Агата Кристи Занавес


НазваниеАгата Кристи Занавес
страница6/25
Дата публикации18.04.2013
Размер2.15 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


Возьмём, хотя бы, дело рабочего Риггса. Деревня, где произошла трагедия, находится неподалёку от дома дядюшки Бойда Каррингтона. Поблизости же живут знакомые миссис Фрэнклин. Гостиницу в деревне часто посещают туристы, там же останавливались некоторые друзья семьи миссис Фрэнклин. Там бывал и мистер Фрэнклин, там, возможно, могли бывать Нортон и мисс Коул.

— Нет, нет, мой друг. Прошу вас, не нужно делать неуклюжих попыток выяснить то, что я пытаюсь от вас скрыть.

— Это так глупо, как будто я собираюсь рассказать об этом всему свету. Послушайте, Пуаро, мне надоели ваши шутки относительно моего лица, на котором якобы всё написано. Это не смешно.

— А вы уверены, — спокойно ответил Пуаро, — что это единственная причина. Разве вы не понимаете, мой друг, что такая осведомленность опасна? Разве вы не видите, что меня беспокоит ваша безопасность?

Я открыл рот от удивления. До этой самой минуты я даже не думал об этой стороне дела. Но всё действительно было так. Если умный и находчивый убийца, совершивший пять преступлений и полагающий, что его никто ни в чём не подозревает, — вдруг узнаёт, что кто-то идёт по его следу, то этому человеку, безусловно, грозит опасность.

— Но тогда и вы, Пуаро, — резко сказал я, — тоже в опасности?

Пуаро, несмотря на своё болезненное состояние, сделал в высшей степени пренебрежительный жест.

— Я привык к этому и смогу защитить себя. Кроме того, разве у меня здесь нет преданного друга, охраняющего меня? Моего верного Гастингса?

Глава 6

Пуаро привык рано ложиться спать, поэтому я, покинул его и спустился вниз, по дороге перекинувшись парой слов с его слугой Кёртиссом, оказавшимся весьма флегматичным и тяжелым на подъём человеком, но, по-видимому, заслуживающим доверия. Он служил у Пуаро с тех пор, как тот вернулся из Египта. «Здоровье хозяина, — сказал мне Кёртисс, — в целом неплохое, но временами у него бывают серьёзные сердечные приступы, и он очень сильно ослабел за последние несколько месяцев». Сердце моего друга постепенно сдавало. И всё-таки он прожил интересную жизнь!

И, тем не менее, я с горечью думал о том, как он храбро боролся за каждую минуту жизни. И даже сейчас, будучи изувеченным и прикованным к постели, он по-прежнему занимался делом, в котором был таким непревзойденным специалистом.

С печалью в сердце я спустился вниз. Едва ли мог представить я свою жизнь без Пуаро!

В гостиной только что закончился роббер[17]. Мне предложили принять участие в игре, и я с радостью согласился, полагая, что это отвлечет меня. За столиком сидели Нортон, полковник Латрелл и его жена.

— Ну, что вы скажете сейчас, мистер Нортон? — спросила миссис Латрелл. — Будем опять играть вместе? Наше сотрудничество оказалось успешным.

Нортон приятно улыбнулся, но пробормотал:

— Это уж как повезёт. Вдруг карты выпадут не на нас с вами[18]. Миссис Латрелл с некоторым неудовольствием, как мне показалось, кивнула головой.

Мы с Нортоном играли в паре против Латреллов. Я заметил, что миссис Латрелл явно недовольна этим. Она прикусила губу и на какое-то мгновенье совершенно исчезли её очарование и ирландский акцент.

Вскоре стало ясно почему. Я позднее неоднократно играл с полковником Латреллом. Он отнюдь не плохой игрок; я бы даже сказал, что — средник, но склонный к забывчивости. Именно из-за этого он временами делал очень серьезные ошибки. Но, играя со своей женой, он ошибался не переставая. Миссис Латрелл явно нервировала его, поэтому он играл втрое хуже, чем обычно. Сама же миссис Латрелл была довольно хорошим игроком, хотя и неприятным. Она хваталась за все возможные преимущества, игнорировала правила игры, если её противник не был с ними знаком, и ссылалась на них, как только они были ей выгодны. Она постоянно подсматривала в карты сидящих рядом. Короче говоря, она шла на всё ради победы.

И вскоре я понял, почему Пуаро назвал её характер едким. За карточным столом она потеряла самообладание и высмеивала каждую ошибку своего несчастного мужа. Нам с Нортоном было крайне неудобно, и я был рад, когда роббер закончился. Мы оба отказались от продолжения игры, сославшись на позднее время.

Выйдя из комнаты, Нортон довольно неосторожно стал изливать свои чувства.

— Всё это ужасно неприятно, Гастингс. Я не могу смотреть, как его запугивают, как он слабо защищается. Бедняга! В нём ничего не осталось от полковника — острослова, каким он был в Индии.

— Ш-ш, — предупреждающе произнёс я, потому что Нортон повысил голос, и я испугался, как бы полковник Латрелл его не услышал.

— Понимаю, но всё-таки противно!

— Я пойму это, — произнёс я с чувством, — только в том случае, если он объявит ей войну.

Нортон покачал головой.

— Он никогда этого не сделает: его душа в оковах. Он будет только говорит: «Да, моя дорогая», «Нет, моя дорогая», «Извини меня, моя дорогая»; покусывать усы и потихоньку говорить глупости, пока не сыграет в ящик. Он не смог бы отстоять свои права, даже если бы захотел!

Я печально покачал головой, так как чувствовал, что Нортон прав.

Мы остановились в холле, и я заметил, что дверь в сад открыта, потому что в неё дул ветер.

— Может, закроем её? — спросил я.

После некоторого колебания Нортон произнёс:

— Не... не думаю, что все уже пришли.

— А кого нет? — у меня мелькнуло внезапное подозрение.

— Кажется, вашей дочери и… Аллертона.

Он старался говорить совершенно спокойно, но это обстоятельство, последовавшее после моего разговора с Пуаро, вызвало во мне тревогу.

Джудит.., и Аллертон. Неужели Джудит, мою умную, трезвую Джудит, мог заинтересовать мужчина подобного типа? Неужели она не смогла разглядеть его?

Я постоянно повторял про себя эти слова, даже когда ложился спать, но странное чувство тревоги не покидало меня. Я не мог заснуть и ворочался с боку на бок.

И, как всегда бывает во время бессонницы, все тревоги казались преувеличенными. Меня охватило чувство ужаса и одиночества. Если бы только моя жена была жива! Она, на чьи мудрые советы я полагался в течение стольких лет! Она всегда была умна и понимала детей!

Без неё я чувствовал себя ужасно беспомощным. Ответственность за безопасность и счастье детей лежала на мне. Смогу ли я справиться с этой задачей? Я не был, бог простит меня, умным человеком. Я спотыкался, делал ошибки. Если Джудит уничтожит свои шансы на счастье, если она испытает…

В ужасе я включил свет и сел на кровати.

Что толку думать об этом? Нужно заснуть. Встав с постели, я подошёл к раковине и с сомнением посмотрел на бутылочку с таблетками аспирина.

Нет, нужно принять что-то более сильное. Я подумал, что у Пуаро, возможно, есть какое-нибудь снотворное. Я вышел в коридор и в нерешительности остановился у двери. Всё-таки нехорошо будить старика в такое время!

Вдруг я услышал шаги и обернулся. По коридору, ко мне навстречу, кто-то шел. Освещение было тусклым и, пока человек не подошёл поближе, я не мог видеть его лица и гадал, кто же это. Затем я узнал Аллертона и замер, потому что он улыбался про себя улыбкой, которая мне очень не понравилась.

Он посмотрел на меня и удивленно поднял брови.

— Привет, Гастингс, ещё не спите?

— Не могу заснуть, — коротко бросил я.

— И всего-то? Я сейчас всё устрою. Пойдёмте со мной.

Я прошёл за ним в его комнату, находившуюся рядом с моей. Странное обаяние этого человека побудило меня внимательно к нему присмотреться.

— Вы я смотрю, сами поздно ложитесь, — заметил я.

— Я никогда не был жаворонком. Даже тогда, когда за границей занимался спортом. Нельзя спать в такие приятные вечера.

Он рассмеялся, и мне не понравился его смех.

Я прошёл за ним в ванную комнату. Он открыл маленький шкафчик и вынул бутылку с таблетками.

— Вот. Это стоящие таблетки. Будете спать как убитый.., и видеть прекрасные сны. Удивительные таблетки, они называются «сламберил».

Энтузиазм в его голосе несколько озадачил меня. Может быть, он был ещё и наркоманом?

— А это... не опасно? — с сомнением спросил я.

— Только в том случае, если много принять. Это один из барбитуратов, довольно эффективный яд. — Он улыбнулся, неприятно опустив уголки рта.

— Мне кажется, что это лекарство нельзя достать без рецепта, — заметил я.

— Вы правы, старина. Не все могут его достать. Думаю, это было глупо, но я не сдержался и спросил:

— Если не ошибаюсь, вы знали Этерингтона?

И тут я понял, что попал в цель. Глаза его подозрительно сузились, и он сказал слегка изменившимся голосом:

— О да. Я знал Этерингтона. Бедняга, — Затем, поскольку я молчал, он добавил:

— Этерингтон, конечно, принимал наркотики. В этом всё дело. Нужно знать, когда остановиться. Он же не знал. Печальное дело. Жене его повезло. Если бы не симпатии присяжных, её бы повесили.

Он вручил мне пару таблеток и обычным голосом спросил:

— А вы хорошо знали Этерингтона?

— Нет, — ответил я, не скрывая правды. Какое-то мгновение он был в замешательстве, как будто не зная, что сказать. Затем повернулся и со смехом произнёс:

— Забавный тип. Не скажу, что у него всегда был весёлый характер, но временами в его обществе было приятно.

Я поблагодарил Аллертона за таблетки и вернулся к себе в комнату.

Когда я снова лёг и выключил свет, я подумал, не сделал ли я глупость, так как стал абсолютно уверен в том, что Аллертон, почти наверняка, разыскиваемый нами Икс, а я дал ему понять, что мне всё известно.

Глава 7

Моё повествование о днях, проведённых в Стайлзе, должно быть, несколько сумбурно. Мои воспоминания о них представляют серию разговоров, отложившихся в моём сознании.

Вначале пришло осознание беспомощности и физической немощи Эркюля Пуаро. Я действительно верил, что ум его, как сам он подчёркивал, по-прежнему работал с характерной для него проницательностью, но его физическая оболочка была настолько потрёпана временем, что я сразу же понял, что мне придётся быть более активным, чем прежде. Я должен был видеть и слышать за Пуаро.

Каждый погожий день Кёртисс брал на руки своего хозяина и бережно относил его вниз, где того уже ожидала коляска. Затем он вывозил Пуаро в сад и отыскивал место, защищённое от сквозняков. Когда же погода была пасмурной, он относил его в гостиную.

Где бы ни был Пуаро, к нему постоянно приходили поговорить, но всё равно это было не так как раньше, поскольку Пуаро не мог уже сам выбирать себе собеседника.

Однажды, вскоре после моего прибытия, Фрэнклин показал мне в саду старую мастерскую, которая была наспех превращена в научно — исследовательскую лабораторию.

Должен заметить, что у меня не научный склад ума, поэтому в рассказе о работе доктора Фрэнклина я могу не совсем верно употреблять термины, чем вызову недовольство специалистов в этой области.

Насколько я смогу судить, как не специалист, Фрэнклин производил опыты с различными алкалоидами, добываемыми из калабарских бобов, Physostigma venenosum. Я это понял после его разговора с Пуаро. Джудит, пытавшаяся разъяснить мне всё это, была слишком нетерпелива (черта, характерная для молодёжи) и слишком сыпала медицинскими терминами. Она с умным видом упоминала алкалоиды: фисостигмин, эсерин, пхисовенин и генесерин и даже вставила такое невероятно неблагозвучное название как простигмин или иначе демстилуглеродистый эфир трехгидроокисного триметилового ламмопиума и т. д. и т. п. Это то же самое, но другими словами. Для меня это было китайской грамотой, и я заслужил презрение Джудит, когда спросил её, какая человечеству от этого польза. Подобный вопрос не может не раздражать истинного учёного. Джудит немедленно бросила на меня презрительный взгляд и пустилась в очередное долгое и заумное объяснение. Смысл его заключался в том, как я понял, что некоторые малоисследованные племена аборигенов Западной Африки обладали удивительным иммунитетом к таинственной, смертельно опасной болезни, названной, как мне помнится, «джорданитис», по имени некоего энтузиаста, доктора Джордана, впервые обнаружившего её. Это было чрезвычайно редкое тропическое заболевание, которое в ряде случаев приводило к гибели белых людей.

Я не удержался и, несмотря на боязнь вызвать ярость Джудит, заявил, что лучше было бы найти какое-нибудь лекарство, которое позволило бы лечить осложнения после кори!

С печалью и презрением Джудит заметила, что не благодеяния человечеству, а расширение человеческих знаний — единственная цель, достойная уважения.

Я взглянул под микроскопом на некоторые срезы, изучил фотографии аборигенов Западной Африки (довольно занимательное зрелище), посмотрел краем глаза на усыплённую в клетке крысу и поспешил на воздух.

Как я уже упоминал, какой-то интерес во мне смог вызвать лишь разговор Фрэнклина с Пуаро.

— Вы знаете, Пуаро, — сказал Фрэнклин, — это вещество скорее должно было заинтересовать вас, а не меня. Это «бобы испытания». Они предназначены для доказательства вины или невиновности. Западно-африканские племена слепо верят в это, по крайней мере, так было раньше. Они просто жевали их, абсолютно уверенные в том, что умрут, если виновны, или же останутся жить, если невиновны.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25

Похожие:

Агата Кристи Занавес iconАгата Кристи Печальный кипарис Эркюль Пуаро 24 Агата Кристи печальный кипарис пролог
«Элинор Кэтрин Карлайл, вы обвиняетесь в убийстве Мэри Джеррард 27 июля сего года. Признаете ли вы себя виновной?»
Агата Кристи Занавес iconАгата Кристи Убийства по алфавиту
Роман является общепризнанным шедевром не только из числа романов Агаты Кристи, но и всех детективов "Золотого века"
Агата Кристи Занавес iconАгата Кристи Убийство Роджера Экройда
Эркюле Пуаро, но среди всех ее произведений, книга с совершенно неожиданной концовкой — финал настолько удивил и скандализировал...
Агата Кристи Занавес iconСодержание Агата Кристи Опиум для никого Cm я крашу губы гуталином, b g я обожаю чёрный цвет B

Агата Кристи Занавес iconGenre det classic Author Info Агата Георгиевна Кристи Убийство в...

Агата Кристи Занавес iconАгата Кристи Рождество Эркюля Пуаро
Истина для гениального сыщика превыше всего. Стремясь к ней, он распутывает историю с лже сыном убитого богача
Агата Кристи Занавес iconGenre det classic Author Info Агата Т. Кристи Фокус с зеркалами Мисс...

Агата Кристи Занавес iconАгата Кристи Смерть в облаках
Внимательный читатель, бузусловно, может посоревноваться с детктивом Эркюлем Пуаро, и определить преступника(ов) в этом прекрасном...
Агата Кристи Занавес iconАгата Кристи Одним пальцем
В маленькой идиллической английской деревушке вот уже сто лет не случалось ничего. Но внезапно мирную скуку провинциального существования...
Агата Кристи Занавес iconКласса «люкс» частной компании
Популярностью пользовался маршрут Лондон-Венеция, Париж-Вена и даже Москва-Пекин. В разное время в «Восточном экспрессе» путешествовали Франц-Иосиф, Елизавета...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница