуважения членов своего сообщества.

По этому поводу Дж. Ролз писал: «...необходимо лишь, чтобы каждый человек входил по крайней мере в одно сообщество с общими интересами, где он находил бы одобрение своих действий и предприятий партнерами. И этой уверенности достаточно всякий раз, когда в общественной жизни граждане уважают цели друг друга и судят о взаимных политических притязаниях, что поддерживает их самоуважение» (Ролз, 1995. С. 386). Хотя реально в таких сообществах часто возникают соперничество и различные «выяснения отношений» между членами.

Конечно, и второй вариант предоставляет возможность перехода в позицию «превосходства над...», когда, например, сама принадлежность к престижной социальной группе преподносится именно как «превосходство» над своим собеседником или целой группой других людей. В этом случае также можно говорить о чисто внешнем, не сущностном, а то и чисто случайном «превосходстве» или о «псевдоэлитарности».

^ При третьем варианте для человека самое страшное - это чувство потери своей индивидуальности. Когда такой человек осознает, что он является лишь «частичкой» какой-то мощной массы, пусть даже и творящей «исторический процесс», он страдает и пытается вырваться из массы. Получается, что элита — это не только те, кто в ходе коллективного соревнования доказывает свои преимущества, но и те, кто способен вовремя выйти из такого соревнования, т.е. «оказаться вне» несущейся к какой-то цели толпы, и достичь своей цели иным путем.

Иногда это приобретает характер самоцели, даже вопреки реальным личным и общественным интересам, — по принципу: «Лишь бы не быть в толпе! Лишь бы оставаться самим собой, даже несмотря на то, что я не прав, выходя из этой толпы (партии, группы, команды, общества и т.п.)!» При всей абсурдности такой «неконструктивной» позиции она все-таки имеет определенную ценность, ведь известно, что даже во многих хорошо отлаженных группах и коллективах часто находятся «скептики» и «одиночки», которые, оставаясь «самими по себе», стимулируют групповую рефлексию и поиск новых идей, не давая группе самоуспокоиться.

Плохо, когда таких «одиночек» становится слишком много, т.к. группа (партия, творческий коллектив, театральная труппа, общество в целом...) просто разваливается (подробнее об этом - в главе 20). В каком-то смысле право быть «одиночкой» - это особая привилегия, и каждая группа далеко не всем позволяет реализовать такую позицию, как бы интуитивно опасаясь, что превышение некоторого незначительного максимума «одиночек» делает группу нежизнеспособной. Своеобразным «тестом» для таких привилегированных одиночек является их готовность вынести некоторое «отторжение» и даже «насмешку» со стороны других, более общительных и «компанейских» членов группы.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   35

Похожие:

В профессиональном и личностном самоопределении iconБамберри В. Танцы с семьей: Семейная терапия: символический подход,...
Витакер К., Бамберри В. Танцы с семьей: Семейная терапия: символический подход, основанный на личностном опыте /Перев с англ. А....
В профессиональном и личностном самоопределении icon1. Дайте определение медицинской деонтологии: А) учение о профессиональном...
А) учение о профессиональном долге медицинских работников (врачей, мед сестер и др) перед больными и здоровыми детьми, перед человеком...
В профессиональном и личностном самоопределении iconНормальное психическое развитие имеет строго определенные этапы
Психическое развитие – процесс количественных и качественных изменений, происходящих в познавательном, эмоционально-волевом и личностном...
В профессиональном и личностном самоопределении iconКараваев А. Ф
Педагогическое управление в профессиональном коллективе участковых уполномоченных милиции
В профессиональном и личностном самоопределении iconИзучения нлп. Общая продолжительность курса 10 модулей Участие в...
Программа предназначена для специалистов помогающих профессий, таких как: психологи, учителя и преподаватели, врачи и социальные...
В профессиональном и личностном самоопределении iconВы в профессиональном Интернет-сообществе?
Составьте ассоциативную цепочку из десяти элементов (выберите только свою профессию)
В профессиональном и личностном самоопределении iconВзаимосвязь научной, методической и учебной деятельности в профессиональном...
Система подготовки научно-педагогических кадров в сфере физической культуры и спорта
В профессиональном и личностном самоопределении iconСеминарские занятия по нпоо
Правовые основы современной российской системы образования – закон «о высшем и послевузовском профессиональном образовании» (от 22...
В профессиональном и личностном самоопределении iconСеминарские занятия по нпоо
Правовые основы современной российской системы образования – закон «о высшем и послевузовском профессиональном образовании» (от 22...
В профессиональном и личностном самоопределении iconЗакон от 22. 08. 1996 n 125-фз (ред от 03. 12. 2011) "О высшем и...
Статья Правовое регулирование отношений в области высшего и послевузовского профессионального образования
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница