Приближается новый учебный год. Что он  несет?


Скачать 146.76 Kb.
НазваниеПриближается новый учебный год. Что он  несет?
Дата публикации19.04.2013
Размер146.76 Kb.
ТипВопрос
userdocs.ru > Психология > Вопрос
Маргарита УСКЕМБАЕВА: Если мы будем молчать, то дети наши будут тихо вешаться и уходить из жизни

 

Приближается новый учебный год. Что он  несет? Одной из главных проблем в последнее время стал детский суицид.  В прошлом году в СМИ то и дело появлялись новости - «покончил с собой, повесился ученик такого-то класса»... Высокопоставленные чиновники предлагали не предавать широкой огласке факты самоубийств школьников, но Маргарита Ускембаева, общественный деятель, президент Общественного фонда «Институт равных прав и равных возможностей в Казахстане», эксперт Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при Президенте Республики Казахстан - Лидере нации, профессиональный детский психолог считает иначе.  По ее мнению, эту проблему нельзя замалчивать, ее нужно срочно решать на высоком государственном уровне, иначе она примет такие масштабы, что это будет равносильно национальной катастрофе. маргарита ускембаева: если мы будем молчать, то дети наши будут тихо вешаться и уходить из жизни

- Маргарита Абдикаримовна, я Вас искала для интервью и мне сказали, что Вы уехали в Балхаш по вопросам  детей из малообеспеченных семей и сирот. Наверное, интересовались подготовкой к школе?

- В том числе, подготовкой к школе. В Балхаше находится школа-интернат санаторного типа, в которой учатся дети  из малообеспеченных семей, сироты,  виражники и контактники с больными туберкулезом. Для них мы провели благотворительную акцию по поддержке и защите их прав с тем, чтобы обратить внимание общественности и Парламента на проблемы ребят, которые здесь учатся. Это проблемы социализации, трудоустройства после окончания школы, невозможность получения высшего и средне-специального образования, жилья. Обо всем этом нам балхашские педагоги говорили еще два года назад, просили посодействовать в решении. Но эти вопросы необходимо решать на государственном уровне, тем более, что школы такого профиля находятся не только в Балхаше, они функционируют по всему Казахстану, во всех областных центрах, в том числе в Алматы и проблемы у всех идентичные.  Это типовые школы, в каждой из них учится где-то 400 учащихся в возрасте от 7 до 18 лет.  То есть речь идет  о судьбе сотни, тысяч  детей.

В целом положение в школах санаторного типа не плохое, дети полноценно питаются, обеспечены учебниками, но беда в том, что после окончания школы сытая жизнь  с крышей над головой   заканчивается и они уходят в никуда. По закону у них есть право на получение жилья, но у нас это право не соблюдается, этот вопрос никто не решает.  Я беседовала со специалистами Комитета по охране прав детей РК, делала  официальный запрос в структурное подразделение - Карагандинский областной департамент и нам отвечают, что после окончания школы-интерната за выпускниками в течение трех лет ведется наблюдение - мониторинг, что они обеспечиваются жильем, учебой, их устраивают в колледжи. Так-то оно так, но здесь вот какая проблема.

Выпускники школ-интернатов не могут выбирать себе профессию. Вот им сказали, отправим в колледж на парикмахера десять  человек - отправили. Считай, насильно затолкали. Никто не спрашивает, хочет человек стать парикмахером или нет хочет. В колледже ему дают место в общежитии, и получается, что формально он всем обеспечен - образованием, жильем, специальностью. Но многие молодые люди уходят из колледжа, потому что не все хотят быть парикмахерами, не все хотят быть мастерами швейного производства и вот эти факты - проблемы постинтернатного сопровождения - замалчиваются. Человек оставил учебу, его выселяют из общежития, ему негде жить, он уходит в никуда. На производство не берут, так как в таком случае их нужно обеспечить социальным пакетом, а кому нужно такое материальное бремя? К тому же в обществе бытует мнение, что выходцы из детских домов, интернатов - это потенциальные асоциальные элементы, преступники и так далее. Наверное, поэтому у  нас высокий процент суицида среди девушек 15-19 лет. По итогам одного из исследований,  Казахстан в этом плане стоит на первом (!) месте среди 24 стран центральной и восточной Европы и СНГ.

- Ничего себе. Это те девочки, которые учились и учатся именно в школах-интернатах?

- Я имею в виду группы риска в целом.   Дети, находящиеся и вышедшие из так называемых социальных учреждений, тоже входят в группу риска  по суициду. А так точной статистики - сколько произошло суицидов в обычных школах, сколько  в интернатах - нет. К сожалению, в Казахстане  до сих пор отсутствует единая собственная статистика, нет собственных исследований этой  проблемы, поэтому мы решили сами его провести, запросили статистику в МВД, но нам не дали. Запросили в Комитете по охране прав детей, Комитете по правовой статистике Генеральной прокуратуры и там тоже не дали. Сам Генеральный прокурор  заявил в СМИ, что у нас нет единой системы и методологии регистрации случаев самоубийств среди подростков, поэтому  она разнится. МВД дает одни данные, Министерство образования и науки - другие, Агентство по статистике - третьи. Следовательно, официальная статистика не всегда достоверна, погрешность может составлять до сорока процентов.

- Если мне память не изменяет, в СМИ было озвучено, что в прошлом году произошел огромный всплеск подросткового суицида - двести с лишним случаев. Примерно такое количество было в 2010 году. С чем это связано? Почему именно в подростковом возрасте высок процент суицидов?

- Потому что ребенок растет, мальчик становится юношей, девочка становится девушкой. Происходит физиологическое созревание, меняются характер,  поведение, взгляды, требования, желания, ожидания, потребности…  Поэтому очень важно, чтобы родители все это замечали, фиксировали, работали с ребенком, контролировали его,  а не отталкивали и  не говорили, ты  был хороший, теперь плохой, неуправляемый. За суициды, как и в целом за воспитание детей, ответственны в первую очередь  родители,  семья, потому что именно семья -  главный источник и главный институт социализации детей, именно в семье закладывается основа.

Второй институт социализации - школа,  поэтому в школах тоже нужно проводить большую работу с детьми,  классные часы, беседы и чтобы классные руководители, учителя всегда были открыты для девочек, были готовы поговорить на любые темы. Суицид - крайняя форма детского протеста. Увеличение количества

детских и подростковых самоубийств говорит о том, что социальные институты не выполняют надлежащим образом свои функции. Сегодня школа пытается снять с себя ответственность за подростковый суицид, и всю  вину взваливает на семью. А семья - сфера приватная, в нее никто не может вторгнуться. В нашей практике был случай жестокого обращения с ребенком.

К нам обратилась девочка 15 лет, которую отец систематически избивал с 5 лет, и в школе этого просто «не замечали».  Мы, как  общественные защитники, вмешались и добились, чтобы дело дошло до суда.

- И сколько дали родителям?

- Нисколько. Они были привлечены к ответственности за административное правонарушение и отделались административным  штрафом в размере пяти МРП, хотя  это  уголовное преступление и отец должен быть осужден по статье Уголовного кодекса за систематическое жестокое обращение с ребенком. Но суд почему-то решил по-другому, и осудил  его «за ненадлежащее воспитание». Мы считаем, что произошла подмена статей. Судья был недоволен, что мы организовали общественную защиту, говорит, что вы лезете, какое ваше дело, вы  разрушаете чужую семью. Мы твердо убеждены, что детство должно находиться  не только под защитой родителей, семьи, но и под защитой общества и школы.

Когда мы у девочки спросили, а знают ли в школе, что тебя так избивают, она ответила: «Да, знают. Я сказала классной руководительнице, показала синяки на теле, а она сказала, ладно-ладно, ничего, пройдет». Это о чем говорит? О том, что школа не работает. Школа не обращает внимания. Школа считает, что обязана выполнять только основную свою функцию - учить детей. Но коль ребенок с утра до вечера  находится в школе, то ответственность ложится и на школу, она  тоже  должна присматривать за ребенком.

На заседании комиссии по делам несовершеннолетних мы спросили у учителей, разве вы не видите, что девочка  уже много лет ходит постоянно избитая, вся в синяках, ссадинах? А  они  говорят, нет-нет, такого не было, стали всячески открещиваться, и вообще были сильно настроены против ребенка, плохо о ней отзывались, написали на нее очень плохую характеристику.

- Я слышала, что в Алматы с начала этого года не было ни одного подросткового суицида, тьфу-тьфу…

- Не знаю, кто источник такой информации, но по нашим сведениям, в Алматы в этом году повесилась девочка.   Когда мы стали интересоваться причиной суицида, сказали, что якобы в  семье была неблагоприятная обстановка, что отчим много лет домогался этой девочки, и вот она покончила  жизнь самоубийством, хотя ее тетя сказала, что это неправда. То есть на самом деле там другая причина была.

- Почему утаивается истинная причина?

- Чтобы не показывать статистику, не отвечать за нее. Все самоустраняются - школа, общество,  никто не хочет брать на себя ответственность. Ну, кто хочет брать на себя ответственность за смерть человека? Это страшно, это трагедия, поэтому все боятся и,  в конце концов, проблема загоняется еще глубже.  На сегодняшний день это острейшая, актуальнейшая проблема для  нашей страны, для всего казахстанского общества. Что может быть важнее человеческой жизни, а тем более, детской?  Врачи-психиатры говорят нам, ну,  что вы шумите, лет пять назад статистика была еще хуже, суициды были, есть и будут. Они смотрят с медицинской точки зрения, а мы смотрим с  социально-правовой, и говорим, что проблему подросткового суицида нужно решать, нужно  принимать  государственную программу с бюджетированием.

К сожалению, принимаемые сегодня меры неэффективны, формализованы,  отчеты сведены к элементарным отпискам. Нам говорят, что проведено столько-то семинаров, столько-то конференций, говорят о каких-то мифических непонятных мобильных группах, но все это проблему не решает. Проблема суицида среди подростков требует комплексного системного подхода, экстренного принятия кардинальных государственных мер. Это развитие инфраструктуры и доступность детского досуга, это усиление психолого-социальной работы в школах, внедрение единой программы противодействия суицидам, координирующей действия заинтересованных  министерств. Если эта проблема не будет решаться на самом высоком государственном уровне, то количество детских суицидов может принять такие угрожающие масштабы, что это будет равносильно национальной катастрофе.

Я не зря упомянула детский досуг. Мы  считаем, что профилактикой детского суицида необходимо заниматься и летом во время каникул в условиях  оздоровительных детских лагерей. В одном из таких лагерей в предгорьях Алматы мы провели психодиагностику детей, через неделю сделали контрольную диагностику,  и динамика показала, что у ребят повысилась самооценка, снизилось чувство тревоги. К сожалению, не все дети могут отдохнуть в лагерях, у нас нет инфраструктуры доступного детского досуга, все отдано на откуп коммерческим структурам, родители не  в состоянии оплатить дорогостоящие услуги. В итоге ребенок предоставлен сам себе, у него много свободного времени, а это еще одна причина подростковых суицидов и детской жестокости.

- В какое время года, по вашим наблюдениям,  особенно часто происходят случаи подросткового суицида?

- Обострения, сезонные колебания настроения идут, как правило, в осенне-весенний период, на что указывают и врачи. На наш взгляд, одним из факторов риска также является ЕНТ.

В нашей практике прошлой осенью был довольно сложный случай, где наблюдалась  угроза суицида. Мать не подозревала, но мы видели, поэтому с  этой семьей работали несколько месяцев.  Главным «героем» был мальчик 13 лет. Его выставляли из одной школы в другую, говорили, что он хулиганит, дерется, потом нас позвали на помощь, мы обсуждали эту проблему с директором школы, с департаментом по защите прав детей города Алматы и даже нуротановцы к нам присоединились. Под нашим  давлением мальчика приняли в школу по месту жительства, но приняли, конечно,  неохотно, без радости. Директор школы, как и тот судья, заявляла нам,  вы  кто такие, почему вмешиваетесь.

Мы   работаем именно по профилактике суицида среди детей и подростков, и к нам часто обращаются родители со своими проблемами. При необходимости мы проводим комплексную психодиагностику ребенка, работаем с ближайшим его окружением - с мамами, папами, бабушками, дедушками, а также  с социальным окружением - учителями, социальными работниками, администрацией школ. И с этим мальчиком также работали, не раз ходили в школу, на родительские  собрания, наблюдали за ним в семейной обстановке, параллельно вели психологическую работу с мамой. Он не был совсем уж безнадежным мальчиком, просто он был очень активным, неспокойным, находился в процессе развития, как и все дети, и с ним надо было работать.

- Он был из неблагополучной семьи?

- Наоборот, семья-то как раз была нормальной, мама достаточно активная гражданка, очень продуктивная, известная личность и  ей было обидно, что она много делает для страны, для общества, для других детей, а с ее сыном такое происходит. Мы оказали психологическую поддержку обоим, и когда ребенок, наконец, сказал,  что в этой школе ему  хорошо, что  его теперь все любят - сняли тревогу. Процесс социализации состоялся, ребенок вошел в новый коллектив, в новый класс. Да, до этого мальчик, видя, как  мама сильно страдает из-за него, говорил: «Мама, не ходи в школу, я не хочу, чтобы ты ходила, расстраивалась. Я буду все терпеть, я все вытерплю, но когда я не смогу терпеть, я тебе скажу».  И вот эти слова стали для нас тревожным сигналом. А что, если ребенок не вытерпит, не успеет сказать маме какие-то важные слова и  мама не успеет дойти до него в нужный момент? Слава Богу, этого не произошло, это удалось предотвратить общими усилиями.

- В прошлом году, когда СМИ запестрели новостями о фактах  детского и подросткового суицида, министр образования и науки сказал, что не надо предавать это широкой огласке. Вы с этим  согласны?

- То, что министр такое сказал,  всем известно и у нас даже есть информация, что алматинский акимат пригласил журналистов и запретил писать на эту тему. Как профессиональный детский психолог я заявляю, что это неправильно, это в корне неверно. Мы провели социологический опрос - надо ли в СМИ освещать эту  проблему или в этом нет необходимости - и практически все респонденты сказали, что надо освещать. По-моему, об этом надо не просто говорить, об этом кричать надо. Если мы будем молчать, то дети наши будут тихо вешаться и уходить из жизни. Нужно говорить, не надо бояться. Наши дети в Интернете и не такое читают, и по телевизору не такое видят. Иногда даже в детское время показывают ужасные фильмы, всевозможные формы насилия, агрессию и никто за этим не следит, не цензурируют это. А тут, когда пишут о суициде с тем, чтобы решить эту проблему, говорят, молчите. Эту проблему ни в коем случае нельзя замалчивать, об этом нужно всегда помнить, всегда говорить. В конце концов, это  вопрос национальной безопасности, поэтому подростковый   суицид в Казахстане необходимо вывести на уровень  угрозы национальной безопасности.  Если наши дети вешаются в подростковом возрасте, то кто в  стране вырастет? Подростки - восприимчивый, ранимый народ, они быстро все  перенимают, и хорошее, и плохое, поэтому говорить об этом надо и надо действовать, работать, принимать национальную программу противодействия суициду.  Пока, к сожалению, идут формальные отчеты,  результата нет.

Согласно официальной статистике, особенно высокий процент суицидов среди детей наблюдается в Северо-Казахстанской, Восточно-Казахстанской и Алматинской областях.  Наименьший  - в южных регионах, что мы связываем с патриархальным укладом, многопоколенными семьями, устойчивыми родственными связями.

- Маргарита Абдикаримовна, а куда смотрят школьные психологи, они же есть в штатных расписаниях.

- Их катастрофически не хватает. По штату на  пятьсот детей полагается один школьный психолог. Как вы считаете, это нормально? Сможет ли один человек справиться с полтысячи детей? Каким будет качество их работы? Знаете, когда впервые  обнародовали факты, что у нас очень высокий процент суицида среди подростков, стали, естественно, искать виноватых, и все удары посыпались на школьных психологов, их стали буквально травить, что они не работают, не знают, не умеют, допустили такую ужасную ситуацию. Наш экспертный анализ показал следующую картину.

Во-первых, школьными психологами работают молодые женщины до 30 лет. Это именно тот возраст, когда женщина устраивает свою личную жизнь, выстраивает свою брачную стратегию, выходит замуж, рожает детей и это, конечно,  сказывается на качестве работы. Во-вторых, у них мизерная зарплата. В-третьих, их работа рутинизирована.  Они оформляют какие-то документы, им поручают еще какие-то несвойственные дела, а собственно с детьми им приходится работать очень мало. В-четвертых, труд школьного психолога не прохронометрирован. К примеру, психодиагностика одного ребенка длится до часа. Затем ее нужно обработать, на это тоже уходит примерно столько же времени. Это уже два часа.  А если при необходимости нужно подготовить диагностический инструментарий, то добавьте еще час. Всего три часа. Минимум. И это  только на одного ребенка, а в школе их тысяча. Если это групповая психодиагностика, то там тоже время требуется.

Помимо всего этого, нужно проводить с детьми развивающую работу - групповую, индивидуальную, но никто не считает, сколько времени потребуется на все это.  Наш анализ в нескольких школах показал, что психологи не всегда знают, чем они будут заниматься, потому что зависят от администратора школы. Директор сказал вот так - все, так и должно быть, подчинение неукоснительное. А в идеале школьный психолог  как специалист должен быть относительно независимым, самостоятельным и никто не должен оказывать на него давления и использовать не по назначению.

В-пятых, школьных психологов специально в вузах не готовят. В дипломах пишут просто психолог или практический психолог. Молодые специалисты-выпускники не обладают  педагогической психологией,  у них низкий академический уровень, слабая подготовленность, они не умеют пользоваться современной методикой, не видят концептуального их обрамления,  не всегда корректно применяют диагностический инструментарий.

Как эксперт Национальной комиссии по делам женщин и семейно-демографической политике при Президенте РК - Лидере нации, я в прошлом году выступила на заседании и рекомендовала, чтобы в штатном расписании школы на двести учеников был предусмотрен один школьный психолог. Не на пятьсот учеников, а на двести.  Но и это не предел, в перспективе при возможности можно взять меньшее количество учащихся.

Также нами было сказано о необходимо принятия положения о школьной психологической службе, оно было разработано и принято на государственном уровне и это хорошо. Кроме того, мы разработали пособие по психологической работе со случаями детского и  подросткового суицида, предложили программу когнитивного  или интеллектуального развития в целях психопрофилактики детского суицида по результатам ЕНТ и апробировали ее в одной из алматинских школ. В  итоге эта школа заняла второе место по результатам ЕНТ по району, хотя раньше плелась в хвосте.

- Давайте, вернемся к школам-интернатам для детей из малообеспеченных семей, сирот, контактников с  больными туберкулезом.  Как бы Вы оценили уровень материального обеспечения в этих учреждениях?

- Деньги, конечно, выделяются, но мы же знаем, что у нас  все разворовывается, все коррумпировано, и эти средства не доходят до основного потребителя, до тех же детей, школьников.  Взять государственную программу «Сто школ, сто больниц».  У  нас большое подозрение, что она не до конца осуществлена, сто школ все-таки не построено. Прошлым летом я была в Атырауской области и там мне сказали, что дети в общеобразовательных  школах занимаются в три смены.

В последние годы в сфере  образования был профицит. Так, в 2010 году МОН показало профицит бюджета на 118 миллионов тенге.  Откуда взялась экономия, о чем это говорит? О том, что Министерством образования и науки недоосвоен государственный бюджет, который выделяется именно на школы и на дошкольные организации. А это не достроенные сто школ,  это не реализованные программы по социализации детей, по организации внешкольного досуга.

Что касается школ-интернатов санаторного типа для детей из малообеспеченных семей, сирот, виражников и контактников с больными туберкулезом, то их тоже желательно модернизировать. Существующие школы такого профиля сооружены еще в советское время и хотя там достаточно большие помещения, потребность в новых корпусах  все же имеется. В Казахстане по-прежнему высок процент заболеваемости туберкулезом среди населения, поэтому и принята  государственная программа по его преодолению, выделяются большие средства, а значит, есть смысл обновить школы санаторного типа.  Во-вторых, такие школы предназначены также для детей из малообеспеченных семей и сирот, а малообеспеченных семей у нас, к сожалению, очень много, пожалуй, порядка пятидесяти процентов населения. Я не преувеличиваю, мы работаем с людьми и видим ситуацию.

- Какова морально-психологическая атмосфера в этих школах в целом?

- Специальных исследований по этому  поводу мы не проводили, но в любом случае, если ребенок живет вне семьи, не получает материнской любви, ласки, отцовского внимания, лишен семейного окружения, то как он себя чувствует, каким он вырастет? У ребенка самая главная проблема - отсутствие приватной сферы, понимаете?  Он живет в интернате, там большие комнаты, в комнатах много кроватей, не  у каждого ребенка есть тумбочка, у них общий туалет, общая ванная, нет личного уголочка, личного пространства, где ребенок мог бы  побыть с самим собой, он все время среди других, на виду, вот и представьте, как он живет. И с этим он вырастает. С чем ребенок вырастает, с тем он потом живет. Расскажу вам показательный, шокирующий случай.

Отец-педофил насиловал родную дочь с 9 до 18 лет. Когда девочка выросла, она сама обратилась к нам за помощью.

- А мать, что, не знала?

- Когда мы встретились с ней, она сделала вид, что не знала, хотя все эксперты, психологи, общественные деятели, работающие с социальными проектами, в один голос утверждают, что не может быть, чтобы она не знала. Так вот, отец этой девушки в детстве был оставлен собственной матерью и  жил у бабушки, а  мать ее выросла в интернате (мать матери имела алкогольную зависимость и ее лишили родительских прав). Что она там видела, как жила? В итоге, когда она создала свою семью, она стала воспроизводить свои искаженные представления о нормальной семье. Я спрашивала у дочери, а ты маме говорила,  что с тобой такое происходит, что папа с тобой так обращается? И знаете, что она ответила? Да,  я говорила маме, а она сказала, что все так живут. Более того, мама обвиняла саму дочку, говорила, что она сама виновата, ходит в коротеньких юбочках и другие скабрезные вещи. А потом заявила дочери, если ты напишешь заявление на отца, я откажусь от тебя и дочь не стала писать. По этой причине мы не смогли принять какие-либо правовые меры, так как не было основания для  возбуждения уголовного дела.

- Дочь так и осталась жить с таким отцом под одной крышей?

- Когда отец в очередной раз стал приставать к ней,  домогаться ее, она воспротивилась и убежала к своей бабушке, матери отца, которая в свое время бросила его. Девушка дала понять, что теперь ее домогается родной дядя, брат отца, который живет у этой бабушки…

Торгын НУРСЕИТОВА

Источник: Информационная служба ZAKON.KZ

Похожие:

Приближается новый учебный год. Что он  несет? iconА знаете ли вы о том, что Новый год самый древний и самый популярный...
А знаете ли вы о том, что Новый год самый древний и самый популярный из всех существующих праздников. Новый год отмечали еще древние...
Приближается новый учебный год. Что он  несет? iconУчебный план группы хп-2 на 4 семестр 2012-2013 учебный год
Что значит «мир в целом, в общем»? Есть ли «стол вообще», «дерево вообще», «человек вообще»?
Приближается новый учебный год. Что он  несет? iconУчебный план 4 семестра группы мкб-2 (2012-2013 учебный год) дисциплина...
Что значит «мир в целом, в общем»? Есть ли «стол вообще», «дерево вообще», «человек вообще»?
Приближается новый учебный год. Что он  несет? iconДорогие друзья! Совсем скоро Новый год
Совсем скоро Новый год! Каждый из нас уже спланировал этот праздник, и мы уверены, у всех он будет незабываемый!
Приближается новый учебный год. Что он  несет? iconВы уже придумали, где отметить и встретить Новый 2013 Год?
Приезжайте к нам на Новый год и мы сделаем все, чтобы этот праздник запомнился Вам надолго. Комфортные коттеджи, вкуснейшая еда и...
Приближается новый учебный год. Что он  несет? iconНовогодняя прага 2013
В новый год вся прага превращается в бурлящий хоровод смеха, музыки, радости и хорошего настроения. Можно встретить новый год на...
Приближается новый учебный год. Что он  несет? iconПриближается Новый Год, которого с нетерпением ждут все дети. Чтобы...
Книге представлены сказки, загадки, стихи на праздничную тематику. Малыши узнают, как водить хороводы вокруг елочки, научатся лепить...
Приближается новый учебный год. Что он  несет? iconУчебный план 6 семестра группы хп-3 (2012-2013 учебный год) дисциплина...
Цыганков А. П. Современные политические режимы: структура, типология, динамика. М., 1995
Приближается новый учебный год. Что он  несет? iconНесмотря на веселый нрав чеченцев, который описывали многие писатели,...
Нах и республиках его празднуют довольно широко. Новый год у мусульман начинается в первый день месяца Мухаррам. Каждый год эта дата...
Приближается новый учебный год. Что он  несет? iconУчебный план 6 семестра группы рт-3 (2012-2013 учебный год) дисциплина...
Найдите правильный вариант перевода на английский язык слов, заключенных в скобки
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница