Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя


НазваниеСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя
страница6/50
Дата публикации31.05.2013
Размер3.49 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Спорт > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50
^

Глава шестая



Ну ничего себе! – Это все, что смогли сказать Шарон и Джон, когда Холли выложила на стол содержимое пакета. Их диалог был довольно бессвязен в течение первых нескольких минут – они не столько разговаривали друг с другом, сколько озвучивали собственные мысли, пытаясь разобраться в нахлынувших чувствах.

– Но когда он успел… хм…

– Почему же мы не заметили? Господи…

– Интересно, когда же он… Впрочем, он бывал и один, конечно…

Холли и Шэрон замолчали первыми и просто смотрели друг на друга, а Джон еще минут десять что-то кричал, взволнованно размахивал руками, стараясь выяснить, когда, где и каким именно образом Джерри умудрился осуществить свой замысел, мало того что не попросив никого о помощи, так еще и втайне от всех.

– Да-а… – выговорил он, наконец сдавшись. – В любом случае он сдержал свое слово, так?

– Сдержал, да, – тихо ответила Холли.

– Ты в порядке, Холли? То есть тебя это все, наверное, очень… разволновало, – снова забеспокоилась Шэрон.

– Со мной все в порядке, – задумчиво ответила та. – Я вот подумала, знаете… наверное, это лучшее, что могло сейчас случиться! И смешно, что мы так удивляемся, если вспомнить, сколько об этом говорилось. Мы просто должны были ожидать появления Списка!

– Но мы же не думали, что кто-то действительно его напишет! – воскликнул Джон.

– Почему? – спросила Холли. – Он сделал это, чтобы и после смерти быть с теми, кого любил.

– Я думаю, Джерри единственный, кто мог отнестись к такой идее серьезно.

– Но при этом Джерри – единственный, кого сейчас с нами нет. И он знал заранее, каково будет всем нам.

Они замолчали.

– Ну что ж, тогда давайте посмотрим, что внутри, – неожиданно развеселился Джон. – Сколько там конвертов?

– Та-ак… шесть, – сосчитала Шэрон, заражаясь его настроением.

– Ладно, а какие месяцы? – спросил Джон. Холли перебрала стопку.

– Март, в котором ночник, я уже вскрыла, остались апрель, май, июль, сентябрь и декабрь.

– О, только посмотри, какого размера июльский конверт! Там, наверное, пачка денег! – восторженно воскликнула Шэрон.

– Ну да, я обратила внимание. Может быть, там множество советов на каждый день…

Счастливая Холли подняла глаза на своих друзей. Конечно, ей было интересно, что там дальше в письмах, но и без этого Джерри уже удалось сделать так, что они сидят здесь все вместе, смеются и шутят, как раньше.

– Подождите! – очень серьезно сказал Джон.

– Что?

Голубые глаза Джона сверкнули.

– Сейчас апрель, а ты не открыла конверт!

– Ой, я забыла… А разве я должна открыть его прямо сейчас?

– Давай-давай, – подбодрила Шэрон. – Ты что, хочешь, чтобы призрак Джерри начал преследовать нас по ночам?

Холли взяла в руки конверт и медленно распечатала его. Теперь конвертов останется всего четыре, а она так хотела как можно дальше отодвинуть мгновение, когда все станет лишь воспоминанием… Она печально вздохнула и развернула листок:

^ Диско-Дива должна всегда выглядеть безупречно – Пройдись по магазинам и купи себе что-нибудь красивое. В следующем месяце тебе это понадобится!



– О-о-о, – хором протянули Джон и Шэрон. – Звучит загадочно!

^

Глава седьмая



Холли лежала на кровати, улыбалась и, как ребенок, щелкала выключателем нового ночника. Им с Шэрон пришлось полдня провести на Мэлахайд-роуд в «Набалдашниках и метлах»,1 прежде чем они остановили выбор на этой прекрасной (и, конечно, невероятно дорогой, зачем нарушать традиции?) лампе, чья резная деревянная ножка и кремовый абажур как нельзя лучше подходили к обстановке спальни. Лампа была изысканно проста и очень изящна, и еще… и еще Холли казалось, что они купили ее вместе с Джерри.

Она задернула шторы и обвела взглядом спальню. Благодаря ночнику комната выглядела намного уютнее и словно бы даже теплее. Как легко, оказывается, было прекратить их ежевечерние споры… Видимо, они просто не хотели. Это было так привычно, по-семейному. О, она бы что угодно отдала сейчас, чтобы все повторилось снова. И она бы с радостью встала ради него из уютной постели, прошла по холодному полу и даже согласилась бы опять споткнуться в темноте, пробираясь к кровати.

Ее мысли прервала неожиданно зазвучавшая мелодия. Похоже на «Я буду жить» Глории Гейнор… ах да, это же мобильный телефон.

– Алло?

– Холли, я дома, я вернулась! – закричала в трубку Киара, ее младшая сестра.

– Киара! Я не знала, что ты должна приехать!

– Да я сама не знала! И вдруг решила вбухать все деньги в билет и сделать вам сюрприз!

– Вот это да! Родители, наверно, чуть в обморок не упали.

– Ага, папа как раз выходил из душа, так у него с перепугу даже полотенце свалилось.

Холли прыснула:

– Киара, не может быть!

– Так что обняться при встрече нам не удалось! – хохотала Киара.

– Какой кошмар! Давай сменим тему, а то я прямо так и вижу эту сцену.

– Ну ладно. Я звоню сообщить, что я дома и что сегодня у нас праздник.

– По какому поводу?

– По поводу того, что я вернулась живая!

– Слушай… а почему ты не сообщила заранее?

– Что? Что я жива?

– Ну… да, вроде того. А кто будет?

– Вся семья.

– А… Но я записана к зубному. Видишь ли, у меня серьезные проблемы с зубами, возможно, их все придется вырвать… В общем, я не смогу прийти.

– Да понимаю я, понимаю, я и маме сказала, но мы же сто лет не собирались все вместе! Ты вообще помнишь, когда в последний раз видела Ричарда и Мередит?

– Ах ты господи! Дик! Его я последний раз видела на похоронах, он был в прекрасном настроении и много чего мне наговорил. Например, не хочу ли я передать мозг Джерри медикам для науки. Братец что надо.

– Ой, Холли, прости меня, что не смогла на похороны!

– Перестань, Киара, мы же все уже обсуждали. Дорога туда-обратно из Австралии… Давай не будем к этому возвращаться, ладно?

– Ну ладно, Холл.

– Так, подожди, что ты имела в виду, когда говорила «вся семья»?

– Ну, Ричард и Мередит приведут наших племянников. Придут Джек и Эбби – им ты, я знаю, обрадуешься. Деклан тоже будет, правда, скорее всего, его присутствие будет чисто номинальным… Мама с папой, я и ТЫ ТОЖЕ.

Холли вздохнула. Она, конечно, всегда жаловалась на свою семью, но с Джеком у них были отличные отношения. Он был старше всего на два года и в детстве всегда опекал ее. Мама называла их «два мелких хулигана», потому что они вечно что-то вытворяли (в основном доставали старшего брата Ричарда). Джек и лицом и характером был очень похож на Холли и казался ей самым нормальным из всех родственников. С его женой Эбби они тоже были в прекрасных отношениях и, когда Джерри был жив, часто ходили куда-нибудь вчетвером. Когда Джерри был жив… Как это дико звучит!

А Киара всегда была та еще штучка. Джек и Холли говорили, что она прилетела с планеты Киара. Киара унаследовала от отца его взгляд, длинные ноги и темные волосы. Она была вся в татуировках и пирсинге, оставшихся па память о скитаниях по миру. На каждую страну по тату, шутил отец. На каждого мужика по колечку, смеялись Холли и Джек.

Ричард (или просто Дик, как называла его Холли), самый старший из них, всегда осуждал Киару. Сам он, казалось, родился уже стариком. Вся его жизнь проходила в соответствии с какими-либо правилами, принципами и расписаниями. Со своим первым и последним другом он поссорился в десятилетнем возрасте, и после этого Холли не помнила, чтобы к нему кто-то приходил в гости, чтобы у него были подружки, да и вообще он никогда не появлялся на людях, Непонятно, где он умудрился отыскать свою жену Мередит, такую же унылую, как он сам… Видимо, на всемирном съезде зануд.

В общем, напряженное намечается мероприятие. Но и отказаться, похоже, тоже не получится.

Итак, Холли стояла перед дверью родительского дома, борясь с желанием сбежать. Наконец, в последний раз с тоской посмотрев на свою машину, она собралась с духом и позвонила в дверь. Раздался топот маленьких ножек, и детский голос закричал:

– Мама, папа! Тетя Холли пришла, тетя Холли! Это был племянник Тимоти. Для него довольно странно было так радоваться Холли – значит, обстановка в доме сейчас еще тоскливей обычного. Впрочем, радоваться ему долго не пришлось, строгий голос отчитал его:

– Тимоти! Я говорила тебе – не бегать по дому! Ты что, хочешь упасть и пораниться? Тебе придется встать в угол и подумать о своем поведении. Ты меня понял?

– Да, мамочка…

– Да ладно тебе, Мередит, где он тут поранится – на ковре или на диване?

Холли улыбнулась – чувствуется, что Киара вернулась. Может, еще не поздно удрать? Но дверь уже распахнулась, на пороге стояла Мередит – как всегда, с кислым выражением лица.

– Холли, – произнесла она, кивнув головой.

– Мередит, – повторила Холли вслед за ней.

Войдя в гостиную, Холли первым делом поискала глазами Джека, но, к своему огромному разочарованию, не нашла его. Перед камином стоял Ричард, одетый в необычно яркий для него вязаный свитер, – видимо, решил сегодня расслабиться. Он раскачивался на каблуках, держа руки в карманах, и что-то рассказывал, как будто лекцию читал. Слушателем был их бедный папа Фрэнк, сидевший перед ним в кресле в напряженной позе, как затравленный школьник.

На диване развалился Деклан. На нем были рваные джинсы и футболка с рисунками из мультфильма «South Park», в руке, как всегда, сигарета. Пристроившаяся рядом Мередит вела с ним душеспасительную беседу о вреде курения.

– Правда, что ли? А я и не знал, – изумленно произнес он, гася сигарету. Мередит самодовольно улыбнулась, но Деклан достал пачку и закурил следующую, – Расскажи еще что-нибудь, пожалуйста, мне страшно интересно.

Мередит одарила его ненавидящим взглядом и отвернулась.

Киара пряталась за диваном, бросая попкорн в спину бедняге Тимоти, который стоял в углу, наказанный, лицом к стене, и боялся обернуться. Эбби сидела на полу во власти восьмилетней Эмили с ее куклой. Она поймала взгляд Холли и одними губами произнесла: «Спасите!»

– Киара, привет. – Холли подошла к сестре и крепко обняла ее. – Отличная прическа.

– Тебе правда нравится?

– Да, розовые волосы тебе очень идут.

– Именно это я и пыталась им объяснить. – Киара покосилась на Ричарда и Мередит.

– Холли, если ты ищешь Джека, то он на кухне, помогает маме с ужином, – произнесла Эбби, продолжая строить гримасы и беззвучно просить о помощи.

Холли взглянула на нее с изумлением:

– На кухне, правда? Он мамин помощник?

– Холли, разве ты не знаешь, как Джек любит готовить, он просто обожает готовить. Жить не может без этого, – желчно ответила Эбби.

Отец неожиданно рассмеялся, и это заставило Ричарда прервать рассуждения:

– Папа, я сказал что-то смешное? Фрэнк нервно поерзал в кресле:

– Видишь ли, довольно забавно, что все это происходит в крохотной пробирке.

Ричард не смог скрыть разочарования:

– Да, но ты же должен понимать, насколько это захватывающе! Клетки делятся… – Он махнул рукой и недоговорил, а отец откинулся на спинку кресла, чрезвычайно довольный, что удалось от него избавиться.

Холли нашла брата на кухне – положив ноги на стул, он что-то увлеченно жевал.

– Так вот ты где, шеф-повар! – радостно воскликнула она.

Джек ухмыльнулся и стиснул ее в объятиях.

– Дорогая мама, я здесь, чтобы предложить тебе помощь в этот трудный момент твоей жизни, – сказала Холли, целуя раскрасневшуюся щеку матери.

– О, с такими заботливыми детьми я самая счастливая мать в мире, – язвительно ответила Элизабет. – Вот, если хочешь, можешь слить воду с картошки.

– Мам, расскажи нам, как ты была маленькой, когда был голод и не было картошки, – попросил Джек, изобразив преувеличенный ирландский акцент.

Элизабет шлепнула его посудным полотенцем:

– Это было задо-о-олго до моего рождения, сынок.

– Нуда, так-то оно так, – продолжал дурачиться Джек.

– Как-то оно как? – подключилась Холли.

Джек и Элизабет замолчали и уставились на нее.

– Что это еще за «а но как?» – расхохоталась мать.

– Да ну вас обоих. – Холли смутилась и села рядом с братом.

– Я надеюсь, сегодня вечером вы не планируете безобразничать? Это не входит в программу.

– Боже, мама, как ты могла так о нас подумать. – Джек подмигнул Холли.

– Ну смотрите мне! – Мать с преувеличенной строгостью погрозила им пальцем. – Все, больше тут делать нечего. Через пару минут будем ужинать.

– О-о-о… – протянула Холли.

Все трое взглянули на кухонную дверь, подумав об одном и том же.

– Нет, Эбби! – Из-за двери доносился истерический визг Эмили. – Ты меня совсем не слушаешься! – И она громко разревелась. Вслед за этим раздался хохот Ричарда. Видимо, пошутил он сам, потому что больше никто не смеялся.

– А впрочем, давайте еще немного посидим здесь. Присмотрим за ужином, – решительно сказала Элизабет, вызвав у детей дружный вздох облегчения.

Ужин действительно был готов ровно через пять минут, и все потянулись в столовую. На мгновение возникла неловкость, как на детском дне рождения, потому что все пытались выбрать себе соседа повеселее. Наконец Холли нашла себе место, устроившись между матерью и Джеком, Эбби пришлось сесть между Джеком и Ричардом (похоже, Джеку придется несладко, когда они вернутся домой). Напротив Холли уселся Деклан, рядом с ним стоял пустой стул, предназначенный для Тимоти, затем Эмили, Мередит и Киара. Отец занял место во главе стола, между Ричардом и Киарой.

Ужин был встречен восхищенными возгласами. Холли всегда любила мамину стряпню. Элизабет постоянно экспериментировала с новыми рецептами, но Холли, увы, это увлечение не передалось.

– А ведь Тимми тоже голодный! – воскликнула Киара, обращаясь к Ричарду. – Он уже достаточно постоял в углу!

– Его зовут Тимоти, – прошипела Мередит.

– Тебе нравится его наказывать? – не обращая на нее внимания, снова спросила Киара. Она знала, что играет с огнем, но ей нравилось заводить Ричарда. В конце концов, нужно наверстывать упущенное, ведь они не виделись целый год.

– Киара, Тимоти должен понять, что он сделал что-то не так, – терпеливо объяснил Ричард.

– Но зачем наказывать? Разве ты не можешь просто объяснить ему?

Послышались сдерживаемые смешки.

– Он должен осознать, что каждый его поступок может привести к серьезным последствиям. Только тогда он перестанет повторять собственные ошибки.

– Ну да, – вызывающе сказала она. – Очень серьезные последствия. Он пропустит все самое вкусное. – Она демонстративно облизнулась, глядя в тарелку.

– Перестань, Киара, – оборвала ее Элизабет.

– Или встанешь в угол, – сурово добавил Джек.

Стол взорвался хохотом. Мередит и Ричард почему-то не смеялись.

– Ну, так, Киара. – Отец поспешил переменить тему. – Расскажи же нам о своих приключениях в Австралии.

Глаза Киары засверкали.

– Там хорошо, как нигде, папа. Я бы вам всем советовала туда съездить.

– О, но туда же так долго лететь, – поморщился Ричард.

– Но оно того стоит, точно говорю.

– А новые татуировки есть? – поинтересовалась Холли.

– Ага, смотри! – Киара поднялась из-за стола и неожиданно для всех спустила брюки, обнажив ягодицу, украшенную бабочкой.

Раздались возмущенные возгласы блюстителей нравственности, заглушаемые дружным хохотом, и на какое-то время наступила полная неразбериха. Наконец оскорбленная Мередит убрала ладони с глаз Эмили, Киара извинилась, таки не поняв, правда, за что, и все вновь принялись за еду.

– Мерзость, – раздраженно произнес Ричард, когда к нему вернулся дар речи.

– А по-моему, бабочки очень красивые, папа, – невинно возразила Эмили.

– Да, некоторые бабочки действительно красивые, но я говорю про татуировки. Это очень опасная вещь, от них могут быть любые болезни.

Эмили испуганно опустила глаза.

– Да ладно тебе, я же не в подворотне их делала и не в каком-нибудь наркоманском притоне. В нормальном салоне, где очень чисто.

– Чисто? Мне всякое доводилось слышать, но это уже полный абсурд! – с отвращением воскликнула Мередит.

– А ты была когда-нибудь в таком салоне, Мередит? – закипая, повернулась к ней Киара.

– Я… н-н-нет, – запнулась та. – Слава богу, я никогда не была в таком месте, но легко могу представить. – И повернулась к дочери: – Это грязные, ужасные заведения, Эмили, куда ходят опасные люди.

– А разве тетя Киара опасная?

– Только для маленьких рыжих девочек, – прошептала ей Киара, скорчив страшную рожу.

– Ричард, дорогой, может быть, Тимми все же поест? – осторожно спросила Элизабет.

– Его зовут Тимоти, – опять перебила Мередит. – Да, мама, думаю, его уже можно позвать.

Маленький Тимми, то есть, простите, Тимоти, с виноватым видом тихо вошел в комнату и, опустив голову, сел на свое место. У Холли сжалось сердце от этого зрелища. Кошмар, как они с мальчиком обращаются. Ребенку нужно позволить быть ребенком. Но тут Тимми больно пнул ее под столом, и сочувствие улетучилось. Ричард прав, нужно было оставить его в углу.

– Ну так что, Киара, ты нам так ничего и не рассказала: Есть в Австралии что-нибудь эдакое, кроме кенгуру? – Холли решила продолжить затронутую тему.

– Ну, я, например, несколько раз прыгала с бан-джи.2 У меня тут есть фотка. – Она потянулась к заднему карману, и все деликатно отвели глаза, опасаясь, что она продемонстрирует еще какую-нибудь часть своего тела. Но, к счастью, она всего лишь вытащила бумажник и достала фотографию. – Я, когда прыгала первый раз с моста, так ударилась головой о воду…

– Киара, это же так страшно! – всплеснула руками мать.

– Да нет, совершенно не страшно, – заверила ее Киара.

Когда фотография дошла до Холли, они с Джеком прыснули. Киара болталась вверх ногами на канате, с искаженным от страха лицом. Ее волосы, тогда еще голубые, торчали в разные стороны.

– Киара, какая фотография! Мама, обязательно повесь ее в рамочке над камином, – весело потребовала Холли.

– Да-да, – оживилась Киара. – Отличная идея!

– Конечно, дорогая, вместо старой, где ты принимаешь первое причастие, – невозмутимо ответила Элизабет.

– Даже не знаю, какая страшнее, – хмыкнул Деклан.

– Холли, а что ты собираешься делать на свой день рождения? – подала голос Эбби, чтобы отвязаться от бубнившего что-то Ричарда.

– Да! – присоединилась к ней Киара. – Тебе же исполняется тридцать через пару недель!

– Я не планирую ничего особенного устранить _ осторожно ответила Холли. – И мне не нужны никакие сюрпризы, праздники и тому подобное, ОЧЕНЬ ВАС ПРОШУ.

– Ну как же… – разочарованно сказала Киара.

– Перестань, если она не хочет, то и не нужно, – перебил ее отец, подмигнув Холли.

– Спасибо, папа. Я схожу с подругами в клуб или еще куда-нибудь. Не хочу ничего затевать.

Фото попало к Ричарду, который недовольно проворчал:

– Как это все глупо и опасно! – и передал снимок отцу, который не удержался от смеха при виде Киары.

– Я согласен с Холли, – подключился Ричард. – Все эти празднования – пустая трата времени. Взрослые люди, а ведут себя как дети, играют в дурацкие игры, еще и колпаки эти надевают и напиваются. Ты совершенно права.

– Вообще-то мне нравятся праздники, Ричард, просто в этом году у меня совсем нет настроения.

– Тогда устроим девичник, – согласилась Киара.

– А можно мне будет взять камеру? – подал голос Деклан.

– Тебе? На девичник? – хихикнула Киара. – Это еще зачем?

– Ну, поснимаю клуб, будет материал…

– Если это нужно… Но я не собираюсь идти в какой-то супермодный клуб, какие ты любишь.

– Да не важно, я пойду в люб… Ой! – вскрикнул он, угрожающе взглянув на Тимоти. Тот показал ему язык.

После того как основная тема была исчерпана, Киара на мгновение исчезла из комнаты и вернулась с пухлой сумкой в руках.

– А теперь – внимание! Подарки! Все оживились. Холли очень надеялась, что подарки Киары оправдают ожидания.

Фрэнк получил разноцветный бумеранг, которым сразу прицелился и жену. Ричарду досталась футболка с картой Австралии, по которой он немедленно вознамерился рассказать детям все о географии и природе этого материка. Мередит, как ни смешно, осталась ни с чем, Джек и Деклан получили футболки с неприличными картинками и надписью «Я был в пампасах», мама – набор старинных кулинарных рецептов австралийских аборигенов, а Холли – «ловушку для снов», «dream catcher», конструкцию из ярко раскрашенных перьев и палочек. «Чтобы твои сны сбылись», – прошептала ей Киара, целуя в щеку.

К счастью, Киара не забыла про сладости для Тимми и Змили; правда, они были подозрительно похожи на те, что продаются в каждом местном магазине. Как бы то ни было, Ричард и Мередит сразу же их отобрали, заявив, что от сладкого портятся зубы.

– Ну, тогда отдайте их мне обратно, – возмутилась Киара, – я буду портить свои.

Тимми и Эмили грустно смотрели на чужие подарки, за что получили нагоняй от Ричарда, поскольку отвлеклись от изучения карты. Тимми состроил Холли жалобную рожицу, и сочувствие вновь проснулось вес сердце. Но она благоразумно решила не вмешиваться.

– Ну что ж, Ричард, нам пора. А то дети сейчас заснут прямо за столом. – Кивнув на детей, Мередит с кривой улыбкой поднялась из-за стола. И хотя дети были бодры, как никогда, и без устали пинали под столом всех, до кого могли дотянуться, никто не стал ей возражать.

– Подождите, – вдруг громко сказал отец, и все замолчали. – Пока вы все еще здесь, я хочу предложить тост за нашу чудесную Киару. – Он улыбнулся ей. Киара явно наслаждалась всеобщим вниманием. – Нам очень не хватало тебя, дорогая дочка, и мы счастливы, что ты вернулась, целая и невредимая. – Фрэнк поднял свой стакан: – За Киару!

– За Киару! – подхватили все.

Как это обычно бывает, после ухода первых гостей начали расходиться все. Выйдя за порог, Холи вновь почувствовала себя ужасно одинокой, хотя родители стояли сзади, провожая ее взглядом. Раньше она всегда уезжала вместе с Джерри или, по крайней мере, знала, что едет домой, к нему… Так было раньше, но, увы, не сегодня.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

Похожие:

Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Сесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Посвящается
Я в последний раз смотрю на свои пальцы, стиснувшие свет, и разжимаю их. И лечу вниз, падая, паря, затем падая снова, – чтобы оказаться...
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Сесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Посвящается
Я в последний раз смотрю на свои пальцы, стиснувшие свет, и разжимаю их. И лечу вниз, падая, паря, затем падая снова, – чтобы оказаться...
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн Сто имен
Посвящается моему дяде Роберту Эллису (Хоппи) Мы любим тебя, мы тоскуем о тебе и с благодарностью вспоминаем тебя
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн Сто имен
Посвящается моему дяде Роберту Эллису (Хоппи) Мы любим тебя, мы тоскуем о тебе и с благодарностью вспоминаем тебя
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя
В затылок словно вонзились тысячи иголок, в груди встал ком, мешая дышать. Пустой дом молчал, только гудела в трубах вода и чуть...
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя
В затылок словно вонзились тысячи иголок, в груди встал ком, мешая дышать. Пустой дом молчал, только гудела в трубах вода и чуть...
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя Глава первая
В затылок словно вонзились тысячи иголок, в груди встал ком, мешая дышать. Пустой дом молчал, только гудела в трубах вода и чуть...
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя
Оказывается, незадолго до смерти он решил помочь ей жить дальше. Всякий раз она с нетерпением ждет первого числа, чтобы вскрыть очередной...
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности
Весь пыл моей любви – моей семье за дружбу, поддержку и любовь – Мим, папе, Джорджине, Ники, Рокко и Джей. Дэвид, спасибо тебе!
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя Давиду Глава первая
Оказывается, незадолго до смерти он решил помочь ей жить дальше. Всякий раз она с нетерпением ждет первого числа, чтобы вскрыть очередной...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница