Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!»


НазваниеКнига вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!»
страница2/11
Дата публикации25.06.2013
Размер1.11 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Военное дело > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
- Скажите им, что здесь только мирные жители!

Она так и сказала, но в ответ сверху снова крикнули:

- Aus!

Она крепко взяла детей за руку и вскарабкалась по ступенькам. Наверху ее ждали с полдюжины эсэсовцев. Мадам Грегуар посмотрела на их ожесточенные молодые лица и поняла, что одно неверное движение – и они начнут стрелять. Она торопливо повторила, что в подвале только женщины, дети и два старика.

Подходили еще эсэсовцы. Женщину подвергли быстрому перекрестному допросу на смеси французского и немецкого языков, после чего командир молодых солдат, сержант ненамного старше подростков, поставленных ему под начало, приказал ей выводить из подвала остальных.

Она подчинилась. Перепуганные женщины и дети выходили из подвала и мадам Грегуар переводила им приказы немцев – собраться в саду и расположиться в ряд вдоль изгороди. Бельгийцы торопливо выполняли полученный приказ.

Сержант повернулся к мадам Грегуар и приказал ей оказать медицинскую помощь своему товарищу, раненому в бою, разразившимся над головами собравшихся в подвале. Не отпуская от себя детей, она пересекла комнату и осмотрела раненого солдата, лежащего на кровати. В него попали из ружья, и он истекал кровью. Солдат, бросавший в подвал гранату, протянул ей перевязочный пакет.

- В нас стрелял кто-то из местных, - злобно добавил он.

- Неправда! – горячо ответила женщина. – Это вы ранили нас своей гранатой! - Не ори на меня! – завопил немец и ударил ее ногой. Потом он ушел, и женщина занялась перевязкой, но ненадолго. Снова вдруг зазвучали выстрелы. Мадам Грегуар оторвалась от своей работы и увидела, что двое молодых солдат, один с револьвером, а второй – с ружьем, расстреливали сидящих вдоль изгороди. Одного за другим палачи поднимали и убивали: Проспера Легая (66 лет), его жену Мари Крисмер (63), их дочерей Жанну (40) и Алису (39), из внучку Мари-Жанну (9), Октавиеля Лекока (68), Анри Дезомона (52), который всего два дня назад поклялся, что не бросит больше родной деревни, его жену и двух дочерей, Анну-Марию (18) и Марию-Терезу (14), Русе (41), ее детей Ролана (14), Марка (12), Монику (9) и Бруно (7).

За ними последовали мадам Пранс (42), успевшая перед смертью выкрикнуть «как же мои дети без матери!», а после нее и детей – Ивон (14), Элизу (12) и Пола (4). Одного за другим, убивали всех – мадам Лекок (60), ее дочь Жанну (20), мадам Реми (32), ее сына Жана (8)… Наконец, стрельба прекратилась, и мадам Грегуар с болью повернулась к стоявшему за ее спиной солдату: - Но там же были только невинные мирные жители! – воскликнула она.

Солдат пожал плечами

- Значит, невинные поплатятся за виновных. Жители Ставло укрывали американских солдат.

С этими словами женщину увели в подвал другого дома, где она и оставалась, пока несколько дней спустя ее не освободили. Она оказалась единственной выжившей из тех, кто спрятался в подвале дома месье Легая.

К вечеру в Ставло и округе было убито около 130 человек: сорок семь женщин, двадцать три ребенка, шестьдесят мужчин. К вечеру 19 декабря в городе не осталось ни одной семьи, в которой никто бы не погиб.

Что можно об этом сказать? Предположительно, причиной некоторых из этих убийств послужила уверенность в том, что местные жители стреляли в немцев, хотя полковник Пайпер свидетельствовал после войны, что ни одного вооруженного противника из числа бельгийцев его солдаты не встречали за всю операцию (1). Несколько смертей, причиненных артиллерийским огнем тоже позже приписали пехоте. Но достаточно взглянуть на фотографии убитых, снятые непосредственно после битвы, чтобы стало ясно, что их убили из легкого стрелкового оружия с близкого расстояния.

(1) В беседе с автором этой книги полковник Пайпер заявил, что капрал Эдмунд Томсак, будучи раненым, оставшись в Ставло, подвергся нападению толпы местных бельгийцев с ружьями. Больше ни одного случая вооруженного сопротивления со стороны гражданских Пайпер вспомнить не смог.

3.

Штурм Стумона немцы начали с рассветом. Три «тигра» на полной скорости катились по дороге, стреляя на ходу. За ними по обе стороны двигались небольшие отряды пехоты. Не успели американцы сделать ни единого выстрела, как передовой танк преодолел первое заграждение, за ним – следующее, и еще одно, и вот пехота вошла в город.

Оборона была подавлена практически мгновенно. Никто не колебался, никто не пытался отползти назад. Все выскакивали из укрытий и бросались по мощеной улице в деревню. Немцы без особого труда сломили защитников и те десятками сдавались в плен.

Два зенитных орудия отчаянно пытались остановить наступающих немцев, но в густом тумане видимость составляла ярдов пятьдесят, не больше. Артиллеристы по радио требовали запуска осветительных ракет, но так и не дождались их. Пришлось оставить все попытки.

Теперь немцы обратили свой натиск на роту, занимавшую восточную часть деревни. Американцы дрогнули и потихоньку стали отступать, оставляя без прикрытия восемь своих противотанковых орудий. Расчеты орудий бежали вместе с пехотой, и через несколько минут все восемь были уже в руках немцев, не сделав ни единого выстрела. После этого эсэсовцы двинулись вниз по склону в саму деревню. Двое артиллеристов-зенитчиков, рядовые Симон и Дараго, прошедшие непосредственно перед началом штурма пятиминутный инструктаж по обращению с базукой, заняли позиции с выданным им незнакомым оружием в ожидании приближения немцев. Ждать пришлось недолго. Из тумана прямо перед ними вынырнуло несколько «тигров». Артиллеристы выстрелили и промахнулись. Они выстрелили снова. Раздался лязг металла о металл, и один из танков остановился и загорелся. Солдаты выстрелили еще раз и остановили еще один танк.

Но подобные проявления индивидуального героизма не могли остановить наступления в целом. Стрелковая рота Фрэнкленда, расположенная к югу от деревни, оказалась отрезанной, а та, что была в самой деревне, была разгромлена. Третья рота, не дожидаясь приказов, под дымовой завесой спустилась вниз, к Третьему батальону.

К полудню Стумон оказался в руках немцев, а батальон Фитцджеральда бежал со своих позиций. Большая часть тяжелых вооружений батальона была брошена или уничтожена, а 267 человек – убиты или взяты в плен.

Немцы ходили по домам в поисках американцев. Месье Натали, своими глазами наблюдавшего, как воплощаются в жизнь вчерашние мрачные прогнозы полковника Фрэнкленда, поведение победителей пугало. Выйдя из дома своего друга доктора Робинсона, где он прятался во время штурма, Натали увидел в канаве умирающего американского солдата. Он подошел к ближайшему офицеру СС и спросил, нет ли доктора. Тот стал орать на учителя, и мгновенно они оказались в кольце вооруженных солдат. Кто-то приставил ствол пистолета к затылку Натали. Потом раздался окрик на немецком языке и пистолет убрали. Подошел сам Пайпер, и Натали обратился к нему с просьбой предоставить врача для детей. «Найти бы врача, а там я уговорю его посмотреть американца» - думал учитель. Но Пайпер жестко покачал головой:

- Вы все здесь террористы, - отрезал он.

Однако Натали показалось, что он сможет убедить Пайпера. В его голосе зазвучали профессиональные учительские нотки.

- Известно ли вам, что за люди здесь живут? - Он задал этот вопрос тем же тоном, каким говорит школьный учитель, когда хочет подловить на чем-то ученика. Пайпер ничего не ответил. Натали достал из кармана карманный ежедневник на 1944 год. Перелистывая страницы, он добрался до 21 января, и показал эту страницу Пайперу. Там был схематично изображен самолет. – Я сделал этот рисунок на память, - объяснил учитель. – В тот день в нескольких километрах к северу от Стумона разбился немецкий самолет, летевший из Бремена в Шевр. На борту было тридцать пять немецких солдат; к месту катастрофы бросился весь Стумон! Самолет был объят пламенем, но мы спасли всех, кого смогли, и доставили их в госпиталь в Спа. – Учитель на секунду замолк и добавил: - Мы здесь гуманисты, а не террористы.

Пайпер задумался, потом кивнул, повернулся, и приказал молодому офицеру проследить за тем, чтобы жителей Стумона не трогали.

Немцам надо было двигаться дальше. Солдаты добились этим утром больших успехов. Если Пайперу удастся занять Тарнён, городок, находящийся примерно в миле на запад отсюда, там, где Льен впадает в Амблев, то оттуда можно будет повернуть на юго-запад по сравнительно хорошей дороге вдоль западного берега Льена и занять Шеврон. А тогда Пайпер окончательно сможет вырваться из долины Амблева.

Но для всего этого предстояло выбить американцев с железнодорожной станции Стумон, до которой от самой деревни было два километра крутой извилистой дороги. Внезапная мысль омрачила настроение Пайпера, когда он был уже готов к выходу. Как он скажет позже, «Становилось ясно, что топлива нам не хватит даже на то, чтобы переехать мост к западу от Стумона».

Но если у Пайпера только появлялись мучительные сомнения в предстоящем успехе, то у готовящихся встречать его американцев уверенности в себе не было вообще. Полковник Сазерленд из 119-го пехотного полка 30-й дивизии знал, что между его командным пунктом на станции Стумон и Льежем находятся лишь десять изношенных «шерманов», которые удалось вывести из Стумона. Боеприпасов в этих танках оставалось по нескольку снарядов, а экипажи их были составлены из механиков-артиллеристов. И этому воинству предстояло остановить немецкую бронетанковую боевую группу! Сазерленд обратился к командиру дивизии генералу Хоббсу. Тот немедленно связался с командованием Первой армии и описал ситуацию, указав на то, что, по его сведениям, на континент только что должно было прибыть некое новое подразделение, танки которого ждали в депо под Спримоном, что в десяти милях к северу от командного пункта 119-го полка. Нельзя ли использовать эти танки? Командование ответило, что можно. Хоббс повернулся к обеспокоенному командиру полка. Скоро будут танки.

4.

В Париже на рутинном ежевечернем брифинге для нескольких десятков журналистов, аккредитованных в Верховном Штабе экспедиционных сил союзников, разгорался скандал. Газетчики, уже три дня ждавшие какой-то определенной информации о прорыве немцев в Арденнах, решили, что с них довольно. Они требовали фактов, и немедленно. Распорядитель брифинга майор Джеймс Хьюджес пытался успокоить их, объясняя отсутствие конкретной информации вопросами военной секретности, но тщетно.

- Уйдите и дайте нам поговорить с генералом Алленом! – крикнул кто-то. – Это он должен отвечать на такие вопросы!

Бригадный генерал Аллен, пресс-секретарь Верховного Штаба, принял адресованный ему вызов.

- Мы не распространяем новости, - начал объяснять он, - потому что не хотим подсказывать неприятелю, который сам не знает, где находятся его передовые части…

В первую очередь имелось в виду подразделение Пайпера, который был полностью отрезан от остатков своей дивизии из-за плохих коммуникаций.

Джорджу Лайонсу, представителю Службы Военной Информации в Верховном Штабе, этот ответ показался недостаточным. Он крикнул:

- Можно я скажу, что это идиотская политика? Здесь и так все все знают; американский народ тоже имеет право знать, что происходит!

Генерал Аллен ничего на это не ответил, и встреча завершилась безрезультатно.

Такое же настроение, как и в комнате для брифингов, царило в тот вечер и по всему штабу союзников. День начался сравнительно спокойно, но к вечеру стал кошмаром. Немцы наступали повсюду. Казалось, их ничто не остановит, и некоторые из американских частей повели себя в боевых условиях, судя по донесениям, не лучшим образом.

Верховный Главнокомандующий сидел один в своей комнате на вилле в глубоких раздумьях. Получалось, что совещание в Вердене, на котором, казалось, все проблемы были разрешены, на самом деле ничего не дало. По возвращении начальник разведки, генерал Стронг, сообщил новые данные о наступлении немцев на запад. Сен-Вит и Вильц почти пали. Бастонь, похоже, не продержится и ночи. Связь между штабом Брэдли в Люксембурге и штабом Ходжеса в Бельгии становилась час от часу все хуже. Скоро она вообще прервется. Что тогда останется делать Ходжесу, отрезанному от командования своей группы армий? Более того, и собственные коммуникации Эйзенхауэра с новым штабом Ходжеса в Шодфонтене были частично нарушены. Теперь же, по последним данным Стронга, немцы под командованием Пайпера рвались на Намур и на север. Как мог в таких обстоятельствах Брэдли, решительно настроенный не покидать Люксембурга, обеспечить необходимый надзор за северным флангом?

В тот вечер Эйзенхауэру предстояло принять самые важные решения за всю свою карьеру. Решения, принятые несколько часов назад, уже потеряли ценность. Что же теперь делать?

Генерал Стронг вернулся в штаб в восемь часов. К этому времени ситуация в Арденнах стала еще серьезнее. Мало того, что немцы усилили натиск, так вдобавок к этому 1-я бронетанковая дивизия СС, теперь уже идентифицированная, подобралась вплотную к стратегическим топливным складам армии. Даже еще не добравшись до этих складов, немцы все равно обладали большим запасом топлива, чем прогнозировала разведка. Их наступление зашло дальше, чем ожидалось, и, видимо, сможет продолжаться еще дальше, даже если они не овладеют топливными складами. Генерал Стронг, как и Эйзенхауэр, сильно сомневался, получая все более тревожные донесения, что принятых сегодня в Вердене решений будет достаточно.

Докладывали о появлении к западу от Бастони немецких частей, движущихся к Маасу. На совещании в Вердене был упущен один важный момент – не был поставлен вопрос об общем командовании на севере, на находившемся под угрозой участке Мааса. Теперь же этот вопрос приобретал наибольшую важность.

Наконец Стронг принял решение. Он призвал на помощь генерала Уайтли, действующего начальника оперативного сектора и второго по рангу среди британских офицеров штаба, и вместе они отправились поднимать из постели раздражительного генерала Беделла Смита.

Этот человек с гордостью именовал себя «сукиным сыном этого штаба», и появлению незваных визитеров совершенно не обрадовался. У него опять разыгралась язва, и ему очень не хотелось оставаться без той малой толики сна, которую удалось урвать. Он сердито спросил британцев, чего им надо. Стронг быстро изложил свои опасения, подчеркнув тот факт, что если танки Пайпера, или любая другая быстроходная танковая часть немцев доберется до Мааса, то тем самым они вобьют клин в самый центр сил генерала Брэдли – рассекут его группу армий надвое, причем так, что управление северной частью будет потеряно.

Беделл Смит дождался, пока Стронг закончит свое краткое изложение, и спросил, что же тот предлагает. Стронг прочистил горло и сказал как можно спокойнее:

- Очевидно, что командование этим сектором должно лечь на Монтгомери.

5.

Капитан Берри из 740-го танкового батальона был совершенно недоволен своим первым командирским опытом в Европе. Он с отвращением глядел на катящиеся за ним из Спримонского депо «шерманы». Не такие танки он хотел бы вести в свой первый бой. Они были "восстановленными" - старые, изношенные в боях машины, которые наскоро подлатали в депо, чтобы их хватило еще на один рывок, после которого их можно будет смело списывать в утиль. Оборудование радиосвязи в машинах было английское, и экипажи танков просто не знали, что с ним делать. Поэтому в бою капитану предстояло подавать команды танкам жестами, и при всей своей нехватке боевого опыта он смутно догадывался, что если во время сражения все время высовываться из люка, чтобы отдать распоряжение, то легко можно нарваться на некоторые неприятности.

Но приказ есть приказ. Берри должен был прибыть со своей ротой на станцию под Стумоном в распоряжение дислоцированного там пехотного полка, у которого, очевидно, были какие-то проблемы.

Чем ближе к цели, тем плотнее становился туман. Стоя в башне передового танка, Берри расслышал трескотню стрелкового оружия и редкие выстрелы танковых пушек. Он с тревогой оглянулся на свою роту. Насколько было видно, машины ехали ровно, соблюдая дистанцию. Капитан махнул рукой, отдавая сигнал замедлить ход. Колонна приближалась к полю боя. По правую сторону дороги, ярдах в ста впереди, из тумана вынырнули несколько строений, затем – рельсы и семафор. Берри понял, что это и есть станция. Повсюду были солдаты 3-го батальона, они возбужденно переговаривались и жестикулировали. Многие были без касок, а некоторые – и без оружия. Периодически попадались солдаты, которые просто сидели на обочине, тупо глядя в пространство.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconРасписание марафона 3 декабря 2012 года (понедельник)
Международный день инвалидов. Все, что здесь будет происходить, и все, что мы придумали, подчинено лишь одной цели – превратить формальный...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconРасписание марафона 3 декабря 2012 года (понедельник)
Международный день инвалидов. Все, что здесь будет происходить, и все, что мы придумали, подчинено лишь одной цели – превратить формальный...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига первая Наступление День первый: Суббота, 16 декабря 1944 года....
Так оно и вышло, но сначала непоколебимая уверенность американской армии была вдребезги разбита в ходе отчаянного и абсолютно неожиданного...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» icon1. Основными видами общевойскового боя являются оборона и наступление....
Оборона и наступление тесно взаимосвязаны. Любая оборона содержит элементы наступления, а наступление—элементы обороны
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» icon19. 12. 12 Состоится празднование дня Николы Зимнего
День Святителя Николая Чудотворца! Православные празднуют этот день 19 декабря (католики 6 декабря)
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига вторая Книга о счастье и несчастьях 2 «Николай Амосов. Книга...
«Николай Амосов. Книга о счастье и несчастьях. Книга вторая»: Молодая гвардия; Москва; 1990
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconИстория башкир
Первая книга напечатана во времена Российской империи, а вторая в советский период. Первая книга написана на общем для народов Урало-Поволжья...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconДень вторник. Мантра «ом намо бхагаватэ нарасимхадевайя». Это защитная...
...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconПиттакус Лор Аннотация Питтакус Лор я четвертый: Пропущенные материалы: Наследия павших
До Четвертого (Джона Смита) шли Первая, Вторая и Третий. Про них было известно только, что могадорцы схватили Первую в Малайзии....
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига вторая из серии «знания первоистоков»
С12 Семья – космическая единица. Книга вторая. Серия «Знания Первоистоков». – Челябинск, 2012. – 136с
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница