Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!»


НазваниеКнига вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!»
страница3/11
Дата публикации25.06.2013
Размер1.11 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Военное дело > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Пока Берри раздумывал, где бы лучше остановиться, ему навстречу из тумана вынырнула еще одна колонна «шерманов». Они ехали быстро, на броне танков сидели пехотинцы, явно только что из боя.

- Нам не хватает боеприпасов и горючего! – крикнул кто-то с тех танков.

«Кишка у вас тонка» - с отвращением добавил про себя Берри, решив, наконец, двигаться дальше, прямо к сражению, даже если вступать в него придется единолично во главе своей единственной роты раздолбанных танков.

К вечеру он дождался приказов от полковника Херлонга, командира 1-го батальона. Приказ гласил двигаться по дороге в Стумон параллельно с ротой С 1-го батальона 119-го пехотного полка, которой предстояло двигаться по обе стороны от дороги, чтобы не допустить засады в лесах на этом участке немецкой пехоты с фаустпатронами. Целью движения этой смешанной танково-пехотной группы было прощупывание сил противника и выбор подходящей точки, откуда можно было бы начать контратаку на саму деревню.

Берри приказал выступать. Лежащая перед ним дорога была пуста. Повсюду валялись предметы, брошенные солдатами 30-й дивизии при отступлении. Берри повернулся в башне своего танка, и жестом отдал находившемуся позади него лейтенанту Пауэрсу приказ трогаться и занять оговоренный участок силами своего взвода из пяти танков. Пауэрс принял сигнал, и его взвод проехал мимо танка Берри.

Вдруг из тумана прямо перед носом у Пауэрса выкатилась «пантера». Первую секунду оба танка замерли от неожиданности. Первым выстрелило 75-миллиметровое орудие танка Пауэрса. Раздался лязг снаряда о броню, вокруг защитного щитка орудия «пантеры» полыхнуло пламя, и добела раскаленный бронебойный снаряд рикошетом ушел вниз, где убил водителя и стрелка на месте. Пауэрс проехал мимо подбитого вражеского танка, в восторге от своего первого убийства. Из-за тумана, измороси и сгущавшейся темноты невозможно было ничего разглядеть уже на расстоянии в двадцать ярдов. Впереди из тумана опять вынырнул перегораживавший дорогу огромный танк. Пауэрс опять среагировал первым. Его стрелок выстрелил практически сразу. Но снаряд рикошетом соскользнул с наклонной лобовой брони «тигра».

Пауэрс заорал на стрелка, чтобы тот стрелял еще, но орудие танка заело. Стрелок лихорадочно пытался исправить поломку, а «тигр» тронулся, наводя свою огромную пушку на «шерман». Пауэрс отчаянно поднялся в своей башне и подавал назад знаки с просьбой о помощи.

И помощь пришла в лице 90-миллиметрового противотанкового орудия, которое Берри тоже получил в депо. Пока экипаж изготавливал орудие для стрельбы, «тигр» успел выпустить два снаряда, но ни один не попал в цель. Наконец орудие выстрелило, и «тигр» охватило пламя.

- Готов! – крикнул стрелок Пауэрса сквозь грохот. Танк покатился дальше. Справа ярко горел «тигр», от него во все стороны расходились клубы густого черного дыма. «Шерман» проехал сквозь дым, и там оказалась еще одна «пантера». И снова Пауэрс выстрелил первым. Снаряд скользнул по булыжникам, и пробил днище вражеского танка. Немецкий танк попытался скрыться, но тщетно – американец выстрелил еще раз и попал «пантере» в дульный тормоз. Орудие немецкого танка резко качнулось вверх, танк остановился и загорелся.

Нападение немцев было отбито. В течение тридцати минут наспех сколоченный отряд капитана Берри остановил тотальное отступление, произведя при этом столь сильное впечатление на немцев, что их командир приказал уцелевшим танкам отступить обратно в горы, под защиту укреплений Стумона. Узнав о произошедшем, Пайпер одобрил такое решение. Горючее было уже на исходе. Нельзя было позволить себе тратить остатки топлива в затяжной танковой битве.

Воодушевленные успехом Берри, пехотинцы 119-го полка снова начали взбираться в гору, с которой только что бежали. Патрули Пайпера отступали перед их натиском. 1-я дивизия СС снова остановилась.

Непосредственно за линией фронта в районе Амблева почувствовалось присутствие еще одного подразделения. Сюда прибыл командующий воздушно-десантным корпусом генерал Риджуэй для координирования обороны. Его штаб расположился непосредственно за штабом генерала Гейвина, командира 82-й воздушно-десантной дивизии, в Вербомоне, и он принялся пристально изучать положение дел и имеющиеся в распоряжении соединения. Риджуэй ставил своей целью остановить продвижение Пайпера вдоль кривой от Амблева вниз до реки Урт, где положению XVIII воздушно-десантного корпуса угрожали другие наступающие немецкие части. Кроме того, необходимо было закрыть двадцатимильный разрыв между V и VIII корпусами, появившийся в результате продвижения 6-й танковой армии СС.

Имеющиеся в распоряжении соединения представляли собой неоднородную смесь. Здесь находились 119-й пехотный полк и 82-я десантная дивизия Гейвина, с севера подходила боевая группа 3-й бронетанковой дивизии. Силами именно этих соединений предстояло разгромить Пайпера. 82-я дивизия должна была стать «оборонительным щитом», которому предстояло выполнять на самом деле наступательную роль, двигаясь вперед в районе Вербомона. Боевая группа 3-й дивизии, прибыв в район боевых действий, должна была установить контакт с 117-м пехотным полком и с его помощью укрепить оборонительную линию вдоль реки Амблев от Стумона до Ла-Глейз. На часть подразделений 82-дивизии тем временем ложилась задача обеспечить оборону мостов через Сальм в Труа-Пон, очистить от неприятеля участок между рекой Амблев и дорогой от Вербомона до Труа-Пон, и установить контакт с боевой группой 3-й бронетанковой, когда последняя доберется до Ставло, таким образом, завершив окружение противника на севере.

Пока генерал Риджуэй составлял планы на завтра, полковник Пайпер тоже обдумывал свое положение. Оно было не из лучших. 6-я танковая армия СС где-то в тылу так и не сумела расширить район своего прорыва в достаточной степени, чтобы обеспечить продвижение второго эшелона бронетехники и предоставить Пайперу поддержку, необходимую для того, чтобы сломить сопротивление американцев. У него заканчивались все запасы, в первую очередь – горючего, а действия американцев в Ставло перерезали ему основной маршрут снабжения, и теперь, пока не удастся отбить Ставло, полковник мог рассчитывать только на снабжение по воздуху.

Территория, на которой Пайпер мог действовать, ограничивалась теперь несколькими квадратными километрами, посередине которых находились Ла-Глейз и Стумон, а на краю - слабенький мост через Амблев в Шене, где закрепился передовой отряд. Стумон оборонял 1-й батальон 1-го танкового полка, 2-й батальон того же полка защищал Ла-Глейз, а в Шене расположился 84-й батальон легкой зенитной артиллерии при поддержке 2-го гренадерского полка. Настроение солдат было все еще бодрым, а потери, понесенные во время утреннего штурма Стумона – небольшими, но все же того боевого духа, что вчера, уже не было. Пайперу показалось, что его солдаты начали понимать, что наступление боевой группы Пайпера захлебнулось. Бросок на запад окончен. Дальше будет только бой за выживание.

Внизу, на повороте дороги, ведущей к железнодорожной станции Стумон, в темноте догорала «пантера», подбитая танком роты капитана Берри. Все стихло, звуков сражения не было слышно. Наступила полночь 19 декабря. Горящая «пантера» знаменовала собой крайнюю точку, до которой удалось добраться Йохену Пайперу за весь свой «бросок на запад».

День пятый:

Среда, 20 декабря 1944 года

«Должно быть, так же и Христос шел изгонять торговцев из храма…»

Один из британских офицеров, описывая появление Монтгомери в штабе генерала Ходжеса

Унтер-офицеры тихо перемещались по позициям в Ставло, переползая по развалинам домов вдоль реки от одного залегшего в них солдата до другого. «Просыпайтесь!» - шептали они, - «Идут!» Внезапно раздался звон металла о металл, и сразу же в воздух поднялась осветительная ракета и зависла над рекой, залив все красноватым светом. Все увидели, что немцы действительно идут – вброд через реку, подняв оружие высоко над головой.

Из занятых американцами домов затрещали винтовочные выстрелы. Заговорил пулемет, рассыпая над водой бело-зеленые очереди. Потом осветительная ракета упала в воду и вновь воцарилась темнота. С другой стороны реки тоже зазвучал пулеметный огонь. Белые очереди протянулись через реку из полдюжины точек.

Молодой командир взвода, на который пришелся удар немцев, отчаянно обрывал телефон с требованием запустить еще осветительные ракеты. Когда очередная ракета на минуту взлетала в воздух, можно было увидеть, как десятки немцев пробираются через течение.

Лейтенант Джин Хансен, командир одного из отделений 743-го танкового батальона, выделенного на поддержку пехоты, мгновенно принял решение.

- Заряжать зажигательные!– приказал он.

Его стрелки быстро заменили бронебойные снаряды на зажигательные.

- Огонь! – заорал Хансен. По всему немецкому берегу реки снаряды разрывались в домишках, поднимая клубы белого дыма, и в домах быстро разгоралось пламя. В свете пожара силуэты немецких солдат в реке стало хорошо видно, и американцы снова открыли по ним огонь.

Сержанту Уильяму Пирсу пришла в голову та же идея, что и молодому танковому командиру. Он взял две канистры бензина и сумел незамеченным перебраться с ними на другой берег. Там он подкрался к ближайшему дому, выплеснул бензин на фасад, и поджег. Дом мгновенно вспыхнул красно-желтым пламенем, а Пирс ушел обратно тем же путем.

И тогда началась «утиная охота», как позже назовут эту бойню американцы. Немцы оказались как на ладони на фоне пожаров на противоположном берегу. Они попали в ловушку, и во множестве падали в воду мертвыми. Но тем не менее, продолжали идти вперед, «как одурманенные», по словам лейтенанта Мюррея, командира 1-го взвода.

Американцы, засевшие в домах, наслаждались избиением неприятеля. От их страха и усталости не осталось и следа. На смену им пришла неодолимая, почти атавистичная жажда убийства. Беспорядочная стрельба улеглась, теперь они расчетливо выбирали себе мишени. Вот молодой офицер, легко опознаваемый по фуражке, поворачивается к своим солдатам, чтобы махнуть им рукой. На нем останавливается прицел, и в следующее мгновение он уже падает замертво с пулей в груди. Вот большой солдат пробирается сквозь течение, высоко держа над головой автомат. Мушка останавливается ровно посередине его лица, палец стрелка плавно нажимает спусковой крючок, ощущая толчок отдачи в плечо, и лицо немца превращается в кровавое месиво. Один за другим все они падают в воду, пока в реке не остается ничего, кроме мертвых тел, быстро уносимых течением под мост.

Но полковник Зандиг из лейбштандарта не собирался так легко сдаваться, хотя первая попытка форсирования реки и стоила ему около сорока человек убитыми. Он отдал приказ начать обстрел американских позиций у реки прямой наводкой из танковых орудий и «тигры» принялись расстреливать обороняющихся практически в упор.

Триумфальное настроение американцев тут же улетучилось. Вокруг них рушились кирпичи и известка, все сотрясалось от грохота вражеских орудий. В воздухе свистели огромные докрасна раскаленные куски металла. Под огневым прикрытием немецкая пехота форсировала реку. Солдаты перебегали от дома к дому, чередуя перебежки со стрельбой. 1-й взвод лейтенанта Мюррея понес тяжелые потери и вынужден был покинуть первый ряд домов. Второй ряд находился вне досягаемости прямого огня немецких орудий и здесь можно было секунду передохнуть.

Дождавшись подкрепления от роты В, Мюррей снова бросил выживших на улицу. Немцы еще не успели закрепиться в захваченных домах – это было удивительно, потому что обычно они закреплялись на захваченных позициях сразу же. Американцы стали теснить их обратно к реке. Занимался рассвет, и его первые лучи открывали картину самой безжалостной жестокости, на которую только способен человек по отношению к человеку. Повсюду, посреди разрушенных домов и на берегу реки, валялись убитые, а оставшиеся в живых немцы пытались бежать обратно через быстро текущую реку. Дома на том берегу все еще горели. К средней опоре моста течение прибило пару трупов и продолжало трепать их.

К 7:30 американцы полностью восстановили контроль над южным берегом Амблева. Ставло снова был в руках американцев, и теперь уже – навсегда. Наконец-то защитники могли расслабиться.

Генерал Уильям Харрисон, помощник командира 30-й пехотной дивизии, был в гневе. В отличие от своего начальника, генерала Хоббса, он ненавидел бытьпривязанным к столу в штабе дивизии; куда лучше он себя чувствовал на передовой, среди солдат. За эти пристрастия в дивизии его прозвали «солдатским генералом».

Но вчера Харрисону пришлось пережить событие, которого он никогда не ожидал увидеть в 30-й дивизии – бегство 3-го батальона Сатерленда из Стумона. Генерал тут же отдал приказ об отставке командира полка, и предложил взять командование на себя. Хоббс согласился. Теперь же его внезапно открепили от дивизии и передали под командование XVIII воздушно-десантного корпуса, а известно что генерал Риджуэй не знает слова «поражение». Харрисон получил приказ вместе с боевой группой В генерала Трамена Будино из 3-й бронетанковой дивизии, которая подтягивалась с севера, вытеснить неприятеля из района Стумона; непосредственной задачей Харрисона было взятие самой деревни. 119-я пехотная дивизия Соединенных Штатов больше не подведет!

Но если новый командующий 119-й дивизии, ныне переименованной в Тактическую Группу Харрисона, собирался в духе своего предыдущего кавалерийского опыта войти в Стумон с наскока, то он ошибался. Пехота очень осторожно продвигалась вслед за танковой ротой Берри из 740-го танкового батальона, продираясь сквозь минные поля, простреливаемые вражескими снайперами и противотанковыми орудиями, и уплачивая страшную цену за каждый пройденный ярд. Рота Берри тоже несла потери от немецких танков, закрепившихся на окрестных высотах. Однако, генерал Херлонг, памятуя о судьбе предыдущего командира полка и зная нрав генерала Харрисона, не останавливал натиска. Каждый раз, когда напор его солдат ослабевал, он снова и снова подгонял их, так что если они продвижение было и не очень быстрым, по крайней мере оно было непрерывным.

Вот атакующие преодолели первую тысячу ярдов. Теперь на пути было минное поле, которое пехоте предстояло обойти по лесистому склону горы слева от дороги, пока саперы разминируют проход для танков. Еще тысяча ярдов, и еще одно минное поле, которое стоило Берри двух драгоценных «шерманов». Ярд за ярдов американцы двигались вперед. Вот слева от них уже показался санаторий Сен-Эдуард, самое большое здание в Стумоне. Снизу оно казалось крепостью, охраняющей дорогу. Оба ротных командира решили, что здесь неплохо бы расположить командный пункт, и послали по отряду пехоты на захват здания. Солдаты отправились исполнять приказ, а наступление продолжалось. Пройдено было уже почти три тысячи ярдов.

В санатории Сен-Эдуард немцы уже поджидали наступающих. С их позиции было очень удобно контролировать лежащую внизу дорогу. Эсэсовцы даже хвастались перед прятавшимися в подвалах двумя сотнями больных детей и стариков, что это их «Крепость Сен-Эдуард». Но в своей самоуверенности они не учли тумана, который начал спускаться с окрестных гор.

О том, что на здание идут американцы, стало ясно, когда на него стали сыпаться снаряды. Артобстрел оказался недолгим, интенсивным и эффективным. Он отогнал защитников здания от высоких разбитых окон, и когда немцы смогли поднять голову, американцы в форме цвета хаки уже проникли во дворы и во внешние строения.

Разразилась яростная перестрелка, приглушенная туманом, но американцев было слишком много, а эсэсовцев – слишком мало, и их оттеснили в главное здание. Теперь по коридорам отдавалось гулкое эхо пулеметных очередей, падения тел на пол и взрывов, когда заряды базуки пробивали внутренние стены.

Внизу, в подвалах, при свете свечей два священника и несколько монашек в накрахмаленных шапках и в голубых одеяниях старались успокоить стариков и перепуганных детей-туберкулезников. Старший из священников, отец Анле, велел всем преклонить колени и сложить руки. Посреди шума бушующего над ними сражения он, крича изо всех сил, как никогда не кричал раньше, возглавил молитву.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconРасписание марафона 3 декабря 2012 года (понедельник)
Международный день инвалидов. Все, что здесь будет происходить, и все, что мы придумали, подчинено лишь одной цели – превратить формальный...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconРасписание марафона 3 декабря 2012 года (понедельник)
Международный день инвалидов. Все, что здесь будет происходить, и все, что мы придумали, подчинено лишь одной цели – превратить формальный...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига первая Наступление День первый: Суббота, 16 декабря 1944 года....
Так оно и вышло, но сначала непоколебимая уверенность американской армии была вдребезги разбита в ходе отчаянного и абсолютно неожиданного...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» icon1. Основными видами общевойскового боя являются оборона и наступление....
Оборона и наступление тесно взаимосвязаны. Любая оборона содержит элементы наступления, а наступление—элементы обороны
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» icon19. 12. 12 Состоится празднование дня Николы Зимнего
День Святителя Николая Чудотворца! Православные празднуют этот день 19 декабря (католики 6 декабря)
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига вторая Книга о счастье и несчастьях 2 «Николай Амосов. Книга...
«Николай Амосов. Книга о счастье и несчастьях. Книга вторая»: Молодая гвардия; Москва; 1990
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconИстория башкир
Первая книга напечатана во времена Российской империи, а вторая в советский период. Первая книга написана на общем для народов Урало-Поволжья...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconДень вторник. Мантра «ом намо бхагаватэ нарасимхадевайя». Это защитная...
...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconПиттакус Лор Аннотация Питтакус Лор я четвертый: Пропущенные материалы: Наследия павших
До Четвертого (Джона Смита) шли Первая, Вторая и Третий. Про них было известно только, что могадорцы схватили Первую в Малайзии....
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига вторая из серии «знания первоистоков»
С12 Семья – космическая единица. Книга вторая. Серия «Знания Первоистоков». – Челябинск, 2012. – 136с
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница