Агата Кристи Занавес


НазваниеАгата Кристи Занавес
страница3/25
Дата публикации18.04.2013
Размер2.15 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


Я читал внимательно, со все растущим замешательством. Наконец, я положил листочки на место и вопросительно взглянул на Пуаро.

— Ну что?

— Я помню дело Брэдли, — медленно произнёс я. — Я читал о нём. Миссис Брэдли была очень приятной женщиной.

Пуаро утвердительно кивнул головой.

— Но я всё равно не понимаю. Объясните. Что всё это значит?

— Вначале ответьте мне, что бросается вам в глаза? Я был сильно озадачен.

— Вы мне дали описание пяти различных убийств, которые произошли в различных местах и в различных кругах общества. Более того, они даже поверхностно не похожи друг на друга. В одном случае — ревность, в другом — попытка несчастной жены избавиться от мужа, в третьем — деньги, в четвёртом — бессмысленное преступление, поскольку убийца даже не пытался избежать наказания, в пятом — простая жестокость, возможно совершённая в состоянии опьянения.

Я замолчал и с сомнением добавил:

— Может быть, между ними есть что-то общее, чего я не заметил?

— Нет, нет, вы точно суммировали все факты. Единственное, что вы могли заметить, но не заметили — это то обстоятельство, что ни в одном из этих дел не возникло никакого сомнения.

— Не понимаю.

— Миссис Этерингтон, например, была оправдана, но, тем не менее, все были совершенно уверены, что именно она отравила своего мужа. Фрэду Клей никто открыто не осудил, но никто и не подумал о том, что в преступлении мог быть виновен кто-то другой. Риггс заявил, что не помнит, как убил жену и её любовника. Маргарэт Литчфилд признала свою вину, при этом даже не возник вопрос: а не мог ли сделать это кто-то другой? В каждом случае у нас только один подозреваемый и никого другого.

— Да, это верно, — поморщился я, — но не понимаю, какие выводы вы делаете из всего этого?

— Видите ли, я хочу показать вам, что в каждом упомянутом случае есть какой-то общий для всех них элемент.

— Что вы имеете в виду?

— Я пытаюсь, Гастингс, — медленно произнёс Пуаро, — быть очень внимательным ко всему. Давайте изложим все это следующим образом. Допустим, что есть некоторая определённая личность — некий мистер Икс. Ни в одном из этих случаев у него не было очевидного мотива для того, чтобы разделаться с жертвой. В одном случае, как мне удалось установить, Икс был в двухстах милях от места, где было совершено преступление. Тем не менее, я утверждаю: Икс был в близких отношениях с миссис Этерингтон, в течение некоторого времени жил в той же деревне, что и Риггс, и был знаком с миссис Брэдли. У меня есть фотография Икса и Фрэды Клей, шагающих вместе по улице, и, наконец, когда был убит старый Мэтью Литчфилд, Икс был рядом с домом. Что вы скажете на это?

Я уставился на него и медленно промолвил:

— Это даже чересчур много. Совпадение может быть в двух, даже в трёх случаях, но в пяти — это слишком много. Должна существовать, как бы это не казалось странным и невероятным, какая-то связь между этими отдельными убийствами.

— Значит, вам в голову приходят, те же мысли, что и мне?

— Что Икс — убийца? Да.

— В таком случае, Гастингс, вы вероятно пожелали бы вместе со мной предпринять какие-нибудь шаги, ведь Икс находится в этом доме.

— Здесь? В Стайлзе?

— Да, в Стайлзе. Логически, какой можно сделать из этого вывод?

Я знал, что за этим последует, но сказал:

— Продолжайте. Говорите!

И Эркюль Пуаро мрачно добавил:

— Вскоре здесь произойдёт убийство.

Глава 3

Я с тревогой посмотрел на Пуаро и затем произнёс:

— Нет, не произойдёт. Вы предотвратите его. Пуаро с нежностью взглянул на меня.

— Мой преданный друг, вы знаете, как я ценю вашу веру в меня, но tout de meme

Я не уверен, что это оправдано в данном случае.

— Чепуха. Вы, конечно, не допустите убийства.

— Подумайте немного, Гастингс, — мрачно заметил Пуаро. — Можно схватить убийцу, но как можно предотвратить убийство?

— Ну, вы… вы… я думаю… если вы заранее…

Я в нерешительности остановился, потому что вдруг понял все трудности.

— Понимаете? — спросил Пуаро. — Это не так-то просто. Есть, в сущности, только три способа. Первый — предупредить жертву, заставить её быть настороже, но это не всегда даёт результат, потому что очень трудно убедить некоторых людей в том, что им грозит смертельная опасность, в особенности, когда это исходит от кого-то из близких. Они возмущаются и отказываются верить. Второй — предупредить убийцу, иначе говоря, слегка намекнуть: «Я знаю о ваших намерениях», «Если вы сделаете так и так, мой друг, вас ждёт виселица». Это намного результативнее, но и здесь можно промахнуться, так как убийца, мой друг, самое самоуверенное создание в мире. Он всегда умнее другого человека, никто даже не подозревает его или её — полиция полностью поставлена в тупик и т, д., поэтому убийца (он или она) обычно решительно идёт к своей цели. И единственное, что можно сделать — отправить его впоследствии на виселицу.

Он замолчал, а затем задумчиво добавил:

— Дважды за свою жизнь я предупреждал убийцу, и в каждом случае преступник всё равно шёл на убийство… Так может произойти и сейчас.

— Вы сказали, что есть третий способ, — напомнил я ему.

— О да, но для этого необходима необычайная изобретательность. Нужно точно знать, как и когда будет нанесён удар и какой необходимо сделать шаг в определённый момент. Следует схватить убийцу, если не на месте преступления, т, е, с поличным, то виновным, вне всякого сомнения, в определённых намерениях. А это, мой друг, — продолжал Пуаро, — дело, уверяю вас, очень трудное и деликатное, и я не могу ни на минуту гарантировать успеха. Я, возможно, высокого мнения о себе, но не до такой степени.

— Каким же методом вы думаете здесь воспользоваться?

— Возможно, всеми тремя. Первый — самый трудный.

— Почему? Мне показалось, наоборот.

— Да, если знаешь предполагаемую жертву. Но неужели вы не понимаете, Гастингс, что мне не известно, кто жертва.

— Что? — воскликнул я, даже не подумав, но затем трудности положения стали сами собой раскрываться передо мной. Должно быть, между серией этих преступлений была какая-то связующая нить, но какая — нам не было известно. Отсутствовал сам мотив преступления, а не зная его, нельзя было сказать, кто находится под угрозой.

Пуаро кивнул головой, так как, вероятно, по моему лицу увидел, что я понял всю сложность ситуации.

— Как видите, это не так-то просто.

— Да, — сказал я, — вижу. Вы так и не смогли найти связи между этими случаями?

— Нет, — Пуаро отрицательно покачал головой.

Я вновь задумался. Обычно, при расследовании преступлений, мы имели дело с более примитивными мотивами, но здесь было нечто более сложное.

— Послушайте, — спросил я, — может быть, причина — деньги, как это было, например, в деле Эвелин Карлисл?

— Нет. Можете быть в этом совершенно уверены, мой дорогой Гастингс. Именно об этом я подумал прежде всего.

Да, действительно, Пуаро всегда был щепетилен относительно денег.

Я вновь погрузился в размышления. Может быть, чья-нибудь месть? Это больше соответствовало фактам, но даже в этом случае, казалось, отсутствовала какая — либо связь. Я вспомнил рассказ, в котором описывалась целая серия якобы бессмысленных убийств, а смысл заключался в том, что жертвами были присяжные заседатели. Убийства же совершались человеком, которого они раньше осудили. Мне пришло в голову, что нечто подобное может быть и в данном случае. Стыдно сейчас признаться, но я утаил эту мысль от Пуаро. Уж очень мне хотелось прийти к своему другу с фактами, подтверждающими её.

Вместо этого я спросил его:

— Ну, а теперь скажите мне, Пуаро, кто он — этот Икс?

Несмотря на мои настойчивые требования, Пуаро решительно отказался назвать его имя.

— Нет, мой друг, этого я не сделаю.

— Ерунда. Почему бы и нет?

Глаза Пуаро заблестели.

— Потому, mon ami, что вы всё тот же прежний Гастингс. У вас, как и раньше, все написано на лице. Видите ли, мне не хочется, чтобы вы с открытым ртом уставились на Икса, а на лице вашем было бы написано: «Вот я смотрю на убийцу».

— Можете быть уверены, в случае необходимости я смогу притвориться.

— Притвориться ещё хуже. Нет, нет, mon ami, и вы и я, мы оба должны быть в тени. Когда же придёт время нанести удар, мы это сделаем.

— Ну и упрямы же вы, — заметил я. — У меня огромное желание…

Я не закончил, так как раздался стук в дверь. Пуаро крикнул «Войдите!». Вошла моя дочь Джудит.

Мне бы очень хотелось в нескольких словах описать Джудит, но я всегда был слаб по части описания внешности.

Джудит — высокая девушка с гордо поднятой головой, прямыми тёмными бровями и прекрасными, несколько строгими чертами лица. Это задумчивая, слегка насмешливая натура, над которой, по-моему, всегда висела некая тень трагедии.

Джудит не подошла ко мне и не поцеловала меня: это не в её духе. Она только улыбнулась и произнесла: «Привет, отец».

Улыбка её была робкой и несколько смущённой, но, несмотря на её сдержанность, я понял, что она рада видеть меня.

— Ну вот, я и приехал, — сказал я, чувствуя себя необычайно глупо (это часто бывало со мной в беседах с представителями младшего поколения).

— И правильно сделал, дорогой, — заметила Джудит.

— Я ему уже рассказал о здешней кухне, — вставил Пуаро.

— А разве она плоха? — спросила Джудит.

— Не спрашивайте, дочка. Или вы ни о чём не думаете, кроме пробирок и микроскопов? У вас на среднем пальце голубое метиловое пятно. Плохо будет вашему мужу, если вы не будете беспокоиться о его желудке.

— У меня пока ещё нет мужа.

— Конечно, но будет, или для чего создал вас bon Dieu[13]?

— Думаю, для многих дел, — ответила Джудит.

— Ну, во-первых, для le manage[14].

— Хорошо, — смеясь, сказала Джудит, — вы найдёте мне хорошего мужа, а я буду очень внимательно следить за его питанием.

— Она ещё смеётся надо мной! — пробурчал Пуаро. — Ну, ничего, когда-нибудь она поймёт, как мудры старики!

Снова раздался стук в дверь. Вошёл доктор Фрэнклин. Это был высокий, несколько угловатый молодой человек лет тридцати пяти с решительными чертами лица, рыжеватыми волосами и ярко — голубыми глазами. Это был самый нескладный мужчина, которого мне когда — либо приходилось видеть. Он всё делал с каким-то отсутствующим выражением лица.

Он задел экран у стула Пуаро и, полуобернувшись в сторону экрана, автоматически прошептал: «Прошу прощения».

Мне очень хотелось рассмеяться, но Джудит была по-прежнему серьёзной. Мне кажется, она привыкла к подобным вещам.

— Мой отец, — сказала она. — Помните, я вам о нём говорила?

Доктор Фрэнклин вздрогнул, сильно смутился, прищурилcя и уставился на меня, затем протянул руку и застенчиво произнёс:

— Конечно, конечно. Как поживаете? Я слышал о вашем приезде.

Фрэнклин повернулся к Джудит.

— Будем делать перерыв? Если нет, можно пойти поработать немного после обеда. Если мы ещё сделаем несколько таких срезов…

— Нет, нет, — ответила Джудит. — Я хочу поговорить с отцом.

— Да, да. Конечно.

Он вдруг неожиданно улыбнулся какой-то извиняющейся мальчишеской улыбкой.

— Жаль. Я так увлёкся этим делом. Это, конечно, непростительно с моей стороны, так как делает меня таким эгоистом. Пожалуйста, простите меня.

Часы пробили час дня. Фрэнклин быстро на них взглянул.

— О, боже! Неужели так поздно! У меня будут неприятности, ведь я обещал Барбаре почитать перед обедом.

Он улыбнулся нам и быстро вышел, хлопнув дверью.

— Как здоровье миссис Фрэнклин? — спросил я.

— Такое же или почти такое же, как всегда, — ответила Джудит.

— Плохо быть такой больной!

— Это бесит врачей, они любят здоровых.

— Как несносна современная молодежь! — воскликнул я.

— Я просто, — холодно ответила Джудит, — констатировала факт.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

Агата Кристи Занавес iconАгата Кристи Печальный кипарис Эркюль Пуаро 24 Агата Кристи печальный кипарис пролог
«Элинор Кэтрин Карлайл, вы обвиняетесь в убийстве Мэри Джеррард 27 июля сего года. Признаете ли вы себя виновной?»
Агата Кристи Занавес iconАгата Кристи Убийства по алфавиту
Роман является общепризнанным шедевром не только из числа романов Агаты Кристи, но и всех детективов "Золотого века"
Агата Кристи Занавес iconАгата Кристи Убийство Роджера Экройда
Эркюле Пуаро, но среди всех ее произведений, книга с совершенно неожиданной концовкой — финал настолько удивил и скандализировал...
Агата Кристи Занавес iconСодержание Агата Кристи Опиум для никого Cm я крашу губы гуталином, b g я обожаю чёрный цвет B

Агата Кристи Занавес iconGenre det classic Author Info Агата Георгиевна Кристи Убийство в...

Агата Кристи Занавес iconАгата Кристи Рождество Эркюля Пуаро
Истина для гениального сыщика превыше всего. Стремясь к ней, он распутывает историю с лже сыном убитого богача
Агата Кристи Занавес iconGenre det classic Author Info Агата Т. Кристи Фокус с зеркалами Мисс...

Агата Кристи Занавес iconАгата Кристи Смерть в облаках
Внимательный читатель, бузусловно, может посоревноваться с детктивом Эркюлем Пуаро, и определить преступника(ов) в этом прекрасном...
Агата Кристи Занавес iconАгата Кристи Одним пальцем
В маленькой идиллической английской деревушке вот уже сто лет не случалось ничего. Но внезапно мирную скуку провинциального существования...
Агата Кристи Занавес iconКласса «люкс» частной компании
Популярностью пользовался маршрут Лондон-Венеция, Париж-Вена и даже Москва-Пекин. В разное время в «Восточном экспрессе» путешествовали Франц-Иосиф, Елизавета...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница