Введение Во «Введение…»


НазваниеВведение Во «Введение…»
страница36/47
Дата публикации11.03.2013
Размер5.99 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Психология > Документы
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   47

9. Для части студентов возникает непростая проблема проживания в студенческом общежитии или проблема проживания в снимаемой квартире (комнате). Для многих студентов во всем мире это нормальное явление. Главное здесь сохранение чувства собственного достоинства, а в основе такого чувства — увлеченность любимым делом, увлеченность психологией вообще и какой–то более близкой для студента психологической проблемой в частности. Увлеченный человек всегда вызывает уважение даже у людей, далеких от культуры. И наоборот, легкой «добычей» всяких проходимцев и искусителей всегда становятся люди, которые сами не знают, чего хотят…

С. И. Гессен выделил также следующие основные «свойства университета»:

1) «Целокупность реализованного в нем научного знания», ведь именно системность и «полнота представленного в университете знания отличает университет от всех других высших школ», что и делает его «подлинно научной школой» (Гессен, 1995. — С. 313—314);

2) «Свобода преподавания и учения», что предполагает не только право преподавателя читать свои «индивидуальные» (авторские) курсы, «не совпадающие ни со специализацией, ни с энциклопедичностью», но и права для студента «выбирать из массы ежегодно предлагаемых университетом курсов те, которые, независимо от предписанности учебными планами, отвечают его научному интересу». «Наличие нескольких преподавателей одной и той же науки и свободный выбор учащимися учителя характеризует дух университетского учения… ничто не противоречит больше идее университета, как система бюрократического управления и опеки со стороны государства», — писал С. И. Гессен (там же. С. 315—322).

При этом «свобода высшего преподавания заключается не в праве каждого открывать школы, в которых нарушалась бы свобода исследования и учения..», и «свобода высшего образования состоит не в том, что наряду с государственными университетами будут еще университеты католические, православные, антропософские, социалистические, а в том, чтобы университет, кем бы он ни был основан и содержим, оставался прежде всего научным», — поясняет свою мысль С. И. Гессен (там же. С. 325).

3) «Самоуправление и самопополнение». «Сюда входят не только право самоуправления в узком смысле (определение предметов преподавания, учебных планов, основания учебно–вспомогательных учреждений, избрание органов управления), но и право самопополнения (избрание профессоров и преподавателей, наделение учебными степенями)», — отмечал С. И. Гессен (там же. С. 316).

Примечательно, что в Средневековой Европе факультеты присуждали ученые степени, «факт приобретения которых оценивался в духе ученичества и рыцарского воспитания», а в царской России ученые степени и звания соотносились с «Табелью о рангах» и профессора имели нередко «генеральские чины». «Порой выпускников, подобно рыцарям, венчали громкими титулами типа граф права, — пишет А. Н. Джуринский, — В ученой степени магистр нетрудно угадать звание, которое получал ученик ремесленника» (Джуринский, 1999. — С. 118).
4. Особенности построения взаимоотношений студента–психолога с преподавателями и администрацией вуза

При построении взаимоотношений преподавателей со студентами–психологами в реальных современных условиях самим студентам важно понять главную идею — не ждать, пока преподаватели сначала «понравятся» студентам, а потом сами «предложат что–нибудь интересное» и «организуют совместную деятельность». Если серьезно, то, конечно, преподаватели должны все это сделать, сделать «первый шаг» навстречу студенту. Но не все преподаватели готовы на такой «первый шаг», и тогда сами студенты должны постепенно взять инициативу в этом вопросе на себя. Для будущих психологов очень важно научиться, не ждать, что их кто–то будет «развлекать» или «организовывать», а самим проявлять инициативу.

В каком–то смысле, получается «замкнутый круг»: студенты поступили на психологический факультет с надеждой, что их всему этому научат, а здесь предлагается «не ждать» и самим показывать свои «организаторские» и «коммуникативные» способности. Это один из парадоксов подготовки студентов–психологов. В конце концов, студенты ведь пришли именно в психологический вуз, значит, какая–то внутренняя готовность к работе с людьми у них уже должна иметься… Хотя, как мы уже отметили, формально (официально) именно преподаватели и администрация вуза должны выступать «инициатором» построения взаимоотношений со студентами, но мы пытаемся посмотреть на ситуацию реально, а не с бюрократических и официальных позиций.

Давно уже нет — или почти нет — студенческих «картошек» и субботников, где преподаватели и студенты вместе выполняли нелепые с точки зрения обучения специалистов работы, но зато выстраивали удивительные неформальные отношения. Из–за вечной нехватки времени (по причине необходимости постоянно зарабатывать деньги) стало намного меньше студенческих вечеров творчества, в которых активно участвовали и преподаватели, и т. п. Все это требует поиска новых подходов в организации реальных (а не формальных) взаимоотношений студентов–психологов со своими преподавателями.

Можно выделить следующие проблемные моменты, возникающие при построении таких взаимоотношений:

1. Проблема смешения ролей преподавателя, когда он может восприниматься студентами в разных своих «ипостасях», что порождает путаницу и некоторую неопределенность во взаимоотношениях. Можно выделить примерно следующие такие ролевые позиции («ипостаси») преподавателя психологии:

1) «Преподаватель — специалист в своей области». Здесь нежелательна крайняя позиция, не допускающая никакого неформального (человеческого) общения. Хотя пообщаться с настоящим специалистом для любого студента было бы очень полезно.

2) «Преподаватель — верный друг». Здесь может возникнуть проблема чрезмерного сокращения социальной дистанции между учителем и учеником, когда преподавателя вообще перестанут воспринимать как «специалиста», что, например, случается в некоторых семьях психологов, врачей и педагогов: родные их не воспринимают как «профессионалов» (по этой причине лечить или консультировать родных и близких не рекомендуется…). Хотя студент–психолог так нуждается в доброжелательном и «все понимающем» старшем друге…

3) «Преподаватель–психотерапевт». Некоторые студенты полагают, что раз преподаватель владеет техникой психотерапевтической помощи, значит он «обязан» решать их молодежные проблемы или проблемы их знакомых. Иногда преподаватель сам соглашается взять на себя такую роль, но часто потом жалеет об этом. Хотя некоторым студентам психотерапевтическая помощь преподавателей иногда помогает, но задача преподавателя — иная, быть может, даже более сложная, чем традиционно понимаемая психотерапия…

4) «Преподаватель — пример для подражания во всем». Это не худшая ролевая позиция, было бы с чего брать пример. Но студент очень сильно переживает, когда вдруг обнаруживает, что любимый и почитаемый им преподаватель в чем–то несовершенен, а то и порочен… Это может стать причиной очередного «кризиса разочарования» в профессиональном развитии впечатлительного студента и неизвестно чем такой кризис может закончиться. На самого преподавателя это налагает особую ответственность, ведь очень трудно быть «идеальным» и «образцовым», да еще когда за тобой пристально наблюдают «обожающие» и такие «доверчивые» глаза студента (или студентки). В студенческих аудиториях такое «обожание» обычно не остается незамеченным, что может стать причиной различных сплетен и подозрений. Для самого преподавателя это довольно опасные игры, но в данном случае речь о студенте — о возможной переоценке преподавателя как личности и соответствующих сложностях.

5) «Преподаватель — объект насмешек», И школьники, и студенты часто находят удовольствие в том, что «перемывают косточки» своим учителям и преподавателям. Это нормальное явление. Это одна из форм осмысления того, действительно ли «настоящая личность» проводит с ними занятия. А для самоопределяющегося молодого человека, как мы уже не раз отмечали, очень важен личностный пример старшего человека (учителя). Другое дело, что иногда такие обсуждения своих преподавателей принимают грубую форму и даже переносятся в реальное общение с таким преподавателем. Педагогами замечено, что грубые насмешки и придирки обычно обращены к преподавателям, которые этого хотя бы отчасти заслуживают (злые, некомпетентные, позволяющие себе приходить на занятия «навеселе» и т. п.). И наоборот, к преподавателям, которые по–своему любят студентов и знают свой предмет, отношение обычно самое хорошее, даже несмотря на их явные недостатки поведения или одежды. Примечательно, что так называемые «студенческие анекдоты о преподавателях» воспринимаются многими преподавателями без особых обид и даже с благодарностью («раз про меня анекдот придумали, значит я вошел в историю факультета или института»). Но самое презрительное отношение у студентов (и у школьников) к преподавателям, о которых можно сказать, что они «никакие» (им не интересны ни студенты с их проблемами, ни читаемый курс, они сами себе не интересны).

6) «Преподаватель–полицейский». Студентам с их неорганизованным свободным временем иногда требуется строгий старший товарищ (особенно когда студент живет в общежитии и его некому контролировать). Но студент все–таки уже взрослый человек, и самое главное для него — поскорее научиться быть настоящим взрослым, а при постоянном контроле и опеке это сделать очень сложно. И тем не менее, некоторые студенты с радостью воспринимают таких «преподавателей–полицейских».

Для самого преподавателя здесь возникает опасная в педагогическом плане ситуация, когда он вместо того, чтобы способствовать формированию подлинного «субъекта учебной деятельности», упрощает для себя задачу и фактически превращает студента в «объект» излишней опеки и контроля. По отношению к будущему профессионалу–психологу — это явно «медвежья услуга». Но если даже студент осознает нежелательность такого к себе отношения (чрезмерной опеки), то ему совсем не обязательно идти на открытый конфликт с преподавателем. Как будущий специалист (в том числе, как будущий мастер урегулирования конфликтных ситуаций), он должен воспринимать все спокойно и даже «терапевтично», а с «преподавтелем–полицейским» держаться с достоинством, одновременно в чем–то даже подыгрывая ему. Главное, чтобы студент осознал ситуацию и контролировал ее. Как писала известный психотерапевт Э. Шостром, свободный от чьей–либо манипуляции человек («актуализатор») «позволяет руководить собою там, где он должен быть чувствительным к человеческому одобрению», но «источник его действий — всегда внутреннее руководство» (Шостром, 1992. С. 63).

2. Проблема несогласия с преподавателем. Вполне возможны ситуации, когда студент считает, что преподаватель «не прав», высказывая на своих лекциях какие–то мысли.

Во–первых, каждый, в том числе и преподаватель вуза, имеет право на свою точку зрения, даже если эта точка зрения не совпадает с мнением некоторых его коллег–психологов или даже с точкой зрения официальной пропаганды на острые общественные проблемы.

Во–вторых студент как самостоятельно мыслящий «субъект учебной деятельности» также может иметь свою научную или мировоззренческую позицию.

В–третьих, у преподавателя все–таки имеется фактическое преимущество: именно он ведет занятия, поэтому ему и принадлежит «право первого голоса». Но если преподаватель — корректный специалист, то он все–таки должен дать несогласному с ним студенту хотя бы кратко обозначить свою точку зрения или сам заявить перед аудиторией иную позицию студента. Но делать это лучше либо на перерыве, либо на отдельном семинаре (тогда появится счастливая возможность сравнить и обсудить разные позиции), либо на другом занятии, предварительно подготовившись к ответной реакции на замечания студента.

К сожалению, главным часто становится не содержание обсуждаемой проблемы, а различные сопутствующие моменты (так называемая «эстетика» занятия). Заметим, что само по себе остроумие преподавателя (или студента), а также различные декоративно–эстетические моменты оформления лекции должны приветствоваться, но не доминировать над содержанием и смыслом самого высшего образования, самого «освоения метода научного познания» — этой главной цели университетского курса (по С. И. Гессену).

3. Проблема равноправной дискуссии студента с преподавателем. Вполне возможны ситуации, когда студент в каких–то вопросам разбирается лучше своего преподавателя–учителя. Поэтому совершенно естественны и взаимно полезны и дискуссии, и острые споры. Но главное правило здесь — предварительная подготовка к таким спорам и дискуссиям. Научный спор, в отличие от «миленькой болтовни» или спора невежд, должен проходить только на основе логически выстроенных и проверенных аргументов, а также на основе взаимоуважения спорящих. Одной из форм подготовки студента к такому спору является «внутренний диалог» с преподавателем (ранее уже говорилось о возможности организации с преподавателем «внутреннего диалога», когда студент с ним не согласен — см. Часть III, главу 2). Началом корректного спора студента с преподавателем является грамотно сформулированный вопрос к преподавателю, а также четко обозначенная собственная позиция студента, чтобы было ясно, что студент понял точку зрения преподавателя и сам знает, в чем именно он с ним не согласен.

4. Проблема поиска студентом научного руководителя. Иногда поиск хорошего руководителя может стать основой будущей успешной научной карьеры студента, но часто надежды на это не оправдываются (даже «хороший» научный руководитель не в состоянии «пристроить» всех своих учеников). Часто студент делает в этом поиске следующие основные ошибки:

1) ориентация только на модных и популярных преподавателей (проблема в том, что у них достаточно много желающих стать их учениками и у них просто не хватает времени, чтобы по–настоящему «возиться» со всеми; кроме того, такие популярные преподаватели нередко становятся слишком заносчивыми и сами начинают определять для себя «любимчиков» и «бесперспективных», а то и просто «отверженных»);

2) ориентация на «хороших» и «приятных в общении» преподавателей, а не на тех, кто высоко компетентен в данном вопросе (в теме дипломника); удачно, если то и другое совпадает, но так бывает не всегда.

3) ориентация на преподавателей, сильно поглощенных своими научными проблемами и мало внимания уделяющих заботам и проблемам самих студентов; правда, если студент — достаточно самостоятельный начинающий исследователь, то ему будет найти взаимопонимание с таким преподавателем намного проще, и преподаватель будет уделять время хотя бы на обсуждение содержательных проблемных вопросов диплома, а вопросы, связанные с оформлением и прочими «бюрократическими» формальностями, студент должен уже решать сам;

4) выбор научного руководителя как возможного «психотерапевта» и «няньки» — в большинстве случаев преподаватели это не любят, хотя иногда студент находит то, что ищет; к сожалению, в этом случае из студента, «опекаемого» таким «руководителем», скорее всего, не получится настоящий самостоятельный исследователь.

5. Проблема смешения формальных и неформальных отношений между преподавателями и студентами. В отношениях «студент — преподаватель» чрезвычайно важно удерживание дистанции. Мы не имеем в виду, что общение между ними должно ограничиваться официальным общением на учебных занятиях — напротив, студент вправе видеть в преподавателе человека, относящегося к нему личностно, неформально, с готовностью помочь — и не только в учебном плане. Вместе с тем складывающиеся между студентом и преподавателем добрые человеческие отношения не должны вмешиваться в их отношения в учебном процессе, например, не должны влиять на требовательность преподавателя в отношении критериев оценки учебной работы этого студента, а это, в свою очередь, не должно вызывать у студента обиды. Это — разные пространства общения; как два человека, студент и преподаватель общаются на межличностном уровне, а собственно как студент и преподаватель — на межгрупповом (т.е. они выступают как представители разных групп, у каждой из которых свои задачи).

6. Проблема «наведения порядка» в вузе со стороны студентов в их взаимоотношениях с администрацией. Во взаимоотношениях студента с администрацией основные проблемы сводятся к лучшей организации учебного процесса. Студент может высказывать свои претензии по поводу неудачно составленного расписания, «плохих» преподавателей, устаревшего исследовательского оборудования и технических средств обучения (ТСО), по поводу отвлечения студентов на не относящиеся к учебе работы (раньше это были субботники и «картошка») и т. п. Часто такие претензии студентов, да еще в виде коллективных жалоб и выступлений, выливаются в настоящие конфликты.

Иногда претензии студентов к администрации и учебной части именно психологического вуза могут быть связаны с тем, что студент, воспринимающий психологию как науку об «астральных материях» и т. п., не удовлетворяет своих экзотических интересов. Об этом специально приходится говорить, поскольку некоторые наиболее «настойчивые» студенты не хотят мириться с тем, что их весьма неординарные интересы не находят понимания со стороны преподавателей, что может даже послужить причиной отсева таких студентов.

Поэтому главная проблема для студента, выясняющего свои отношения с администрацией вуза, — это понять для себя, что важнее — навести «порядки» в вузе (с учетом того, что это «вечная» проблема) или же получить качественное образование (приобщиться к научному методу познания) и получить диплом (формальная, но очень важная для будущего профессионала цель). Впрочем, студент, несомненно, имеет право на то, чтобы обсудить с администрацией существующее положение вещей, но это должно быть конструктивно, а не огульно–критически, что часто происходит.

Стоит помнить при этом, что в условиях современной России, когда на нужды высшего образования нынешние правители обращают явно недостаточное внимание, многие претензии к руководству психологических вузов могут быть просто несправедливыми. Все это требует и от студентов, и от преподавателей стремления к взаимопониманию и выявлению реальных возможностей позитивного изменения ситуации.

7. Проблема учебной дисциплины и этикета (правил поведения) в конкретном психологическом вузе. Студент обычно сравнивает свое учебное заведение с другими вузами, особенно его волнуют реальные правила взаимоотношений, складывающиеся между самими преподавателями, между преподавателями и администрацией, между преподавателями и студентами, наконец, отношения между самими студентами. Осмысливающий эти правила студент нередко обнаруживает, что в чем–то в его «родном» заведении взаимоотношения «хуже», чем в других вузах (об этом студенты узнают от других студентов или из средств массовой информации). На формирование профессионального самосознания и просто на представление о себе как о студенте «хорошего» вуза все это оказывает отрицательное воздействие.

В частности, это может касаться вопросов учебной дисциплины. Ряд вузов исповедует так называемое «свободное посещение», весьма популярное среди студентов; в других придерживаются правил обязательного посещения всех занятий (кроме, разумеется, отсутствия по уважительным причинам). Второе среди студентов, как можно ожидать, менее популярно.

Как же целесообразно студенту, с нашей точки зрения, к этому относиться? Разумеется, работа на учебных занятиях — серьезный труд. Много привлекательнее ходить на те занятия, которые студенту представляются более интересными и нужными. Стоит помнить, однако, что учебные планы разрабатываются профессионалами, и имеет смысл довериться им в отношении подбора учебных дисциплин — сам студент по большому счету к таким оценкам не готов, он поневоле субъективен. Кроме того, как показывает практика, далеко не все студенты используют время, высвобождающееся при «свободном посещении», для самостоятельной работы — слишком уж много соблазнов заняться чем–то еще более привлекательным, чем учеба. (Разумеется, речь не обо всех). Поскольку любой вуз ставит задачу качественной подготовки профессионала (а совсем не изгнания нерадивых студентов), обязательное посещение в отношении многих учащихся оказывается важной мерой, позволяющей эту подготовку вести. Конечно, есть студенты, способные к самостоятельной работе; если такая деятельность оказывается более продуктивной, они могут поставить вопрос об индивидуальном плане занятий (что не означает возможности не посещать занятия вообще: к примеру, лабораторные занятия, которые в домашних условиях не воспроизводимы, для посещения и отработки обязательны). Иногда студенты мотивируют свое отсутствие на занятиях того или иного преподавателя тем, что он «скучно» преподносит материал. Разумеется, преподаватели бывают разные, и это, несомненно, может быть поводом для обсуждения; однако стоит различать содержательность материала и занимательность его преподнесения — случается, что второе реализуется за счет первого.

8. Проблема меры взаимной ответственности студентов и администрации за поддержание элементарного порядка в вузе, за более эстетическое оформление учебных аудиторий и различных помещений и т. п. К сожалению, сейчас иногда можно встретить такие высказывания: школьники (и студенты) в школе должны учиться, а не заниматься различными хозяйственными работами (уборкой и ремонтом помещений, следить за порядком на прилегающих территориях и т. п.). В итоге часто можно наблюдать, как после занятий в аудиториях много мусора, хотя на следующей «паре» (на следующем по расписанию занятии) в этой же аудитории будет заниматься другая группа и т. п. А уборщиц явно не хватает или они делают уборку помещений лишь в конце дня… Иногда грязь и беспорядок, царящие в российских вузах, просто изумляют иностранных гостей… А ведь это тоже элемент чувства собственного достоинства, которое в этом плане у студентов часто не формируется.

Чтобы показать, что такое настоящее достоинство людей, считающих себя истинными аристократами и интеллигентами, мы приведем известный пример. В книге О. С. Муравьевой «Как воспитывали русского дворянина» приводится одна маленькая история, связанная с ситуацией, весьма далекой от быта великосветских салонов и престижных вузов, но тем не менее красноречиво свидетельствующая о сущности подлинного аристократизма.


В конце 1940–х годов на одной из постоянных баз геологов был исключительно грязный общественный туалет. В состав одной из экспедиций на базу должен был приехать потомок древнего княжеского рода. «Мы–то ладно, потерпим, — шутили геологи, — но что будет делать Его светлость?!». Его светлость, приехав, сделал то, что многих обескуражило: спокойно взял ведро с водой, швабру и аккуратно вымыл загаженную уборную.


Это и был поступок истинного аристократа, твердо знающего, что убирать грязь не стыдно, стыдно жить в грязи (цит. по Вульфову, Иванову, 1997. — С. 271).
5. Особенности построения отношений студентов друг с другом

В немалой степени взаимоотношения в студенческой среде определяются общим культурно–историческим (и социально–экономическим) фоном общественной жизни. Взаимоотношения студентов как бы отражают сложившуюся культуру отношений между людьми в самом обществе. Поэтому трудно задавать какие–то готовые «образцы» таких отношений. Часто их диктует сама жизнь. И все это приходится грамотно учитывать или тактично (ненавязчиво) корректировать в своих собственных взаимоотношениях с реальными людьми и в реальную эпоху, переживаемую страной.

Кроме того, взаимоотношения студентов постепенно начинают копировать и отношения, складывающиеся среди их преподавателей и научных руководителей, о чем уже много говорилось выше. Поэтому все–таки остается надежда, что будущие психологи–профессионалы смогут взять все лучшее в этих взаимоотношениях своих учителей, а не только будут зависеть от стереотипов поведения, пропагандируемых средствами массовой информации и создаваемых обычными обывательскими примерами.

Условно можно выделить следующие проблемы, возникающие во взаимоотношениях студентов друг с другом:

1. Проблема взаимоотношений между студентами разных курсов. Как таковой «студенческой дедовщины» во многих психолого–педагогических вузах нет, хотя некоторое высокомерие и «покровительственность» со стороны старших студентов по отношению к студентам младших курсов иногда наблюдать приходится. Это может провоцироваться и проявляться в несколько больших «льготах» старшекурсникам при расселении их в более «привилегированные» номера общежития, в предоставлении им больших возможностей при пользовании библиотекой, в проведении собственных исследований, в большем внимании к ним со стороны популярных и «модных» преподавателей и т. п. Хотя реально такая «дедовщина» не является существенной (не сравнить с современной российской армией!), но субъективно для кого–то из студентов младших курсов это может восприниматься как некая существенная проблема. Самое простое здесь — поскорее вступить в неформальные (или даже дружеские) отношения с кем–то из студентов старших курсов, с молодыми аспирантами или учеными, вступать в студенческие научные сообщества, что обычно и происходит уже на первых курсах.

Как это ни парадоксально, «дедовские» тенденции скорее проявляются среди сокурсников (учащихся одного курса), когда «выясняется», что кто–то сумел вступить в более дружеские отношения с некоторыми «престижными» преподавателями и учеными, обеспечив себе во многом свою будущую «карьеру». Вероятно, и к этому следует относиться с пониманием, поскольку в дальнейшей трудовой жизни от умения налаживать «нужные» деловые контакты во многом зависит и профессиональный, и жизненный «успех» молодого психолога. Психологический вуз является для этого своеобразным полигоном.

Иногда в связи с этим возникают некоторые моральные сложности.


Например, поначалу студенты воспринимают «успехи» своего однокурсника в налаживании хороших отношений с преподавателями с «пониманием» и даже радостью, но потом могут обнаружить для себя, что суть этих отношений — не настоящая дружба преподавателей и студентов, а соображения «карьеры» (иногда такое неприятное открытие для себя делает и сам преподаватель, который поначалу также может воспринять «коммуникабельного» студента как возможного «товарища»).


Ревность к популярным преподавателям может стать основой некоторой неприязни в самих студенческих взаимоотношениях. Но с этим сложно что–либо поделать и тем более «запрещать» преподавателям выбирать для себя «любимчиков», а для студентов выбирать себе «кумиров». Хотя и сказано, «не сотвори себе кумира».

2. Проблема построения взаимоотношений в преимущественно женских студенческих аудиториях. Эта проблема специфична именно для психолого–педагогических вузов («родная проблема» психологического образования), где большинство студентов — девушки. Для самих девушек такое положение создает сложности: ими не так восхищаются, как это могло бы быть в мужских (или хотя бы реально «смешанных») аудиториях, что порождает некоторую неуверенность в себе, что для психолога плохо. К сожалению, проблемы возникают и у студентов–юношей, у которых сначала «разбегаются глаза» от обилия девушек вокруг, но после приходит и некоторое «отрезвление», поскольку девушки часто даже не воспринимают своих однокурсников как «настоящих» мужчин.

Для молодых людей все это усугубляется тем, что профессия «психолог» считается «неденежной» (точнее, она может быть «денежной» при определенном стечении обстоятельств, но это не общее правило), и молодой человек, собирающийся стать психологом, нередко воспринимается как жизненный «неудачник» (при нынешней «рыночной» системе ценностей это вполне реальная проблема в молодежной среде). Чтобы не чувствовать свою «никчемность», студент–юноша вынужден нередко серьезно подрабатывать на стороне, чтобы хоть как–то показать свою способность «устраиваться» в этой жизни. В более благополучном положении находятся те студенты, которые опять же налаживают хорошие деловые отношения с преподавателями и учеными, которые дают им возможность «подрабатывать» в сфере психолого–педагогических услуг.

Проблема «подрабатывания» студентов стара как мир. И постоянно перед творческим студентом стоит вопрос: что для него важнее, образование и диплом или «радости студенческой жизни»? Способность как–то совместить эти моменты является настоящим искусством и требует от студента проявления настоящего жизненного творчества. Иногда это позво'ляет студенту сформировать у себя готовность эффективно выполнять разные виды деятельности (в частности, хорошо учиться и все–таки зарабатывать себе на «карманные расходы»), но иногда это приводит к серьезному переутомлению и нервным срывам. Важно при этом рассчитать свои реальные возможности и все–таки выбрать приоритеты своего развития.

3. Проблема вхождения в учебно–профессиональное сообщество. Как известно, во многих «солидных» и «престижных» учреждениях важную роль играет так называемое «общественное мнение», которое и создается неформальными группами студентов и сотрудников. В этих группах быстро обозначаются свои лидеры, которые стремятся с помощью зависимых от них людей устанавливать свое влияние на ситуацию в вузе, надеясь в перспективе как–то решить для себя и собственную профессиональную судьбу.

Обычно в такие престижные «тусовки» входят наиболее яркие и эффектные во внешнем плане студенты, молодые преподаватели и различные секретари с лаборантами (постоянные и «все знающие» сотрудники). Они быстро «определяют» близких себе по духу и помыслам людей, сами легко «сближаются» и даже «бережно поддерживают» выгодные для себя отношения, даже преодолевая в себе негативные чувства друг к другу. Важную роль в таких «тусовках» играет специально поддерживаемая и культивируемая с помощью определенных эстетических средств атмосфера «избранности» и «элитности» (особая манера разговора, демонстративные позы, ирония по отношению «ко всем остальным» и т. п.). Нам даже представляется, что читатель прекрасно понимает, о чем вдет речь, поскольку эти «тусовки» существуют в незначительных своих вариациях почти везде и легко опознаваемы.

Часто важную роль в успешной адаптации к вузу играет умение студента включиться в местную престижную социально–профессиональную группу — «тусовку», которая во многом подстраховывает своих постоянных членов и даже оберегает их от гнева преподавателей и администрации. Как уже отмечалось, такие «тусовки» во многом формируют общественное мнение и с ними вынуждены считаться даже самые строгие преподаватели и научные руководители. «Студент в тусовке» имеет гораздо больше шансов на успех в данном учебном учреждении. Но чтобы быть принятым в такую «тусовку», человеку также приходится идти на определенные внутренние (и не только внутренние) компромиссы, ведь в каждой «тусовке» строго расписаны ролевые позиции; если молодой человек отказывается принять на себя какую–то роль, то в «тусовку» он, скорее всего, не впишется. Но принятие роли, то есть соответствие ожиданиям окружающих, уже само по себе во многом ограничивает творческое самовыражение личности. И далеко не все готовы на такую жертву. В качестве типичной «платы» за вхождение в престижную «тусовку» можно выделить следующее:

1.) Соответствие интеллектуальным, коммуникативным, статусным, декоративным (в плене одежды и внешнего вида), физическим и другим требованиям и нормам, характерным для данной группы. Если претендент недостаточно всему этому соответствует, то он вынужден «поработать над собой», иначе «тусовка» его либо отвергнет, либо определит для него очень невыгодный социальный статус (например, роль «козла отпущения»);

2) Ограничение определенной свободы действий и высказываний (претендент вынужден принимать мнения и оценки данной группы, даже если они несколько расходятся с его собственным мнением);

3) Ограничение в плане построения своей карьеры (или оснований для будущей карьеры). С одной стороны, «тусовка» значительно помогает («подстраховывает») человека, особенно в период его адаптации в учебном заведении, но, с другой стороны, «тусовка» строго следит, чтобы каждый ее член «не высовывался», чтобы он находился в рамках отведенной ему роли.


Например, во многих учебных и научных организациях можно встретить «вечных младших научных сотрудников» или «вечных кандидатов наук», так и не посмевших вырваться из рамок отведенного им социального статуса.


4) Терпеливое отношение к различным домогательствам и обидам со стороны признанных лидеров «тусовки» (начиная от шуток и «приколов», которые доставляют удовольствие многим членам «тусовки» (иногда вплоть до сексуальных домогательств…);

5) Ограничения по отношению к своему досугу и различным увлечениям («тусовка» часто стремится контролировать не только деятельность в данной организации, но и весь образ жизни человека) и т. п.

4. Естественно, такие «тусовки» часто дают человеку больше, чем требуют взамен. Но иногда человек чувствует, что пора вырваться изданной «тусовки» и освободиться от обязательств перед членами этой группы. Возникает проблема безболезненного выхода из учебно–профессиональной студенческой (или даже преподавательской) «тусовки». В этом случае нужно быть готовым «заплатить» за такое самовольство, а также просто иметь представление о том, какая это может быть «плата»:

1) Сплетни, наговоры, откровенное вранье;

2) Отказ в помощи при решении каких–то формальных или неформальных проблем;

3) Остракизм по отношению к тем, кто, минуя «тусовку», сумел быстро (быстрее, чем «положено») решить некоторые свои карьерные вопросы. Здесь действует известное еще со времен Аристотеля правило зависти: мы легко переживаем успехи дальних от нас людей, но успехи близких нам людей обычно не прощаем, ведь мы же знали их как «своих», как «таких простых людей», а они вот «выпендрились», оказались «лучше нас»);

4) В наиболее примитивных группах и коллективах (что, кстати, мало зависит от общеобразовательного уровня) возможны и такие варианты «мести», как избиение, анонимные письма, апеллирование к старым грехам (например, разглашение личных секретов и слабостей человека) и т. п.

Но самый страшный вариант «расплаты» — это расплата чувством собственного достоинства. Различные способы проверки человека «на вшивость» — это, прежде всего, проверка его достоинства.


Например, в тюрьмах новичка часто проверяют именно на наличие достоинства. Через некоторое время пребывания в камере, когда терпение кончается и очень хочется покурить или выпить настоящего чаю, новичку предлагают все это, но при этом заставляют его как–то унизиться («прокукарекать» или как–то еще развлечь «братву», кого–то ударить по наводке, раскрыть чьи–то секреты или даже… вступить в половую связь). И если человек ради материальных благ (сигарет, наркотиков, крепкого чая или конфетки) готов унизиться, то есть продать свое чувство собственного достоинства, то обычно ему быстро и надолго определяется самое непрестижное место в данной группе.


Разумеется, аналогия между вузом и камерой неправомерна, но в психологическом смысле испытания, которым подвергают друг друга люди в разных ситуациях, оказываются сходны если не по содержанию, то часто по цели и форме.

Иногда в «престижных» учебных заведениях могут иметься несколько конкурирующих «тусовок», что порождает для молодого самоопределяющегося человека «соблазн» с головой уйти в склоки и скандалы, возникающие между такими конкурентами, с целью «заслужить право» быть полноценным членом одной из «тусовок». Здесь опять следует вспомнить о том, что же именно хочет получить студент–психолог в вузе, профессиональные знания и способ научного познания мира или же опыт участия в склоках и интригах, которые возникают, в том числе и среди конкурирующих за «лидерство» групп самих студентов?
6. Особенности организации досуговой и внеучебной деятельности студента

Как известно, эффективность самой учебной деятельности в немалой степени зависит от организации студенческого досуга. Но сам такой досуг (или его отсутствие) во многом определяют и формирование профессионального самосознания будущего психолога, и его отношения к психологии (к своей «alma mater»), и то, что называется «духом психологического сообщества», когда бывшим студентам–психологам просто «есть что вспомнить» и т. п.

К сожалению, само понятие «студенческая жизнь» в последние годы претерпело не самые лучшие изменения. В более благополучные в социально–экономическом плане периоды у студентов было больше свободного времени, и они могли реально потратить его не только на самообразование и профессиональную самоподготовку, но и на реализацию своих талантов во внеучебной и досуговой деятельности. Что бы ни говорили, но даже в «эпоху советского тоталитаризма» больше были распространены бесплатные студенческие театры и студии, спортивные праздники и соревнования студентов (на любительской основе) и т. п. Кроме того, были еще студенческие субботники, строительные отряды и «картошки», которые также иногда позволяли раскрываться определенным душевным качествам студентов и преподавателей в сложных и нелепых условиях различных «колхозов» и «овощных баз». На этих «мероприятиях», при нередкой их экономической абсурдности и даже глупости, часто формировались особые взаимоотношения между студентами и преподавателями.

Естественно, какие–то лучшие традиции все–таки сохранились в некоторых вузах и по сей день (где–то даже пытаются развивать эти старые и добрые студенческие традиции), но во многих, особенно негосударственных, психологических вузах ситуация в этом плане очень печальная. Но ведь и в негосударственных вузах выдают дипломы о высшем психологическом образовании, и выпускникам этих вузов (в частности, психологических факультетов) реально придется работать с людьми без полноценно сформированного профессионального самосознания, им нечего будет вспомнить о своей студенческой жизни. Таким образом, существует проблема, решить которую сейчас сложно (в России еще долго будут строить «рынок» и «развивать демократию»), но важно хотя бы осознать, что проблема реально существует.

Часто сам факт осознания проблемы постепенно формирует основу и для ее решения. Применительно к учащимся негосударственных вузов, где и не подразумевается серьезной организации досуга студентов, проблема может быть несколько переосмыслена: что могут сделать сами студенты для того, чтобы годы обучения в психологическом вузе оказались более «насыщенными» и «запоминающимися»? Заметим, что такая проблема в определенной мере актуальна почти для всех из известных нам психологических учебных заведений, поскольку в целом внимание к гармоничному развитию студентов заметно поубавилось как со стороны нынешнего режима, так и со стороны многих преподавателей, которые, как мы уже отмечали, вынуждены значительные свои силы отдавать зарабатыванию денег. А буйный «расцвет» молодежной прессы и телевидения почти не компенсирует отсутствия такого внимания, тем более, что современные средства массовой информации пронизаны социальной «фальшью» и «продажностью», тогда как студентам–психологам все–таки требуется живое человеческое общение, заинтересованное и спокойное (а где–то даже мудрое) обсуждение их учебно–профессиональных, жизненных и личностных проблем.

Еще одно важное замечание. К сожалению, как показывают многочисленные исследования, студенты весьма пренебрежительно относятся к собственному здоровью. Сердечно–сосудистые и желудочно–кишечные заболевания, увы, оказываются в студенческой среде почти нормой. Это имеет непосредственное отношение к обсуждаемому вопросу. Извините за менторство, но алкоголь и курение, столь популярное среди студентов — ЗЛО, и зло жесточайшее. Нерегулярное и нездоровое питание (а мы ведь часто «перехватываем по дороге» что придется) — издевательство над собственным организмом. Хронический «недосып» означает, что организм не успевает эффективно вырабатывать необходимые ему вещества. Повышенная нагрузка на органы зрения, связанная с многочасовым сидением у компьютера или просто неумением читать книги правильно (мы ведь так любим читать лежа!) приводят к последствиям необратимым. Свой организм нужно любить и заботиться о нем, и это, как мы уже говорили, профессионально важно. Если распорядок учебной аудиторной деятельности определяется учебным заведением, то остальное организуете вы сами. Примите на себя ответственность за себя же. Пожалуйста.
Литература

1. Василюк Ф. Е. Психологическое образование: психотехническая парадигма // Развивающаяся психология — основа гуманизации образования / Материалы Первой Всероссийской научно–методической конференции 19—21 марта 1998. — М., 1998; Вульфов Б. 3., Иванов В, Д. Основы педагогики в лекциях, ситуациях, первоисточниках. — М.: Изд–во УРАО, 1997. — 288 с.

2. Гессен С. И. Основы педагогики. Введение в прикладную философию. — М.: Школа–Пресс, 1995. — 448 с.

3. Государственный образовательный стандарт высшего образования. Специальность 020400 «Психология». Квалификация — «Психолог. Преподаватель психологии». Утвержден заместителем министра образования Российской Федерации 17.03.2000. Номер государственной регистрации 235 гум/сп.

4. Джуринский А. И. История педагогики. — М.: ВЛАДОС, 1999.

5. Зимняя И. А. Педагогическая психология. — Ростов–на–Дону: Феникс, 1997.

6. Кан М. Между психотерапевтом и клиентом: новые взаимоотношения. — СПб.: Б.С.К., 1997.

7. Мамардашвили М. К. Как я понимаю философию. — М.: Прогресс, 1990.

8. Марцинковская Г. Д., Ярошевский М. Г. 100 выдающихся психологов мира. — М.: Изд–во «Институт практической психологии». — Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996.

9. Селье Г. От мечты к открытию: Как стать настоящим ученым. — М.: Прогресс, 1976.

10. Шостром Э. Анти–Карнеги, Или Человек–манипулятор. — Мн.: ТПЦ «Полифакт», 1992.
1   ...   32   33   34   35   36   37   38   39   ...   47

Похожие:

Введение Во «Введение…» iconАртур Шопенгауэр Введение в философию «Введение в философию»: Белорусский...
«Новые паралипомены», «Об интересном», а также «Введение в философию», представляющее собой краткий набросок университетского курса лекций, в...
Введение Во «Введение…» iconКонспекты лекций по физиологии. Введение
Введение. Жизнь – сложная открытая саморегулирующаяся, самовоспроизводящаяся система, постоянно обменивающаяся с окружающей средой...
Введение Во «Введение…» iconВведение в языковедение
Р 45 Введение в языковедение/Под ред. В. А. Виноградова. М.: Аспект Пресс, 1996. 536 с. Isbn 5-7567-0046-3
Введение Во «Введение…» iconВведение к уложению государственных законов
Введение сие содержит в себе два отделения. В первом излагается план и распределение предметов, входящих в состав государственного...
Введение Во «Введение…» iconА. А. Реформатский "Введение в языковедение"
Учебники и сборники упражнений по грамматике английского языка / А. А. Реформатский "Введение в языковедение"
Введение Во «Введение…» iconТемы контрольных работ по дисциплине «Введение в рекламу и связи...
Объем – 15 страниц. Титульный лист, введение, содержание, текст, заключение, список литературы
Введение Во «Введение…» iconКодекс корпоративного поведения 5 апреля 2002 года введение "Корпоративное поведение"
Одним из способов такого совершенствования может стать введение определенных стандартов, установленных на основе анализа наилучшей...
Введение Во «Введение…» iconСамарская государственная экономическая академия введение в специальность
Введение в специальность "Бухгалтерский учет, анализ и аудит": Учеб справ пособие / Кол авт сост.; Отв ред. В. П. Фомин, А. З. Москалева....
Введение Во «Введение…» iconОсновные направления деятельности
Указ о Единонаследии позволил увеличить приток офицеров в армию и прекратил дробление имений дворянства. Уничтожение патриаршества,...
Введение Во «Введение…» icon3. Грамматическая структура слова и вопросы словообразования
Маслов Ю. С. Введение в языкознание оглавление предисловие Введение. Что такое н наука о языке? Глава I. Сущность языка: его общественные...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница