Книга о скудости и богатстве


НазваниеКнига о скудости и богатстве
страница1/16
Дата публикации09.03.2013
Размер2.21 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Военное дело > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Иван Посошков

Книга о скудости и богатстве



ОТ ЧЕГО ПРИКЛЮЧАЕТСЯ НАПРАСНАЯ СКУДОСТЬ, И ОТ ЧЕГО ГОБЗОВИТОЕ БОГАТСТВО УМНОЖАЕТСЯ

Аз, мизирный Его Императорского Величества рабичищ, мнение свое сицево предлагаю о собрании Царских сокровищ, сице, еже верным Его Величества рабом такс подобает пещися, ежебы елико о собрании казны старатися толико, но ежебы и собранное туне не погибало, и нетокмо собранного, но и несобранного прилежно смотреть, дабы даром ничто нигде не лежало и не погибало.

Подобие и о всенародном обогащении подобает пещися без уятия усердия, дабы и они даром и напрасно ничего не тратили, но жили бы от пьянственного питья повоздержнее, а во одеждах не весьма тщеславно, но посредственно; чтобы от излишняго украшения своего, наипаче же жен своих и детей своих, в скудость не приходили, но вси бы по мерности своей в приличном богатстве расширялись.

Понеже не то царственное богатство, еже в царской казне лежащие казны много, ниже то царственное богатство, еже синклит Царского Величества в златотканных одеждах ходит; но то самое царственное богатство, ежели бы весь народ по мерностям своим богат был самыми домовыми внутренними своими богатствы, а не внешними одеждами или позументным украшением: ибо украшением одежд не мы богатимся, но те государства богатятся, из коих те украшения привозят к нам, а нас во имении теми украшениями истончевают. Паче же вещественного богатства надлежит всем нам обще пещися о невещественном богатстве, то есть, о истинной правде; правде   отец Бог, и правда вельми богатство и славу умножает, и от смерти избавляет; а неправде отец диявол, и неправда не токмо вновь богатит, но и древнее богатство оттончевает, и в нищету приводит, и смерть наводит.

Сам бо Господь Бог рек: Ищите прежде царства Божия и правды Его; и прирече глаголя: яко вся приложатся вам, то есть, богатство и слава. (Матф. гл. 6, ст. 33). И по такому словеси Господню подобает нам паче всего пещися о снискании правды; а егда правда в нас утвердится, и твердо вкоренится, то не можно царству нашему Российскому не богатитися и славою не возвыситися. То бо есть самое царства украшение и прославление и честное богатство, аще правда, яко в великих лицах, тако и в мизирных; она насадится и твердо вкоренится   и вси, яко богата, тако и убозии, между собою любовию имут жить, то всяких чинов люди по своему бытию в богатстве довольни будут.

^

ГЛАВА 1



О ДУХОВНОСТИ



В духовном чине, аще будут люди неученые и в писании неискусные и веры христианские всесовершенного основания неведующии и воли божией неразумеющии, к тому же аще будут пьяницы и иного всякаго безъумия и безъчинства наполнены, то благочестивая наша христианская вера вся исказится и весьма испразднится и вместо древняго единогласнаго благочестия вси рать идутся в разногласныя расколы и во иные еретические веры.

От презвитерского небрежения уже много нашего российского народа в погибельные ереси уклонились. Большая бо часть склонилась в погибельный путь, в древнем же благочестии уже малая часть остается, ибо в Великом Новеграде едва и сотая часть обрящется ли древняго благочестия держащихъся. А презвитеров же и много во граде, обаче не пекутся о том, еже бы от таковыя погибели их отвратити и на правый путь направити, но есть еще и такие презвитери, что и потакают им, и того ради церквы все уже запустели. И так было до нынешпяго 723 года в церквах пусто, что и в недельный день человек, дву трех настоящих прихожан не обреталося. А ныне архиерейским указом, слава богу, мало мало починают ходить ко святей церкви. Где бывало человека по два три в церкви, а ныне и десятка по два три бывает по воскресным дням, а в большия праздники бывает и больше, и то страха рада, а не ради истиннаго обращения. И въпредь, аще подкрепления не будет, то вси по прежнему ходить к церквам не будут, велъми бо в них вкоренилась раскольницкая ересь.

А вся сия гибель чинится от презвитеров, ибо не токмо от люторские или от римския ереси, по и от самаго дурацкаго раскола не знают чем оправити себя, а их бы обличить и научить, как им жить и от пропасти адъския како ям изъбыть. Но и закрепить крепенько не разумеют, или не смеют, или на пенязи склоняются и небрегут о сем.

Не достави, господи боже мои, сего моего словесе но во осуждение, еже дерзнут поносительно на пастырей своих писати. Сам весь ни пред богом, ни пред царем, ни пред простым народом чем исправен, по токмо едино от м[н]епия моего припало желание, да нет ли из сего моего изъявления бог возрастит некое исправление.

Видел я в Москве презвитера из знатнаго дому боярина Лва Кириловича Нарышкина, что и татарке против ея задания ответу здраваго дать не умел. Что же может рещи сельской поп, иже веры христианския, на чем основана, не ведает?

И ради таковыя священнической неисправности надлежит о священницех великое попечение прюгожити, дабы презвитеры были всему благочестию опора и от ересей забрало, и от адских волков оборона и людей божиих о[т]влачимти бы от погибельных врат. Презвитеру подобает быть подобну апостолом христовым, чтоб они ни о здравии своем, ни о богатстве, ни о пище своей тако не пеклися, како о спасении душ человеческих, понеже бог всех погибших взыщет на них.

И ради таковаго исправления, мне ся мнят, его и. в у надлежит постаратися о граматике, чтоб принудить ее выправить добрым расположением с самым добрым истолкованием, и тако дробно ее разобрать, чтоб всякие скрытности ясно отъкровенпыя были, и чтоб и без учителя можно познать всикия падежи и склонения и, тако исправя , напечатать бы их тысяч пять шесть или десяток.

Ныне есть напечатано в Москве тысяч пять шесть грамматик, да бог весть, какие на печатном дворе камандиры, напечатали се толь просто, что без учителя и орфографии не можно без учителя растолковати и научитися, чтоб по ней правописание разуметь. К тому ж еще и бумагу положили в них самую плохую, коя никуды кроме черных писем, по нужде что разве на такой бумаге календари печатать, потому что они на один только год печатаются. А грамъматика дело высокое и прочное, и того ради и печатать ее надлежит на самой доброй бумаги, чтобы она прочна была.

И во всех епархиях построить бы школы пространные и в те школы собрать всех поповых и дьяконовых и дьячковых и понамарских детей, от градских церквей и от уездных, от десятилетных. И буде которые отцы добром их в школы отпустить не похотят, то брать бы их и неволею и учить грамматике и всякаго книжнаго разума.

И положить о сем недвижимый предел: буде кой человек школьнаго учения не принял и грамматическаго разумения не научился, таковых бы отнюд во презвитеры и в дияконы не посвящати. Такии причетники цсрьковные пожелают презвитерства, то будет и тритцатилетные, в школы и без понуждения приходя, учитися и учением своим будут поспешати. И таковые люди годы и в два три научится могут, понеже себя ради будут поспешати и с охотою учится имут.

И которой из них учение грамматическое твердо приимет, а летами своими гон, то таковых надлежит и риторики поучить или и философии. И тии не токмо во през витерской сан, но во архииерейство будут годны и учителями могут застати.

И таковым способом вся Россиа может умудриться не весьма многими леты. И сие преславное дело трудно токмо начати, да основати, а тамо будет оно уже само правитися, понеже и учение грамъматическое и прочиих наук умным и острым людям вельми охотно и любезно бывает.

А аще сие утвердится, еже во презвитерство неучившихъся в школах не посвящати, то не мочно будет того миновата, еже бы желающему презвитерства не поучится в школе, то я чаю, что друг друга будут учением своим и дредваряти.

А аще и в манастырях во аргимандриты и во игумны, не бывших в школьном учении не посвящити   же, то многия и иноки будут граматическаго учения касатся и всякому книжному разумению внимати, а в возрасте сущим паче грамматическаго учения потребно книжное разумение. И того ради вельми потребно инокам до школы ходити и тамо от духовного учителя учитися и вразумлятися всякому благочестию и страху божию и священная писания толковати и всякому доброму нраву навыкати и в доспытаныях подтверждатися.

А егда грамотники и всякаго благоразумия научатся и книг божественнаго писания начтутся, то не то что раскольнику, но и лютору и римлянину, могут отъпор дать и уста их заградить, понеже вен они от истинаго христианства совратились, и бродят вси, яко козлята, по непроходимым дебрям и по неудобным возшествия стреминам, я тако в далекия пути зашли, что и возвратитися к прежнему благочестию не могут.

И егда священничестяи дети и прочие церковники научатся грамматическаго учения, и книжного разумения навыкнут всесовершенно, то и о пастве своей прилежнее будут нещяся, дабы адъския волки не рассудили их.

А ныне истинно таковых презвитеров много, [ч]то не то, чтобы кого от неверия в веру привести, но и того не знают, что то есть речение вера, и не до сего ста, но есть и таковые, что и церьковные службы, како прямо отправити, не знают, да и знать не по чему: печатнаго двора справщики от питья и от роскошного житья утыли и не хощут яснаго изъявления о всяком церковном служении напечатать, чтобы всякой мог разумети, как что отьправляти. Но токмо той презвитер мало мало и может прямо отъправляти, кой довольное время побудет в городе при соборе или при разумном презвитере в подначальстве, но тот кто лише может по надлежащему службу церьковнуго отправити, А буде кой под началом не много побыл, тот ничего по книгам отправить не может.

А по прямому делу надлежало о всяком служении напечатать в тех же служебных книгах ясно, дабы и простолюдин мог разумети, как что отправит А ныне многия наугад отправляют, как кому примыслитца. И сие стало не [ве]сьма добро, что так деетца и того ради и во градех и церквах многое несогласие бывает, а о сильных и дивить нечего.

И ради совершеннаго в церьковных служениях исправления о всякой службе надлежит в тех же служебных книгах напечатать мелкою печатью тонкостное расположение, как коя служба или действо какое начать и как отправить и совершить. И аще обо всем будет ясно напечатано, то во всех церьквах не токмо во градских одних, но и в засельских всякое служение отправлятися имать согласно.

И ради всесовершенного исправления не можно пробыть, еже б не напечатать тонкастнаго расположения о всяком священнодействии, а в совершенные школы послать учителей иноческаго чина и мирскаго, кии грамъматическаго учения искусны, и других учителей к ним, кии книжнаго разумения искусил и церьковнаго круга павычни и кии в божественном писании силу знающий, еже непонемая речения могли разсуждати.

И грамматические бы учители учили своего учения грамъматическаго до обеда, или до полудни. А по полудни бы те другие учители, иже божественнаго писания искусни, учили б их страху божию и книжному чтению и церьковному обхождению, паче того, как бога знать и как его почитать и как к нему молитвы своя приносити, и божественна литоргия с каковым страхом служити, и в действиях тоя святыя литургии, как к богу ум свой возводити и детей своих духовных пасти, чтобы от паствы им адъския волки не разхитили, и сверъх того учения давали бы им книги читать духовные и гражданские и бытейские. И того ради надлежит библии напечатать не малое число, и во все школы книг по пяти шти разослать, такожде маргаритов соборников учительных, евангелиев толковых и апостольских бесед и четьих миней, а радя церковнаго служения месячные минея я прочих, кии в церьковном служении употребляются, дабы в школе будучи, научялися прежде приятия священства всего церъковнаго служения и управления здраваго.

И ради утверждения в вере и ради охранения от люторския и калвянския я от протчих иконоборцов напечатать книг, колико надлежит, «Камень Веры», иже блаженныя памяти преосвященный рсзанский митрополит Стефан Еворский сочинял, и книг по пяти шти в школу отослать, и чтобы тот многоценный Камень желающий презвитерства затвердили его на память, чтобы о всяком ответе помнил изусть сказать, такожде и иноки, желающий во благочестии жити. А негля случится коему во архиереях быти и, в том сане будучи, весьма паче презвитерскаго той святой Камень во устех яметя, чтобы тыим каменей могли изоустно еритическяя челюсти сокрушати. Ради же обличения раскольнича книгу «Розыске и «Зеркало Очевидное», иже раскольниче блядословие обличают я всю их неправость ясно показуют, паче же книгу, названную «Пращею», дабы ис тоя пращи камением духовным, испущеным далече их прогнати и без вести ях сотворити, дабы они во двор овец стада, христова не влезли и христовых овец не вреждали бы. И тыих книг Розыска и Пращя и Зеркало, буде будет принято к печати, книг по пяти шти в школу разослать же.

А не худо бы и на иные еретические веры, па римляцскую, на унеятскую, на армянскую и на древние ереси, яко на арианскую, на несториеву, на аполлинариеву, на евтихееву, на севирову и на прочие, кии уже и истребишася, напечатать изъявления, дабы наши пастыри вся та лукаваго диавола стрелы разумели и возразить их чем знали. И аще презвитеры будут всех вер еретических силу знатя, и будут разуметь, чем их обличить и чем себя от них оградить, то свое стадо могут от тыих волков адъских охранити.

А буде кой презвитер еретических вер в конец знать не будет, то и уличять ему их ересей невозможно. Того бо ради и святый апостол Павел написал, еже подобает в нас ересем быти. Яве есть, яко того ради написал, дабы мы, ведая их ереси, могли их уличить и их же орудием самих их побеждати и, зная их ереси, могли бы мы от них остеречи себя.

И все школьники читали бы книги неспешно, но с самым вниманием, дабы чтомое мог разумети и памятствовати. И кой ученик невнятно будет читати, то той учитель, кой ко чтению и вразумлению книжному приставлен, непрестанно их понуждал и вразумлял, как их вразумительно читать и чего не дознают, толковал бы им. И кои книги кто читает, от тех бы книг спрашивал их по одинкам и внимал бы, каково кто памятно сказывает, и той учитель в памятную б книгу записывал, кто каков есть.

И буде кой ничего сказать не помнит, и тому чинил бы наказание и велено бы ему в другой ряд прочести. И буде и в другой ряд прочтет, а что читал, не помнит, то яве есть, еже тот во презвитерство не будет годен.

А кии впятно и памятно будут читать, тем надлежит давать читать книги церковнаго круга, месячные минеи и триоди и осмогласники, и прочно, иже во святей церковной службе употребляются. А чаю не худо бы и летописных книг дать им почитать, чтобы обо всем знали, что досюль бывало.

И тыи школьники по чтении книжном под вечер по часу место учились бы писать, чтобы все школьники читать и писать добре умели скорописью и уставом.

А в день недельный велели бы им чинить между собою доспытации от священных писаний. А учители оба бы слушали и внимали, кто каков в разуме и в разумении святаго писания, и каково кто разсуждает, все бы то впредь для памяти записывали, а и того смотрили бы, кто к какому делу склонен, к духовному ли или к светскому.

И буде кой ученик склонен к духовностии и писания святыя разсуждает здраво, то тех бы отличали в особливость и давать им книги читать о чине священства и учить их уже прилежнее, как им стадо христовых овец пасти, и как им духовных детей в пастве своей блюсти.

И аще книга «Отеческаго Завещания» принята к печати будет, еже аз сыну своему, Николаю, сочиних, то надлежит готовящемуся во презвитерство и се дать читать, понеже тамо положено отчасти, как презвитеру духовенство свое вести, и не токмо единому презвитеру, но тако и простому монаху жить, и како во архимандритах будучи, как братия пасти и как себя вести и что подобает и архиерею творити, и каковым способом раскольников изтребляти, и как и мирянам душеполезно жиги, и как и детей своих малых учити, дабы отцу не на пагубу они были, и как между собою любовь хранитн, и как правда творити, и как бога любити, и как молитвы своя к нему приносити, и как ему угождати. Вся суть тамо изъявлена, поелику бог даровал ми проразумети.

И егда куды потребуют презвитсра, то из тыих бы учеников отсылать во презвитерство не по отечеству, ни по богатству, ниже по прошению прихожан, но по разуму и по истинному священства достоинству. И достинство бы того школьника и одъписы вались оба тыл учителя, еже он годен во презвитерской сан.

И послать ко всем архииереам, чтоб ни единаго ставленика без свидетельства учительскаго во презвитерство не посвящали. Прежнее архииерейское слушание ставлениче вельмими не понравилось, понеже архииерейские служителие у новоста в ленников приемлют дары и, приняв дары, дадут ему затвердить во псалтыри некоторые псальмы и, заложа, дадут перед архииереем тому ставлинику прочести. И архииерей, видя его твердо и разумно читающа псалтырь, возмнит, яко бы и во всяком чтении таков, благословит eво презвитерство. И тако те служителие архииереев своих и порок приводят. И я сына своего в сем поостерег, написал ему в таком же своем Завещании, аще случится ему быть во архииерействе, чтобы он в слушании ставлеников на служителей своих не докладывался, по сам бы всякого своего ставленика свидетельствовал, и книгу не псалтырь, но давал бы незнаемая книги читать, а потом бы и на словах его спросил. И на разглаголных речах всячески познать мочно, каков кто смыслен или несмыслен.

В Новегороде видел я прошлого 720 года   новоставленика такова в диаконстве, что на литургии не мог единыя страницы во евангелии прочести, еже бы разов пяти шти не помешатися. А был он в подъначальстве в соборе Николая чюдотворца, иже па Дворищи, и гак он и отпущон во свояси.

А иноков, кии возжелают архимандричества, то тыих архииерею наипаче надлежит а словах дробно распрашивать, како он божественный писания разъсуждает и како он общую свою братию намерился пасти, дабы ему, перед богом став, рещи: «се аз и дети, х же ми дал еси», или токмо единаго себя хощет богу предъставити. И аще хощет токмо единаго себя спасти, то таковаго не подобает воархимандриты ноставляти, понеже архимандриту не токмо о иноках, но и мирских жителех попечение имети и на спасение наставляти надлежит. И того за хотящим архимандричества смотрити, не лаком ли ко имению и не падок ли к питью и ни склонен ли к блуду, чтоб, будучи во архимандритстве, не нанес бы на тот свой чин пороку. И того ради надлежит первес освидетельствовать братиею, в косм манастыре он жил, а потом и мирских людей надлежит спросить, кие при том манастырю живут. И а.ще от всех будет похвален, то, буде в писании доволен, надлежит возъвести в таковый чин.

Да в Завещании ж своем написал я сыну своему, чтобы новоставленнаго презвитера, несовершенно научившися всякого священнодействия, ис подъначала отнют бы не отпускать, дабы па архииерея поречения какова за неисправность его не понести.

И в том же Завещании написах всякое презвитерское дело, как что ему управляти и как. детей своих духовных исповедывати и как богатых и убогих пасти, елико мя бог въразумил, вся написах. И того ради, мнитца мне, вольми ко исправлению священническаго бытия то Завещание потребно будет.

И аще коея церкви попов сын возъжелает отцу своему наследником быть, а по свидетельству учителей своих явится к тому чину негоден, то, аще и заручная о нем челобитная будет, отказать ему, но таковых ко гражданству отсылать. А кии ко учению и непоемны, а во нраве добры и страх болшй в себе имут, то тех поставлять в церьковнои причет в дьячки и понамари.

А кой из них будет понарочитее, тово мочно в дьяконство вчинить. А в презвитерство отсылать самых достаточных, и в писании рассудительных к во нраве кротких, чтобы он был свет миру, а не тма. И таковых достойных священства, аще и понамярские дети или крестьянские, отсылать во презвитерство к церьквам, а не по отечеству, ни но заступе.

А буде кой и разумен на всякое разсуждение, а нравом неключим, и таковых не токмо в презвитеры, но и в причет церьковной отнюд не отсылать, но таковых разве отсылать к приказным делам или како ни есть, кроме священства и причету церьковнаго.

А которой и весьма добр, да пить будет любить, то и таковых во священный чин отнюд до отсылать же, понеже пьянство велик порок презвитеру наносит и причетникам не весьма оно добро.

И не токмо но поставленных презвитеров, но и старых, кои уже и состарелись во презвитерех, вреждает оно. И того ради надлежит предел учинить сицевы: аще кой презвитор, напившись до пьяна, по улице ходя или где и сидя, будет кричать неленостно или бранитца и сквернословите или дратися с кем или песни петь, то таковых имать и по архиисрейской приказ отъводить, а за такое нелепство их наказывать утружденном во архииерсйских и монастырских работах, и сверьх утруждения обложением штрафа или отнятием свещеннодействия или како том уложено будет от архииереев, дабы презвитеры и диаконы чрезъмерно до пьяна не напивались. А буде каковым случаем и напьетца, то шол бы во утишное место и выспался, а народу бы себя отнюд не открывал, что он пьян.

А суде кой поп или диакон, паче же атце инок, пойдет нить на кабак или в корчму, то таковых надлежит наказать сугубо, дабы на духовной чин пороку не наносили.

И аще священный чин от таковых неключимств исправится, то яко новый свет в России возсияет. И тако их надлежит изучити, чтобы во время исповедавания детей своих духовных паче всего научали о благочестии и о благоверии, како в нем твердо стояти, дабы никаковы блазыга люторские и римлянския не склонялися и с раскольниками бы, никакова разглагольства не знаточи, не разговаривали. И на той же исповеди учили бы, как молитвы своя к богу возсылати с богомыслием и како святыя иконы почитати и каковая честь им отъдавати и како духовный чин почитата и как за царя и за вся христианы бога молити и како обходитася в мире со клевреты своими и с соседми и в каковом наказании детей своих родных ростити и как их страху божию учити, чтоб, родив детей плотню, от бога вложенную душу вечно не погубити и каковым им к сродникам и чужеродным любительим быти, и чтоб никому зла никакова не делали, понеже вси мы по Христе братия есмы.

И о сем всех бы своих детей духовных увещевали, чтобы они детей своих юных, не токмо градский, но и поселанския учили бы грамоте и всякому благонравию научили их, а по улицам играть и без дела шататися не попускали с великим и твердым запрещением, чтобы то их наказание в детях духовных незабвенно, было, но вси бы отцы и матеря детей своих в страхе божиим возвращали, и о сем на всякой исповеди подътверждли бы, чтобы им незабвенно было.

А аще како в духовности будет строитися, то и во всем народе свет возъсияет благоразумия, понеже вси людие от такова отцов своих духовных твердаго и прилежнаго попечения я ко от сна возбудятся, ибо вси стали бы прямо разумети, как бога знати, и как его молити, и как угодников божиих, почитати, и како их в помощ себе призывати, и как все свое житие христиански вести.

Тако бо пастырем духовным надобно о пастве своей пещися, дабы вси праведно жили, и не токмо чтобы им чужое похищати, но и не желали б чужого ничего, и аще и па пути кто что обрящет лежащее, искал бы оброщявшаго или во устроенное место относили; и чего себе не хощут, того бы отнюд никому иному не токмо творили, но и не желали бы. И тако живущие вси, и в мирском жития будучи, не далече бы от царствия божия были.

И аще уложено будет, еже попам сельским и причетникам их пашни по прежнему не пахать и сена не косить, но дещися им токмо о церьковной службе, да о пастве духовной, а вместо пашни давать им дворянам и крестьянам, кои у них в приходе, от своего приплоду десятая доля, то презвитерам в той же исповеди детей своих духовных твердо подтверждать чтоб неизменно от всякого приплоду, колико отложить себе на пищу, то без утайки и без желания отделяли бы десятую долю как из хлеба, так и из мяса и из яиц и из прочего харчу, и отсылали бы к церкви на пищу презвитерам с причетники и нищим, кои при церкви живут.

А колико отделят хлеба или скота или иного чего на продажу, то ис того бы отделяли великому государю на пошлину такую ж десятину. И отцам духовным твердо детям своим духовным заказывать, чтоб отнюд ничего не таили, и буде правдою будут яко богу, тако и царю отделять десятину, то бог их благословит всяким изобилием, понеже уравнятся они древним законникам, иже от всего своего притяжания давали десятину.

О сем я неизвестен как деется в протчих христианских землях, чем питаются сельские попы, а о сем весьма известен, что у нас в Руси сельские полы питаются своею работою и ни чем они от пахатных мужиков неотменны. Мужик за соху и поп за соху, мужик, за косу и пои за косу, а церковь святая и духовная паства остаетца в стороне. И от та кона их земледелия многий христиане помирают, не токмо сподобившися приятия тела христова, но и покаяния лишаются и умирают яко скот. И сие како бы поисправити, не вем, жалования государева им кет, от миру подаяния никакова им пет же и чем им питатися, бог весть. И я мнение свое предлагаю сицевое: аще возможно учинить тако, чтобы прихожан всех у всякня церкви одесятствовать, чтоб от всякия своей пищи отделяли церьковникам десятину или дватцатину, как о сем царское и архииерейское пр изыдет изволение, то бы таковым порядком были сыти без пашни. А и правильно им без пашни быть, понеже они слуги суть божий и подобает им по господню словеси питатися от церкви, а не от земледелия.

А аще презвитеру земля пахать, то церкви святей будет солгать и паства своя потерять.

Презвитеру не токмо земля пахать, но и торгом ему никаким не торговать, а и мастерства ему художественного делать не надлежит, дабы и того помешательства церьковной службе и пастве духовной не чинилось, понеже они от мирскаго жития отделены суть на службу божию, и того ради но о чесом ином кроме службы церьковные и паствы духовныя нещися им не подобает. А и питатися им ко повелению божию надлежит от церьквы, а не от работы и не от рукоделия своего. И егда службы церковныя, ни потребы не случится, то бы забавлялися чтением книг божественнаго писания или бы что полезное и писали ко спасению человеческому или ко украшению церьковному.

Сам бо господь бог в самом начале священства, егда изведе израиля из земли египетский и въвед во обетованну землю, всем израильтянам землю по жеребьям их повелел давать, а иереем и служителем церьковным не повеле земли давати, яве есть, дабы прилежны были к церьковному служению, и повелел им питаться от церьквы, а на от земледельства.

Кольми же паче в повой благодати подобает о служении церьковнем пещися презвитерам, понеже и души человеческий им быта вручены. А у нас сельския попы обременены земледсльством и того ради не та ко пекутся о служении церьковном, яко о пашне своей, а паства душевная уже в стороне стала быть, и того ради многое множество христиан православных умирает без покаяния и без причащения тела христова. Сельские бо презвитеры самые люди простые, взростет он в деревне, деревенский дела и смышляет.

А что бог сыщет всякия погибшия души на них, ничего того не смышляют, и коль у бога душа человеческа велика, ничего того не знают.

И аще сия моя изречения вознепщует кто, яко бы аз написал сие во осуждение и на поругание презвитерам, и о сем бог есть свидетель, что не ругания ради написах сия, но ради исправления. И сам я не без страха, что в такое дело великое вступих, обаче буди божия воля, он вся весть, чего ради дерзнух.

И аще великий наш монарх благоволит по господню повелению презвитеров от земледельныя роботы освободить, то надлежит указом его и. в. определити, чтобы как помещики, так и крестьяня их и дворцовых волостей и архииерейские и монастырские, где от приплоду своего хлебнаго, которой ему надлежит на пищу себе употребити, и от того хлеба отделяли бы десятую часть и отдавали презвитерам с причетники во время молочения з гумна своего. И во вся дни живота своего тако бы творили неизменно, дабы благословил их бог и всего бы у лих усугубил. И аще сие дело сперва повидится и тяжеловато, а егда обикнут, и божие благословение на них почнет к нивы у них будут габзовиты, то всю тягость забудут.

А что того десятиннаго хлеба отделено презвитерам с причетники и что того хлеба за росходом останотца, и тот хлеб употреблять нищим и странным на пропитание.

А ради нищих больных яко в городах, тако в селех и на погосте настроить больницы и богадельни, но приходу смотря, и питать их тем осталым хлебом или как о том изволение царское состоится.

А которыми землями владели я пахали попы с причетники, и те земли, мнитца мне, еже бы их отдати в наймы и теми деньгами строить церьковное строение и нищим больницы.

А кой хлеб надлежит продать помещику или крестьянину, из того хлеба отделяли бы такожде десятую часть великому государю на пошлину. Такожде и от скота, которой определен будет продать, то из тоя цены такожде отделить десятая часть в пошлину. А кою скотину употребит кто себе на пищу, то и с тое скотины отделить десятая ж доля в церьковь на пищу служителем церьковным и в богадельни. Такожде и в меду и в масло и в рыбе и в яйцах и во всяких прибытках, от всего, неизменно про себя употребляемом, отделять к церьквы десятая дол»:, а от продажного отделять великому государю в пошлину десятая ж часть.

И тако творя, уподобимся мы древним благочестивым законникам, ибо будем яко богу, тако и царю, от всякого приплоду давать десятину и тем подаянием презвитеры и с причетники без земледельства довольни всякою нищею будут. А от подаяния молебеннаго и иных потреб будут презвитеры с причетники своими домы своя ж одежды строить.

И ащс тако устроитца, то могут презвитеры и повседневно утренние и литургии служить и на всякую потребу всегда будут готовы. И тако творя, презвитери будут всесоверщендые слуги божий и за царя и за вся люди богомольцы.

А ныне вси сельскии попы, аще у кося церкви попа н два три, то мало церковныя службы у них бывает.

В Новгородском уезде, в Устрицком погосте, случилось мне быть, и у тоя церьквы три попа да дьякон, а на святую пасху только до два дни литургия была. А тутошные жители сказывали, что болыши де одной обедни да святой неделе прежде сего не бывало, то де тебя поопаслись, что две обедни были. И жил я ту неделю, дичим же отмешту от простых недель, ни обеден, ни вечерен, ни утренних не было.

А у коих церьквей по одному попу, то, чаю, и во весь год обеден десятка другова де отъслужит, понеже агце пашня ему не пахать, то голодну быть.

И ради земледельства поповскаго стоят божия церьквы яко пустые храмины без словословия божия, а православные христианы за их земледельством умирают дичим же отменно от скота.

И сельские презвитери нячим не отменены от простых мужиков, мужик за соху, и поп за соху, мужик за косу и поп за косу. И в празднуемый день, где было иття в церьковь да словословие божие, а дол с мужиками пойдет овина сушить, и где было обедия служить, а поп с причетники хлеб молотить. И в таковых суетах живуще, не токмо стадо христово пасти, но и себя не упасти.

А аще по вышеназначенному о них устроит бог, то во святых церьквах всегда служба будет и пещися будут о пастве словесных овец, а уже не о пашне. А отъслужа церьковную службу, книги бы читали и по домам детей своих духовных ходили и смотрили, как они живут, исправно ли в его приказании и не погрешил ли в чем. И тако на всякой месяц всякого своего сына посещал бы я подкрепля их, чтоб памятовали то, чему его на исповеди учил и что ему приказал, незабытно бы исправлял. И в тех посещениях отнюд бы ничему не касался и вина бы не пили, потому что он ради надзирания духовныя паствы ходит, а не ради потребы, и чтобы те презвитеры уподобились святым апостолом, туне бы их посещали я на спасение наставляли.

А кому даст бог смысл: в книжном писании, то между дел книги бы певчие писали, охочим людям продавали. А егда с потребою куда назовут, то, всякое новое дело бросив, шол бы с поспешением, дабы исправить та нужда, понюже требуют его. И тако творя, вси бы и сельские попы были пастырьми совершенными и в крестьянском жития свет бы возсиял.

А нынешная паства вельми неисправна и сего вельми опасна есть, чтобы бог не взыскал на главных пастырех, понеже кия презвитери и во градех живут, и тии не весьма знают, в чем грех или в чем спасение. И того ради прихожан своих к покаянию не принуждают и, как кому жить спасительно, не наставляют и от того многия людети в неведении своем погибают.

Я, истинно, таковых стариков много и при Москве видел, что лет по штидесят и болъши жития своего имеют, а у отцов духовных на исповеди не бывали, не ради раскольничества, но рада непонуждения презвитерскаго. Тако у них обычай был, что, не состаревся, деревенские мужики на исповедь не хаживали, и тако инии, не дожив до старости, и умирали. А сие чинилось ни от чего иного, токмо от нерадения презвитерскаго, и о таковом нашем неисправном житии и помыслить ужасно. А вся сия царским изволением и синодским радением исправится могут.

А не радить о таком великом и страшном деле вельми яко царю, тако и архииереем опасно есть, ибо чрез уста святаго пророка Иезекииля (Иезекииля, глава 17, стих) тако дух святи возгреме, еже хощет бог всех погибших душ человеческих взыскати от руки господствующих ими.

И сего ради ужасно такова грома, от бога изошедшаго, и яко духовным властям, такс и мирским надлежит великое попечение приложит, дабы та неисправность исправит, и от того бы избыти, еже бы не взыскал бог погибающих душ на правителях господствующих ими.

И мое мнение тако мысли моея касается, яко вся наша погибель и спасение залежит во презвитерех. Аще они будут несмыслени, то и люди паствы сто несмыслени будут, а аще презвитери будут благоразумны и свята, то и люди паствы его вси будут вразумительны и к святости блиски. Их бо наставлением всякаго благоразумия могут наполнитися и в христианстве прямо и твердо стояти и души свои от вечныя погябели соблюдати, и за твердым их наставлением вси благодатною божиею приближатся к царству небесному.

И егда презвитери во учении своем исправятся и всякаго благонравия навыкнут, и тогда и одежда им прежняя своя гнюсная и многошвишая годствует изменити. И не токмо градские, но и сельские попы и дьяконы не токмо гнюсные в раздражение носили, но и серьмяжных бы серых и белых сукон некрашеных отнюд бы не носили, но носили бы рясы широкорукавые и длинные. Буде кому сукна немецкаго купить не в мочь, то делали бы из яренку, а буде и того не в мочь, то бы и серьмяжные сукна белые красили в вишневую или в лазориную краску.

А и непотребном одеянии презвитерам и диаконам отнюд ходить не подобает, понеже они слуги суть бозкии и предстоят у престола божия, жертвы приносите за царя и за вся Христианы.

И за их близость к богу сам господъ, бог еще и в ветхо законной церькви не токмо священникам, но и служителем церьковным повелел в чистых одеждах служити.

Колъми же паче подобает в новой благодати священному чину чистоту во всем имети яко в теле, тако и в души, подобие и во одежде и во всяком своем и житейском исправлении, чтобы они яко житием своим, тако и одеждою быти от простолюдинов отменным не одною верхнею одеждою, но и нижнею и всем своим убором: шапка бы была з бобром или с лисицею круглая, сапоги бы были ниские, переды круглые, а лаптей бы отнюд ни в каковых местех не носили. И з запрещением отсещи сие, еже бы отнюд к престолу божию в лаптях не приступали, сии бо не токмо чин свой, но и божией чести уятие творят. Ради бо чести божия повелено презвитерам у престола божия служить в украшенных ризах и по тому уставу оной   презвитер во время служения своего возложит на ся одежду златотканную, а на ногах лапти растоптанные и во всяком кале обваленные, а и кафтан нижней весь гнусен. И такое презвитерское убрание зря, кто не удивится, что злато мешают з блатом. И царево дело подлежит вести честно, а божие и наипаче.

И презвитеру подобает быть всегда трезву и слово ко всякому человеку иметь умилительное, взор кроткой, етупание ног тихое. И к людей, кии им словеса не полезны, отнюд бы тыих не говорили, но что на пользу, то б токмо и говорили. И тако творя, подобии будут апостолом христовым, и за такое их житие вси люди будут их почитать и, что уложено будет им па пропитание давать, то с радостию будут им давать.

И о сем како его и. в. соизволит, тако ли, яко я мнениеевое изъявих, или кто ин иначе примыслить, тако и да будет. Аминь.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Похожие:

Книга о скудости и богатстве iconЮрий Андреев Исцеление человека «Исцеление человека»: Диамант; спб; 1996 isbn 5 88155 090 0
Международной ассоциации биоэнергетов – исходит из представления о многомерном мире человеческого здоровья и, следовательно, о богатстве...
Книга о скудости и богатстве iconУниверсальные лексические категории
Свидетельствуют о богатстве языка, служат для более точного выражения мыслей и чувств
Книга о скудости и богатстве iconСперджен Предисловие "Слово Божье наша первая и последняя инстанция"
Ч. Г. Сперджена Подводя итог пройденному пути, он сделал следующий вывод: "После сорокалетней проповеди Евангелия и более 36-летнего...
Книга о скудости и богатстве iconАдам Джексон Десять секретов богатства Современная притча о мудрости...
Не менее бесценной она будет для тех, кто на новой волне социальных потрясений сделал состояние и уже успел разориться. Не горюйте....
Книга о скудости и богатстве iconНашей сегодняшней лекции проблема восприятия в детской психологии....
Поэтому если говорить сейчас о фактическом конкретном содержании, о богатстве экспериментального материала, то можно сказать, что...
Книга о скудости и богатстве iconПол Экман Уоллес Фризен Узнай лжеца по выражению лица «Узнай лжеца...
Перед вами новая книга Пола Экмана, которую вполне можно назвать вторым томом нашумевшего бестселлера «Психология лжи». Это книга-продолжение,...
Книга о скудости и богатстве iconКнига Духов «Книга Духов»
И если да, то какова она и что тогда такое смерть? Для чего вообще мы здесь? Ответ на эти и подобные вопросы можно отыскать в «Книге...
Книга о скудости и богатстве iconУ вас в руках книга-размышление, книга-предостережение. Книга, которая...
У вас в руках книга-размышление, книга-предостережение. Книга, которая заставляет задуматься. Книга, поднимающая одну из самых серьезных...
Книга о скудости и богатстве iconКнига вторая Книга о счастье и несчастьях 2 «Николай Амосов. Книга...
«Николай Амосов. Книга о счастье и несчастьях. Книга вторая»: Молодая гвардия; Москва; 1990
Книга о скудости и богатстве iconКнига Иова. Е. А. Авдеенко Стенограммарадиопередач. «Книга Иова»
Книга Иова 41 (Современные переводы Книги Иова. Аверинцев, Рижский, Десницкий.). 270
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница