Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!»


НазваниеКнига вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!»
страница11/11
Дата публикации25.06.2013
Размер1.11 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Военное дело > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Артобстрел прекратился. Тактическая группа Харрисона осторожно вошла в Ла-Глейз, за которую так отчаянно сражалась последние несколько дней, и обнаружила, что деревня пуста, если не считать нескольких эсэсовцев, которые добровольно остались прикрывать отход и взорвать танки. Большая часть из них сдались без боя. Рядовой Холл, пару дней назад попавший в плен по Стумоном, вспоминал, что его охранник просто положил винтовку и без слов поднял грязные ладони.

Усталые подавленные солдаты, которым только что казалось, что им никогда не сломить упрямое сопротивление эсэсовцев в деревне, свободно шли по двум мощеным улицам, усеянным развалинами и испещренным огромными воронками от снарядов 155-миллиметровых орудий. Они смотрели на раненых немцев, особенно на молодого лейтенанта Верони Юнкера с огромной раной в груди и личным «железным крестом» Пайпера на груди (это было практически последнее, что сделал Пайпер перед выходом). Крест тут же исчез, как и большая часть других наград, до которых добрались американские солдаты. Вместе с освобожденными пленниками, избавленными от кошмарной перспективы до конца войны просидеть в камерах для военнопленных, они с изумлением оглядывали трофеи. Двадцать восемь танков, семьдесят полугусеничных вездеходов, двадцать пять орудий было только в самой деревне, не считая окрестностей. Усталость слетела с пехотинцев, которые ждали встречи со стоящими насмерть фанатичными эсэсовцами, и они шумно и радостно кричали, забирались на трофейные машины, не думая о возможности нарваться на мину, как школьники, которых отпустили с занятий (1).

(1) Естественно, большая часть техники была повреждена или уничтожена. Невзорванными остались только орудия и машины, стоявшие вплотную к зданиям, где были размещены раненые или американские пленные.

Мало кто из этих солдат останется жив через полгода, но сейчас даже самые усталые из них знали, что одержали победу, причем масштабов своей победы они не осознавали и сами. Они сломили острие элитной Шестой танковой армии СС, прекратив существование дивизии «Адольф Гитлер», как бронетанкового подразделения. Через несколько часов они вместе с остатками тридцатой пехотной дивизии восстановят единый фронт на реке Амблев от Мальмеди до Стумона. Первый, самый важный, этап Арденнской битвы был окончен победой американцев.

2.

В тот сочельник многие из офицеров в штабах союзников еще не знали о победе. На западном краю фронта практически в каждом американском штабе было неспокойно – от штабов батальонов на передовой, до штаба самой Первой армии. Монтгомери планировал наступление силами VII корпуса, а получались пока только оборонительные бои. Третья бронетанковая дивизия, срочно необходимая Риджуэю для подкрепления чрезмерно растянутого фронта своего XVIII воздушно-десантного корпуса, сама испытывала жестокий натиск, и некоторые из ее подразделений оказались практически окружены немцами. Именно эти обстоятельства и позволили Монтгомери в конце концов убедить Риджуэя, что линию его корпуса надо срочно сокращать во избежание большой беды. Утром 24-го декабря он прибыл в штаб Риджуэя под Вербомоном в открытом автомобиле без сопровождения, в отличие от несчастного верховного главнокомандующего, который так и оставался под замком в своем версальском штабе. Оживленно, но при этом осторожно, Монтгомери описал Риджуэю положение дел.

В его представлении, потеря за день до того Сен-Вит означала, что немцы теперь смогут усилить натиск освободившимися силами, и подкрепления эти пойдут по свежезахваченным шоссейной и железной дорогам. Усилится натиск на центр и правый фланг сектора Риджуэя, особенно – на выступ, занимаемый десантниками 82-й дивизии Гейвина. Сам Риджуэй молча слушал и ждал оглашения становившихся очевидными выводов. Монтгомери не колебался. 82-ю дивизию необходимо отвести на более разумные оборонительные рубежи, возможно – на линию дороги Труа-Пон – Мане.

Риджуэй отнесся к этому предложению холодно. Для него, приверженца непрерывного движения вперед, предложение Монтгомери звучало анафемой; но начальник здесь Монтгомери, и он не изменит принятого решения. Генералы обменялись рукопожатиями и Монтгомери ушел, радостно помахав рукой часовым перед тем, как отправиться в штаб генерала Ходжеса, чтобы известить его о своем приказе командующему первой армией.

Чуть позже Риджуэй созвал командиров дивизий на совещание. Он выложил им все без обиняков.

- Начнем с наступлением темноты, - сказал он. – Боевая группа А седьмой бронетанковой будет отходить на Мане, 82-я дивизия – на Труа-Пон.

Хасбрук, командир 7-й танковой и Ходж, командир 9-й танковой, выразили свое согласие, но Гейвин стал резко возражать. После войны он напишет: «[я был] крайне озабочен отношением солдат к нашим действиям. (…) Дивизия никогда не отступала за всю свою историю!» В глубине души Риджуэй был согласен с Гейвином, но ему надо было исполнять приказ. Впрочем, слова Гейвина все же расстроили его. В отличие от Монтгомери он не мог отстраненно рассматривать отступление, как чисто тактический шаг. С его точки зрения, тут были затронуты вопросы престижа и боевого духа. Он решил, что необходимо объявить солдатам, что по завершении отвода на новые рубежи больше не будет никаких отступлений.

Поэтому он тут же приступил к составлению приказа на день, закончив его словами:

«Я считаю, что мы имеем дело с предсмертной агонией немецкой армии. Противник бросает в этот последний удар все, что у него есть. Сегодня мы остановим его рывок в новой зоне. Этот наш шаг навсегда остановит наступательный пыл немцев. Пусть каждый солдат вашей дивизии поймет это. Сегодня мы выметем отсюда немцев!»

Решение об отводе войск оказалось спасительным для остатков боевой группы Пайпера. К наступлению темноты они успели пройти более двадцати миль; весь рацион ограничился горстью бисквитов с парой глотков коньяка. МакКауну марш давался очень тяжело; ноги его, казалось, превратились в студень, и едва слушались. Наконец полковой врач Пайпера дал пленному кусок сахара, и на какое-то время сахар придал ему силы. Сменивший Пайпера командир приказал ускорить шаг, и не делал привалов, как будто знал, что река, а с ней и свобода, совсем рядом. Временами кто-то из солдат падал в снег, но молодой капитан не собирался мириться с этим.

- Каждый, кто упадет, будет пристрелен! – кричал он, и тянулся к кобуре. Солдат с усилием поднимался и шел дальше.

Вскоре после наступления темноты колонна перешла Амблев по маленькому деревянному мосту, и оказалась в густом лесу, через который отступала 82-я десантная дивизия. Усталые эсэсовцы, которые до этого незамеченными проходили в нескольких ярдах от американских позиций, теперь то и дело сталкивались с американскими десантниками. В завязывавшихся стычках немцы понесли первые за все отступление потери, но молодой капитан решил больше не бросать раненых. Всех, в кого попала пуля, товарищи волокли дальше на плечах. Спасение было совсем рядом: разведчики уже дошли до Сальма и нашли место для переправы, еще не занятое отступающими янки. Теперь важнее всего было время.

Силы майора МакКауна были на исходе. Он знал, что такой темп долго не выдержит. Хотелось только упасть в снег и уснуть. Вдруг ночь разорвал артиллерийский залп. Ярдах в ста перед колонной полыхнул взрыв. Молодой капитан приказал солдатам остановиться, не понимая, откуда стреляют – а огонь велся со стороны отступавших им навстречу десантников 82-й дивизии. Но солдаты простояли недолго – раздались автоматные очереди, а за ними – треск пулемета американцев. Эсэсовцы рассыпались во все стороны. Стреляли, казалось, со всех сторон.

МакКаун упал в снег и пригнул голову. Вокруг него рвались минометные снаряды. Он осторожно поднял голову. Охранника, Фрелиха, видно не было. Со всех сторон орали и по-немецки, и по-английски. Где-то рядом были американские войска. Больше такого шанса не будет! МакКаун осторожно приподнялся и пополз в сторону стрелявших. Вокруг свистели пули. Он прополз ярдов сто, и встал, мокрый от снега, с исцарапанными иголками лицом. Сглотнув и пытаясь облизать пересохшие губы, он попробовал свистнуть. Стараясь свистеть как можно громче, майор стал ломиться сквозь лес на звук стрельбы. Прошла, казалось, вечность, и он услышал, наконец, окрик «стоять!» МакКаун понял – добрался.

Несколько мгновений спустя его уже вели по траншеям 505-го парашютно-десантного полка полковника Экмана на командный пункт, где сам Экман только что получил разрешение прекратить бой с Пайпером. Важнее было закончить отступление; немцев пришлось отпустить. Но майору МакКауну больше не было дела до оберштурмбанфюрера Пайпера. Майор снова был среди своих. Наступало рождество, и он встречал его на свободе. Это был лучший рождественский подарок, какой он когда-либо получал в своей жизни.

Пайпер же добрался до своих чуть раньше остальных выживших солдат своей боевой группы, которые переплыли ледяной поток Сальма с его быстрым течением рождественским утром и соединились с частями своей дивизии в четырех милях восточнее позиций десантников 82-й. Товарищи встретили усталых и до нитки мокрых эсэсовцев как победителей, а не как остатки разбитого подразделения. Их перебросили в Сен-Вит на восстановление. Но 1-й танковый полк СС, самое элитное из элитных формирований, чья численность уменьшилась вдесятеро, более не сражался в ходе Арденнской битвы. На перевооружение полка было выделено две ординарских роты, но 1-й танковый полк так и не смог выставить ничего, кроме единственной танковой роты.

Днем, когда спасенные беглецы наконец-то погрузились в глубокий сон, забыв про бушующую вокруг войну, солдаты 117-го и 120-го пехотных полков 30-й дивизии медленно прочесывали леса в окрестностях Ла-Глейз на предмет остатков немцев. По слухам, где-то на дорогах к северу от Труа-Пон прятались 25 вражеских танков – но слухи эти так и не оправдались. Единственным исправным немецким танком по американскую сторону Амблева оставался на тот момент «королевский тигр» возле сгоревшей фермы Антуан, когда-то служившей штабом Книттеля. Капитан Гольц приказал остаткам своих солдат отступать за реку, и, дождавшись, пока они доберутся до противоположного берега, поджег своего 72-тонного монстра. Убедившись, что пламя уже не потушить, он отправился вслед за солдатами. Последний боец Пайпера покинул западный берег Амблева.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconРасписание марафона 3 декабря 2012 года (понедельник)
Международный день инвалидов. Все, что здесь будет происходить, и все, что мы придумали, подчинено лишь одной цели – превратить формальный...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconРасписание марафона 3 декабря 2012 года (понедельник)
Международный день инвалидов. Все, что здесь будет происходить, и все, что мы придумали, подчинено лишь одной цели – превратить формальный...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига первая Наступление День первый: Суббота, 16 декабря 1944 года....
Так оно и вышло, но сначала непоколебимая уверенность американской армии была вдребезги разбита в ходе отчаянного и абсолютно неожиданного...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» icon1. Основными видами общевойскового боя являются оборона и наступление....
Оборона и наступление тесно взаимосвязаны. Любая оборона содержит элементы наступления, а наступление—элементы обороны
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» icon19. 12. 12 Состоится празднование дня Николы Зимнего
День Святителя Николая Чудотворца! Православные празднуют этот день 19 декабря (католики 6 декабря)
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига вторая Книга о счастье и несчастьях 2 «Николай Амосов. Книга...
«Николай Амосов. Книга о счастье и несчастьях. Книга вторая»: Молодая гвардия; Москва; 1990
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconИстория башкир
Первая книга напечатана во времена Российской империи, а вторая в советский период. Первая книга написана на общем для народов Урало-Поволжья...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconДень вторник. Мантра «ом намо бхагаватэ нарасимхадевайя». Это защитная...
...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconПиттакус Лор Аннотация Питтакус Лор я четвертый: Пропущенные материалы: Наследия павших
До Четвертого (Джона Смита) шли Первая, Вторая и Третий. Про них было известно только, что могадорцы схватили Первую в Малайзии....
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига вторая из серии «знания первоистоков»
С12 Семья – космическая единица. Книга вторая. Серия «Знания Первоистоков». – Челябинск, 2012. – 136с
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница