Роман Глушков Холодная кровь


НазваниеРоман Глушков Холодная кровь
страница7/30
Дата публикации19.05.2013
Размер4.8 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30

Глава 5



Вот уж не думал капитан Назар Чупренко, что пришедший к ним в батальон с самого верха приказ о полном прекращении огня по Небесному Пауку позволит капитану наварить на этом обстоятельстве впечатляющий куш! Такой, какой не выпадал Чупренко уже давно – с тех пор, как его бывшего непосредственного командира, полковника Николая Сердобольцева, отстранили от занимаемой должности по подозрению в служебных махинациях и отправили на время разбирательства в длительный отпуск «по состоянию здоровья».

С приходом в Шестой миротворческий батальон нового комбата – подполковника Пушкаря – дела у Назара – командира второй мотострелковой роты – шли не ахти. И хоть Пушкарь тоже был «человеком Сердобольцева», вести бизнес прежними темпами стало опасно (но все равно, спасибо могучим связям Николая Ивановича, который, даже находясь под следствием, не допустил полного краха своего теневого предприятия). Особисты из штаба округа шныряли по гарнизону, как тараканы, и пытались совать свой нос во все, чем занимались в Зоне миротворцы. Но раскопать компромат на Сердобольцева и Чупренко особистам никак не удавалось, потому что за пределами Зоны оба махинатора были чистенькими, как слезы Девы Марии. Всеми преступлениями, в которых подозревались Назар и его покровитель, они занимались исключительно на территории Зоны. Именно там, вдали от любопытных глаз, организаторы схемы по незаконной продаже оружия, являющиеся в ней лишь посредниками, вели переговоры с поставщиками, которые без этого связующего «официального» звена попросту не могли переправить товар через Кордон. А переправлялся он под видом всего, чего угодно, только не оружия: противорадиационных химикатов, научного оборудования, инженерных средств, горючего и прочих материалов, необходимых работающим в Зоне исследовательским группам ученых. Элементарная, но благодаря обширным связям Сердобольцева вполне надежная и прибыльная схема.

Наученные горьким опытом, ищейки из Особого отдела предпочитали не соваться в Зону без крайней нужды. Они знали, что не могут полностью полагаться в тех диких местах на прикрытие солдат. Всему виной была извечная нелюбовь простых вояк к особистам – дознавателям из Отдела внутренних расследований. А на обычном окопном языке – крысам, рыскающим по гарнизонам с единственной целью – выполнить разнарядку сверху по выявлению латентных нарушителей Устава, независимо от их звания и занимаемой должности.

В числе этих нарушителей мог оказаться любой, даже честный служака, стоило ему лишь попасть под подозрение какого-нибудь ретивого особиста. В Зоне патологическая ненависть военных к своим «гнилым» собратьям по оружию проявлялась особенно остро. Каждая пересекшая периметр «крыса» становилась потенциальной жертвой какого-нибудь мутанта или аномалии. В двух случаях из трех спасение от них особистов становилось делом рук самих особистов. А сопровождающая их охрана – обычные солдаты армейского патруля – не больно-то спешила явиться на зов угодившего в передрягу дознавателя. Или того хуже – вставали на сторону какого-нибудь кровососа и помогали тому добыть себе обед в лице опекаемой ими штабной ищейки. Официально таких случаев зафиксировано, естественно, не было, однако и особисты, и вояки прекрасно знали: подобное сведение счетов случалось в Зоне не раз и не два.

Все это здорово играло на руку капитану Чупренко и его подельникам-подчиненным – бойцам-контрактникам, многие из которых только потому и остались на сверхсрочную службу, чтобы не выходить из доходного бизнеса Сердобольцева. Весь третий взвод роты Чупренко состоял из лично отобранных им «сверчков» – сержантов и прапорщиков, которым комроты выплачивал второе – неофициальное – жалованье, на несколько порядков превосходящее контрактное. Капитан и его верные «чупренцы» чувствовали себя в Зоне практически безнаказанно. Они совершали плановые и внеплановые рейды только в таком, строго определенном составе, объясняя это нежеланием рисковать жизнью обычных солдат-срочников. Со стороны поведение Чупренко выглядело весьма благородно, но особисты давно подозревали, что кроется за этим постоянством. Впрочем, доказать они все равно ничего не могли, а уж напрашиваться в рейд с командиром второй роты не стремились и подавно. Никому из особистов не хотелось пополнить собой статистику погибших либо канувших без вести офицеров работающего в Зоне миротворческого контингента.

Утро этого в целом обычного для Чупренко дня началось строго по расписанию. Верный капитану взвод ветеранов-контрактников расселся по трем БТРам и во главе с комроты выдвинулся в рейд по маршруту Темная Долина – Свалка – «Агропром». Обычное плановое мероприятие по отстрелу мутантов и фиксированию новых очагов аномалий. Правда, сегодня группу Чупренко сопровождали двое ученых на легком грузовике, прибывших вчера из Минска с заданием от своего института установить в Зоне какие-то датчики. Оборудование было довольно громоздкое, и чтобы его не растащили вездесущие сталкеры, датчики следовало разместить на контролируемой военными территории. Именно к такой и относился район бывшего НИИ «Агропром». Там у Шестого батальона имелся форпост – полевая база, где участвующие в многодневных рейдах солдаты могли спокойно поесть, отдохнуть и переночевать.

Точнее, военные удерживали под контролем не всю территорию «Агропрома», а лишь его исследовательский центр, состоящий из главного трехэтажного корпуса, нескольких одноэтажных служебных построек, парочки стальных ангаров и проржавевших топливных резервуаров. Отдаленный от хозяйственного комплекса зданий и железнодорожной станции (разумеется, не функционирующей, как и вся система железных дорог Зоны), научный центр был огорожен высоким бетонным забором, в котором, правда, зияли небрежно заделанные бреши. Зато вся территория вокруг центра просматривалась как на ладони и была отлично пристреляна. Вдобавок военные настроили по периметру забора несколько вышек. На них каждое останавливающееся здесь подразделение отряжало наблюдателей.

Именно Чупренко в свое время и застолбил для Шестого батальона это козырное местечко. С тех пор Назар стал по праву считаться его неофициальным комендантом, а среди батальонных командиров поневоле вошло в традицию спрашивать у него «добро» встать на постой в его крепости. Формально же командование ею принимал на себя тот офицер, чья патрульная группа вступала во владение исследовательским центром. Бывало, что центр и вовсе пустовал по нескольку дней. Но со временем бандиты и сталкеры уяснили, что место это крепко облюбовано миротворцами, а коли так, то не стоит лишний раз рисковать, забредая туда, куда в любой момент дня и ночи могут нагрянуть войска. А если у сталкеров возникала крайняя необходимость укрыться под защитой бетонных стен, они прятались в расположенном километром севернее институтском хозблоке. Вояки забредали туда лишь при проведении зачисток. Все остальное время заброшенные цеха и железнодорожная станция переходили из рук в руки мелких сталкерских группировок, ни одна из которых так и не могла удержать этот объект достаточно долгий срок.

Помимо двух обособленных комплексов зданий, НИИ «Агропром» был также известен своими катакомбами – подземными коммуникациями, соединяющими научный центр с хозяйственной базой. Соваться в глубь мрачных тоннелей не решались даже военные – где-то во тьме катакомб обитал мутант-контролер, чье жуткое завывание то и дело нервировало миротворцев. Чупренко постоянно собирался взорвать от греха подальше выходы из катакомб и постоянно забывал прихватить для этого лишнюю пару килограммов взрывчатки в суете, что обычно предшествовала каждому рейду. Впрочем, обосновавшийся в тоннеле контролер иных проблем, кроме крика, военным не доставлял. Более того, даже помогал охранять форпост от вероятного противника, имеющего шанс проникнуть туда со стороны железнодорожной станции.

Чупренцы и прикомандированные к ним минские ученые относились друг к другу подчеркнуто отстраненно. Первые глядели на вторых, как на нежелательную обузу. Вторые соблюдали дежурную вежливость, но тоже не набивались к первым в друзья. И те и другие были невольниками служебного долга и терпели друг друга лишь в приказном порядке. Однако их показная антипатия быстро сошла на нет, когда конвой из трех БТРов и грузовика пересек внутреннее кольцо периметра и углубился в Зону. Капитан, который ехал до этого на броне головного бронетранспортера, велел группе сделать остановку в Темной Долине и для проформы послал бойцов обследовать местность по обе стороны дороги. А сам направился к минчанам и, не спрашивая разрешения, влез в просторную кабину их автомобиля.

– И снова здравствуйте! – компанейским тоном поприветствовал Чупренко «науку», захлопнув дверцу и устраиваясь поудобнее на свободном пассажирском сиденье. Холодок наигранной неприязни в его голосе испарился бесследно. – Слава богу, наконец-то мы можем потолковать, как нормальные люди, безо всех этих гребаных конспираций. Как добрались? Проблемы были?

– Никаких проблем, – ответил водитель – лысоватый малоприметный тип в оранжевом исследовательском комбинезоне. В действительности эти двое были такими же учеными, как Чупренко – солистом оперного театра. – С теми документами, какие выдают ваши покровители, можно даже ядерную боеголовку до Парижа в багажнике довезти. Кстати, Николай Иванович передавал вам огромный привет. Ваши обычные комиссионные уже переведены на счет в Цюрих, можете позвонить, проверить. А это, как и договаривались, для ваших помощников.

Водитель дал знак громиле-напарнику, судя по всему, телохранителю, и тот вытащил из-за сиденья переносной опечатанный контейнер, помеченный предупреждающей надписью: «Осторожно! Радиоактивные образцы!», после чего протянул его капитану. Назар без опаски сорвал пломбу и приоткрыл контейнерную крышку. Никаких вредных для здоровья материалов под ней, естественно, не оказалось. А то, что лежало внутри освинцованного ящика, было для здоровья отнюдь не вредно, а, наоборот, – весьма полезно. Причем для здоровья как физического, так и душевного. По крайней мере, всякий раз, получая подобные «образцы», Чупренко переживал эмоциональный подъем и напрочь забывал обо всех терзающих его недугах.

Контейнер был доверху набит тугими пачками денежных купюр. И хоть предназначались они не Назару, а его подельникам, все равно приятно было держать в руках такой груз. Командир второй роты по-отечески любил каждого из своих бойцов и знал, как приятно им будет получить от «бати» очередной гонорар. Тем более что сегодня каждому чупренцу причиталась не обычная в таких случаях награда, а вдвое выше. На недавних переговорах с поставщиком Назар специально выдвинул это условие, хотя мог выплатить своей команде и обычную премию. Выяснив, какие щедрые комиссионные он наварит на переправке в Зону «Пурги-Д» – почти втрое больше обычных! – Чупренко решил, что будет справедливо повысить ставки и для своих хлопцев. Пусть порадуются, а то в последние, не слишком удачные полгода кое-кто из них уже начал жалеть, что остался на сверхсрочную. Ну а поскольку счетов в швейцарских банках контрактники не имели (из опасения попасться на крючок особистам Чупренко самому пришлось открывать себе зарубежный банковский счет через доверенных лиц), им платили наличными, которые чупренцы, во избежание проблем, по-быстрому сбагривали на «гражданку», родственникам.

– Отлично, – подытожил капитан, закрывая контейнер и защелкивая крепления крышки. Пересчитывать деньги не требовалось – это был серьезный бизнес, ведущийся серьезными людьми, а не мелкокалиберные криминальные делишки, и обман в нем категорически исключался. – Пусть «бабки» пока у вас полежат. На обратном пути заберу и раздам ребятам. А теперь краткий инструктаж. Клиент сегодня не совсем обычный, но платит только самыми ценными артефактами. Причем половину уже внес задатком, который мы припрятали в «Агропроме». Что, безусловно, вам выгодно: груз займет совсем немного места. Документы на вывоз артефактов у вас в порядке?

– Конечно, – подтвердил водитель. – Все как положено, со всеми печатями и подписями.

– Ну и ладненько, – кивнул Чупренко. – И напоследок мои обычные правила: разговаривать с клиентом будем мы, передавать груз и получать оплату – тоже. А вы в это время должны находиться там, куда я вас определю, и не шастать без моего разрешения по исследовательскому центру. Не приведи господь сиганете в аномалию или нарветесь на кровососа, а я потом за вас отвечай. На этом все. Вопросы есть?

Вопросов у псевдоученых не было, и Назар, покинув кабину грузовика, приказал временно исполняющему обязанности комвзвода – старшему прапорщику Бийскому – свистать бойцов назад и выдвигаться в дальнейший путь.

Миновав Свалку и шуганув из КПВТ намылившуюся было в сторону «Агропрома» кучку сопливых бандитов (трусливые ублюдки сами себя рассекретили, взявшись при виде военных метаться и прятаться по кустам), конвой выехал на расчищенную асфальтированную дорогу. Она шла параллельно рельсовой ветке, которая заканчивалась на тупиковой станции НИИ. Перевалив через пригорок (железная дорога пересекала его по прорытому под ним полукилометровому тоннелю), Чупренко и его спутники доехали до развилки, где свернули налево. Правый путь был совсем коротким и вел к хозблоку института, занятому сегодня, как доложили дозорные, небольшой группой сталкеров. Подобно встреченным конвоем бандитам, обитатели хозяйственного комплекса при виде военных тоже попрятались по укрытиям. Но взвод Чупренко проследовал мимо станции, не став наносить сталкерам дежурный визит вежливости и выдворять их с обжитого местечка. Пусть уж лучше там пасутся искатели артефактов, чем всякие недоделанные «блатари», которые неминуемо займут освободившуюся вакантную жилплощадь.

Вскоре дорога повернула на юг и, пройдя по аллее пирамидальных тополей, достигла шлагбаума, коим вояки перекрывали ворота огороженной территории исследовательского центра. Форпост не пустовал. Со вчерашнего дня на нем находилось пятеро чупренцев, высланных сюда Назаром в качестве разведгруппы с целью обезопасить район и следить за тем, что происходит вокруг. Чупренко не терял бдительность и никогда не недооценивал особистов. Они также могли прознать о намечающейся сделке и отправить к научному центру под видом сталкеров своих людей. Однако командир дозора – старшина Сербаков – продолжал ежечасно докладывать капитану, что в окрестностях форпоста все спокойно, никакой подозрительной активности не наблюдается, а стало быть, все идет точно по графику.

В последний раз Чупренко связался с разведчиками на окраине Свалки примерно за полчаса до прибытия на место. Сербаков исправно доложил, что вокруг по-прежнему тихо, ни одна из выставленных за ограждением растяжек не сработала, а наблюдатель на вышке уже вот-вот должен заметить в бинокль двигающийся к «Агропрому» конвой. Довольный комроты похвалил старшину за отличное несение службы и приказал ему организовать горячий кофе для прибывающих в центр, уставших с дороги товарищей. После чего выключил рацию и вполголоса выругался, вспомнив, что опять забыл про взрывчатку, дабы раз и навсегда завалить этот проклятый вход в катакомбы. А теперь Назару вновь предстоит весь день слушать доносящиеся из колодца вопли контролера, чтоб он, сучара, побыстрее издох или хотя бы, на худой конец, охрип!..

Предвкушая, как с минуты на минуту он глотнет горячего кофейку с коньячком, Чупренко так усиленно зациклился на этой жизнеутверждающей мысли, что невольно прозевал момент, когда конвой въехал на территорию исследовательского центра.

– Стой! – рявкнул встрепенувшийся капитан водителю головного БТРа, на броне которого Назар проделал весь путь от гарнизона до НИИ. Сержант Гунявый, что уже направил бронетранспортер на площадку возле пустых топливных резервуаров, ударил по тормозам и остановил технику на полдороге к стоянке. Вслед за ним встали как вкопанные остальные БТРы и грузовик «ученых». Замершая колонна растянулась вдоль бетонного забора, полностью въехав на территорию форпоста, куда чупренцы благополучно добрались аккурат за час до сделки. Но буквально на последних метрах маршрута неприятный случай все же произошел, а успокоенный недавним докладом Сербакова капитан не успел вовремя среагировать на перемену обстановки.

Чупренко поднялся на ноги и, не слезая с бронетранспортера, огляделся. Именно то, что они, не останавливаясь, беспрепятственно въехали на базу, и насторожило комроты. Непорядок. В поднятом шлагбауме и отсутствии на КПП часовых не было бы ничего особенного, отправь капитан командиром дозора какого-нибудь сержанта-срочника – одного из тех разгильдяев, которых хватало у Назара в роте. Но он поручил это ответственное задание прапорщику Сербакову – дисциплинированному исполнителю, уже четвертый год служащему под командованием Чупренко. Сербаков ни за что не бросил бы главный пост без охраны и лично встретил конвой на КПП. И только потом, доложив комроты об обстановке, открыл бы шлагбаум и впустил колонну на территорию базы. Однако ничего этого не произошло, хотя не далее как тридцать минут назад капитан выслушал доклад прапорщика о том, что окрест форпоста царит тишь да гладь и он готов принять груз.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30

Похожие:

Роман Глушков Холодная кровь iconРоман Глушков. Эксперт по уничтожению
Жара, постоянная нехватка воды, скрипящий на зубах песок, забивающий пылью глаза и горло сухой ветер…
Роман Глушков Холодная кровь iconТема «Холодная война». (4 часа)
Холодная война": содержание понятия. Причины и предпосылки "холодной войны". Периодизация "холодной войны"
Роман Глушков Холодная кровь iconГде расположен дыхательный центр?
Кровь введена в пространство, заполненное одним азотом. Давление азота — 750 мм рт ст. Какие газы перейдут в кровь и из крови?
Роман Глушков Холодная кровь iconЛекция по биологической химии
Охватывает крупные кровеносные сосуды и согревает кровь, а потом эта кровь согревает перефирические участки тела
Роман Глушков Холодная кровь iconБелая как молоко, красная как кровь
Королевский наследник за обедом нечаянно порезал ножом палец, и кровь капнула в тарелку с творогом
Роман Глушков Холодная кровь icon«Тарантул»: Азбука классика; спб.; 2008 isbn 978 5 352 02249 8 Аннотация Роман
В сплетении нескольких параллельных странных историй рождается шедевр французского психологического триллера. Напряжение в этом небольшом...
Роман Глушков Холодная кровь icon-
И ещё. У народов, религии которых учат, что они были созданы богом, кровь при тестировании становится сине-зелёного цвета, а у славян,...
Роман Глушков Холодная кровь iconЭнн Райс Кровь и золото
Его имя Торн. На древнем языке рун имя звучало длиннее: Торнвальд. Но, превратившись в того, кто пьет кровь, он стал называть себя...
Роман Глушков Холодная кровь iconБиохимическое исследование
Лечебных процедур. Кровь берется в сухую, чистую пробирку (одноразовую) (пробирка с белой или красной крышкой). Используют иглу с...
Роман Глушков Холодная кровь icon18 января, 1986 года, заснеженная Финляндия. Метель, снег слепит...
Финляндия. Метель, снег слепит глаза, вокруг всё кажется бесконечной белой пустыней. Только одна холодная белая гладь и ничего живого....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница