Киокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手


НазваниеКиокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手
страница7/12
Дата публикации14.03.2013
Размер1.89 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Спорт > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

   3. Начало раскола

   На этом борьба не кончилась, все еще было впереди. По возвращении домой мне следовало донести результаты своей поездки до членов Президиума и выработать общую позицию. Встреча состоялась в Москве, все ребята поддержали высказанную мной позицию по развитию национальной организации. Однако в души некоторых участников нашего собрания закралось сомнение, и скоро их нетерпение вышло наружу: им хотелось непосредственного контакта с Японией, с родоначальниками стиля. Возможно, кого-то привлекала возможность построения организации не на демократических принципах, а на законах жесткой иерархии.

   Я не мог не рассказать им всей правды. Никакие отношения нельзя построить на обмане. Мы должны были строить не организацию конъюнктурщиков, а организацию единомышленников. Исходя из собственного опыта и пути в каратэ, мы строили такую организацию, которая выдвигала пусть непростые, но четкие и ясные требования, и выполнить их можно было, только пройдя через трудную и упорную работу в рамках национальной организации.

   Нашей задачей было создание организации, не просто воспитывающей гармонично развитых молодых людей, но и помогающей им в реальной жизни. А для этого важно было получать спортивные звания согласно требованиям государственных организаций. Многие из нас уже тогда понимали необходимость разумного сочетания японских традиций, особенностей вида японского боевого искусства с возможностью получения государственных званий, принятых в системе спорта. Ведь звание мастера спорта многим открывает новые перспективы в производственной карьере вне спорта, облегчает трудоустройство наших воспитанников в государственных спортивных учреждениях.

   Однако некоторые члены нашей организации категорически высказывались против такого взгляда на развитие каратэ в нашей стране и были сторонниками формирования организации исключительно по японскому образцу. Это сулило им авторитарное управление своими учениками. Система абсолютного подчинения себе своих учеников - вот что их привлекало. Использовать ее для реализации своих личных целей было удобно под лозунгами высших идеалов Кёкусинкай и традиционных требований кодекса самурайской чести.

   Эта встреча послужила толчком для размежевания с Дальневосточной организацией, возглавляемой Е.Исаковым. Конфликт с ним уже давно назрел из-за вышеупомянутых различий в подходах к работе с людьми. Первое серьезное обострение наших отношений последовало, когда я потребовал объяснений у Е.Исакова после проведения Летней школы в Комсомольске-на-Амуре. Тогда мне одному пришлось руководить группой около 400 человек, а местные лидеры просто физически не были в состоянии оказывать мне помощь. Сборы закончились экзаменом с избиением непокорных учеников и грандиозным банкетом, после которого этих «лидеров» пришлось разводить с милицией.

   Второй конфликт с представителями Дальневосточной организации произошел на прощальном вечере - сайонаре - после окончания Летней школы в Москве с участием И.Фрайера из Германии. Тогда многие из лидеров сдали свои первые экзамены на Даны. По этому поводу они организовали бурное веселье с таким обильным возлиянием, что Инго Фрайер сделал очень резкие замечания в адрес российских спортсменов - ведь все они представляли лицо нашей организации.

   Из этих фактов следовало сделать выводы. Однако до нас дошли слухи о том, что Е.Исаков «ведет разъяснительную работу» среди своих учеников с целью перехода из российской организации под непосредственное руководство Японии. Самое неприятное, что все это делалось за моей спиной. Были разосланы письма, дискредитирующие мою работу, с обвинениями в сборе непомерных взносов, с претензиями по поводу отказа финансировать участие наших спортсменов в международных мероприятиях.

   Следует отметить, что как раз в эти годы Дальневосточная организация практически не перечисляла нам взносов, т.к. было принято решение в связи с отдаленностью от центра компенсировать их транспортные расходы хотя бы таким образом.

   В эти годы Федерация интенсивно работала с Европейской организацией. Сборная команда, в состав которой входили и спортсмены с Дальнего Востока В.Пукас, С.Кириков, С.Иванов и другие, участвовала в международных соревнованиях и турнирах за счет средств Федерации СССР и ее спонсоров.

   Вся грязь, которая была на меня вылита, требовала реакции и объяснений для наших спортсменов и руководителей. В связи с этим вышел ряд статей, освещающих нашу позицию и позицию Е.Исакова. Нам необходимо было открыть его истинные цели, которые вытекали из Устава, предложенного Японией, показать его стремление к абсолютной власти в организации благодаря поддержке Японии. Опираясь на ложные амбиции своих учеников, он собирался повести их в никуда, оторвать их от реального российского спорта, формируя у учеников комплекс неполноценности по отношению к японцам и необоснованно возвышая японские духовные ценности и традиции - одним словом, самурайский идеал.

   На основании японского Устава Е.Исаков фактически обязался воспитывать истинных приверженцев идей, выдвинутых японцами, вырвав их из нашей российской среды. По моему мнению, это огромная опасность, которая грозит ученикам в тех местах, где вопросам духовного воспитания уделяется мало внимания, а экономические трудности притупили у людей восприятие действительности.

   Таким образом, я приобрел еще одного противника. Обо мне уже пытались формировать мнение как о человеке амбициозном, деспотичном и любящем деньги. Выступив против меня в этой ситуации, Е.Исаков как бы подтвердил М.Ояме доводы моих недоброжелателей, и тем самым заработал себе политические дивиденды.

   Какое-то время я еще надеялся, что можно как-то урегулировать наши отношения с Дальневосточной организацией, но, как потом оказалось, напрасно.

   Японская идея бранч-чифов, ветвевых руководителей оказалась очень привлекательной для некоторых региональных лидеров, т.к. давала возможность, не считаясь с республиканскими структурами и опираясь на поддержку Японии, бесконтрольно проводить свою политику. В условиях распада страны и ослабления государства, это давало возможность сформировать вокруг себя любую группу людей и проповедовать практически любые идеи.

   Самое удивительное, что многие государственные чиновники, призванные защищать интересы страны, стали оказывать этим лидерам самую горячую поддержку. И все это - невзирая на отсутствие у них спортивных документов государственного образца, дающих официальное право на работу с людьми, и на отсутствие элементарного медицинского контроля. Несмотря на то, что само построение тренировочного процесса было направлено не на формирование физически и морально здоровых граждан, а на воспитание потенциальных исполнителей, покорных воле руководителей этих организаций.

   Наиболее «талантливые», ловко пользуясь идеей спорта, получали даже государственное или региональное финансирование. Некоторые нашли поддержку у частных коммерческих организаций, которым выгодно было иметь под контролем управляемую массу людей.
   4. Раскол

   Приближалось проведение V Чемпионата мира по Кёкусинкай каратэ в Токио. Наша организация получила приглашение участвовать в этом событии в качестве одного из представительств, но не как официальная команда СССР.

   От нашей страны формально были приглашены три человека двое спортсменов и официальный представитель. В то время нашими общепризнанными лидерами были Ю.Бекешев и В.Клементьев, не знавшие конкуренции. Вместе с ними в Японию поехал их наставник С.Степанов, один из региональных лидеров С.Степанов в этой поездке оказал мне огромную поддержку, убедив меня в правильности выбранного пути. Мы с ним многократно прокручивали в уме возможные события, которые произошли бы в результате дробления нашей организации на маленькие ячейки, возглавляемые амбициозными руководителями, и последствия этих событий.

   Ярким примером разобщения явился сам Чемпионат Мира. Во время построения команд только одна Япония организованно вывела своих спортсменов как единую команду. Остальная же масса была поделена на континенты, континенты на страны, а страны на бранч-чифы. Некоторые страны робко пытались показать свои флаги, но, признав японский Устав, мы все представляли однородную массу. Официально в зале были подняты только два флага - флаг Японии и флаг ИКО (международной организации).

   Этот Чемпионат Мира очень четко показал все отрицательные стороны управления Международной организацией каратэ, раскрыл многим людям глаза на желание японцев всеми силами удерживать лидирующие позиции в мире. Недовольство вызвала жеребьевка, где почти все потенциальные претенденты на победу были помещены в одну группу, а японцы равномерно расставлены по подгруппам. Судейство было явно предвзятым, а иногда и полностью некомпетентным. Я сам был свидетелем, как М.Ояма пожелал видеть одним из судей полуфинального поединка представителя СССР и пригласил человека, который не то что в первый раз в жизни взял в руки флажки, но и каратэ-то никогда не занимался. На вопрос, что делать с этими флажками, мы ему сказали: или показывай, что ничего не было, или что ничего не видел.

   Со стороны СССР на этом турнире были представлены 4 команды: наша официальная делегация, а также команды Дальнего Востока, Украины и Грузии. С одной стороны, было неприятно осознавать, что произошел раскол, что ребята отошли от наших общих идей и взглядов. С другой стороны, на этом турнире в составе практически всех команд выступали мои ученики. Во время Чемпионата, попав в атмосферу всеобщего праздника и совместных мероприятий, мы все вроде бы сдружились, но это впечатление оказалось глубоко обманчивым.

   Еще во время подготовки к Чемпионату произошло довольно значительное для меня событие. Европейская организация специально для обсуждения сложившейся вокруг каратэ ситуации созвала совещание представителей европейских стран в Швейцарии. Главным вопросом было доведение до сведения М.Оямы позиции Европейской организации по поводу нового Устава, предложенного Японией. По общему мнению, этот Устав ставил непреодолимый барьер перед развитием всей организации как спортивной, а особенно перед включением ее в Олимпийское движение. На этом совещании была выработана общая позиция по данному вопросу, и по результатам было написано письмо М.Ояме. В нем была отражена точка зрения Европейской организации на предложенный им Устав, отмечалось, что этот Устав противоречит демократическим принципам развития каратэ как вида спорта. Результатом этой акции стало то, что Стив Арнейл был дисквалифицирован, и его не пригласили на Чемпионат Мира.

   М.Ояма попросил Лука Холландера довести свое решение до всех в форме приказа. Сводилось оно к следующему. О том, что было принято Европейской организацией, можете забыть, работа будет строиться только по новому Уставу, а кто не пожелает подчиниться, то может покинуть организацию. В качестве устрашения - пример со Стивом Арнейлом. Здесь необходимо подчеркнуть, что Стив еще до этого сам написал письмо М.Ояме с объявлением о своем уходе из организации из-за несогласия с той политикой, которую проводит Ояма.

   Эту позицию поддерживали все, но после выступления Л.Холландера дружно изменили свое мнение. Я не вытерпел и сказал, что недозволительно таким образом поступать с человеком, которому мы доверили представлять наши интересы. Однако все лучшие друзья С.Арнейла - и А.Пинейро, и П.Фон Ротц, и И.Фрайер, и М.Мартин - только потупили взгляды. Стало ясно, что вся их работа строилась на авторитете и идеях М.Оямы, и уход в сторону для них был смертелен, ввиду того, что их личный авторитет был практически ничтожен. Во многом это объяснялось и тем, что они представляли не настоящие национальные, а только свои частные организации.

   Безусловно, авторитет М.Оямы велик, но в нашем меняющемся мире все сильнее стало проявляться стремление народов к своему национальному самосознанию и своей независимости.

   На турнире М.Ояма участвовал в показательных выступлениях. В клубах дыма он выполнил свое любимое ката ТЭНСЕ. Зрелище было завораживающее. Но вот на фоне музыки и его мощного дыхания в зале прозвучали слова: «Внимание, с нами Бог». Эта фраза очень резанула ухо и глубоко въелась в мое сознание.

   Все мы далеко не идеальные люди, и каждый может совершать ошибки. Все мы живем на одной Земле. Но сейчас, когда есть границы, мы объединены определенными духовными связями со своими согражданами, имеем собственные взгляды на проявление божественной сути. М.Ояма всегда был для меня носителем привлекательных идей и ярким примером для подражания, но я вовсе не хотел видеть в нем своего Бога. Все знают истину «не сотвори себе кумира». А на том его выступлении казалось, что в ответ на наше стремление к знанию нам стараются навязать чужую волю и как раз «сотворить кумира».

   Когда после турнира мы летели в Москву, уже можно было оценить сложившуюся ситуацию. Было ясно, что на Украине сформирована своя национальная организация, и я даже в чем-то помог нашему лидеру Б.Глущенкову гармонично влиться в ее ряды. Ситуация в Грузии также была ясна, тем более, что все чаще велись разговоры о распаде СССР. Неопределенной была ситуация в России, где на единой территории действовало фактически две организации - Федерация Кёкусинкай России и Дальневосточная организация. Большие усилия для налаживания отношений между мной и Е.Исаковым приложил С.Степанов. Практически всю дорогу из Токио в Москву мы вели переговоры о возможностях сотрудничества. И было принято решение об участии команды Дальневосточной организации в наших соревнованиях.

   На этих переговорах, ради дела Кёкусинкай в России, я закрыл глаза на ту клевету, которую в мой адрес высказывал Е.Исаков. Перед нами открывалась прекрасная возможность, спрятав подальше личные амбиции, скоординировать свои действия на территории России, чтобы выставлять наших наиболее сильных спортсменов на соревнования различного ранга, и вместе использовать ту информацию, которая поступает от японцев. Все эти переговоры проходили в присутствии многочисленных свидетелей, и со своей стороны я постарался выполнить все наши договоренности.
   Глава V. БОРЬБА (1993 - 96 гг.)
   1. Создание ИФК

   Чемпионат Мира явился для всех нас переломным этапом в развитии Кёкусинкай. Мое выступление на совещании в Японии решило мою судьбу как представителя М.Оямы в России, и вскоре я получил из ИКО письмо о моей личной дисквалификации. Следует отметить, что эта дисквалификация особо не отразилась на наших отношениях с Европейской организацией, хотя она и выполнила указание Японии о переизбрании Стива Арнейла.

   Вместо Стива Арнейла был избран Антонио Пинейро (Испания), который явно уступал Арнейлу как организатор и методист. В душе у меня остался очень неприятный осадок от поступка лидеров Европейских стран по отношению к С.Арнейлу. Со своей стороны, я написал ему письмо, что очень жалею о его выходе из организации, что мне стыдно за то, как отнеслись к нему лидеры европейских стран.

   Из-за дисквалификации нас, как лидеров стран наши организации оказались блокированными. Возникли затруднения с участием наших спортсменов в международных соревнованиях. Кроме этого, нам как национальной организации необходимо было найти международного партнера, способного дать полный спортивный календарь и обеспечить систему сдачи на пояса (Даны). В ответ на мое письмо С.Арнейл пригласил меня на переговоры в Англию, и там состоялась наша первая беседа о возможности создания новой международной организации.

   Он видел новую организацию как демократическую и справедливую, подчиняющуюся общим правилам развития олимпийского движения в мире. Он хотел создать организацию, дающую огромные знания о каратэ Кёкусинкай, но чуждую конъюнктурных интересов и пропагандирующую общечеловеческие ценности. Он был первым, кто, отходя от М.Оямы, оставлял за собой право не отказаться от названия Кёкусинкай, а сохранить его и построить систему обучения на тех, забытых уже, принципах, которые были заложены М.Оямой в начале его пути по формированию Кёкусинкай как нового вида каратэ.

   Стив Арнейл был достойной кандидатурой, способной возглавить новое движение. Он был не только хорошо известен в Мире как прекрасный тренер, но и был признан таковым на страницах авторитетного журнала «Блек бельт» (США), его имя было занесено в книгу рекордов Гинесса. Но, прежде всего, он, как один из первых учеников М.Оямы, стоял у истоков формирования Кёкусинкай. Он первым выдержал тяжелейший тест на 100 боев с разными противниками.

   Замечательно и то, что этот человек является прекрасным методистом. В то время им была издана книга, объединяющая в себе все ката стиля Кёкусинкай. Благодаря этой книге, а также его активной методической деятельности во время проведения различного рода Школ, Европейская организация сделала значительный рывок вперед по сравнению с другими странами, и даже Японией, в освоении этого трудного раздела каратэ.

   Очень важно было то, что Арнейл во время своего пребывания в Японии изучал эти ката именно у тех мастеров, которые их создали и внедрили в школу Кёкусинкай. Сама школа ассоциируется с именем М.Оямы, но в ее формировании участвовали многие известные мастера, которые помогали в разработке ее технических нормативов, предлагали тексты новых ката, модифицировали традиционные ката в формы, применимые для этого вида каратэ. Стив Арнейл первым внес предложение по классификации ученических поясов на 10 кю, до этого у Оямы существовали только белый, зеленый и коричневый пояса.

   Идея создания новой международной организации очень меня воодушевила. В понимании широких масс каратэ настолько себя дискредитировало, что просто хотелось доказать возможность нормальной спортивной работы. Эту идею поддержал Израиль, и теперь можно было начинать более активную деятельность в этом направлении. Замысел о создании новой международной организации был реален еще и потому, что практически все лидеры клубов британской организации решительно поддержали Стива Арнейла.

   Они поняли преимущества демократического пути развития Кёкусин, важность соблюдения национальных интересов, за которые выступал их лидер. Они увидели необходимость создания такой международной спортивной организации, которая могла бы реально оценивать результаты работы спортсменов на соревнованиях и в то же время, воспитывая настоящих мастеров каратэ, вернуть уважение к черному поясу. Организационная и профессиональная зрелость лидеров британского Кёкусин каратэ явилась на первом этапе залогом создания новой организации.

   Участие же России в новом международном движении помогло успешной работе этой организации. Великобритания и Россия сформировали новую структуру и показали пример новых партнерских отношений.
   ^ 2. Становление сознания

   В это же время в России, из-за выхода Е.Исакова из Федерации и его пропагандисткой работы, направленной на привлечение к своей организации новых лидеров, наметился разлом. Уход Е.Исакова поддерживали те, кому были близки политические концепции по разделению России на несколько частей и созданию таких региональных образований, как Дальневосточная Республика, Республики Сибирь и Урал. Мне даже иногда кажется, что его выход из Федерации был выгоден некоторым общественным силам на территории Дальнего Востока.

   С момента своего образования Федерация вела очень оживленную спортивную работу, и практически каждый месяц наши спортсмены участвовали в соревнованиях. Уровень спортсменов значительно вырос, а дальневосточники оказались в некоторой изоляции. Выполняя наши договоренности, мы допустили команду Дальнего Востока к участию в I Чемпионате России в Уфе.

   На этот турнир Е.Исаков не приехал, прислав своего представителя - С.Павлюка. Я собрал Президиум, на котором мы должны были обсудить вопросы взаимодействия, но со стороны Дальневосточной организации были слышны только призывы учиться у японцев, чтобы не предать идею Кёкусин. Благодаря зрелости наших ребят они получили хороший отпор. О каком предательстве можно говорить, когда все черные пояса они получили из моих рук и японцев до этого в глаза не видели? Так кого они предали? Для японцев самый большой грех - предать своего учителя, а ведь именно такой поступок и совершил сам Е.Исаков.

   Занимаясь Кёкусин и воспринимая идеи, заложенные М.Оямой, все равно мы вкладываем в это дело свою душу, имеем свои мотивы. Эти идеи преломляются через наш разум, воплощаются в нашем теле - и становятся нашими. Разве можно допустить, чтобы идея поработила нас? Однако наши оппоненты добровольно согласились на моральное рабство, а их лидерам было очень выгодно культивировать такую форму зависимости.

   Разговора не получилось. Больно было видеть такую душевную слепоту и тупую преданность чужой идее. Но все это возникло не просто так, а на базе бездуховности и отсутствия моральных ценностей, что, к сожалению, нередко встречается сейчас среди молодых людей.

   Этот прецедент дал возможность некоторым нашим лидерам проявить и удовлетворить свои амбиции. К представителям организации предъявлялись очень высокие требования. Замечания по нарушению спортивного режима во время проведения соревнований получил судья и тренер В.Николаев. Это вызвало у него крайнее недовольство, и он ушел из организации. По непонятным для меня до сих пор причинам к нему ушел и Ю.Хренов. Вскоре к ним присоединился В.Нестеренко, который сразу где-то получил коричневый пояс по Кёкусинкай, хотя в то время всех обладателей коричневых поясов я знал в лицо. Произошел раскол и в Татарии. Организацию покинул А.Сивков и увел с собой значительную группу своих учеников.

   Несмотря на трудности, связанные с потерей некоторых наших лидеров, работа продолжалась. Большинство наших членов организации были верны ее принципам, а тем, кто ушел, не удалось переманить к себе новых приверженцев. Борьба между двумя лагерями Кёкусинкай обострилась. Наш подход к стремлению развивать Кёкусин как вид спорта отличался от подхода Дальневосточной организации, которая стала формировать свои структуры согласно требованиям японцев и развивать Кёкусин как традиционное боевое искусство в духе кодекса чести самураев, реализуя свои цели. Там формировалась закрытая клановая структура со строгой иерархией, воспитывающая в своих членах беспрекословное подчинение, пропагандирующая идеи совершенства Кёкусинкай и обожествление его основателя М.Оямы. Фактически все это смахивало на новую секту, где и богом, и пророком был М.Ояма.

   В это время мы вели активную переписку с Японией, в которой старались показать обоснованность наших взглядов. Кроме того, эти проблемы требовали гласности, нужно было разъяснить нашу позицию ученикам. Мы стали издавать газету «Кекусинкай-каратэ в России», на страницах которой информировали членов нашей организации о международных делах и об отношениях с нашими соперниками и партнерами.

   Конечно, было трудно, приходилось изыскивать организационные возможности для удовлетворения различных интересов и амбиций наших членов.

   Наши противники говорили об истинности Кёкусинкай, о нашем предательстве идей М.Оямы, о чистоте техники. Мы же говорили о том, что наш лидер С.Арнейл представляет истинное Кёкусинкай каратэ как один из первых учеников М.Оямы. Что же касается чистоты техники, то все ее провозвестники были воспитаны в нашей организации, и большинство из них никогда не видело японцев. Что касается предательства, то, будучи национальной организацией, мы, прежде всего, не должны предавать свои национальные интересы.

   Параллельно мы предоставили свободу нашим ведущим клубам - в противовес кажущейся демократичности японской организации. Многие наши клубы имели возможность самостоятельно посылать своих спортсменов в Великобританию на Летнюю школу и на открытые британские турниры. В Европе ситуация постепенно менялась. В связи с тем, что С.Арнейл был душой летних методических сборов в Швейцарии и Испании, вскоре и эти страны присоединились к новой международной организации.

   Конечно, ощущался недостаток международных мероприятий, но, благодаря авторитету С.Арнейла, раз в году в Великобритании проводился полнокровный международный турнир категории «А». На этот турнир съезжались представители родственных видов каратэ, для этого нам даже пришлось изменить правила проведения соревнований и разрешить прихваты. Со своей стороны, я старался всячески привлечь иностранных спортсменов к участию в российских международных турнирах. Так родилась идея создания Евроазиатской организации, и работа с бывшими республиками СССР послужила хорошим подспорьем в проведении турниров. Вскоре к нашей организации присоединились Канада, Голландия, Польша.

   Участие в международных соревнованиях было очень важно для всех наших спортсменов, и я постоянно ставил вопрос об этом перед С.Арнейлом, которому уже было присвоено звание Ханси. Он не спешил. Тогда конкуренция внутри нашей страны толкнула меня на проведение в России «Кубка Мира» в легкой весовой категории в рамках Евроазиатского турнира. Так у нас появился первый настоящий чемпион Мира - обладатель Кубка Мира М.Муракаев (Пермь).

   Этому событию предшествовало много других мероприятий. Благодаря тому, что некоторое время Европейская организация лояльно относилась к нашей Федерации, нам удалось выставить нашу команду на Чемпионат Европы в Варне. На этом турнире наш спортсмен И.Тимофеев из города Чайковский Пермской области впервые занял II место в тяжелой весовой категории. Наша команда считалась сильной на любых соревнованиях. Признанные лидеры в мире Кёкусин Ю.Бекешев и В.Клементьев занимали призовые места на национальных турнирах различных стран, но это был наш первый серьезный успех.

   Чем активнее Россия участвовала в работе новой международной организации, тем большее недовольство она вызывала у японцев. Ведь можно сказать, что благодаря России заработала Международная организация каратэ. Впервые это официальное название прозвучало в 1992 году на открытом турнире Великобритании. В январе 1993 года я получил IV Дан в этой организации и снова включился в работу, которая оказалась необыкновенно интересной и неформальной. Мне пришлось даже поучаствовать в создании эмблемы новой организации. Когда Ханси находился в Москве, по случаю присвоения мне IV Дана, он высказал свое пожелание сделать эмблемой организации волну - символ силы и подвижности. Он предложил эмблему, похожую на символ одного из польских видов каратэ «Цунами». Кроме того, «Сайха» - волна - название одного из мастерских ката в школе Кёкусинкай. Я предложил в круг внизу поставить аббревиатуру названия организации, а вверху оставить половину эмблемы Канку. И каково же было мое изумление, когда Ханси прислал проект, где Канку было трансформировано в волну, но общая идея, предложенная мною, сохранилась!

   Начиная раскручивать организацию, Ханси чувствовал какую-то неуверенность. Ситуация была очень сложной, и я всеми силами старался воодушевлять его на следующие шаги.
   ^ 3. Смена лидеров

   В это время в России продолжали происходить бурные события. Перемены в политическом строе, неразбериха в экономике позволяли многим ребятам, а особенно региональным лидерам, сделать финансовую карьеру. Некоторые оставались верны идее каратэ и посвящали себя только спортивной карьере, некоторым удавалось удачно сочетать интересы спорта и бизнеса, а некоторые навсегда уходили в бизнес, забывая о своих учениках и увлечении каратэ. Так, в эти годы от работы в организации отошел С.Степанов. Его ученики В.Климентьев и Ю.Бекешев также покинули Федерацию и заключили контракты с профессиональной лигой «Рингс», которая создавалась в Японии ведущими мастерами боевых искусств Мира. С уходом С.Степанова значительно активизировал свою деятельность А.Бура. Он провел большую работу по консолидации практически развалившейся организации в Екатеринбурге, открыв клуб «Идущие к солнцу».

   А на Дальнем Востоке, несмотря на огромные усилия Е.Исакова, запрещавшего своим спортсменам контактировать с нашей Федерацией, нам удалось найти своих сторонников. Некоторые его ученики - С.Конкин, А.Нутрихин, С.Винокуров - нашли в себе силы вырваться из порочного круга и начать самостоятельную работу. В условиях жесточайшего прессинга им все же удалось восстановить организацию и начать спортивную работу.

   Однако, были и негативные примеры. Некоторым лидерам всеми силами хотелось контролировать своих спортсменов и использовать общие успехи в целях личного обогащения. Так, В.Рынцин из Карелии, решая спор со своими спортсменами, практически всех своих лидеров, включая А.Филатова, самолично дисквалифицировал ...от моего имени. Федерация, обсудив его поступок, приняла решение о его переизбрании. Его реакцией стал уход в ИКО.

   Для меня это была очередная душевная травма. Когда у него были некоторые сложности с работой, Федерация помогла ему занять видное положение у себя в республике. При рассмотрении случившегося конфликта я обещал ему поддержку и был уверен в последующем его возвращении на руководящую должность в Федерации Карелии, однако личные амбиции не позволили ему осознать происходящее.

   Так получилось, что при образовании Федерации России у нас не было лидера в Санкт-Петербурге, и туда переехал А.Карасев из Сызрани. Мне удалось свести его с влиятельными людьми, и он начал там свою трудовую деятельность. Я надеялся, что он начнет создавать организацию. На первых порах он действительно проявил большую активность, провел ряд хороших турниров и сборов, создал довольно сильный костяк. Но постепенно бизнес занял в его жизни ведущую роль, и организация все чаще оставалась без контроля. В результате она совсем развалилась, и вскоре в Питере появились Ашихара-каратэ, Ояма'с каратэ, а потом и представительство ИКО. Только благодаря усилиям А.Моторичева и А.Бобрищева удалось возобновить активную работу в организации Кёкусинкай.

   Наша деятельность постоянно шла плечом к плечу с активностью лидеров японской организации.

   Е. Исаков организовал выпуск своего журнала «Подиум», на страницах которого постоянно упрекал нас в измене. Нам было интересно узнать из этого журнала о его спортивной биографии - он ни одним словом не обмолвился о своем пути до II Дана. Более того, он организовал постоянную телевизионную программу, в которой рассказывал «правду» о Кёкусинкай. Кстати, мне тоже пришлось пару раз выступить по Хабаровскому телевидению, чтобы рассказать настоящую правду.

   Усиленно занимался укреплением позиций организации, особенно в Поволжском регионе, М.Гяч. Работа там просто кипела. В Ульяновске на смену В.Клюшину пришел очень талантливый тренер и организатор Л.Илюшкин. М.Гяч, привлекая спонсоров и своих друзей, провел ряд очень важных для нашей организации турниров. Этим он смог заинтересовать и привлечь к совместной работе администрацию самарской области. В дальнейшем он не раз вывозил своих учеников В.Головинского и Е.Кривонежкина на международные турниры, и они стабильно входили в призовую четверку.

   Активную и очень серьезную работу с момента нашего знакомства и до настоящего времени ведет А.Алымов. Пермский регион твердо вписался в географию Кёкусинкай, в Перми даже нет других видов каратэ. А ведь чтобы завоевать доверие и сердца консервативных и объективных пермяков, нужно быть настоящим мастером. А.Алымов, обладая высокой образованностью, степенностью и спокойствием, не только легко справлялся с рутинной работой, но и быстро принимал конструктивные решения в постоянно возникающих конфликтах. Работа Пермской организации всегда была гарантом стабильности нашей Федерации.
   ^ 4. Смерть М.Оямы

   В апреле 1994 года произошло событие, которое коренным образом поменяло ход развития Кёкусинкай: умер Масутацу Ояма. Для всех эта смерть была как гром среди ясного неба. Многие были искренне удивлены - буквально перед смертью его видели, и ничто не предвещало трагедии. Официальная причина его смерти - пневмония. Однако, по словам очевидцев, перед самой кончиной он проводил тренировки и выглядел бодро.

   Большую неразбериху в Японии вызвало то, что по завещанию М.Оямы его преемником в организации стал Матсуи - молодой и очень талантливый спортсмен, обладающий жестким характером и непреклонной волей.

   ИКО являлась по сути организацией М.Оямы. Его семья, а особенно его жена, внесли огромный организационный и финансовый вклад в дело развития Кёкусинкай. В связи с тем, что в Японии все виды каратэ являются клановыми, такой поворот событий вызвал откровенное недовольство родственников Оямы. Их поддержали и некоторые региональные представители.

   При более подробном рассмотрении завещания появились сомнения в его подлинности. Кроме того, многих старших мастеров возмутило, что возглавить организацию - а значит, сохранять идеи и традиции школы Кёкусинкай - должен будет совсем молодой человек, обладатель более низкого, III Дана, не прошедший, как они, большого совместного пути с М.Оямой.

   В результате образовалось сразу несколько организаций ИКО. Вскоре, правда, ситуация в Японии стабилизировалась. Выделились две основных организации: ИКО-I во главе с Матсуи и ИКО-II во главе с Нишидо и женой М.Оямы.

   Со смертью главного авторитета рухнула вся построенная им империя. Рухнула громко и со скандалом, как и присуще разрушению авторитарных организаций и монополий. Японцы сами изменили главному принципу - преемственности и подчинения. Все смешалось, и стало непонятно, кто истинный продолжатель традиций Кёкусинкай. Решение этой проблемы было и остается до сих пор очень важным для всех наших учеников.

   Когда-то наши оппоненты говорили, что предатели - мы. С развалом организации в Японии каждый из них оказался предателем по отношению к той или иной организации.

   С этой точки зрения мы оказались самыми честными. Мы не предали своих национальных интересов, оставшись общероссийской общественной организацией. Признавая идею и принципы Кёкусинкай, мы приняли их как инструмент для формирования наших личных качеств и как способ воспитания у молодого поколения духа национальной гордости. Мы отвергли только идею подчинения воле японской организации и возможность манипуляции нашими действиями. Что касается самой техники и традиций школы, то нам очень повезло - наш лидер С.Арнейл является одним из первых учеников М.Оямы и пользуется непререкаемым авторитетом в области каратэ во всем мире и даже в самой Японии.

   События в Японии не преминули отразиться на России и на Европе. В России лидером ИКО-I во главе с Матсуи стал Е.Исаков, а лидером ИКО-II во главе с Нишидо стал Ю.Шабанов. Оба они с Дальнего Востока, из Хабаровска. Ю.Шабанов был одним из наиболее преданных учеников и сторонников Е.Исакова. Таким образом, история повторилась. Борьба Е.Исакова с нашей организацией автоматически ушла на второй план. Дробление пошло по всей России, проводилось множество методических сборов и лагерей с целью агитации приверженцев новым организациям. Многие лидеры стали переманивать спортсменов друг у друга, обещая им черные пояса. Естественно, кое-кто дрогнул и в нашей организации, быстренько перейдя в ряды ИКО-I или ИКО-II.

   Японцы тоже значительно активизировались. Для поднятия своего статуса каждая из организаций стремилась к проведению собственного Чемпионата Мира. У каждой из них были и есть свои спонсоры и покровители, но ни один из этих Чемпионатов Мира не олицетворял собой идеи общности людей, к которой стремился М.Ояма. Это и понятно, ведь его идея требовала отказа от своих национальных интересов, национальной гордости. Многие и раньше чувствовали это интуитивно, а конъюнктурная борьба за власть в организации обострила это восприятие. Оба турнира вызвали много нареканий. Много замечаний по ведению организационной и аттестационной работы накопилось у лидеров различных стран. Все это вызвало появление ИКО-III во главе с Нобухито Тезуки. Возможно, возникали и другие организации.

   Следует отметить, что каждая из этих организаций не придерживается истинных ценностей традиционного каратэ. По моему глубокому убеждению, основное внимание необходимо уделять доскональному изучению самого предмета с технической, моральной и философской точек зрения. А в этих организациях практически не обращают внимания на строгость выполнения ката и базовой техники. Отсутствуют и строгие требования к нормативам на ученические и мастерские пояса, каноны выполнения ката. Зачастую Даны присваиваются за верность организации или просто за крепкие кулаки.

   Большинство обладателей черных поясов, делая ката, не понимают самого значения выполняемой техники. Само каратэ низведено до уровня чистого спорта, где важна только победа на татами, а идея понимания каратэ как «пути» низведена до уровня построения спортивной карьеры. Во многом извратилось и само понятие «ОС» как покорности и терпимости на пути исканий. Оно зачастую подменено требованием прямой покорности своему инструктору, который часто использует ее в своих личных целях.

   На некоторое время интерес со стороны Японии к нашей организации притупился. А она, между тем, уже стала известной в мире под названием ИФК (Международной федерации каратэ) с эмблемой, символизирующей волну.
   ^ 5. Работа организации

Вернемся немного назад. Огромным событием для всей нашей организации явилось вручение мне IV Дана.

   Предыдущий III Дан я получил в 1983 году, сдав экзамен Луку Холландеру. Тогда я был членом ИКО. Мое звание Сенсей - его присваивают обладателям III и IV Данов - было подтверждено М.Оямой. До официального открытия Федерации мне не удавалось его повязать на кимоно. Четвертый Дан был мне присвоен С.Арнейлом уже в новой организации ИФК.

   Подчеркиваю, нашими основными целями были: создание крепкой школы, разработка единых аттестационных требований и реализация графика проведения внутренних и международных мероприятий. В связи с тем, что мне приходилось решать массу организационных проблем, задачи федерации были распределены между членами Президиума, и каждый занимался своим делом.

   За четкость выполнения ката и основной техники отвечал В.Фомин. В это время мы очень плотно начали работать со Стивом Арнейлом, и то, что казалось в технике простым, приобрело для нас совсем другой смысл. Любой поворот кулака, правильность замахов и контроль траекторий движения открывали для нас все новые и новые горизонты. Мы начали понимать, что ката реально несут в себе зашифрованную информацию о различных возможностях техники каратэ и являются неисчерпаемым источником знаний.

   О.Игнатову было поручено совершенствование квалификации наших судей. Все члены Федерации с особой остротой воспринимали этот аспект проведения спортивных соревнований. В случае необъективного судейства теряется смысл тренерской работы по подготовке спортсменов к участию в турнирах, а на душе самих спортсменов остается неприятный осадок. Огромные физические, организационные и финансовые усилия, потраченные спортсменом и тренером на подготовку к соревнованиям, требуют объективной оценки. Спортсмены и тренеры должны полностью доверять судьям, а судьи - осознавать величину возложенной на них ответственности. Благодаря тесным контактам с лидерами ИФК, их участию в наших турнирах, нам удалось добиться официальной оценки наших судей и признания их как судей международной категории. Первыми такими судьями стали О.Игнатов, М.Гяч, А.Бура и С.Аличкин.

   А.Алымов и А.Бура занимались вопросами подготовки нашей сборной команды, помогал им в этом и А.Онищенко.

   Коллектив сложился дружный. Со своей стороны, я старался всеми силами содействовать каждому направлению работы, но главной моей заботой было изыскание средств на содержание аппарата и реализацию наших планов. Приходилось встречаться и разговаривать с самыми различными людьми. Большую поддержку я получил от моих друзей В.Слуцкера, А.Тулинова, А.Гурьева и других. Какое-то время большую помощь мне оказывал и Е.Казаков.

   Основное, что мы могли предложить нашим спонсорам взамен - это реклама их продукции, расширение рынка сбыта и создание положительного имиджа. Однако, иногда наши интересы не совпадали, большинство бизнесменов интересовались только тем, как бы получить от нас охранников. Именно на этой почве нам и приходилось расставаться. Нам нелегко было убеждать партнеров, что мы воспитываем спортсменов, а не боевиков.

   Однажды мы все же попытались вести коммерческую деятельность, создав охранное агентство «Катана». Два года его руководитель Е.Казаков активно помогал Федерации, привлекал спонсоров. Была создана профессиональная лига «Канку-профи», что дало нашим спортсменам дополнительные финансовые возможности. Спортсмен, занявший призовое место на профессиональном турнире, мог рассчитывать на солидное материальное вознаграждение.

   Однако агентство «Катана» нам пришлось ликвидировать ввиду того, что у его руководства появились новые запросы и амбиции, которые наша организация не могла удовлетворить без определенного морального ущерба. Некоторым нашим лидерам и спонсорам хотелось видеть Федерацию как силовую структуру. Но наша цель - это спорт.

   Расставание с Е.Казаковым было для меня очень тяжелым. Однако надо было во что бы то ни стало сохранить репутацию нашей организации. Замечу, что профессиональная лига «Канку-профи» стимулировала рост мастерства спортсменов, качественно повысила спортивный уровень наших основных лидеров. Удалось провести 10 матчей, но каждый новый матч требовал лучшей организации, увеличения или хотя бы сохранения призового фонда, повышения качества шоу-программ, новых выходов на телевидение. В то время, в условиях стремительного роста цен, мы не выдержали финансовой гонки.

   Одновременно с образованием профессиональной лиги «Канку-профи», наша Федерация основала газету «Кёкусинкай-каратэ в России». Раскручивал ее, всеми силами стараясь вывести на высокий уровень, Андрей Овчаров.

   В эти годы газета была главным способом распространения оперативной информации. Она сыграла большую роль в разъяснении произошедшего у нас конфликта с Японией, помогла своевременно осветить вопросы, связанные с конфликтом между нами и Дальневосточной организацией.

   Газета была не только идеологической трибуной Федерации, но и методическим подспорьем для членов организации. Благодаря ей наши спортсмены, тренеры, руководители организаций могли ознакомиться со всеми последними нововведениями как в технике, так и в ката, могли обменяться мнениями относительно проводимых мероприятий. Постоянной была информация о методиках тренировок известных лидеров Кёкусинкай.

   Постепенно в газету стали обращаться и наши региональные организации. Многие лидеры присылали в нее статьи, пропагандирующие достижения и успехи своих спортсменов. Газета помогла сформировать имидж организации в глазах общественности.

   Каждая встреча со Стивом Арнейлом давала толчок к техническому совершенствованию. Мы внедрили систему кихон-ката, началось широкое распространение передовых методов спортивной подготовки бойцов.

   Нам удалось организовать и провести курсы повышения квалификации при Академии физической культуры в Москве. Наши инструкторы смогли получать официальные документы, разрешающие ведение тренерских занятий. Крепли наши связи со спорткомитетом, была налажена система присвоения официальных спортивных титулов и званий.

   Но эта работа внутри страны требовала официального признания за рубежом, поэтому необходимо было участвовать в международных турнирах. Во время своих встреч с руководством ИФК мне приходилось постоянно настаивать на проведении официального турнира европейского и всемирного ранга. Федерация России всегда старалась доказать возможность таких мероприятий - ведь у нас подобный опыт имелся. Проведение Евроазиатских турниров и Кубка Мира в Москве вселила в С.Арнейла уверенность, и в 1995 году в английском городе Кардифе, столице Уэлса, состоялся первый Чемпионат Европы ИФК. Это было очень значительное событие, и мы ждали его с большим воодушевлением. Много сил в подготовку сборной команды нашей страны вложил А.Бура.

   Наша команда выступила прекрасно и заняла первое командное место. На этом же турнире мы осуществили еще один прорыв: в нашей организации появился первый Чемпион Европы - А.Чудов, житель Набережных Челнов.

   Но все же условия были очень непростыми. Качество работы организации хотелось повысить всем, однако финансовые вопросы общего характера мне приходилось решать одному. Каждый из членов Президиума Федерации имел свою региональную организацию и свою команду. Я старался привлекать весь аппарат Федерации для реализации общих целей. Сначала мы были довольно близки друг другу, нас объединяла общая цель, а личные интересы каждого еще не были определены. Со временем ориентиры поменялись, и некоторые команды стали пытаться доказать, что они могут все сделать лучше, чем руководство Федерации. На определенном этапе удавалось соблюсти баланс интересов центра и регионов, так как проведение мероприятий в любом регионе улучшает имидж не только региональной организации, но и самой Федерации.

   В Москве мне приходилось искать и привлекать спонсоров практически в одиночку. Команду, способную работать на всю организацию, мне сколотить не удалось.

   С другой стороны, многие молодые лидеры своей работой показали, что они могли бы лучшим образом реализовать цели Федерации и повысить качество ее работы. Пример тому - Чемпионат России 1995 года в Екатеринбурге, который провел А.Бура. Уровень мероприятия был настолько высок, что вызвал искреннее восхищение у Стива Арнейла и надолго остался в памяти у всех участников. В это время А.Бура был членом Президиума Федерации и активно участвовал в работе этого органа. Его предложения по перестройке деятельности Федерации рассматривались Президиумом, были изложены в газете и обсуждались всеми членами Федерации. Однако осуществить удавалось не все его идеи, потому что для этого требовались серьезные финансовые вложения.

   Работая с людьми, трудно всем угодить и быть для всех хорошим. Но подсознательно я стремился создать и поддерживать внутри организации гармоничные отношения, максимум усилий прилагал к тому, чтобы вовремя потушить возникающие конфликты, старался сочетать интересы Федерации России и региональных организаций и клубов. Конечно, это разряжало ситуацию. Но все же - необходимо было выработать единую жесткую политику, понятную всем членам организации.
   
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

Похожие:

Киокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手 iconКиокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手
Карате уже завоевало сердца молодых людей во всем мире. Они обратились к каратэ в надежде реализовать мечту, свойственную всем людям,...
Киокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手 iconКиокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手
В нашей жизни мы тоже встречаемся с подобными "иероглифами", например в математике. Попробуйте, например, прочитать выражение X≥Y...
Киокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手 iconНижегородская региональная
Цели и задачи развитие и популяризация карате. Повышение мастерства спортсменов, квалификации судей. Развитие спортивно-методических...
Киокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手 iconЗнаменитые Вегетарианцы Брюс Ли Непобедимый мастер восточных единоборств,...
Жан-Клод Ван Дамм Актер, Является чемпионом Европы по карате и кикбоксингу 1979 года в среднем весе среди профессионалов, имеет чёрный...
Киокушинкай Карате (Kyokushin Karate) 極真会空手 iconКак давить и не быть раздавленным
Я учу приемам психоподавления, учу способам манипулирования. В современном мире, как в спорте, побеждает лишь тот, кто умеет нападать....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница