Энн Райс Кровь и золото


НазваниеЭнн Райс Кровь и золото
страница34/34
Дата публикации16.04.2013
Размер6.32 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34

СЛУШАТЕЛЬ



ГЛАВА 36



Мариус стоял у стеклянного окна, глядя, как падает снег. Торн сидел у угасающего огня и только смотрел на Мариуса.

– Итак, ты соткал для меня длинную красивую историю, – сказал Торн, – а я удивительным образом ощущаю себя частью твоего рассказа.

– Правда? – тихо спросил Мариус. – А я ощущаю, что совершенно запутался в сетях ненависти к Сантино.

– Но к тебе вернулась Пандора, – сказал Торн. – Вы снова оказались вместе. Почему ее с тобой нет? Что случилось?

– Да, я воссоединился с Пандорой и Амадео, – сказал Мариус. – В те ночи мы помирились друг с другом. Мы часто встречаемся. Но я как раненая птица. Я первым оставил их. Я мог бы пойти к Лестату и его спутникам. Но не пошел. В душе моей никак не заживают раны, оставленные утратами любимых. Не знаю, от чего мне больнее – от потери моей богини или от ненависти к Сантино. Она ушла туда, куда мне не попасть. Но Сантино все еще жив.

– Почему бы тебе не разделаться с ним? – спросил Торн. – Я помогу тебе его найти.

– Я в состоянии его найти, – возразил Мариус– Но без ее разрешения я не смогу его убить.

– Маарет? – удивился Торн. – Но почему? Потому что она и ее немая сестра стали старейшими среди нас, а нам необходим руководитель. Мекаре не может говорить, а если бы и могла, не уверен, что у нее хватит интеллекта Остается Маарет. Даже если она мне откажет или не захочет нас рассудить, я обязан просить ее рассмотреть мой вопрос.

– Ясно, – ответил Торн. – В мои времена мы собирались вместе, чтобы улаживать такие дела, и людям разрешалось отплатить обидчику.

Мариус кивнул.

– Наверное, мне нужно потребовать смерти Сантино, – прошептал он. – Я помирился с остальными, но его я бы наказал безжалостно.

– И судя по тому, что ты рассказал, – вставил Торн, – у тебя есть веские основания.

– Я взывал к Маарет, – сказал Мариус. – Я дал ей знать, что ты здесь и ищешь ее. Я дал ей знать, что мне нужно задать вопрос о Сантино. Я изнываю в ожидании ее мудрого слова. Наверное, я хочу, чтобы она с сочувствием обратила ко мне усталые смертные глаза. Я не могу забыть, как она блестяще противостояла царице. Я помню ее силу и, может быть, хочу ею воспользоваться… Возможно, она уже подыскала для себя глаза вампира и больше не страдает от слабости глаз человеческих жертв.

Торн долго размышлял, а потом поднялся с дивана, подошел к окну и встал рядом с Мариусом.

– Ты слышишь ее ответ? – спросил он, не в состоянии скрыть эмоции. – Я хочу пойти к ней. Я должен пойти!

– Разве ты ничему у меня не научился? – спросил Мариус, обернувшись к Торну. – Неужели я не научил тебя вспоминать этих нежных сложных созданий с любовью? Видимо, нет. Я-то думал, что из моей истории можно вынести этот урок.

– О да, научился, – сказал Торн, – я люблю ее, люблю, ведь она, как ты деликатно выразился, нежная и сложная. Но, как видишь, я воин, я никогда не годился для вечности. Ненависть, что ты питаешь к Сантино, сродни страсти, что я питаю к ней. А страсти приводят как к хорошему, так и к плохому. Что поделаешь? Мариус покачал головой.

– Если она пригласит нас к себе, – сказал он, – я только тебя потеряю. Повторяю, ты никоим образом не в силах навредить ей.

– Наверное, наверное, не в силах, – согласился Торн. – Но в любом случае мне необходимо с ней увидеться. Она знает, зачем я пришел, так пусть изъявит свою волю.

– Идем же, – позвал Мариус, – нам пора отдохнуть. Утренний воздух доносит странные голоса А мне отчаянно нужно выспаться.

Проснувшись, Торн обнаружил, что лежит в деревянном гробу с гладкими стенками.

Не ощущая страха, он легко поднял крышку и откинул ее на сторону, чтобы осмотреть комнату.

Он находился в своеобразной пещере, а снаружи раздавался громкий хор тропического леса.

Ему в нос ударили все ароматы зеленых джунглей. Смесь запахов показалась ему необычной, но восхитительной, и он понял, что происходящее могло означать только одно: Маарет привела его в свое укрытие.

Он как мог грациозно выбрался из гроба и ступил в комнату, где повсюду расставлены были каменные скамьи. Три из четырех стен представляли собой густые заросли, покрывающие тонкую проволочную сетку, а через натянутую вместо потолка сеть лил освежающий легкий дождик.

Поглядев налево и направо, он увидел проходы в смежные, столь же открытые комнаты. Руководствуясь звуками и запахами, как делают все, кто пьет кровь, он повернул вправо и шел, пока не попал в огромную комнату, где в той же позе, в какой он увидел ее в самом начале долгой жизни, одетая в изящное длинное платье из фиолетовой шерсти, сидела прялкой и веретеном создательница, вырывая из своих локонов рыжие волоски и вплетая их в нить.

Он долго-долго стоял и просто смотрел на нее, глазам своим не веря.

А она сидела боком, но, зная, несомненно, о его присутствии, продолжала работать, не проронив ни слова.

Он заметил, что на другом конце комнаты на скамье сидит Мариус, а потом увидел, что рядом с ним сидит красивая женщина с осанкой королевы. Это наверняка Пандора – он узнал ее по коричневым волосам. А с другой стороны от Мариуса сидел юноша с каштановыми волосами, в котором он по описаниям угадал Амадео.

Но в комнате находился и еще один вампир – то, бесспорно, был черноволосый Сантино. Он сидел неподалеку от Маарет, а когда вошел Торн, он отпрянул и бросил взгляд на Маарет, а потом и вовсе в отчаянии пододвинулся к ней.

Трус, решил Торн, но промолчал.

Маарет медленно повернула голову, и Торн, все-таки попав в ее поле зрения, увидел ее глаза – человеческие глаза, по-прежнему печальные, с кровавыми прожилками.

– Что я могу дать тебе, Торн, – спросила она, – чтобы вернуть покой твоей душе?

Он покачал головой. Он знаком призвал ее к молчанию – жестом не вызова, но мольбы.

И в наступившей тишине поднялся Мариус, а вслед за ним, по обе стороны – Пандора и Амадео.

– Я долго и мучительно думал, – сказал Мариус, не сводя глаз с Сантино. – Я не могу уничтожить его, если ты запретишь. Я не стану нарушать мир подобными действиями. Я слишком сильно верю в то, что мы должны жить по правилам, иначе мы все погибнем.

– Значит, решено, – ответила Маарет, и от ее знакомого голоса по коже Торна побежали мурашки, – ибо я никогда не дам тебе права уничтожить Сантино. Да, он совершил ужасный поступок и нанес тебе рану – вчера ночью я слышала, как ты описывал Торну свои страдания. Мне грустно было слушать твой рассказ. Но теперь ты уже его не уничтожишь. Я запрещаю. А если ты пойдешь против меня, не останется никого, кто способен сдерживать остальных.

– Так тому и быть, – заключил Мариус Он бросил яростный взгляд на Сантино. – Должен быть кто-то, способный сдерживать остальных. Но я не могу смириться с тем, что он причинил мне столько зла и остался в живых.

К изумлению Торна, на юном лице Амадео отражалось только замешательство.

А Пандора казалась печальной и обеспокоенной, словно боялась, что Мариус не сдержит слова.

Но Торн знал, что сдержит.

И пока он оценивал черноволосого вампира, Сантино поднялся со скамьи, попятился и в ужасе показал на Торна пальцем. Но Торн оказался быстрее.

Он направил всю свою силу против Сантино, который только и мог, упав на колени, выкрикивать снова и снова «Торн!», пока не взорвалось его тело, пока из каждой клетки не хлынула кровь, а потом из его груди и головы вырвалось пламя, он рухнул, извиваясь, на каменный пол, и огонь поглотил его.

Создательница испустила ужасный вопль скорби, и в комнате появилась ее сестра, осматривая голубыми глазами комнату в поисках виновника страданий Маарет.

Та вскочила на ноги. Она взглянула на образовавшуюся перед ней горстку пепла и слякоти.

Торн поглядел на Мариуса. Он заметил, что на губах Мариуса играет еле уловимая горькая усмешка. Мариус поднял глаза и кивнул.

– Не благодари, – сказал Торн.

Он окинул взглядом рыдающую Маарет и сестру, крепко сжимающую ее в объятиях, молча моля объясниться.

Вергельд, создательница, – сказал Торн. – Как было принято в мои времена, я потребовал вергельд – расплату за то, что ты лишила меня жизни, превратив в того, кто пьет кровь. Взамен я лишил крови Сантино – заметь, под твоей крышей.

Да, и совершил свое ужасное деяние против моей воли, вскричала Маарет. – Тебе даже Мариус, твой личный Друг, говорил, что здесь властвую я!

– Если хочешь властвовать, властвуй сама, – ответил Торн, – и не оглядывайся на Мариуса, чтобы он объяснял тебе, как это делать. Погляди-ка на свои драгоценные веретено и прялку. Как ты собралась защищать Священную Сущность, если у тебя нет сил справиться с теми, кто тебе противостоит?

Она не нашла ответа, но он увидел, что Мариус рассердился, а Мекаре угрожающе поглядывает на него.

Он подошел к Маарет, внимательно вглядываясь в ее гладкое лицо, в котором не осталось ничего человеческого, и ему показалось, что налитые кровью смертные глаза вставлены в скульптурное изображение.

– Если бы у меня был нож, – сказал он, – если бы у меня был меч, если бы у меня было оружие, чтобы покарать тебя!

У него оставалось единственное средство, и он воспользовался им. Он схватил ее обеими руками за горло и попытался повалить на пол.

Такое впечатление, что он вцепился в мраморную колонну.

Она издала отчаянный крик. Он не понимал слов, но когда сестра мягко потянула его назад, он понял, что Маарет предупреждала, чтобы Мекаре пощадила его. Он все протягивал вперед руки и старался освободиться, но тщетно.

Сестры оказались непобедимы, порознь или вместе, безразлично.

– Прекрати же, Торн, – крикнул Мариус. – Довольно. Она знает, что у тебя на сердце. Глупо просить о большем.

Маарет упала на скамью и проливала слезы, сидя рядом с сестрой. Мекаре не сводила с Торна настороженных глаз.

Торн видел, что все они боятся Мекаре, но ему не было страшно, а вспоминая о Сантино, глядя на оставшееся на камнях черное пятно, он испытывал глубокое, радостное удовольствие.

Он быстрым движением приблизился к немой сестре и поспешно зашептал на ухо слова, предназначавшиеся для нее одной.

Он точно не знал, разгадает ли она смысл сказанного, но через секунду понял, что все в порядке. На глазах удивленной Маарет Мекаре бросила его на колени. Она схватила его лицо и развернула к себе. И он почувствовал, как чужие пальцы впились в глазницы, и он лишился глаз.

– Да, да, благословенная тьма, – сказал он, – и цепи, непременно цепи. Иначе прикончи меня.

В мыслях Мариуса он увидел самого себя, увидел, как он беспорядочно, вслепую хватает воздух руками. Он увидел Маарет, увидел, как Мекаре вставляет глаза в ее глазницы. Он увидел двух высоких изящных женщин, чьи руки переплелись в безмолвном споре, – сопротивление одной угасало, а другая настаивала на том, чтобы довести начатое до конца.

Потом, почувствовал он, его обступили остальные. Он ощущал прикосновение их одежды, ткани, гладких рук.

А где-то вдалеке плакала Маарет.

Его тело заковывали в цепи. Он чувствовал, как прочные звенья касаются кожи, и знал, что их не порвать. Он молчал, пока его волокли прочь.

Из пустых глазниц хлестала кровь. И в точности как он мечтал, его разместили в спокойном пустом месте. Только ее не было рядом. Она была далеко. Он слышал, как поют джунгли. И затосковал по зимнему холоду – здесь оказалось слишком жарко, слишком пахло цветами.

Но он привыкнет к жаре. Он привыкнет к терпким ароматам.

– Маарет, – прошептал он.

Он снова увидел то, что видели те, кто находился в другой комнате. Они переглядывались, обсуждали приглушенными голосами его участь, но никто ничего не понимал до конца. Он слышал, что Мариус умоляет простить его, а Маарет, которую он живо видел чужими глазами, стояла прекрасная, как в ночь его создания.

Внезапно она исчезла. А они продолжали разговор без нее.

Он почувствовал щекой ее ладонь. Он узнал ее руку. Узнал мягкую шерстяную ткань. Узнал поцеловавшие его губы. У тебя теперь мои глаза, – сказал он. О да, – ответила она. – Мне все прекрасно видно.

– А цепи сотканы из твоих волос?

– Да, – отвечала она– От волоса к нити, от нити к веревке, от веревки к цепи.

– Моя пряха, – улыбнулся он. – А пока ты будешь прясть, – спросил он, – можно, я буду рядом?

– Да, – ответила она. – В любое время.

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке RoyalLib.ru

Написать рецензию к книге

Все книги автора

Эта же книга в других форматах

1


2

1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   34

Похожие:

Энн Райс Кровь и золото iconЭнн Райс Пандора Мистика Энн Райс Пандора Посвящается Стэну, Кристоферу и Мишель Райс
Ирландцам Нового Орлеана, которые в 1850-х годах построили на Констанс-стрит великолепную церковь Святого Альфонса и таким образом...
Энн Райс Кровь и золото iconЭнн Райс Меррик Энн Райс Меррик Стэну Райсу, Кристоферу Райсу и Нэнси Райс Даймонд
Надеюсь, кто-то еще помнит, что я был когда-то Верховным главой Таламаски, ордена ученых и детективов-экстрасенсов, девиз которого:...
Энн Райс Кровь и золото iconЭнн Райс Гимн крови Вампирские хроники 10 Энн Райс Гимн крови Глава 1
Я хочу быть святым. Я хочу спасти миллионы душ. Я хочу творить добро повсюду. Я хочу сразиться со злом!
Энн Райс Кровь и золото iconЖуравли стонали, пролетая
Золото кожаных сутенеров, золото еврейских ростовщиков, золото инков, золото нацистов
Энн Райс Кровь и золото iconЭнн Райс (Anne Rice, род. 4 октября 1941) американская писательница,...
Энн Райс (Anne Rice, род. 4 октября 1941) — американская писательница, актриса, сценарист, продюсер
Энн Райс Кровь и золото iconЭнн Райс Витторио-вампир Новые вампирские хроники
Посвящается Стэну, Кристоферу, Майклу и Говарду; Розарио и Патрисии; Памеле и Элейн; и Никколо
Энн Райс Кровь и золото iconЭнн Райс Мемнох-дьявол Вампирские хроники
Лестат приветствует вас. Если вы меня знаете, можете пропустить следующие несколько фраз. А тем, с кем мне еще не доводилось встречаться,...
Энн Райс Кровь и золото iconЭнн Райс Интервью с вампиром
Он стоял у окна, освещенный тусклым уличным светом. Глаза его собеседника, молодого человека, наконец привыкли к полутьме, и он смог...
Энн Райс Кровь и золото iconЭнн Райс История похитителя тел Вампирские хроники История похитителя тел пролог
Моим родителям, Говарду и Кэтрин О'Брайен. Ваша смелость и ваши мечты останутся со мной навсегда
Энн Райс Кровь и золото iconЭнн Райс Вампир Лестат Вампирские хроники
Я – вампир Лестат. Я бессмертен. В определенной степени, конечно. Солнечный свет или сильный жар от огня вполне способны меня уничтожить....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница