Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!»


НазваниеКнига вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!»
страница6/11
Дата публикации25.06.2013
Размер1.11 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Военное дело > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Для командира 6-й танковой армии Зеппа Дитриха Арденнское наступление шло неудачно. Он с самого начала не верил в стратегическую цель, поставленную Гитлером – Антверпен; понятно было, что не имея достаточного снабжения, армия не сможет занять этот важнейший порт. Но вот тактическую цель – форсирование Мааса и, возможно, соединение с войсками, предназначенными для атаки из Голландии, - он считал осуществимой, основывая свои ожидания на том, что Пайпер захватит мосты через Маас. Но оборона американцев на хребте Эльзенборн не дала Дитриху расширить участок прорыва, и из-за этого он оказался не в состоянии ни послать за Пайпером второй эшелон наступления, ни обеспечить ему полноценное снабжение.

Теперь Кремера беспокоила возможность того, что Пайпер скоро повернет на север в целях обороны своего фланга и линий коммуникации. Какими силами можно было бы прикрыть этот фланг Пайпера? Южнее Веймса располагался заслон 3-й парашютной дивизии, но если эту дивизию перебросить на помощь Пайперу, то откроется дорога для подхода с севера подкреплений к американцам в Сен-Вит, который вот-вот падет под натиском трех с половиной дивизий.

Печальная истина заключалась в том, что Шестая армия провалила свою изначальную задачу – обеспечить прорыв на достаточно широком участке, чтобы через него можно было бросить второй эшелон наступления. Так что теперь выбор действий был невелик, разве что потребовать от люфтваффе, о котором Дитрих был весьма невысокого мнения, организовать снабжение Пайпера по воздуху, да заставить Монке оторвать зад от стула и лично броситься на выручку Пайпера оставшимися силами 1-й бронетанковой дивизии СС.

Размышления Дитриха прервал стук в дверь. На пороге стояли Кремер и офицер армейской разведки.

- Что у вас? – рявкнул Дитрих.

- Вот что только что передали по «Зольдатензендер Кале» (1), - сказал Кремер и кивнул разведчику.

(1) Пропагандистская радиостанция ВВС под руководством английского журналиста Сефтона Делмера, работавшего до войны берлинским корреспондентом «Дейли Экспресс». Передачи этой станции были рассчитаны в первую очередь на немецких солдат, и ведущими по большей части являлись немецкие военнопленные.

Тот передал хозяину кабинета распечатанный текст. Дитрих выхватил лист из рук офицера и проглядел; затем перечитал еще раз, теперь уже медленно. Потом поднял побелевшее лицо:

- Срочно разобраться! Срочно!

Кремер кивнул:

- Так точно, вы безусловно правы. Сейчас же приступим к расследованию.

И оба вышли, а Дитрих остался сидеть в кабинете, уставившись в распечатку, которая представляла собой смертный приговор Пайперу, а возможно – и ему самому, как непосредственному командиру Пайпера, в случае попадания в плен к американцам.

«В ходе контрнаступления в районе перекрестка под Тиримоном, южнее Мальмеди, были обнаружены около шестидесяти убитых американских солдат. По свидетельству их выживших товарищей, враги убили их, когда те сдавались в плен, или уже находились в плену».(1)

(1) на самом деле, тела жертв «бойни в Мальмеди» были отбиты только 15 января 1945 года, и обнаружены наступающими американцами глубоко под снегом.

2.

Командующий первой дивизией СС генерал Монке руководил переправой своих солдат через Амблев между Труа-Пон и Ставло. Под командованием заслуженного ветерана полковника Ганзена, 1-й полк бронепехоты переправился через реку в Пти-Спа, и полковник установил командный пункт в трех сотнях ярдов от непрочного моста, по которому переправлялся полк, скрытый в густом тумане от тактической группы Лавледи.

Солдаты медленно перемещались в направлении своей цели – Ла-Глейз, словно стаи волков в густом тумане, заглушающем звук движения.

Впереди их ждала растянувшаяся на 8000 ярдов, от Труа-Пон на юг, до Гран-Але, линия обороны. В заснеженных окопах затаились десантники 505-го полка 82-й дивизии. Все утро мимо них тянулись потоки беженцев с известиями о втором эшелоне немцев, и временами из тумана доносился лязг гусениц. Ошибки быть не могло, где-то неподалеку приближались немецкие танки.

И вдруг они вынырнули из тумана. Не подозревая о присутствии десантников, немецкие пехотинцы шли, пригнувшись, вслед за своими закамуфлированными машинами. Танки катились по дороге вдоль склона, на котором расположились американцы.

Для ближайшей к ним группы из восьми американцев с базуками искушение оказалось непреодолимым. Ни секунды не колеблясь, они открыли огонь. Первый заряд ушел в клубах дыма и попал точно в цель, танк остановился. Два последующих выстрела тоже оказались удачными. Но на этом все закончилось. Появилась разъяренная внезапным нападением на свой маленький отряд немецкая пехота и открыла огонь. Через несколько минут все американцы были или убиты, или взяты в плен.

Но перестрелку услышали возле гаубиц 456-го полка полевой артиллерии. Они открыли стрельбу вслепую в туман, и на какое-то время дезорганизовали движение немецкого авангарда.

Полковник Вандервурт из 505-го десантного полка отчаянно пытался связаться по рации со штабом полка, находясь на немецком берегу. Он был уверен, что попал в ловушку и окружен на своем маленьком предмостном укреплении. Что делать? Установить связь так и не удалось, и надо было принимать самостоятельное решение. Полковник выслал роту F закрепиться на обрыве на берегу реки. Лейтенант Джейк Вюртрих поехал на джипе буксировать туда 57-миллиметровое противотанковое орудие.

И тут появились немецкие танки. Вюртрих ударил по тормозам. Артиллеристы высыпали из джипа и лихорадочно принялись отцеплять пушку и разворачивать в сторону противника. Капрал, вися на стволе, пытался поднять хобота лафета. Вот они с лязгом брошены наземь и Вюртрих бросается между ними. Заряжающий напротив него открывает затвор, заправляет в него снаряд, и закрывает затвор – Вютртих стреляет. Цель поражена, но маленький шестифунтовый снаряд отскакивает от толстой лобовой брони передового танка, как мячик. Вюртрих выстрелил еще раз с тем же результатом. Снаряд срикошетировал и исчез где-то среди деревьев. Вюртрих снова прижал глаз к окуляру. Еще один выстрел – и снова снаряд отскочил от танка без всякого эффекта, и теперь уже орудие танка выстрелило в ответ. Расчет маленького орудия тут же как водой смыло, только сам Джейк Вюртрих остался лежать на месте – мертвым. Американцы дрогнули. Они несли тяжелые потери, и то тут, то там солдаты покидали линию обороны, чтобы оттащить раненых в скалы.

На другом берегу реки появился полковник Экман, командир полка. Совместно с полковником Вандервуртом они приняли решение рискнуть и совершить маневр, упоминание которого вызывало недоумение у всех их коллег в штабе – дневное отступление. Сперва оно шло неплохо, но вскоре немцы поняли, что противник отходит, и усилили натиск. Американцам пришлось двигаться быстрее. Солдаты стали прыгать в воду со скалы и выбираться на тот берег кто как может. Наступило всеобщее смятение и паника. Наступающие немцы смешались с удирающими десантниками. Вот немецкий отряд устремился на другой берег реки по остаткам одного из мостов, за ним – второй. Казалось, немцы сейчас форсируют Амблев.

Но атака внезапно захлебнулась. Едва успели первые немецкие машины коснуться земли на противоположном берегу, как мост, по которому Монке подводил в бой бронетехнику, рухнул. Генерал в ярости орал на военных инженеров, настаивая на том, чтобы мост был восстановлен ценой любых потерь, и они старались что-то сделать по пояс в воде, но американская артиллерия не оставила им шансов. Потеряв пару десятков человек убитыми или ранеными, оставшиеся в живых вернулись на берег, надеясь на то, что скоро опять сгустится туман и даст им закончить работу.

Оставшись без танков, пехота ослабила атаки на линию Амблева. Два пехотных взвода, которые на плечах 2-го батальона форсировали реку, были уничтожены американцами, восстановившими линию обороны. Четыре тяжелых танка, переправившиеся через реку южнее, десантники подбили противотанковыми гранатами.

К вечеру все стихло. Наступление немцев на помощь Пайперу остановилось, хотя фронт 82-й дивизии продолжал оставаться слабым, и никто не мог гарантировать, что немцы не прорвут его, как только соберутся с силами. Однако покамест Пайпер оставался отрезанным от своих и брошенным на милость пехоты и танков Харрисона.

3.

Контрнаступление на Стумон Харрисон планировал на 7.30 утра 21 декабря, но внезапная ночная атака немцев нанесла серьезный урон 1-му батальону, и выступление пришлось отложить до 12:45. План атаки пересмотрели, теперь он подразумевал действие силами трех батальонов. Два из них должны были осуществлять сдерживающую атаку под прикрытием танков Берри на западе, причем 1-му батальону Херлонга предстояло отбить санаторий. А 2-му батальону МакКауна, состояние которого было получше, в это время следовало совершить марш-бросок и перерезать дорогу восточнее Стумона.

После артподготовки американцы в очередной раз двинулись вверх по многострадальному склону. Сперва атаке двух батальонов сопутствовала удача. Усилия Харрисона увенчались успехом. Медленно, но верно американцы пробивали себе дорогу вверх. Они снова вошли в санаторий и постепенно очищали от неприятеля первый этаж. Но когда уже казалось, что они определенно одержали верх, немцы повторили свой вчерашний ход. С противоположной стороны к дому подъехал «тигр», просунул дуло пушки в окно и начал стрелять. Американские солдаты бросились во все стороны. Их офицеры на секунду растерялись, но этого было достаточно – самые шустрые уже выпрыгивали из окон и удирали в поле.

Штурм прекратился. Офицеры и сержанты орали и сыпали угрозами – все было бесполезно, солдаты не двигались с места. Старшему офицеру пришлось потребовать дымовой завесы и под ее прикрытием отходить обратно, снова оставляя усыпанный трупами склон противнику.

Внизу сидящие в подвале гражданские были в полной панике. Противотанковая пушка американцев со смертоносной точностью расстреливала санаторий с расстояния 150 ярдов, прикрывая отступление пехоты. Артиллеристы все еще получали наводку от удерживающих выступ пехотинцев, которые стойко сопротивлялись всем попыткам неприятеля выбить их со своего форпоста.

Снаряд пробил гранитные стены и взорвался внутри первого этажа; в подвале на головы собравшимся посыпалась труха с потолка. Отец Анле понял, что если он сейчас ничего не предпримет, начнется смертельная давка у дверей.

- Сейчас я отпущу вам грехи! – крикнул он сквозь грохот.

Все преклонили колени и, невнятно бормоча, вслед за священником повторяли слова покаяния. Но не успел отец Анле попросить у Господа прощения всех грехов для собравшихся, как раздался страшный грохот и громкий свист снаряда, а мгновением позже крышу самого подвала пробил снаряд. Комната наполнилась едким дымом. Отец Анли встал и поторопился наверх с единственной мыслью уговорить немцев и американцев заключить перемирие, чтобы дать ему возможность увести отсюда свою паству. Но только его голова показалась из подвала, как немецкий солдат нажал спусковой крючок автомата. Раздалась очередь, и священник спешно рухнул обратно на ступени, где обнаружил, к своему изумлению, что ни одна пуля его не задела. Однако он все же вернулся обратно, к перепуганным людям, и, сглотнув, произнес: - Успокойтесь. Я обещаю, что никто не причинит вам зла.

Гражданские действительно немного успокоились, решив, что священник с кем-то наверху о чем-то договорился. Стрельба, как ни удивительно, на самом деле начала затихать.

Отец Анли вытер пот со лба и посмотрел наверх. В мерцающем свете свечей можно было разглядеть снаряд, застрявший в крыше подвала. Он не разорвался, но нависал очень угрожающе. Священник быстро опустил глаза, чтобы никто не успел проследить направление его взгляда, и принес краткую молитву Господу, чтобы снаряд оказался бракованным.

Пока в санатории кипел бой, МакКаун успешно вел свой батальон в обход вокруг города. Основную дорогу Стумон - Ла-Глейз удалось перерезать без каких-либо проблем. Но во второй половине дня у МакКауна возникли опасения за связь с двумя остальными батальонами. Отдав своему заместителю приказ организовать сооружение заставы на дороге, сам МакКаун с водителем и радистом отправился на осмотр местности. Командир должен был лично убедиться в правильности своей позиции перед тем, как предпринимать следующий шаг. Он впервые в жизни командовал батальоном, и, несмотря на вчерашнее везение в бою на реке, рассчитывать только на удачу МакКаун не собирался.

Передвигаясь по гористой местности перед правофланговой ротой, он внезапно увидел трех немцев – похоже, боевой дозор. Сам МакКаун среагировал инстинктивно – первый немец тут же упал, сраженный автоматной очередью. Остальные двое нырнули в кусты. В голове МакКауна лихорадочно метались мысли. Догонять? Развернуться обратно? Противник избавил его от мучительной необходимости делать выбор. С двух сторон раздались выстрелы. МакКаун пригнулся рядом с обоими своими солдатами, готовый к бою. Но на этот раз удача изменила ему.

- Kommen Siе hierher! (1) – раздался резкий приказ сзади. МакКаун тут же развернулся, собираясь полоснуть очередью из автомата, но тут же опустил ствол.

(1) Идите сюда! (нем.) – прим. пер.

Троицу окружала толпа немцев. МакКаун бросил оружие и поднял руки. Оба спутника смотрели на него в потрясенном молчании; затем оба последовали его примеру. Командир 2-го батальона 119-го пехотного полка стал военнопленным.

Обезглавленный батальон отступил обратно на изначальные позиции, а МакКауна доставили в Стумон на допрос к подполковнику, который быстро потерял интерес к пленному, отказавшемуся отвечать на любые вопросы, кроме своего имени и звания. Его передали младшим офицерам, потом – сержантам, и, хотя их угрозы были прямее и грубее, МакКаун все равно отказывался что-либо говорить. Наконец его оставили в покое и заперли в подвале неподалеку от школы месье Натали. Придя к выводу, что в полутемной комнате самое безопасное место – спиной к стене, он устроился на полу и обнаружил к своему удивлению прямо у себя над головой книжную полку. Вытащив оттуда наугад книгу, МакКаун увидел, что это «Великое перевоплощение» Филипса Оппергейма. И, насколько позволяло освещение, американец углубился в чтение о подвигах светских персонажей Оппенгейма в мире, столь далеком от того, где он сейчас находился сам.

В тот декабрьский день американцы не могли похвастаться особыми успехами на Амблеве. Единственным светлым для них моментом стали события в Шене, где планерным десантникам удалось собраться рано поутру и устроить в деревне истребление танков с помощью ножей и гранат. Обе стороны понесли тяжелые потери, но в результате американцы сумели захватить немецкие платформы с зенитками, которые унесли столько жизней их товарищей в самом начале наступления.

Взвод сержанта Билла Уошла попал под обстрел одной из оставшихся зениток. Сам сержант получил тяжелое ранение, но, несмотря ни на что, бросился на немецкое орудие и взорвал его.

Утром генерал Гейвин передал командование полком полковнику Такеру, сопроводив этот шаг единственным приказом – «убрать фрицев!» Полковник, понимая всю важность поставленной перед его полком задачи, направил 1-й батальон полковника Джулиана Кука на обходной маневр. Марш-бросок по пересеченной местности занял шесть часов, немцев удалось застать врасплох и разгромить.

По всей деревне лежали трупы немцев, выжить удалось немногим. Трофеев взяли достаточно – 14 зениток, батарея 105-миллиметровых гаубиц, но ценой за это стали 225 убитых и раненых. В одной из штурмовых рот, в роте В, в строю осталось 18 солдат и ни одного офицера; в роте С – 38 солдат и 3 офицера.

Но Риджуэй в своем вербомонском штабе счел такую цену оправданной. Была выполнена еще одна задача из тех, что поставил перед его корпусом Монтгомери. Последнее из немецких предмостных укреплений вне района Ла-Глейз – Стумон пало. Даже если Монке и прорвется к Пайперу, у немцев уже не будет моста, по которому можно было бы двигаться дальше на запад, к Маасу.

Во всем остальном положение было еще хуже, чем утром. До этого Хоббс, командир 30-й пехотной дивизии, уверял Риджуэя, что если 82-я воздушно-десантная дивизия очистит от неприятеля южный берег Амблева, то больше ему никакой помощи не понадобится, и дальше они сами пробьются к Сен-Вит и помогут вырваться из окружения его защитникам. Однако теперь немцы решительно давали почувствовать свое присутствие и в районе Ла-Глейз – Стумон, и на самой реке в Пти-Спа. Казалось практически невозможным, что их десантной дивизии, пехотному полку и танковому полку противостояла всего одна дивизия СС, да еще и отрезанная от каналов снабжения!
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconРасписание марафона 3 декабря 2012 года (понедельник)
Международный день инвалидов. Все, что здесь будет происходить, и все, что мы придумали, подчинено лишь одной цели – превратить формальный...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconРасписание марафона 3 декабря 2012 года (понедельник)
Международный день инвалидов. Все, что здесь будет происходить, и все, что мы придумали, подчинено лишь одной цели – превратить формальный...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига первая Наступление День первый: Суббота, 16 декабря 1944 года....
Так оно и вышло, но сначала непоколебимая уверенность американской армии была вдребезги разбита в ходе отчаянного и абсолютно неожиданного...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» icon1. Основными видами общевойскового боя являются оборона и наступление....
Оборона и наступление тесно взаимосвязаны. Любая оборона содержит элементы наступления, а наступление—элементы обороны
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» icon19. 12. 12 Состоится празднование дня Николы Зимнего
День Святителя Николая Чудотворца! Православные празднуют этот день 19 декабря (католики 6 декабря)
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига вторая Книга о счастье и несчастьях 2 «Николай Амосов. Книга...
«Николай Амосов. Книга о счастье и несчастьях. Книга вторая»: Молодая гвардия; Москва; 1990
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconИстория башкир
Первая книга напечатана во времена Российской империи, а вторая в советский период. Первая книга написана на общем для народов Урало-Поволжья...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconДень вторник. Мантра «ом намо бхагаватэ нарасимхадевайя». Это защитная...
...
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconПиттакус Лор Аннотация Питтакус Лор я четвертый: Пропущенные материалы: Наследия павших
До Четвертого (Джона Смита) шли Первая, Вторая и Третий. Про них было известно только, что могадорцы схватили Первую в Малайзии....
Книга вторая Оборона День четвертый: Вторник, 19 декабря 1944 года «Вы все здесь террористы!» iconКнига вторая из серии «знания первоистоков»
С12 Семья – космическая единица. Книга вторая. Серия «Знания Первоистоков». – Челябинск, 2012. – 136с
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница