Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!»


НазваниеКнига вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!»
страница4/11
Дата публикации25.06.2013
Размер1.11 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Военное дело > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Молитва звучала то громче, то тише, и наконец совсем оборвалась. Стрельба наверху прекратилась. Воцарилась тишина. Отец Анли с трудом поднялся с колен и выжидательно посмотрел на дверь.

Та распахнулась. По лестнице хлестнула автоматная очередь.

- Здесь мирные жители! – в страхе закричали собравшиеся. – Мы – мирные жители!

В проходе появился человек в форме цвета хаки с винтовкой в руке. Это был американец!

- Сэмми! Сэмми! – радостно закричали дети, бросившись к нему.

За этим солдатом вошли другие, и всех их окружила восторженная толпа детей, на чьих желтоватых лицах просвечивал туберкулезный румянец. «Лебедушки», как дети прозвали монашек, поспешили успокоить их. Мать-настоятельница велела всем преклонить колени и принялась перебирать четки с молитвой, а затем – произнесла молитву о вечном покое павших в только что закончившейся над их головами битве.

Полковник Херлонг решил, что пора останавливаться. За этот день его боевая группа прошла 3000 ярдов. Результат не то, чтобы впечатляющий, но частично компенсировавший вчерашнее отступление. Туман все больше мешал продвижению, и пока он еще не сгустился окончательно, надо было закрепиться на занятых позициях. Полковник приказал остановиться на ночь. Один из двух подорвавшихся на минах танков развернули поперек дороги. Между этим заграждением и санаторием расположили четыре танка из роты Берри, а роты В и С получили приказ закрепиться полукругом на склоне горы вокруг самого санатория. Очень быстро была оборудована оборонительная линия всего в 300 ярдах от неприятельских укреплений, на которых не было заметно никакой деятельности. Потом окончательно сгустился туман, закрыв обзор и поглотив звуки.

2.

Пока американские пехотинцы в Ставло громили эсэсовцев полковника Зандига, генерал Стронг в Версале паковал вещи. Для него настал печальный момент. Почти два года он был верховным главнокомандуюшим. В штаб Эйзенхауэра его пригласили после разгрома американцев в Кассерине, чтобы навести порядок. Теперь же его судьбу решил другой разгром, Арденнский. Было ясно, что Беделл Смит потерял доверие к Стронгу и Уайтли из-за их вчерашних предложений. Утром Беделл Смит несомненно будет рекомендовать Эйзенхауэру отстранить его и Уайтли.

Наступило время утреннего совещания. Стронг последний раз оглядел свой теперь уже бывший кабинет, где он проработал последние два месяца, и отправился в зал совещаний. Перед ним шел Уайтли, один. Обычно он приходил на совещание вместе с Беделлом Смитом, но в это утро он все еще сердился на Смита за вчерашнее, и отправился на совещание в одиночку.

Совещание шло своим чередом. Беделл Смит на своем посту председателя лишь временами недовольно ворчал и грубо перебивал выступающего. После собрания он вдруг подошел к генералу Стронгу и взял его за руку. Тихо и без какого-либо выражения эмоций он сказал, что собирается рекомендовать Эйзенхауэру назначить Монтгомери командующим северным сектором фронта. Стронг был в шоке. Со стороны Смита это была ошеломительная перемена, но тот, казалось, не заметил изумления своего товарища и продолжал все так же спокойно уговаривать Стронга ничего не говорить во время их совместного визита к Эйзенхауэру. Лучше, если предложение будет исходить от американца, чем от британца. Стронг кивнул в знак согласия.

Чуть позже они вошли в кабинет Верховного Главнокомандующего, и генерал Уайтли открыл совещание. Но не успел он толком начать, как Эйзенхауэр перебил его:

- Джок, кажется, вчера вечером у тебя мелькнула мысль поручить северную часть этого сражения Монти? Верно?

Уайтли замялся, и вместо него ответил Смит:

- Да, сэр, это так.

Эйзенхауэр поднял трубку телефона и попросил генерала Брэдли. Разговор выдался долгим и напряженным. Трое офицеров слышали только одного из собеседников, но по тону и выражению лица Верховного Главнокомандующего было ясно, что генерала Брэдли кандидатура Монтгомери не устраивала. В конце концов Эйзенхауэр вежливо, но твердо сказал:

- Брэд, в конце концов, это приказ, - и повесил трубку.

Итак, свершилось. Фельдмаршалу сэру Бернарду Монтгомери предстояло принять командование над 1-й армией. В результате, с учетом того, что он уже командовал одной американской армией, 9-й, получалось, что в его распоряжении находилось больше американских войск, чем под командованием самого генерала Брэдли. Полковник Пайпер в далеком Стумоне и представления не имел о том, что результатом его прорыва станет должностное назначение, которому предстоит стать причиной самого глубокого и долгосрочного ухудшения отношений между союзниками.

Генерал Ходжес в Шодфонтене ждал своего нового командира со смешанными чувствами. Ему была известна репутация Монтгомери и он представлял себе, что сейчас начнется, но, с другой стороны, генерал был рад, что ему не придется в одиночку взваливать на себя ответственность за решения, от которых может зависеть будущее целой армии. По правде говоря, генерал Ходжес устал. Ни одна из четырех армий, находившихся под командованием Брэдли, не несла такой нагрузки этой зимой, как его армия. Начиная с конца октября ему приходилось сражаться на самом важном участке фронта, против сильнейших сил противника, в условиях сложнейшего рельефа. В Хюргтенском лесу и на Руре он бился, как мог, не имея в достаточном количестве ни людей, ни припасов, а Третья армия генерала Паттона в то же время получала от Брэдли гораздо больше поддержки. Теперь же Ходжес оказался в самом тяжелом положении. Его фронт был катастрофически прорван в двух местах, а командир группы армий не удостаивал его ни советом, ни подсказкой. Поэтому генерал рад был помощи со стороны такого человека, как Монтгомери, который был хорошим опытным командиром, что бы о нем ни говорили.

Монтгомери прибыл в полдень, вместе со своим начальником штаба, бригадиром Бэлчемом. На нем был китель, доходящий до колен, и мешковатые брюки цвета хаки, а шея его была обернута толстым шарфом. Вместо традиционного черного берета на голове командующего был красный берет парашютиста со знаками отличий. Его только что назначили шефом парашютно-десантного полка, и врожденное тщеславие натолкнуло его на мысль, что такой головной убор несомненно привлечет внимание журналистов.

Неделями Монтгомери не покидало ощущение, что война проходит мимо него; Эйзенхауэр не обращал внимания на все предложения британца сконцентрировать под командованием последнего значительные силы союзников для единого решительного броска на противника. После провала высадки в Арнхеме, которая была, надо сказать самым смелым из предприятий Монтгомери, очень непохожим на прочие его операции, он стал ощущать себя вопиющим в пустыне. Теперь же он получил командование над огромной американской армией и полный карт-бланш на любые действия. Сердце фельдмаршала пело – он снова вступал в дело, причем на своих собственных условиях. (1)

(1) Кто именно натолкнул Стронга и Уайтли на мысль о том, чтобы предложить Монтгомери на должность командующего северным сектором обороны США в Арденнах, до сих пор толком неясно. Некоторые данные позволяют предположить, что эту идею могли подкинуть из штаба самого Монтгомери вечером 19 декабря. Впрочем, понятно, что соображения национального и личного престижа все равно не дадут непосредственным участникам тех событий раскрыть читателям истинную подоплеку того ключевого назначения, которое привело к перелому хода всей битвы.

Монтгомери быстро вышел из своего «хамбера» и направился в штаб сил США. Выражение его острого, «птичьего» лица было настолько решительным, целеустремленным и энергичным, что наблюдавший за этими судьбоносными шагами британский офицер позже вспоминал об этом со словами «должно быть, так же и Христос шел изгонять торговцев из храма.» Фельдмаршала проводили в зал совещаний. Войдя, он остановился и оглядел стоявших полукругом американских офицеров.

- Ну что ж, джентльмены, - произнес он голосом британского аристократа, - я так понимаю, что имеются какие-то проблемы. Рассказывайте!

Пока Монтгомери вводили в курс дела, он велел принести корзинку для пикника. Когда ее принесли, он какое-то время сидел, задумчиво жуя бутерброды и размышляя над услышанным. Потом извинился и отошел в другую комнату, где его уже ждали «глаза и уши» - шестеро молодых офицеров, в чине не старше майора, побывавшие на различных участках фронта, где терпеливо опрашивали командиров и оценивали ситуацию опытными глазами фронтовиков. Теперь же они честно излагали свое видение положения на фронте 1-й армии.

Чуть погодя Монтгомери вернулся к ожидавшим его в зале совещаний офицерам штаба 1-й армии и начал отдавать приказы. В отличие от Ходжеса, который считал главной целью немцев на Маасе Льеж, Монтгомери решил, что противник стремится занять в первую очередь участок реки южнее города (разведка донесла ему, что люфтваффе было приказано не бомбить мосты в этом районе). Поэтому он принял решение о сборе резерва для последующей контратаки. Для того, чтобы было из кого формировать этот резерв, необходимо было сократить линию обороны 1-й армии – иными словами, это означало необходимость отступить.

Ходжес воспринял это решение, как личное оскорбление. Он оставался непреклонным.

- Американцы не отступят! – твердо заявлял он.

Спор затянулся бы, если бы не появился усталый офицер с опознавательной нашивкой 7-й бронетанковой дивизии. Это был полковник Фред Шредер, только что прибывший из Сен-Вита, с поля сражения, где его дивизия противостояла атакам трех вражеских и была уже практически окружена.

Он что-то пробормотал и протянул карандашную записку от командира своей дивизии, генерала Хэнсбрука, начальнику штаба Ходжеса генералу Кину. Тот прочел ее и передал Ходжесу со словами «Джентльмены, думаю, вас заинтересуют новости из Сен-Вита». Да, ознакомиться было с чем. Подробное описание своего положения Хэнсбрук заканчивал очень сдержанно, и по этой сдержанности было понятно, насколько серьезно в действительности обстоят дела.

«Командование VII корпуса приказало мне держаться, и я выполню приказ, но мне необходима помощь. Мое положение могла бы облегчить атака из Бастони в северо-восточном направлении, которая отрезала бы ублюдков, забравшихся мне в тыл. И мне очень нужна поддержка с воздуха… Поймите, мне недостаточно подходящих с севера частей 82-й воздушно-десантной дивизии.» Ходжес выждал паузу, чтобы все вдумались в прозвучавшие строки, и прочистил горло. Эта мольба о помощи еще сильнее настроила его против отступления.

- В свете полученной информации, - произнес он, - Восемнадцатый корпус Риджуэя должен продолжать движение вперед, на Сен-Вит, на помощь Хэнсбруку.

Фельдмаршалу пришлось уступить и согласиться с решением, продиктованным письмом.

- Я согласен, что ребятам из Сен-Вита надо помочь, - сказал Монтгомери, но стал настаивать на том, чтобы операция проводилась так, как считает нужным он. Риджуэю было предписано «восстановить линию Мальмеди – Сен-Вит» и, таким образом, заново установить контакт с 7-й бронетанковой. Части Пайпера, представлявшие собой главное препятствие на пути 82-й десантной дивизии и боевой группы В 3-й бронетанковой дивизии, следовало уничтожить сразу же. Но после восстановления соединения Сен-Вит следует эвакуировать, закончил Монтомери, поскольку, по его словам, «пока порядок не наведешь, победы не добьешься, верно ведь?» На этом фельдмаршал покинул зал заседаний.

3.

Во второй половине дня оба подразделения, направленные Монтгомери на соединение с 7-й бронетанковой в Сен-Вит – боевая группа В 3-й бронетанковой дивизии генерала Будино и 82-я воздушно десантная дивизия генерала Гейвина – уже сражались с Пайпером, разгромить которого им было необходимо для выполнения своей миссии.

Первым с немцами столкнулся Будино. Он разделил свои войска на три группы, получившие названия по именам командующих – тактическая группа Лавледи, тактическая группа МакДжорджа и тактическая группа Джордана, генерал пустил их по трем разным дорогам с севера в общем направлении на Стумон - Ла-Глейз. Самая крупная из трех, группа Лавледи, левая половина стального капкана, которому предстояло захлопнуться вокруг боевой группы Пайпера, добралась до перекрестка дорог Труа-Пон – Стумон, не встретив по пути ни единого признака неприятеля. Казалось, весь район вымер, как будто слухи о приближении эсэсовцев вызвали массовое бегство местного населения.

Полковник Билл Лавледи оглядел местность. Все казалось совершенно спокойным. И он решился. Колонна покатилась вперед. Но не успели танки проехать и сотни ярдов, как наткнулись на неприятеля сразу же за поворотом дороги на Труа-Пон. Это была небольшая колонна немецких грузовиков, покрытых нарубленными в лесу сучьями и камуфляжными сетками. Немцы были удивлены не меньше американских танкистов. Это были снабженцы, они переправились по найденному восточнее Труа-Пон укрепленному мосту и везли почти окруженному Пайперу столь необходимое ему горючее.

Первыми спохватились американцы. 75-миллиметровое орудие передового «шермана» открыло огонь. Ближайший немецкий грузовик охватило пламя. Тут же к обстрелу присоединились и другие «шерманы». Грузовики вспыхивали один за другим. Солдаты выбегали из машин и прятались в кюветах по обе стороны узкой дороги. Через несколько минут все было кончено, и разгромленные эсэсовцы поднимались из укрытий с поднятыми руками.

Лавледи отдал приказ о продолжении наступления. Его сорок пять «шерманов» ровно катились вниз по дороге в Труа-Пон. Там они разогнали горстку эсэсовцев, засевших в доме месье Аботта и спасли несколько запуганных местных бельгийцев, ожидавших расстрела в любой момент. Потом танкисты встретились с военными инженерами майора Ейтса, которые все еще удерживали берег реки от постоянных попыток немецких разведывательных патрулей прорвать их оборону. Защитников осталось уже менее сотни, но они уже три дня обманывали опытных командиров СС, имитируя появление танкового подкрепления – гоняли ночью туда-сюда по деревне четырехтонный грузовик с привязанными к нему цепями и стреляли по лесам из базук, чтобы противник подумал, что это артиллерия. После обмена сведениями Лавледи продолжил бросок на Ставло.

Но теперь удача изменила ему. На подходе к деревушке Пти-Спе авангард колонны попал в ловушку. В домах справа от дороги немцы укрепили с полдюжины легких противотанковых орудий, придав им для усиления три тяжелых танка с укрытым корпусом по обеим берегам Амблева. Шесть американских танков катились, ничего не подозревая, по пустой дороге, и как только они выехали на перекресток в центре деревни, немецкая артиллерия открыла огонь.

Все шесть «шерманов» были тут же подбиты, и благодаря своим пожароопасным бензиновым двигателям (из-за которых эти танки прозвали «ронсоновскими зажигалками») тут же загорелись. Экипажи в спешке выбирались из танков и бежали в укрытия под огнем немецких пулеметов. Наступление тактической группы Лавледи захлебнулось. Видя горящие «шерманы» на дороге, намертво перекрытой решительно настроенным противником, полковник приказал отступать. Водители танков, торопясь и проклиная узкую дорогу, на которой негде развернуться, теперь спешили обратно тем же путем, что прибыли сюда.

Двум остальным тактическим группам повезло в тот день не больше. Группа майора МакДжорджа, подходившая к Ла-Глейз с северо-востока, начала свой бросок весьма успешно. Танки наступали вдоль длинной дороги по горному хребту, и противник не попадался им до тех пор, пока до Ла-Глейз не осталось две мили. Однако на выезде из деревни Кур, где МакДжордж подобрал роту пехотинцев, наступающие натолкнулись на немецкую заставу. Пехотинцы попрыгали с брони и вступили в бой, но яростная контратака отбросила их назад, а когда немецкая пехота подобралась уже вплотную к танкам, майор МакДжордж решил, что пора уходить и спешно вернул свою группу обратно в Вербомон.

Тактическая группа под командованием капитана Джона Джордана тоже не отличилась особыми успехами. Когда этот отряд, самый маленький из трех, приблизился к Стумону, он тоже попал под неожиданный фланговый обстрел окопавшихся вражеских танков с горы. Два «шермана» были сразу же подбиты, и Джордан понял, что надо что-то делать, иначе весь небольшой отряд перебьют на дороге, как куропаток. Сблизиться и вступить в бой мешал густой лес на той стороне дороги, так что оставалось только отходить. Капитан тут же отдал приказ, и его «шерманы» покатились назад до тех пор, пока не оказались вне досягаемости неприятельского огня.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconРасписание марафона 3 декабря 2012 года (понедельник)
Международный день инвалидов. Все, что здесь будет происходить, и все, что мы придумали, подчинено лишь одной цели – превратить формальный...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconРасписание марафона 3 декабря 2012 года (понедельник)
Международный день инвалидов. Все, что здесь будет происходить, и все, что мы придумали, подчинено лишь одной цели – превратить формальный...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига первая Наступление День первый: Суббота, 16 декабря 1944 года....
Так оно и вышло, но сначала непоколебимая уверенность американской армии была вдребезги разбита в ходе отчаянного и абсолютно неожиданного...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» icon1. Основными видами общевойскового боя являются оборона и наступление....
Оборона и наступление тесно взаимосвязаны. Любая оборона содержит элементы наступления, а наступление—элементы обороны
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» icon19. 12. 12 Состоится празднование дня Николы Зимнего
День Святителя Николая Чудотворца! Православные празднуют этот день 19 декабря (католики 6 декабря)
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига вторая Книга о счастье и несчастьях 2 «Николай Амосов. Книга...
«Николай Амосов. Книга о счастье и несчастьях. Книга вторая»: Молодая гвардия; Москва; 1990
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconИстория башкир
Первая книга напечатана во времена Российской империи, а вторая в советский период. Первая книга написана на общем для народов Урало-Поволжья...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconДень вторник. Мантра «ом намо бхагаватэ нарасимхадевайя». Это защитная...
...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconПиттакус Лор Аннотация Питтакус Лор я четвертый: Пропущенные материалы: Наследия павших
До Четвертого (Джона Смита) шли Первая, Вторая и Третий. Про них было известно только, что могадорцы схватили Первую в Малайзии....
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига вторая из серии «знания первоистоков»
С12 Семья – космическая единица. Книга вторая. Серия «Знания Первоистоков». – Челябинск, 2012. – 136с
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница