Киокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手


НазваниеКиокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手
страница10/12
Дата публикации14.03.2013
Размер1.89 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Спорт > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12



Участники Британской летней школы. А.Бура, М.Казиев, братья Магомедовы. А.Танюшкин, А.Онищенко, Ю.Красногир, А.Гурьев г.Ипсвиг, 1993 г.



Вручение пояса и диплома на I Дан

В. Бахтину Москва, 1993 г.




Вручение диплома на II Дан В.Слуцкеру.

Москва, 1993 г.






Встреча ветеранов на сайонаре после турнира, посвященного ХХ-летню кёкусинкай в России. Стоят: А.Скрипелсв, Д.Вайброу (Англия), В.Шипов, У.Шнаубелт (Австралия), О.Игнатов. Сидят: С.Жуков, А.Танюшкин, С.Арнейл (Англия), Москва, декабрь, 1993 г.



Участники британскон летней школы. г.Ипсвиг. 1994 г. А.Плюшкин (Ульяновск), А.Гурьев и Ю.Красногир (Медвежьегорск), А.Бура (Екатеринбург), М.Гяг (Самара), А.Онищенко и М.Казиев (Нальчик)



Зимняя школа в Ревде. Екатеринбург, январь, 1994 г.



Вице-Президент республики Саха (Якутия) Г.В.Акимов. 1994 г.



Участники 11-го турнира памяти П.Каплина на его могиле Медвежьегорск, 1995 г.



Дальневосточная летняя школа 1996 г.в Находке была проведена совместно с Д.Готье-руководителем канадской организации кекусинкай.






Команда Валенсии (Испания) в Ульяновске. Сентябрь 1996 г. Э.Эзкурра, Д.Матэо, Э.Пелижер, Ф.Альмендос, руководитель Х.Бабилони.



Наши английские друзья М. Хмель, С. Арнеил, Л.Кевени.

Лондон, 1996 г.



В.Фомин, С.Арнейл, А.Танюшкин. В гостях у С.Арнейла. Лондон. 1997 г.






А.Танюшкин и Ник Да Коста

Москва, 1996 г.




Фестиваль боевых искусств "Славянский кулак" А.Танюшкин - председатель ФКР, В.Чернов – председатель национальной Молодежной Лиги, СЛашевски – президент Ассоциации сетокан-каратэ-до Югославии.

Москва, 1997 г.





Сборы в Санкт-Петербурге. 1997 г. В центре А.Моторичев и А.Танюшкин.



Лидеры кёкусинкай МФК на Дальнем Востоке. Хабаровск, 1997 г.

М.Дыбскнй, И.Стефанова, И.Макчки ни. Ю.Шабанов, С.Конкин, А.Танюшкин, А.Нутрихин, С.Линокуров, М.Варфаломеев, Д.Киселев.



После окончания турнира "Решительный вызов" США, Атланта, май 1994 г.

В центре С.Ояма - президент международной организации "Оямас каратэ"




Встреча с Майклом Томпсоном в Швейцарии на Чемпионате Мира 97, Люцерна, 1997 г.





В.Винокуров (Хабаровск) и А.Танюшкин
в замке г.Эдинбург, Шотландия, 1997 г.




Последние дни совместной работы в старом офисе. Т.Левшина - секретарь ФКР, А.Танюшкин - председатель ФКР, О.Игнатов – исполнительный директор ФКР.

Москва, февраль 1997 г.







А. Древняк в Японии. Токио. 1987 г.



Торжественное открытие I Чемпионата Мира Международной Федерации каратэ. Приветствие участников. А.Танюшкин - Президент-основатель Федерации кёкусинкай России, С.Арнейл - Президент Международной Федерации каратэ.






Награждение бойцов тяжелой категории 1 Чемпионата мира (IFK)

Слева направо: А. Кериган (Великобритания) –главный судья турнира, А. Танюшкин, А. Бура,

Ф. Тумаза (Великобритания), А. Спрехер (Швейцария), Я. Зобин (Россия), А. Дадуев (Россия),

С. Арнейл – президент Международной Федерации каратэ

больнице, ребята сдали экзамен на пятый кю, и Саша для того, чтобы морально меня поддержать, взял грех на душу и выдал мне сертификат на пятый кю, а Олег нашел время, чтобы привезти мне его в больницу. Такое не забывается.

   Итак, почти все мы стали тренерами и, видимо, неплохими, так как многие наши воспитанники добились высоких результатов и по праву носят сегодня черные пояса. Мы открывали секции в учебных заведениях и воинских частях, на заводах и в научно-исследовательских институтах — словом, везде где были спортивные залы и находились желающие заниматься. Мне довелось вести занятия в Московском текстильном институте, в Академии бронетанковых войск и Академии МВД СССР. Олег Игнатов вел секцию в Московском авиационном институте и Академии им. Жуковского. Сергей Жуков и Володя Ишков — в Московском энергетическом институте, а Слава Пантелеев умудрился открыть секцию в музыкальном училище им. Гнесиных.

   Наши спортивные судьбы сложились по-разному. Некоторые перешли в другие стили, некоторые тренируют и тренируются до сих пор, некоторые оставили спорт, но начатое нами дело живет и набирает силу с каждым днем. Уверен, что настанет день, когда на высшую ступень пьедестала почета поднимется российский чемпион мира по Кёкусинкай каратэ и в его золотой медали будет и наш маленький кусочек, потому что путь в тысячу ли начинается с первого шага.

А. Е. СКРИПИЛЕВ, 3 кю

«Кёкусинкай-каратэ в России: Дайджест» Ярославль. Верхне-Волжское книжное издательство, 1995.
^ ТОЛЬКО ГЛУБОКО ЛИЧНОЕ
   "Есть время разбрасывать камни и время собирать камни". Пора собирать воспоминания о своем пути в каратэ Кёкусинкай. Мое знакомство с каратэ началось в середине 70-х годов — чуть позже, чем возникла первая Московская секция А.И. Танюшкина. О ней я еще понятия не имел. Однако мир "самурайского андеграунда" оказался тесен.

   В секции Юры Вдовина (ученика Сато) текучка была "образцовая". Занятия он посещал изредка и вскоре возложил ответственность на меня. У Вдовина работали в контакте, но реальной защиты не знали. В спаррингах у меня появилась необычайная жесткость (за это и прозвали меня "гладиатором"). Потом пришлось долго изживать этот порок, но тогда многие гордились, когда проливалась кровь.

   Чуть раньше к Вдовину попал Слава Кузнецов, а после меня Володя Слуцкер. Забавно, что этот обладатель 2-го дана, бизнесмен и генеральный спонсор нашей Федерации тогда получал базовую технику сито-рю через мои руки. Вдовин был близким приятелем Коли Мельничука, который имел по Кёкусинкай коричневый пояс (по старой системе). Он-то и стал снабжать Вдовина "секретной" информацией. Там мы узнали мягкие блоки и получили представление о реальной защите. Появился интерес к самому действенному стилю каратэ, что признавал и сам Вдовин. Он же рассказывал небылицы о своем личном обучении у легендарного и непобедимого Танюшкина, о польском лидере Анджее Древняке, который приезжал тогда в Москву. С присущим ему артистизмом, Вдовин стал рупором Миленчука (о чем тот, наверное, и не знал).

   Первым "переметнулся" в школу на "Войковской" предприимчивый Слава Кузнецов (в секцию к Олегу Игнатову). Чуть позже к Танюшкину ушел и Слуцкер. Кузнецов взахлеб рассказывал о мощной системе подготовки, необычной дисциплине и организованности школы Кёкусинкай. Я "созрел" и где-то в мае 1977 года получил разрешение посетить занятия Игнатова. А в новом сезоне надеялся начать тренировки на "Войковской". То, что я увидел у Игнатова было совершенно непривычным. К концу тренировки стены и пол зала были мокрыми. Я видел тяжкий, но радостный труд ребят и оценил дисциплину.

   В начале сентября, однако, меня подстерегло искушение попасть под крыло А.Штурмина и его соратника Т. Касьянова, которые занимались на "Маяковке". О Штурмине я слышал немало восторженных слов, а Вдовин, который, кажется, рекомендовал ему некоторых ребят назвал его "хорошим человеком", который, правда, по его словам, нигде толком не учился. И вот по большому "блату"' (без протекции Вдовина) я был удостоен посещения секции Штурмина. Впечатление по-своему было ярким. В зале висел демагогический транспарант с цитатой из В.И. Ленина, о том, что преступно не использовать оружие врага. Сама тренировка являла разительный контраст с тем, что я видел на "Войковской". Я уже мог распознать абсолютную условность техники. Здесь никто не потел, потому что большую часть времени Штурмин рассказывал байки о восточных мастерах. Неприятно поразила надменность старых учеников и подобострастие младших, которые разбивали лбы в бесконечных ритуальных поклонах. Тогда я твердо решил, что если меня не возьмут в Кёкусинкай, то чем заниматься у Штурмина, лучше заниматься самому. Но меня взяли.

   Попал я к Олегу Игнатову. Он был прекрасный методист, "пахал" вместе со всеми, а главное нес этику и дух Кёкусинкай. Позже, когда начались разные интриги, я ни разу не усомнился в исключительности Олега. Он любил своих ребят, заботился о них и заслужил огромное уважение воспитанников. Запомнилась его манера вести бой, очень экономная, мудрая, дающая убедительные результаты.

   В то время, когда я пришел в школу, Танюшкин как раз уехал в Польшу и был в Союзе наездами, проводя тренировки, сборы и соревнования. Все с нетерпением ждали каждого появления сэнсея. Впервые я увидел его в зале, когда он зашел в гражданской одежде и рассказывал новости тамошней жизни и обучения у лучших мастеров Европы (Холландера, Коллинза). Он чуть-чуть показал элементы "экзотической" техники и это было достаточно, чтобы оценить необыкновенную силу и пластичность его движений. Второй раз я увидел его с демонстрацией Сантин-но-ката на чемпионате в Зеленограде, Его Ибуки я бы сравнил тогда только с ревом ракетного сопла. Он генерировал и излучал необычайную энергию.

   Наконец, по рекомендации сэмпая, я попал на летнюю школу в Казань. Впервые я увидел сэнсэя в действии, и это был решающий момент в моей "самурайской" судьбе. Танюшкин воспринимался мной как сгусток львиной энергии, команды, которые он подавал глуховатым, но сильным голосом, напоминали львиное рычание. Он явно был "заряжен" европейскими сборами и был идеальным проводником идеи Кёкусина. Я понял — это мастер и лидер, наделенный способностью объединять людей и увлекать за собой. Казанская школа с изнурительными тренировками под непрерывным моросящим дождем, холодом и ночной тренировкой, общим монастырским укладом стала для меня посвящением в таинства традиции боевых искусств. Зажженный тогда учителем огонь я несу до сих пор, невольно или осознанно зажигая тех, с кем сводит меня судьба.

   Потом были другие школы и, наконец, первые регулярные (хотя и недолгие) занятия в секции Александра Ивановича в МИИТе (после его возвращения из Польши). Он установил местный отбор — остались самые достойные и трудолюбивые. Пропуски занятий были немыслимы. Люди приносили справки не только от врача, но и из парткома, чтобы оправдать "прогул". Я и не рисковал даже тогда, когда мучился с зубной болью и еле стоял на ногах после тяжелого отравления. Конечно, и выкладывался сверх предела. Был я уже "стреляным воробьем" по милости своего сэмпая. Еще в самом начале занятий у Игнатова я пропустил одну тренировку в связи с защитой своей диссертации. Сэмпай признал эту причину уважительной и ограничился только ритуальным наказанием — мне пришлось перед всей группой проползти "крокодилом". О тренировках в МИИТе сохранилось впечатление "экстрасенсорного" свойства. Я впервые во время "строевой подготовки" оказался вблизи сэнсея и ощутил мощь его энергетической волны. Неудивительно, потому что он способен "зарядить" множество людей, сплотить их духовно и управлять нашим воинством подобно тому, как хороший дирижер управляет симфоническим оркестром. Я не знаю в России мастера, который смог бы создать столь сильную школу и организацию международного уровня как мой сэнсей...

   В годы "глухого подполья" с немногими друзьями и учениками я ушел в леса. Тренировались мы в любые сезоны в любую погоду (а чаще в непогоду), днем и даже ночью. Тогда Александру Ивановичу полуофициально разрешили вести занятия с личным составом ГАИ на "Рижской". Он постарался "протащить" туда нелегально несколько учеников (в том числе Юру Хренова, Валеру Высоцкого и меня), хотя появляться там можно было только эпизодически. Однако сэнсей знал, что "зеленые братья" не прекращают трудиться. Когда на "Рижской" проходила аттестация, мы получили туда допуск и успешно сдали экзамен (я даже перескочил через два пояса и был удостоен 2-го кю по старой методике). Не забуду, что сэнсей в итоге сказал работникам милиции: "Вот, вы их гоняете по лесам, а с них надо брать пример".

   Несколько позже Александр Иванович привлек меня к составлению одной справки о развитии каратэ в Европе, в том числе в "братских странах". Правда, местные власти она не убедила. Зато эта совместная работа над текстом послужила толчком к дальнейшим нашим контактам. Хотелось до очередного отъезда Александра Ивановича в Польшу научиться как можно большему и как можно больше записать, чтобы иметь программу занятий в его отсутствие. Немало времени провел я в его служебном кабинете. Там я впервые узнал тонкости правильного формирования тела, "постановки" живота и др. Мы обсуждали концепцию и детали программы. В результате лихорадочной работы появились два солидных по объему пособия, где был обобщен его опыт и методика обучения спортивному и прикладному каратэ. По этой системе с небольшой группой друзей и учеников я и вел занятия. Александр Иванович приезжал, давал задания, проверял то, что сделано, и всегда удивлялся нашим успехам. Методика работала! Тогда мы и не думали, что эти пособия станут основой ныне завершающейся серии методичек, которую издает наша Федерация.

   В краткие и драгоценные встречи с учителем и мне открылись глаза на многое. Стало понятно прикладное значение канонической техники. Показы ката сэнсеем убеждали в своей реальности. Они несли дух и смысл боевого искусства. Но, пожалуй, величайшим наслаждением было стоять в паре с Танюшкиным. Только этот опыт постепенно помогал мне избавляться от дубовой жесткости сито-рю и перенимать (насколько было возможно) неуловимую пластику мастера. Лишь тогда я ощутил вкус настоящего боя. Александр Иванович работал очень мягко, контролируя себя, сообразно нашему уровню. Но стоило кому-то прибавить "жару", как он делал то же самое — и все становилось на свои места. Эти встречи на "Варшавке" на окраине леса, где росла могучая липа, были счастьем. Позже, когда занятия проходили уже в зале рядом с домом сэнсея, меня неудержимо тянуло туда не только для того, чтобы поучиться кихону, ката, но и постоять в паре с учителем...

   Личные воспоминания несколько заслонили облик Александра Ивановича — организатора. А ведь в самые отчаянные годы он поддерживал связь со своими учениками в разных регионах, сумел вселить в них надежду и верность общему делу. С.Степанову, А.Алымову, А.Абросимову, Е.Исакову и многим другим удалось на местах подготовить кадры инструкторов и спортсменов. Вот почему, обладая "людскими ресурсами" и методической базой, за считанные годы Федерация Кекусинкай смогла сделать стремительный скачок и заслужила международное признание. Это было бы немыслимо, если бы 20 лет назад не была создана настоящая Школа. Она доказала жизнеспособность в самых неблагоприятных условиях.

   Поэтому есть надежда, что в условиях нормального развития ее подлинный расцвет еще впереди.
В.Фомин

«Кёкусинкай-каратэ в России: Дайджест» Ярославль. Верхне-Волжское книжное издательство, 1995.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Похожие:

Киокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手 iconКиокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手
Карате уже завоевало сердца молодых людей во всем мире. Они обратились к каратэ в надежде реализовать мечту, свойственную всем людям,...
Киокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手 iconКиокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手
В нашей жизни мы тоже встречаемся с подобными "иероглифами", например в математике. Попробуйте, например, прочитать выражение X≥Y...
Киокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手 iconНижегородская региональная
Цели и задачи развитие и популяризация карате. Повышение мастерства спортсменов, квалификации судей. Развитие спортивно-методических...
Киокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手 iconЗнаменитые Вегетарианцы Брюс Ли Непобедимый мастер восточных единоборств,...
Жан-Клод Ван Дамм Актер, Является чемпионом Европы по карате и кикбоксингу 1979 года в среднем весе среди профессионалов, имеет чёрный...
Киокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手 iconКак давить и не быть раздавленным
Я учу приемам психоподавления, учу способам манипулирования. В современном мире, как в спорте, побеждает лишь тот, кто умеет нападать....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница