Владимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала


НазваниеВладимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала
страница10/28
Дата публикации07.03.2013
Размер3.14 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Спорт > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   28
И вдруг я понял, что не в деньгах счастье.
Конечно, сейчас читатель, у которого нет денег на кусок хлеба, читает эти строчки, злится и думает: «Вот гад, разбогател и умничает». Но я ждал другой радости, другого счастья.

Я себе представил тот момент, когда у меня денег будет в тысячу раз больше. Представил, глядя в окно, как двор нашего дома заполняют грузовики, груженные деньгами. Вот они заполнили весь двор... Что изменится? Ничего! На ста машинах не поездишь, сто костюмов не наденешь, сто жизней не проживешь.

По всей видимости, смысл жизни в другом. Я обязательно буду искать этот смысл жизни. И обязательно его найду!

После этого я все деньги направил на создание нашего первенца – установки по производству чипсов, запустил производство и добился колоссальных успехов в этом сложном виде деятельности – в машиностроении.

Но речь в этой главе о разорениях.

Второе разорение было для меня несоизмеримо больней и страшней, чем первое. Потому что к боли потерь, к боли разрушения прибавилась и боль клеветы и несправедливости.

Перед кризисом я чувствовал себя королем, я был на высоте! Мы уже стали промышленниками, выпускали и продавали огромное количество хлебопекарен, до 140 штук в месяц. Мы продавали сотни собственных установок для производства чипсов, начали разработку сыроварни и машины по производству пончиков.

Мы были известны во всей России и по всему СНГ, уже искали партнеров в Европе, в Германии, в Америке, вели переговоры для получения международных заказов. С нами сотрудничали десятки заводов, у нас работал свой завод в Тольятти, за короткое время нам удалось создать мощную команду. Мы процветали!

Единственное, чего нам катастрофически не хватало, так это оборотных средств. Потребность в нашей продукции была колоссальна, но нам не хватало мощностей, у нас не хватало денег, чтобы купить больше металла, чтобы купить больше станков, и, конечно, мы от этого страдали.

Первый признак успеха в России – это когда люди не просто платят за твою продукцию, но еще и дают взятки, чтобы получить продукцию вне очереди. Первая «взятка», которую получили наши ребята из информационного отдела, была огромной банкой икры. Когда я зашел, они мне рассказали эту историю, мы вместе посмеялись, и я сказал: «Все, ребята! Мы вместе с вами добились успеха. Наша продукция дефицитна, наша продукция востребована, и когда в России дают взятки, ты попал уже в самую цель».

Конечно, выбиться из грязи в князи в машиностроении никому не удается просто так. За этот успех мы заплатили бессонными ночами, нечеловеческим трудом, колоссальными усилиями. Мы не знали, что такое выходные, мы не знали, что такое отпуск; пахали, как проклятые, – и победили!

Посчитав, сколько в бывшем Советском Союзе маленьких населенных пунктов, сколько больших городов и сколько в них кварталов, где целесообразней печь хлеб на месте, мы получили цифру: потребность рынка бывшего Советского Союза – 100 тысяч хлебопекарен минимум. Эта цифра была написана на плакате и висела в моем кабинете: «Даешь сто тысяч хлебопекарен!» Но где взять деньги, чтобы удовлетворить такой спрос, где взять оборотные средства? Мы были известны, наша реклама не сходила с экранов телевизоров, мы рекламировали пиццерии, хлебопекарни, но, по сути, мы были нищими, потому что все деньги, всю заработанную прибыль вкладывали в развитие, в оборудование, в материалы и в новые проекты. Нас это нисколько не смущало. Это естественное состояние любого предпринимателя, который поднимается с нуля. Работали на грани невозможного, потому что в то время в бурлящем котле перемен заниматься машиностроением было безумием. Делая любые расчеты, я понимал, что по всем выкладкам мы не должны быть успешными, я понимал, что мы делаем что-то невероятное. От этого интерес к работе только возрастал. Чем крупнее задача, чем больше трудностей, тем больше энергии, тем больше азарта.

И вот я получаю очередной страшнейший удар судьбы.

Причин второго разорения было несколько.

Первая причина – бешеный рост цены металла. Нержавеющая сталь подорожала в цене в 15 раз за один год. А это был основной материал, из которого мы строили пищевое оборудование.

Вторая причина – совершенно сумасшедшие проценты за кредит: 230–240 процентов годовых. Для спекулянтов, которые покупали вагон сахара утром, а вечером его уже продавали, это были приемлемые ставки. Для производства это было просто губительно. Так, чтобы построить только одну печь в хлебопекарне (а хлебопекарня состоит еще и из мукопросеивателя, тестомесильной машины, расстоечного шкафа, кучи всякого вспомогательного оборудования), нужно купить 165 разных материалов и комплектующих. Это и провода, и нагревательные тэны, и электрооборудование, и лампочки, и шурупы, и болты, и трубы, и уголки. Но это только на одну печь. А хлебопекарня – это несколько взаимосвязанных агрегатов. Чтобы произвести хотя бы одну машину, нужно организовать и купить несколько тысяч комплектующих.

И вот, представьте, дорогой читатель: вначале ты вкладываешь деньги в оборудование, в ремонт здания под производство или в его покупку. Затем ты к этому оборудованию делаешь оснастку: пресс-формы, кондуктора, всевозможные приспособления. Потом ты закупаешь сотни составляющих своего будущего оборудования, потом создаешь это оборудование. Обучаешь людей, платишь им зарплату в течение года, потому что цикл оборота капитала как раз происходит в течение года. В конце года ты должен дать рекламу и продать это оборудование. При этом нужно обучить людей еще и работать на этом оборудовании, потому что до нас никто не делал маленьких хлебопекарен (их выпускали только военные, но это были примитивные машины, не приспособленные для выпечки большого ассортимента). Мы не только создавали хлебопекарни, но и создавали заново науку выпекать разный хлеб.

Представляете, какой объем работы? Каждый месяц вы должны выпускать огромное количество этих машин. И значит, каждый месяц докупать комплектующие, вкладывать деньги в зарплату, в налоги, в новое оборудование и в новые станки.

Те кредиты просто подрубали нас под корень! Представляете, какие деньги ты должен отдать банку через год! А ведь ты еще ничего не продал, ты еще не получил прибыль, потому что все деньги крутятся в обороте, да еще и металл дорожает в 15 раз.

Когда начал развиваться фондовый рынок, умные головы посоветовали нам выпустить акции. Я безгранично благодарен своему другу Сергею Алдюхову за то, что в тот момент он оказался рядом и своим опытом, своими знаниями спас нашу компанию. Однако спас ненадолго, потому что разгорелся еще больший кризис – кризис на самом фондовом рынке. Когда я встретился с Сергеем, он, как специалист, объяснил мне, что единственный выход получить дополнительные прибыли – это продать часть компании.

Я сразу же поставил категорическое условие, что больше 49 процентов продавать не буду, потому что мне нужен полный контроль над предприятием. Я не представлял, что придут какие-то новые акционеры, чужие люди, и выгонят моих людей, которые потом и кровью создавали это оборудование. Для нас эта компания была больше, чем бизнес.

Мы провели эмиссию акций. Люди не побежали, не выстроились в очередь за акциями «Дока-хлеб». Естественно, нужна была новая рекламная кампания. И тогда я сообразил и принял, на мой взгляд, очень правильное решение: «А что, если в одной рекламе параллельно продвигать и акции, и хлебопекарни?» Одним выстрелом мы убьем двух зайцев!

Продаем еще больше оборудования и привлекаем еще больше капитала. Мой близкий друг, теперь уже покойный Николай Русанов создал совершенно гениальный ролик. Я просто восхищался его талантом, его умением донести до зрителей самую суть идеи. Он пригласил на главную роль замечательного актера Юрия Чернова. И вот, представьте: этот сильный человек с добрым, умным лицом берет бутерброд, на котором целая гора красной икры. Откусывает его, рекламируя наше изделие, икра падает, и толстый жирный кот лениво отворачивается от этой упавшей икры. Образ потрясающий! Он сработал. За нашими акциями выстроилась очередь, они улетали, как горячие пирожки. Мы продавали акции за доллар, спекулянты перепродавали их за пятнадцать. Естественно, обычные акционеры, которые покупали акции, даже не могли представить, что с этих денег, которые они заплатили, на производство, на оборотные средства нашей компании попадали только маленькие крохи. Но и это была спасительная энергия в виде новых финансов.

Однако наше счастье длилось недолго. Буквально через два месяца лопнули мыльные пузыри, громадные пирамиды, такие как «Хопер-инвест», «МММ» и проч. Вместе с ними рухнули и наши акции, акции «Росалко» и других компаний, за которыми стояли реальные дела и нормальная финансовая отчетность.
Россия действительно страна крайностей. Или разрешают всем делать что угодно – или всем отрубают головы. Среднего, разумного не дано.
Естественно, в борьбе с финансовыми пирамидами появились политические деятели, которые на этом решили нажить свой капитал. Они стали бороться с негодяями. Но такому политическому деятелю абсолютно все равно, «МММ» это или «Дока-хлеб», «Росалко» и другие компании. Всех нужно молотить, мочить, уничтожать, сажать в тюрьму – и все это под прикрытием громкой идеи. Он зарабатывает политический капитал, привлекает внимание газет и телеканалов, делает себе бесплатную рекламу, а те страдальцы, что безвинно угодили под кампанию, не могут сказать ни слова в свою защиту.

Только-только мы получили первые деньги, первую возможность развивать наше производство, как с нами начали бороться. Поливать грязью, клеветать. Сегодня-то я понимаю, что это была пустая критика, потому что мы не присвоили ни одной копейки. Все до последнего рубля было вложено в производство, и, более того, нам даже удалось получить прибыль. То финансовое вливание, которое мы получили в течение двух-трех месяцев после продажи акций, позволило нашей компании бурно развиваться. Но тогда было настолько обидно! Я был наивным провинциальным предпринимателем и никак не мог понять, почему те же газеты, те же люди, которые только недавно нас хвалили, говорили, какие мы благородные предприниматели, кормящие хлебом Россию, создающие новые рабочие места, теперь поливают нас грязью. Я сам лично ненавидел все эти финансовые пирамиды и создавших их негодяев. И вдруг превратился в глазах общества в такого же негодяя.

Представляете состояние людей, которые несколько лет жизни отдали запуску такого нужного оборудования, как хлебопекарни, людей, которые гордились тем, что они делают, получали сотни писем с благодарностями, когда они вдруг открывают газеты и видят, что их поливают грязью!

Это сегодня я понимаю, что, если ты из себя что-то представляешь, тебя обязательно будут поливать грязью. Как говорится, не пинают только мертвую собаку.

Так было всегда. Так было с ведущими учеными, так было и с ведущими предпринимателями.

А тогда я был романтиком, провинциальным предпринимателем, мальчишкой, который верил в справедливость и благородство. У меня в голове не укладывалось, почему и за что они так набросились на нас. Мне, честно говоря, по-человечески жаль многих журналистов, которые становятся инструментом в руках «хозяев жизни». Я вижу их несчастные глаза. Я искренне им сочувствую.

Рядом со мной не было человека, который сказал бы: «Что ты переживаешь? Делай свое дело! Через три года вся эта грязь уляжется, твое доброе имя будет восстановлено».

Финансовый кризис вынудил меня на тягостную вещь – пришлось начать увольнения. Люди, с которыми вместе до трех часов ночи я запускал оборудование, люди, которые верили в меня, ждали от меня машин, квартир, успеха, богатства и славы, остались у разбитого корыта. Точно так же, как и я. Они потеряли надежду, а я потерял все деньги.

В один момент рухнуло все. От нашей мощной империи не осталось камня на камне, от моих десятков миллионов долларов не осталось ни копейки. Я чувствовал себя полководцем, потерявшим свою армию, разбитым и израненным.

Сегодня я понимаю, что тогда невозможно было спасти компанию. При таких грабительских процентах, при обороте капитала длиной в год никто не смог бы этого сделать. Все мы и так работали круглосуточно на пределе. Но против нас была макроэкономика.

Но тогда я этого не знал. Тогда была просто одна боль. Такую боль я испытал только при смерти брата. Мое лицо стало черным. Я осунулся, мои глаза потухли. Не было слез, был просто шок. Казалось, вместо сердца остался выжженный пепел. «Как же так? – по тысяче раз в день спрашивал я себя. – Мы столько сил отдали, чтобы сделать нашу страну лучше. Я не оставил себе ни копейки, все вкладывал в будущее нашей компании, которую мы связывали с будущим нашей страны. Почему такая несправедливость? Почему столько клеветы?»

Я видел, как другие благоразумно занимались тем, что просто перепродавали «Жигули» или запчасти. У них были шикарные стеклянные офисы, лимузины, фотомодели разъезжали с ними на дорогих катерах. Они отдыхали то в Бразилии, то на Ямайке. Приезжали загорелыми и счастливыми, постоянно пропадали в спортивных клубах и в дорогих ресторанах.

Я же, в отличие от них, был абсолютно нищим. Они ничего не делали и «зарабатывали» огромные деньги. Мы пахали несколько лет, задействовали все свое творческое мышление, решая технические, технологические, производственные, маркетинговые задачи, – и были нищими. Я не мог смотреть своим людям в глаза.

Мое здоровье резко ухудшилось, снова поднялось давление, снова появилась эта страшная боль, которая сдавливает виски. Я уходил в лес и подолгу бродил один. Не было сил отвечать на телефонные звонки, общаться с людьми. Я был просто полностью раздавлен.

Это сегодня я понимаю, что проходил высшую школу в жизни. Это сегодня я говорю, что без этой боли я не смог бы стать сильней. Но тогда, поверьте, если бы мне кто-нибудь сказал, что в кризисе рождается большой новый успех, я бы просто посмотрел на этого человека, как на идиота. Или врезал по морде, искренне думая, что эта сволочь надо мной издевается.

Когда я, как Икар, упал с высоты с обожженными крыльями, разбился о камни и свалился в грязную яму под названием «нищета, разорение, катастрофа», всех «друзей» как будто ветром сдуло. Оказывается, люди смеются надо мной, они меня презирают.
Я вспомнил слова Наполеона: «Когда ты карабкаешься вверх, тебе никто никогда не подаст руки, но когда ты катишься вниз, каждый считает своим долгом спихнуть тебя еще ниже». Так устроены люди.
Но это были еще не все мои страдания.

Я узнал еще более страшные вещи. Оказывается, руководство нашего завода воровало. Мои бывшие друзья, люди, которых я вытащил с самых низов общества и сделал руководителями, с которыми мы начинали с нуля и делили пополам кусок хлеба, оказались крысами. Воровали не у меня, а у всего коллектива, у компании, которая подарила им будущее.

Не знаю, как я выжил в тот момент. Мои муки душевные, физические были настолько сильны, что нормальному человеку выдержать это было просто не под силу.

Что меня спасло в тот момент? Ответственность за родителей и за мою дочурку, желание доказать этим негодяям и подхалимам, что я все-таки что-то в этой жизни значу, что рано они меня записали в неудачники. Доказать себе и всему миру, что я все-таки лидер!

Когда последние удары переполнили чашу моей боли, я неожиданно для себя проснулся с решимостью бороться.

Пришел в свой кабинет, взял чистый листок бумаги и задумался: «Кто из людей, которые меня окружают, которые говорили мне столько добрых слов на всевозможных днях рождения и пьянках, кто из этих людей будет переживать, если я завтра умру?» (Естественно, исключая моих близких и родных.) На чистом листе бумаги написал всего лишь восемь фамилий людей, которые действительно расстроятся, если завтра меня не станет. Вызвал секретаря и решительным голосом сказал: «Леночка, больше ни с кем меня не соединяй, кроме этих восьми человек. Кому надо, я сам позвоню».

На дворе стояла морозная снежная погода. После того как я отсек все лишнее, вычеркнул из своей жизни всех этих прихлебателей и подхалимов, я занялся своим здоровьем. Понял, что, если не буду двигаться, заниматься физическими упражнениями, закаляться, я просто умру.

Как сейчас помню – надеваю шорты, кроссовки и, практически раздетый, начинаю бегать по заснеженным дорожкам в лесу. Лыжники в теплых костюмах смотрят на меня, как на сумасшедшего. Я же повторяю про себя заклинание, которое в тот момент спасало мою жизнь, мою душу: «Матушка-природа, я тебя люблю! Братец-мороз, дай мне сил! Матушка-земля, дай мне здоровья! Матушка-природа, дай здоровья и счастья всем моим близким! Матушка-природа, дай здоровья и счастья всем людям на земле!» Я повторял эти слова с верой, с безграничной любовью к природе, к жизни. И мороз не разрушал мое тело, а, наоборот, давал мне энергию. Я чувствовал, как мои батарейки, мои аккумуляторы заряжаются невиданной энергией. Тридцать минут пробежки по морозу, купание в проруби, обращение к природе и снова пробежка.

В этот момент я, как Феникс из пепла, снова возродился как лидер. Я почувствовал в себе великую силу, великую энергию.

Предприятие мое было разрушено. Клевета сыпалась со всех сторон. Насмешки, оскорбления, унижения. Но я уже этого не воспринимал, я стал абсолютно другим человеком. Даже сам удивлялся тому, как это за короткое время во мне появились такие силы, такая уверенность, желание доказать всему миру, что рано меня похоронили.

Эти часы, эти дни я могу смело назвать своим вторым рождением. Я действительно родился заново. Но более сильным, более умным, добрым и мудрым.

Почему, дорогой читатель, я постоянно убеждаю вас начать с того момента, когда вы принимаете решение изменить себя? Ваш успех, ваше богатство начинаются именно тогда, когда вы говорите правильные слова, когда вы правильно думаете, когда вы правильно действуете. Денег в этот момент в кармане у вас не прибавляется. И общество точно так же относится к вам, как к неудачнику. Ваши родные, близкие, друзья смеются над вами, ругают вас, но вы уже становитесь другим человеком.

Именно в этот момент я сконцентрировался на будущем. Что делать? Куда вести свой изголодавшийся, истрепавшийся отряд? Мне было приятно, что ядро моей команды – тридцать человек – не разбежались. Мы уже несколько месяцев сидим без зарплаты, нам стыдно смотреть друг другу в глаза, потому что мы живем, как альфонсы, на несчастные копейки, которые зарабатывают наши жены. Но мы команда. Я не один. Шелуха, мразь отвалилась, грязь отлетела. Осталась только истина, осталась действительно настоящая команда, сплоченная в единый кулак. Это уже великая сила.

Я поручил своим заместителям подбить итоги: подсчитать убытки, потери и вывести «сухой» остаток. После нескольких дней анализов и расчетов мы выясняем, что долг наш – 750 тысяч долларов. Я эти деньги должен банку. Скорее, даже не банку, а своему другу Виталию Вавилину, председателю совета директоров «Россоцбанка». Это человек, который поддерживал меня на протяжении всей моей жизни и в трудный момент всегда подставлял плечо, за что я ему безгранично благодарен. Он знает, что в любой момент он так же может рассчитывать на меня. Благороднейший, честнейший человек из всех, кого я когда-либо встречал. Но долг есть долг. 750 тысяч долларов висят надо мной, как нож гильотины. Они сковывают, как цепи, мои мысли, мои движения.

Когда я разорился в первый раз, я должен был практически копейки, которые можно было легко отработать. Но в этот раз сумма долга серьезней, зарплатой не отработаешь. У меня и зарплаты-то не было. Просто нулевой доход. Я сидел на шее у своей жены.

С утра и до поздней ночи я думал, что делать дальше. Проходит несколько дней. Проходит несколько недель – никаких идей.

И вдруг неожиданно для себя я увидел вещий сон. Настолько яркий, цветной, ясный! Во сне я держу в руке бутылку водки, на которой нарисовано мое лицо и написано «Довгань». Такой ясной картины, такого яркого сна я никогда в жизни не видел. Проснувшись, стал задавать себе вопросы: «При чем здесь водка? Я же не люблю выпивать и все делаю для того, чтобы пропагандировать здоровый образ жизни. При чем здесь „Довгань“? Как можно моим именем назвать водку, если я сегодня нахожусь в полном дерьме и просто символизирую неудачника и разорившегося предпринимателя, но никак не успешного человека, именем которого можно назвать продукт». Я стал размышлять. И буквально за несколько дней получил все ответы.

Мне нужно было лететь в Москву – реструктуризировать долги, которые все появлялись и появлялись после нашего полного разгрома. Для меня покупка билета на самолет тогда была уже роскошью. Пришлось взять деньги у жены! В салоне я рассеянно взял в руки какую-то газету. Читаю статью. Оказывается, в 1995 году в России от некачественной водки умерло более 43 тысяч человек. Меня это потрясло. Почему же не реагирует государство? Почему же этих негодяев-производителей не приговаривают к высшей мере наказания за такое массовое убийство?

Война в Афганистане унесла 18,5 тысячи жизней, и это была национальная трагедия. Об этом несколько лет писали во всех газетах, проклинали тех людей, кто принял решение отправить наших мальчишек на эту бойню. А когда 43 тысячи человек в год умерло от некачественной водки, убийцы на свободе, убийцы наживают сотни миллионы долларов, и никто не реагирует! И я вспомнил вчерашний сон. Я ничего в ту пору не знал о ликероводочном бизнесе, но идея спасти жизнь людей меня вдохновила.

Поговорив с ребятами, узнал, что есть такие степени защиты, как голограмма. Если на каждую бутылку поставить такую трехмерную голограмму и установить жесткий контроль, чтобы твою водку не подделывали, можно действительно спасать людей. Отличная идея!

Прилетаю обратно из Москвы, захожу в ларек купить минеральной воды. В тот момент я уже победил пристрастие к сигаретам, купался в проруби, закалялся, вел совершенно другой образ жизни. Но на этот раз я повнимательней присмотрелся к полкам с водкой. Смотрю: наверху стоит водка «Абсолют», «Смирновъ», «Финляндия», и где-то на самых нижних полках, по самым низким, унизительным ценам продаются наши отечественные сорта. Как спортсмену, мне стало не по себе. Взыграл спортивный азарт. «Что, если взять и победить этих конкурентов?! Смести их всех и занять первое место!» – пришла в голову смелая мысль.

Я срочно нашел книжку академика Похлебкина о русских водках, прочитал об истории этого напитка и узнал много нового для себя. Оказывается, водку когда-то дарили царям как самый дорогой подарок. Считалось, что это живая вода, эликсир молодости, здоровья. Оказывается, водка рождена в России и является нашим национальным напитком, который завоевал весь мир. Поляки пытались когда-то отсудить у нас право на это открытие, но у них ничего не вышло благодаря тому же Похлебкину. Оказывается, водка в нашей стране влияет не только на наше здоровье, но и на политику, и ее роль в исторических событиях была далеко не последней. Я понял, что нужно выпускать водку и решить главную задачу – спасти жизни людей. Нужно взять ответственность на себя, лично гарантировать качество водки, а это произойдет только тогда, когда я назову ее «Довгань».

Первым человеком, с которым я посоветовался, была моя жена, доктор наук. К тому времени она уже стала ректором института. Это был человек, к которому все приходили за советом: банкиры, руководители крупных предприятий, бизнесмены. И вот вечером, набравшись смелости, я сказал: «Посоветуй мне, пожалуйста. Я хочу заняться выпуском водки с защищенным качеством. Я хочу назвать эту водку „Довгань“, чтобы лично гарантировать ее качество. На мой взгляд, это будет очень хороший проект». Супруга посмотрела на меня, как на сумасшедшего, и сказала (дословно) следующие слова: «Довгань, ты с ума сошел! Ты от горя, наверное, потерял рассудок. Прекрати заниматься ерундой, займись чем-нибудь нормальным». Итак, первую реакцию общества на свой проект я получил.

На следующий день собрал свою команду, потрепанную, но не павшую духом, и объявил им о своем решении. Я сказал, что буду выпускать водку «Довгань»: «Все, кто хочет со мной участвовать в этом проекте, беритесь срочно за книжки. Срок – две недели. Изучите историю водки, ее роль в обществе, ее технологию, изучите, из чего она состоит, изучите свойства и качества ингредиентов. Ровно через две недели самый жесткий экзамен буду принимать лично я».

Никто не сказал мне, конечно, что я идиот и что я сошел с ума, но в глазах своих друзей я все это прочитал очень четко. Меня это не смутило.

Еду в Москву, встречаюсь в ресторане «Панда» со своими друзьями – Николаем Русановым и Сергеем Харекно. Два профессионала в области маркетинга, два умных друга популярно объяснили мне, что моя идея нежизнеспособна. С точки зрения логики я был абсолютно с ними согласен.

Во-первых, в России ненавидят богатых. Вспомним начало 90-х, середину 90-х, анекдоты про новых русских, ненависть к этим зажравшимся богатеям.

Во-вторых, представьте, приходит в магазин человек, который ненавидит новых русских. Он видит на полке магазина несколько бутылок водки, и у него есть выбор: купить обычную водку или купить водку «Довгань», где красуется твоя довольная рожа. Он понимает, что, купив твою водку, он сделает тебя еще богаче, а себя еще бедней.

Согласись, дорогой читатель, логика железная. Но в тот момент я слушал только свое сердце, только свой внутренний голос, только свою интуицию.

Ни один человек на земле не поддержал мою сумасшедшую идею.

Я хорошо помню, как на дне рождения какого-то бизнесмена ко мне подошел один ясновидящий и сказал: «Я знаю, что ты хочешь выпустить водку и назвать ее своим именем. Но послушай доброго совета! Мне от тебя не нужны ни деньги, ничего не нужно, я просто хочу спасти твою жизнь. Если ты выйдешь на экраны телевизоров и начнешь рекламировать этот продукт, ты подпишешь себе смертный приговор». Я спокойно выслушал еще одно возражение против моей идеи, поблагодарил этого человека и мысленно сказал себе: «Да я лучше умру, чем жить такой серой жизнью. Лучше встану во весь рост, заявлю о своем проекте и погибну, чем всю жизнь прожить серой и ничтожной мышкой!»

Я бросился в омут с головой. Я благодарен своему другу Александру Коновалову: он оказался человеком, который быстрее всех поверил в мою мечту, быстрее всех подставил мне свое плечо. С тех пор мы сражаемся с ним бок о бок.

Я безгранично благодарен своему другу Игорю Якименко, который тоже в тот момент поверил в меня как в лидера.

Сегодня я с улыбкой вспоминаю, как резко изменилось отношение людей, когда ровно через год я стал зарабатывать огромные, фантастические деньги. Мое лицо не сходило с экранов телевизоров, и моя жизнь изменилась. Я опять увидел подхалимов, я опять увидел жополизов, «друзей». Откуда-то взялось огромное количество родственников, которые начали писать мне письма, признавались мне в любви, говорили мне, что они меня нянчили в детстве. Но я уже точно знал цену словам. Меня этот шум просто не касался. Я не обращал на него никакого внимания.

Я выжил, я стал сильней, я выстоял – не сломался, а, наоборот, укрепил свой дух, свой разум, свою волю. Я поднялся еще на одну ступеньку.

Третье мое разорение прошло уже абсолютно безболезненно по одной простой причине: я стал другим человеком. Я стал по-другому относиться к самому себе, к людям, к кризисам, к шумихе, к прессе. Я понимал прекрасно, что есть настоящее в жизни, а что – просто пена.

И когда в 1998 году разразился страшный кризис и за один или за два дня деньги вдруг обесценились в шесть раз, конечно же мы снова разорились. Выяснилось, что мой долг кредиторам составляет 20 миллионов долларов.

Дефолт парализовал всю страну, люди перестали делать покупки, открывать новые магазины, проекты не запускались – на экономику обрушился тотальный паралич. Бывшие друзья стали врагами. С утра до ночи звонят кредиторы, угрожают расправой. Мой начальник безопасности каждое утро начинал с того, что «вас хотят убить, вас хотят взорвать, нужно еще больше усилить меры по безопасности».

Конечно, третий кризис я переживал болезненно, но внешне был совершенно другим человеком. Я относился к нему по-другому. Я искал в этой сложной задаче новые возможности. Благодарил судьбу за то, что я отказываюсь от алкоголя, от сигарет, потому что я ненавидел то, что делал. Представьте продавца алкоголя, который с экранов телевизоров, вместо того чтобы хвалить алкоголь как лучший продукт для снятия стресса, как повод для новых знакомств, ругает пьянку.

Я не мог заставить себя сказать с экрана телевизора, что я люблю алкоголь, что я рекомендую выпивать. Наоборот, я говорил: «Купайтесь в проруби, не выпивайте, не курите, это все глупость, это все бред, это вредно, это все предрассудки...» Душа моя не лежала к этому бизнесу. Мне надоело работать торговой маркой. Приходишь в какой-нибудь ресторан, и все оборачиваются, шушукаются за спиной: «Вот идет Довгань! Вот он – Довгань!»

И кризис помог мне принять правильное решение. Я быстрее справился с трудностями, чем в предыдущих двух кризисах. Я был даже благодарен судьбе за то, что у меня появилась возможность отказаться от алкоголя, начать жизнь заново. Я никогда еще не был так близок в своих мечтах, в своих размышлениях к строительству великой компании. И кто знает, может быть, для того чтобы мне отказаться от десятков миллионов прибыли, пришлось бы еще потратить несколько лет. Но дефолт все расставил по местам. Появилась возможность нового выбора.

Новое наше дело – строительство глобальной компании EDELSTAR – не на один, а на несколько порядков масштабнее всех моих предыдущих проектов. Я выбрал действительно великое дело во всех отношениях. И с точки зрения самореализации, и с точки зрения духовности, с точки зрения финансовых возможностей.

Мне сегодня 41 год. Я верю в чудеса, верю в Санта-Клауса, верю, что человек создан по подобию Бога. Ну и что, что люди в критические времена проявляют свою слабость, подлость, трусость?
Сильный руководитель должен создавать такие условия, чтобы люди в них развивались.
Путь к EDELSTAR был непростым. Чтобы дело нашей жизни получило хороший старт, нужно было многое проверить. Поэтому мы вместе с моими друзьями и соратниками Игорем Львовичем Якименко, Александром Сергеевичем Коноваловым засучили рукава и начали готовиться к великому проекту.

Сначала создали компанию под названием «Служба Владимира Довганя». Идея была проста – служить людям, нести знания и просветление. Затем, чтобы не объяснять всякий раз, почему наша компания называется «Служба», мы стали просто «Компанией Владимир Довгань». Сделали много ошибок, сделали много открытий, но все это было репетицией, подготовкой к великому проекту.

Название EDELSTAR уже жило, оно вдохновляло нас, мы видели возможность объединить весь мир, сделать его светлей, гуманней. Но сразу же начинать с великого проекта мы не могли. Надо создать систему, апробировать ее. Не дай бог, какое-то черное пятнышко упадет на эту великую, благородную звезду – EDELSTAR. Вот почему мы начали со «Службы Довганя», вот почему мы начали с «Компании Владимир Довгань» и испытали глобальный проект «HOP-GO». Все было посвящено одной идее, одному великому делу – EDELSTAR.

Как один из казусов периода третьего своего разорения, хочу рассказать один случай.

Иван Демидов, мой земляк, был тогда генеральным директором канала ТВ-6. Он пригласил меня сняться в передаче «Сделай шаг». «О чем передача?» – поинтересовался я. «О том, как начать свой бизнес с нуля. В зале будет много молодежи. Будет интересное ток-шоу».

Я дал слово, что обязательно приеду на эту передачу и буду в ней участвовать. Но дефолт мгновенно превратил меня из богатого человека в бедняка. Не просто в бедняка, а в должника, который должен кредиторам 20 миллионов долларов. Я в печали, я сражаюсь с кредиторами за выживание и за свою жизнь, я уже подсчитываю, сколько лет мне потребуется, чтобы отдать все долги. В этот момент раздается звонок от редактора передачи «Сделай шаг». Меня приглашают на съемки. И я вспоминаю о данном слове.

Честно говоря, совершенно не было никакого желания ехать, потому что я чувствовал себя очень скверно. А как еще должен чувствовать себя человек после такого разорения? Но дал слово – держи!

Еду на передачу. Нас трое предпринимателей: я, Борис Смирнов и еще кто-то. Начинаем отвечать на стандартные вопросы. И вот встает из зала один юноша и говорит: «Я хочу задать вам, Владимир Викторович, вопрос. Как начать свой бизнес без стартового капитала?» Я сидел злой как собака. Только что разорился, потерял сотни миллионов долларов, у самого долг. Но этот вопрос меня просто рассмешил. Я вспомнил анекдот про Вовочку и его знаменитую фразу: «Мария Ивановна, мне бы ваши заботы».

Смотрю на этого студента и сам себе говорю: «Эх, Вовочка. Мне бы твои заботы... Вот как начать бизнес с минус 20 миллионов долларов...» Не помню, что я ответил тому юноше, но сама ситуация меня в тот момент развеселила.

Сегодня я опять же повторяю: «Я благодарен кризису 1998 года, потому что за столько лет поисков я нашел свое большое дело, которому буду служить всю жизнь».

Я сегодня счастлив, как никогда. У меня столько сил, столько энергии! Мы создаем великую компанию EDELSTAR. Наша компания будет жить столько, сколько будет жить наша цивилизация. Сегодня мы объединяем сотни тысяч людей, но это только первый шаг к объединению сотен миллионов человек. Мы действительно создаем великие производственные отношения. Сегодня мы меняем жизни сотен тысяч людей, и это только начало.


1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   28

Похожие:

Владимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала iconВладимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового...
Сегодня в мире насчитывается 17 миллионов долларовых миллионеров. Может ли обычный человек, не имеющий стартового капитала и криминальных...
Владимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала iconВладимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала
Сегодня в мире насчитывается 17 миллионов долларовых миллионеров. Может ли обычный человек, не имеющий стартового капитала и криминальных...
Владимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала icon«Как заработать деньги без стартового капитала?». Интернет-версия
За последние три года провел тренинги в Алмате, Саратове, Уфе, Киеве, Москве, Санкт-Петербурге, Архангельске, Екатеринбурге, Гамбурге,...
Владимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала icon«Как заработать деньги без стартового капитала?». Интернет-версия
За последние три года провел тренинги в Алмате, Саратове, Уфе, Киеве, Москве, Санкт-Петербурге, Архангельске, Екатеринбурге, Гамбурге,...
Владимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала icon«Как заработать деньги без стартового капитала?». Интернет-версия
За последние три года провел тренинги в Алмате, Саратове, Уфе, Киеве, Москве, Санкт-Петербурге, Архангельске, Екатеринбурге, Гамбурге,...
Владимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала iconАлександр червинский
Вообще-то, эту книжку вполне можно считать пособием «Как заработать миллион». Ведь она про то, как в Америке пишут киносценарии,...
Владимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала iconАлександр червинский
Вообще-то, эту книжку вполне можно считать пособием «Как заработать миллион». Ведь она про то, как в Америке пишут киносценарии,...
Владимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала iconА. Головин Как заработать первый миллион
Россияне не должны думать: «Я бедный, потому что живу в России». Им нужно рассуждать так: «Именно потому, что я живу в России, я...
Владимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала iconБесплатный Видеокурс: grandstartUp. Если по-русски, Начать бизнес....
Бесплатный Видеокурс: grandstartUp. Если по-русски, Начать бизнес. С размахом. Без стартового капитала
Владимир Довгань Как заработать первый миллион, не имея стартового капитала iconДовгань В. Д 58 Прыжок в ледяную воду / Владимир
Нас учат только ошибки и неудачи
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница