V. 0 — создание fb2, Hagen


НазваниеV. 0 — создание fb2, Hagen
страница13/15
Дата публикации30.06.2013
Размер2.04 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
Глава 18

Они пробирались домой окольными путями, и вдруг Килкенни почувствовал беспокойство. Они отсутствовали так долго, а Хэтфилд-Кап оставался без защитников. По извилистой тропе они поднялись на крутой горный склон, пересекли покрытую густой травой ложбину и уже приближались к лесной опушке, когда далеко впереди раздался выстрел.

Пришпорив коня, Килкенни мгновенно, как призрак, исчез за деревьями. Остальные, будто по команде, растянулись цепью и въехали в лес, пробираясь каждый своим путем.

Килкенни съезжал к поселку потайной тропкой, и чаша долины постепенно открывалась перед ним. Послышался еще один выстрел, и вдруг он увидел кучку людей, бегущих к своим лошадям. Он соскочил с коня и, едва коснувшись коленом земли, открыл огонь. Один из всадников схватился за луку седла, и рубаха его окрасилась алым.

Килкенни выстрелил три раза подряд и услышал за спиной выстрелы подоспевших товарищей. Тогда он вскочил в седло и помчался вниз, к дому.

Джек Моффит лежал, распростершись на земле, выронив винтовку.

К нему подбежала Салли, из дома показалась матушка Хэтфилд.

— Они напали на нас час назад, или даже меньше. Джек занимался со скотом, и вдруг мы услышали топот. Джек выстрелил в них и побежал к дому. Но не успел он сделать и трех шагов, как они изрешетили его. Я заперлась; они убрались довольно быстро. Но тут как раз во двор въехал Барт. Ему тоже досталось.

Килкенни опустился на колени около Джека. Пуля оцарапала мальчику голову, но зато вторая рана была опасна: пуля попала высоко в грудь.

Прайс Диксон опустился на колени рядом с ним. Склонившись над мальчиком, он быстро и со знанием дела обследовал раны.

— Нужно внести его в дом и положить на стол. Эту пулю необходимо извлечь.

Парсон сплюнул.

— Здесь в округе никто этого не умеет, — безнадежно выговорил он. — У нас одна только Ма что-то в этом понимает.

— Я могу удалить пулю, — сказал Диксон. — Когда-то я был врачом. А может быть, еще и остался.

Килкенни внес мальчика в дом и отвел Парсона к дверям.

— Все опять переменилось, Парсон. Я должен вернуться за Ритой. Ей небезопасно оставаться в городе. Ведь это открытая война, и я вижу за ней руку Малыша.

— Возьми кого-нибудь с собой. Нас тут теперь достаточно, чтобы выдержать нападение.

— Я поеду один. Так будет лучше. Можно ехать незаметно, и ни о ком больше не надо волноваться.

— Не забывай о Кэйне Брокмэне.

Килкенни посмотрел в сторону Диксона. Тот вынимал из своей седельной сумки маленький чемоданчик с инструментами. Парсон подбородком указал на него:

— Он говорит, что он врач. Будем надеяться.

— Он знает, что делает. Я понял это в ту самую минуту, когда он принялся за мой глаз, там, на ринге. Я видел многих профессиональных секундантов, и неплохих, но такого мастерства не видывал.

— И все же ты уложил Тернера! — Хэтфилд толкнул Килкенни в плечо. — Разрази меня гром, уложил!

— Мне повезло, — честно признался Килкенни. — В сущности, мне до него далеко. Просто он не ожидал, что я окажусь столь сильным противником, и не знал, что я видел раньше, как он дерется. Если бы мы встретились на ринге еще раз, Парсон, он вполне мог бы побить меня.

— Но сегодня ты его побил.

— Сегодня я… Сначала я раздразнил его, и ему захотелось тут же проучить меня. Под это дело я провел несколько удачных ударов, пока он еще не разогрелся. Он решил, что я просто нахальный ковбой, и дрался со мной не так, как дрался бы с профессионалом… а я в свое время работал с тренером-профессионалом. — Килкенни покачал головой. — Я не дурак, Парсон, и кое-что понимаю в единоборстве. Если мы будет драться еще раз, он меня побьет.

— Ты бы отдохнул немного, сынок. Дорога нелегкая, а тебе и так тяжело пришлось. Пусть этот доктор, если он и правда доктор, поработает над твоей физиономией, а потом прими минут по сто на каждый глаз. Куда тебе шататься по горам, когда ты, тогда гляди, из седла вывалишься! Если уж тебе придется схватиться с Малышом Хейлом, то лучше быть в форме!

Ото звучало разумно, возразить было нечего, Килкенни раскатал свои одеяла под деревом и с наслаждением вытянул ноги. До этого момента он и не осознавал, до чего же вымотался. Он моментально заснул, а когда проснулся, то прошло уже несколько часов, и солнце скрылось за горами.

Он свернул одеяла и приторочил их к седлу. Долгий и трудный жизненный опыт приучил его быть готовым к любым неожиданностям. И каждый раз, прощаясь с другом, он знал, что, может быть, прощается навсегда.

Прайс Диксон прооперировал Джека Моффита, он удалил пулю и этим спас ему жизнь. Постоянные упражнения с картами, по крайней мере, сохранили гибкость и ловкость пальцев, а кроме того, время от времени в лагерях и на приисках ему доводилось вспоминать свои профессиональные навыки.

Килкенни не удивился, узнав, что Диксон — искусный хирург. В горниле Запада смешивались люди самых разных занятий. Врачи, юристы, судьи, бизнесмены, европейские аристократы — все тянулись на Запад, убегая от своих невзгод, ища приключений, надеясь разбогатеть: Запад много обещал, и дары его были обильны.

Прайс Диксон и Лэнс Килкенни с первого взгляда признали друг в друге людей одного уровня, образования и воспитания, они принадлежали к одному потерянному легиону бродяг, и таких здесь было немало.

— Мальчик выживет, — сказал Прайс Килкенни. — Пуля прошла совсем близко от позвоночника, но я ее удалил, и теперь все, что ему нужно, — это покой и побольше хорошего говяжьего бульона.

Салли Крейн нашла Килкенни в коррале, где он седлал себе серую лошадь, выбранную для сегодняшней ночи. Она торопливо приблизилась и вдруг молча застыла, переступая с ноги на ногу. Килкенни с любопытством взглянул на нее из-под полей черной шляпы.

— Что-нибудь случилось, Салли?

— Я хотела спросить… — Она робко замолкла. — Как вы думаете, мне уже можно замуж?

— Замуж? — Он в растерянности выпрямился. — Вот уж не знаю. Салли, а сколько тебе лет?

— Шестнадцать, почти уже семнадцать.

— Маловато, — покачал головой Килкенни, — но я слышал, Ма Хэтфилд говорила, что она вышла замуж в шестнадцать. В Кентукки и Вирджинии многие девушки выходят замуж в этом возрасте. А в чем дело?

— Мне кажется, я хочу выйти замуж, — сказала Салли. — Ма Хэтфилд велела мне спросить вас. Она сказала, что вы были лучшим другом папы и теперь вроде как мой опекун.

— Я? — удивился он. — Я как-то об этом никогда не думал. А за кого же ты собралась замуж?

— За Барта. За мистера Бартрама.

— Ты его любишь? — Он вдруг почувствовал себя очень старым. Глядя на Салли, стоявшую перед ним так робко нетерпеливо, он остро ощутил свое одиночество и одновременно небывалую нежность.

— Да, очень.

— Что ж, Салли, — сказал он, — я полагаю, что могу быть тебе опекуном; мы с Моффитом смотрели на многие вещи одинаково. Он бы все сделал, чтобы тебе было хорошо. Если ты любишь Барта, а он любит тебя, то, мне кажется, говорить больше не о чем, потому что человек он добрый и прямой. Как только окончится эта заварушка, он, наверное, сделает тебе предложение. И ты можешь сказать ему «да».

Она повернулась, собираясь бежать обратно.

— Салли? — Она остановилась. — Салли, запомни одну вещь. Барт будет расти. Он не всегда останется таким, как сейчас. И если ты выйдешь за него замуж и захочешь быть счастливой, тебе придется расти вместе с ним. Я вижу в Барте многое. Он на правильном пути. И тебе придется расти вместе с ним, чтобы быть достойной его.

— О, я буду, буду расти!

И она убежала вприпрыжку.

Некоторое время Килкенни стоял, положив руки на луку седла. Потом поставил ногу в стремя и перекинул другую через круп лошади..

— Да, Лэнс Килкенни, такого ты не ожидал! Чтобы у тебя спрашивали разрешения выйти замуж! Теперь осталось только побывать посаженым отцом!

Он направил лошадь по тропе. Люди умирали. Люди строили себе дома. Вот теперь Салли и Барт собираются пожениться. Такая это страна, такие здесь люди. У них хватает сил жить здесь, вынося все невзгоды. У них простые вкусы и простые добродетели, но именно они являются становым хребтом этой страны, а не столичные говоруны, гордившиеся своим красноречием.

Серая лошадка, на которой он ехал, ступала легко и уверенно. Он шепотом разговаривал с ней, и она дергала ухом, прислушиваясь. Это была хорошая лошадь, спокойная, с ровным шагом.

Килкенни подъехал к Седару в темноте, озаряемый лишь звездами в небе, и вдруг натянул поводья, почувствовав что-то недоброе. Серая лошадка прижала уши и раздула ноздри, принюхиваясь. В воздухе пахло дымом, тревогой и неблагополучием. Он глядел вниз, на город, но видел только смутные силуэты — ни одного освещенного окна. Что-то изменилось, что-то было не так.

Килкенни шагом пустил лошадь вперед, придерживаясь пыльных и песчаных участков дороги, чтобы производить меньше шума. Черные тени зданий приблизились, усилился запах дыма.

«Мекка» исчезла! На ее месте виднелась груда обугленных бревен.

Что произошло? Несчастный случай? Нет… что-то другое. За дверями и окнами домов Килкенни ощущал напряженность и движение. Город лишь притворялся спящим.

Держась в тени конюшни, Килкенни двинулся вперед. Из лавки Лезерса падал слабый свет, но в «Хрустальном дворце» было темно. Старательно придерживаясь самой густой тени, он подошел к задней двери «Дворца», оставив лошадь под деревьями у заброшенного соседнего дома.

Он уже собирался выйти из тени деревьев, когда какое-то движение заставило его замереть на месте.

Впереди, не замечая его, двигался рослый человек. Вот он остановился, и Килкенни узнал его. Кэйн Брокмэн!

Следя за ним, Килкенни невольно восхищался его невероятной бесшумностью. Кэйн подошел к двери, поработал над замком и скрылся внутри!

Килкенни одним бесшумным рывком пересек оставшееся пространство и скользнул в дверь следом за Брокмэном. Оказавшись внутри, он прижался к стене — не хочется быть мишенью, если тот начнет стрелять.

Килкенни слышал впереди шаги великана и на цыпочках шел за ним.

Что здесь нужно Брокмэну? Неужто он пришел за Ритой? А может, он надеется застать здесь его, Килкенни? Захватить врасплох?

Килкенни прошел по коридору, закрыл за собой дверь и потерял Брокмэна в кромешной темноте. Вдруг впереди приоткрылась дверь и мелькнул свет свечи. Там стояла Рита в костюме для верховой езды.

— Это ты, Лэнс? Это я тебя только что слышала?

— Нет, не меня, — громко ответил Килкенни. — Это Кэйн Брокмэн. Он здесь.

От темноты отделилась тень, и Кэйн Брокмэн сказал:

— Да уж, будьте уверены.

Кэйн подошел к ним, лавируя между карточных столов, и остановился футах в пятнадцати. На всех окнах были спущены тяжелые занавеси, не пропускавшие наружу ни лучика света. Зала освещалась лишь пламенем единственной свечи. Проживи Лэнс Килкенни еще хоть тысячу лет, он никогда не сможет забыть этого мгновения.

Перед ним стоял Брокмэн — огромный, зловещий, неуязвимый.

Большая прямоугольная зала вся была заставлена столами и стульями, — кроме бара и площадки для танцев, на которой они сейчас встретились. Взгляд Килкенни отметил медные пепельницы, упавшие карты, разбросанные фишки для покера, окурки и стаканы, дожидавшиеся утренней уборки.

С трех сторон над залой нависал балкон с занавешенными ложами.

И мерцала лишь одна высокая свеча. И стояла Рита, с собранными на затылке черными волосами и огромными бездонными глазами.

А прямо перед ним — Кэйн Брокмэн: черная шляпа сдвинута на затылок, бычья шея едва выступает из могучих плеч, из-под расстегнутой клетчатой рубашки видна волосатая грудь, бедра перекрещены оружейными ремнями, за которые он заткнул большие пальцы рук над самыми рукоятками револьверов.

Его небритое широкое лицо масляно поблескивало. Он стоял, широко расставив ноги в сапогах, которые казались непропорционально маленькими для такого великана.

— Все в порядке, — сказал он. — Я здесь, Килкенни.

Килкенни медленно, глубоко вздохнул. Его захлестнула странная волна — что-то вроде безнадежности. Он должен убить этого человека. Он мог его убить и знал это. Но зачем?

Кэйв Брокмэн пришел убить его, потому что таков был его кодекс чести, потому что оборвался один из его якорей — брат Эйбел.

В этот миг Килкенни увидел Кэйна Брокмэна в новом для себя свете. Большой, простой мужчина, доверчиво следовавший за своим братом по темным дорожкам жизни. Но вот эта последняя связь оборвалась, и он стоит перед ним — одинокий, потерянный, без цели в жизни, без будущего. Он ни к чему не стремится — кроме как убить Килкенни.

Килкенни тихо заговорил:

— Кэйн, я не буду с тобой стреляться. Я не собираюсь тебя убивать. Кэйн, я не вижу в этом никакого смысла, просто чушь какая-то.

— Что ты хочешь сказать? — нахмурился Брокмэн. Это было ему непонятно. Он слишком хорошо знал Килкенни, чтобы предположить, что тот струсил.

— Не хочу я тебя убивать, Кэйн. Ты хороший мужик, ты мне просто нравишься. Вы с братом связались в Техасе с шайкой подлецов и из-за этого попали в заварушку со стрельбой. Ты нападал, мне приходилось драться. Но я не хотел этого и сейчас не хочу. Кейн, у меня есть долг перед теми людьми, что живут в горах. Я должен драться за них. Они хорошие, честные люди, которые хотят что-то построить в своей жизни. Если я убиваю, то ради этой цели. И если мне суждено умереть, я предпочитаю погибнуть за них и их землю. А стреляясь с тобой, я не выигрываю ничего, и ты тоже. Ну, убьешь ты меня? Что тогда?

Кэйн озадаченно молчал.

— Ну, тогда я вернусь в Техас.

— А потом?

— Наверное, наймусь куда-нибудь в ковбои.

— Допустим. А может, тебе встретятся какие-нибудь старые дружки и предложат угнать скот или ограбить дилижанс. И ты загремишь так же, как Сэм Басс. Ты хороший парень, Кэйн, и я не стану с тобой стреляться. А у тебя не хватит совести стрелять в того, кто не нападает. В тебе слишком много доброго, чтобы жить так, как ты жил, и умереть так, как тебе пришлось бы — от пули или петли.

Кэйн Брокмэн смотрел на него в упор в мерцающем свете свечи. Килкенни ждал. Первый раз в жизни он боялся — боялся, что его слова прошли мимо и сейчас великан схватится за револьвер. Он искренне не хотел убивать Кэйна, но если тот начнет стрелять, инстинкт самосохранения заставит его тоже взяться за оружие.

Вдруг Кэйн поднял руку к лицу и потер щетинистый подбородок:

— Ну дела… будь я проклят на веки вечные!

Он неловко повернулся и прошел мимо Риты к дверям. Нащупав ручку, открыл дверь и вышел.

Они слышали его шаги по гравию; он остановился, постоял и снова медленно зашагал в темноту.
<br />Глава 19<br />
Килкенни переступил с ноги на ногу и вытер со лба испарину. Рита, облегченно вздохнув, поспешила к нему через залу.

— О, Лэнс! Это было замечательно! Замечательно!

— Это было ужасно, — ответил он. — Просто кошмар! Врагу не пожелаю таких экспериментов. — Он огляделся. — Рита, а где же Бриго?

— Он в моей комнате, Лэнс. Я как раз хотела тебе это сказать, но тут появился Брокмэн. Бриго ранен, и довольно сильно.

— Ранен? — Это казалось невероятным. — Каким образом?

— Малыш послал за мной своих бандитов, Данна и Рейвица. Бриго встретил их вот на том месте, где стоишь ты, и они устроили перестрелку. Он убил обоих, но и сам был ранен… получил три пули.

— Да что тут вообще произошло? «Мекка» сгорела…

— Это случилось еще до прихода Данна и Рейвица. В «Мекке» гуляли какие-то горняки. Один из них поспорил с кем-то из людей Хейла по поводу вашего матча с Тернером и об отношении к поселенцам. Этот горняк высказал все, что думает о Хейле, и стрелок Хейла выхватил револьвер. Тогда горняк ударил его бутылкой, и пошло… Горняки против команды Хейла. О, Лэнс, это было ужасно! Столько крови!

Некоторые из людей Хейла прониклись к тебе и к вашему делу такой симпатией, что ушли из салуна. Горняков было гораздо больше, и они вытеснили противников из «Мекки», но в это время кто-то опрокинул лампу, и начался пожар.

Драка продолжалась на улице, но никто не стрелял. Все просто махали кулаками, и, пока они разбирались друг с другом, «Мекка» сгорела дотла. Горняки залезли в свои фургоны и отправились к себе в Силвер-Сити.

Следующие несколько часов стояла тишина, как в морге. Никто не осмеливался носа высунуть. На улице валялось битое стекло, разбитые стулья, клочья ткани. Но до появления Данна и Рейвица все было тихо.

— А Малыша ты видела?

— Нет, но говорят, он был вне себя. Просто взбесился, когда некоторые из людей Хейла отказались участвовать в драке. Ему наплевать даже на Халлорана, он не знает слова «закон». К тому же не понимает, какую опасность представляет Халлоран для его отца и что вообще все это значит. Он не помнит тех времен, когда его отец был не столь всемогущ и не мог тут же получить все, чего пожелает. Малыш взял дюжину ковбоев и уехал за украденным скотом.

— Это хорошо! Значит, у нас есть пока время. Рита, тебе нельзя здесь оставаться. Езжай в Кап и пришли сюда Прайса Диксона. Он один может сделать что-нибудь для Бриго. Да и тебе будет там безопасней.

— А ты?

— Обо мне не беспокойся. И пусть Диксон поторопится. А я тем временем достану повозку, и мы вернемся в Кап вместе с Бриго.

Они помолчали, прислушиваясь. Снаружи не доносилось ни звука. В городе было тихо, как в могиле.

— А что Король Билл?

— О нем ничего толком не известно, Лэнс. Некоторые из тех ковбоев, что ушли от него, заходили сюда выпить. Они говорят, что он словно обезумел. Он заходил сюда после матча, но потом ушел к себе в Замок.

Он просил меня выйти за него замуж, но я отказалась. Он сказал, что все равно получит меня, но я ответила, что Бриго убьет его, если он попытается это сделать. Он ушел, и тогда Малыш прислал за мной тех двоих.

Но с Хейлом явно что-то произошло. Он сам на себя не похож. Проиграл кучу денег тебе, горнякам и Кэйну Брокмэну. Оплатил все ставки, даже те, против которых ставил не он. Я думаю, он не столько жалеет о деньгах, как о самом факте проигрыша. Он ведь никогда в жизни не проигрывал, ему никогда никто не перечил, и он просто не умеет справляться с такими ситуациями. На самом деле он никогда не отличался силой характера, и эти неожиданные события сломили его.

Мы слышали, как Халлоран сказал ему, что дело о поселенцах будет рассмотрено в соответствии с законом и если будет доказано, что он приказал убить Моффита и Миллера, его повесят. И вот тогда он сломался. Он правил здесь как местный король и сам уверовал в свою исключительность, все шло так, как ему хотелось, пока не появился ты.

— Ты имеешь в виду, — сказал Килкенни, — что все шло хорошо до тех пор, пока он не приказал согнать честных людей с их земли?

— На самом деле началом конца для Хейла была твоя победа над Тернером, о случившемся в Блейзере Хейл узнал только после матча. Он слышал, как ты рассказывал Халлорану о поселенцах, которые были убиты, но не знал еще, что при этом были убиты и его люди, в частности Содерман.

— А что это за украденный скот?

— Кто-то из тех ковбоев, что ушли от Хейла, увел с собой стадо, которое он собирался гнать в Монтану в горняцкие лагеря. Малыш бросился за ними в погоню.

— Тебе надо ехать, — поторопил Килкенни. — Возьми мою серую, она привязана под деревьями. Не жалей ее. Она может скакать всю дорогу, даже не запыхавшись.

Рита легко поцеловала его в губы и вышла. Он подошел к двери и посмотрел ей вслед.

Было темно и тихо. Великан мексиканец спал, раскрасневшись и тяжело дыша. Килкенни положил руку ему на лоб — он был очень горячий. Но пока он спит, лучше его не тревожить.

Килкенни вернулся к свече и проверил свои револьверы. Потом перезарядил револьверы Бриго и вытащил дробовик, хранившийся под стойкой. Он нашел еще два револьвера; оба были заряжены. Положил один из них на стойку, а второй сунул себе за пояс. Затем задул свечу и уселся на стул, с которого были видны обе двери и слышно дыхание Бриго.

До утра было еще далеко.

Дважды за эти долгие предрассветные часы Килкенни поднимался и принимался мерить шагами комнату, напряженно вглядываясь в призрачную улицу. Один раз за окном что-то звякнуло, и он тут же вскочил, но оказалось, что это споткнулся об осколок бутылки трусивший по мертвой улице одинокий мул.

Ближе к утру он задремал, не прекращая прислушиваться к звукам с улицы и из комнаты, где лежал Бриго.

Когда небо стало сереть, Килкенни еще раз проверил Бриго и впервые вспомнил о еде. Он прошел в большую пустую кухню, но почти ничего там не нашел: прошедший уик-энд и празднество оголили все полки. Он поставил греться воду для кофе и снова пошел к Бриго.

Великан лежал с открытыми глазами. Услышав приближение Килкенни, он повернул к нему голову.

— Рита уехала в Кап, — сказал Килкенни. — Она пришлет к тебе Прайса Диксона. Он, оказывается, доктор, — добавил он.

— Знаю. Я давно это знал.

— Как ты себя чувствуешь?

— Плохо. — Бриго помолчал и добавил: — Слабость.

— Хорошо. Лежи тихо. — Килкенни принес револьвер со стойки бара. — Я оставлю тебе это. А сам схожу в лавку, добуду чего-нибудь поесть и сразу вернусь.

Килкенни вышел на крыльцо и прикрыл за собой дверь. Улица была пуста. Даже случайный крик мула не нарушал тишину. Он пересек улицу и поскребся в дверь лавки Лезерса. Ответа не было. Не колеблясь, он уперся в дверь плечом, приподнял ручку и толкнул. Замок слетел, и дверь распахнулась.

Из глубины лавки послышался голос Лезерса.

— Эй, там! — возмущенно воскликнул он. — Что вы делаете?

— Надо было открывать, когда я стучал. Я подумал, что мне можно войти.

— Но дверь была заперта!

— Ой, правда? — Килкенни невинно посмотрел на дверь. — Да что ты говоришь! Но сейчас она определенно не заперта!

— Я уже говорил однажды, что ничего не буду тебе продавать, — продолжал возмущаться Лезерс.

— Да, верно, — скромно подтвердил Килкенни. — Но я надеялся, что ты передумаешь. Где ты был последние дни, Лезерс? Вокруг кое-что переменилось и переменится еще больше.

Килкенни швырнул на прилавок шмат бекона, положил в бумажный пакет дюжину яиц и собрал еще кое-что на свой вкус. Яйца он положил отдельно, но наполнил сумку разными полезными вещами, включая две коробки патронов 44-го калибра.

Достав из кармана деньги, он бросил их на прилавок:

— Лезерс, — сказал он, — ты не только трус, но еще и глупец. Зачем тебе было ехать на Запад? Эта страна не для тебя. Твоя стихия — маленький цивилизованный городишко, где ты можешь пресмыкаться перед властью и ползать на брюхе каждый раз, как на тебя посмотрят косо.

— Хейл тебе покажет! — сердито крикнул Лезерс.

— Лезерс, — терпеливо продолжал Килкенни, — неужели до тебя еще не дошло, что Хейлу конец? Половина его людей разбежалась да еще и украла его скот. Сам Хейл нашел себе нору и спрятался в нее. А если он проживет еще тридцать дней, то будет приговорен к смертной казни. Ты прожил всю свою жизнь в чужой тени — частично из-за своей святоши-жены. Если Король Билл ей случайно улыбался, она ходила, ошалев от счастья. Беда ваша в том, что она — сноб, а ты — слабак. Вот, Лезерс, возьми на чай. Собери свою наличность, набери продуктов для долгой дороги и уезжай поскорее.

— А моя лавка?

— Через несколько часов в город ворвется Малыш Хейл со своим отрядом. Они в ярости, и ты увидишь, много ли у них уважения к таким людишкам, как ты. А если они не выставят тебя, то это сделают Хэтфилды. Ты отказал нам в припасах, когда мы в них нуждались. Но теперь Хейлу пришел конец, и тебе вместе с ним. Для тебя здесь больше места нет. Если Седар уцелеет, в чем я сомневаюсь, мы сровняем его с землей и построим на его месте новый город, и в нем будут жить люди, которые стоят на собственных ногах и думают собственной головой, такие, как Перкинс из Блейзера. — И Килкенни, собрав припасы, вернулся в салун.

Бриго не спал. Он слегка приподнялся на постели, держа револьвер в руке.

Килкенни прошел на кухню, сварил кофе и бульон для Бриго. Великан был так слаб, что его пришлось поить с ложечки.

Время от времени Килкенни посматривал в окно. Освещенная солнцем улица по-прежнему была пуста. Никакого движения. Но отряд Малыша уже возвращался в город, и Килкенни хотел успеть встретить его снаружи.

Из задней двери салуна он увидел повозку, стоявшую у изгороди корраля футах в пятидесяти от него.

Интересно, есть ли в сарае лошади и чьи они?

Килкенни взбил несколько яиц, поджарил бекон и выпил несколько чашек кофе.

Бриго снова уснул. У него был жар. На улице по-прежнему никого. Килкенни дворами прошел к корралю. В конюшне стояло несколько лошадей; он надел на них упряжь и вывел на улицу, оставив записку, что лошади потребовались для перевозки раненого и будут возвращены.

Он впряг лошадей в повозку и повел под уздцы к черному ходу «Дворца». Принеся матрас и подушки, устроил на повозке постель.

Потом он поставил повозку под деревьями, привязал лошадей и вернулся в салун. Бриго спал, и Килкенни заколебался, будить ли его: ведь сон — лучшее лекарство, особенно при конституции Бриго. Но все равно без медицинской помощи не обойтись, а док Поллард, человек Хейла, удрал в Замок.

Килкенни подошел к двери и перекрыл ее брусом, уселся у стола и стал ждать, глядя на улицу. Затем взял со стола оставленную с вечера колоду карт и принялся небрежно тасовать.

Рита, должно быть, уже у Хэтфилдов. По крайней мере, он на это надеется. Ну и дурак же он! Нужно было просить ее выйти за него замуж еще до отъезда из Техаса. Она могла бы поехать с ним. В конце концов он далеко не так известен, как Хардин или Хикок, и может просто исчезнуть из виду.

Тогда почему не сделать это теперь? Что проку жалеть о прошлом? Его счастье стояло перед ним, сияя ему в лицо. А если его вдруг убьют? Ведь люди часто погибают неожиданно. Он давно понял, что Рита — та девушка, которая ему нужна. И как ни прекрасна долина в высоких горах, есть и другие красивые места. К примеру, Калифорния. Там его не знают.

Рита такая красивая, нежная и умная, да к тому же еще и сильная. Она знает, кто она есть и кем хочет быть.

И тут ему вспомнились лица многих жен тех отважных мужчин, которые приняли смерть, пытаясь установить торжество закона в своих маленьких приграничных общинах. Килкенни сам не раз приносил им известия о смерти и два раза доставлял женам тела погибших мужей. Собственно, это его до сих пор и останавливало.

Бартрам любит Салли Крейн. Скоро они поженятся. Килкенни вспомнил ее милое юное лицо, раскрасневшееся от радости, и снова почувствовал себя старым и усталым.

Огромный мексиканец спал. Килкенни на цыпочках подошел к двери и выглянул на улицу. Тишина. Над вершинами гор собирались тучи. Если пойдет дождь, то трудно будет везти Джейма. Пророкотал гром, словно зов далеких труб. Килкенни вернулся к с. толу и сел. Потом сходил в кухню и из сумки, набитой у Лезерса, достал яблоко.

Он откусил яблоко, и сочный хруст громко прозвучал в пустой зале.
<br /></td></tr></table><div align="center"><a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html">1</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=2">...</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=7">7</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=8">8</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=9">9</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=10">10</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=11">11</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=12">12</a>   <font class="fs18">13</font>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=14">14</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=15">15</a> </div><hr><div align="center"></div><h2 class="dlh2">Похожие:</h2><table width="100%" class="mtable2"><col><col width="50%"><col><col width="50%"><tr><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/astromoiya/62773/index.html'>V. 0 — создание fb2, Hagen</a><br /><font class="te">Приехав в Долину Шепчущих Ветров, Килкенни надеялся получить мир и покой. Но убив в честной драке заносчивого сына местной шишки...</font><br /></td><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/voennoe/62771/index.html'>V. 0 — создание fb2, Hagen</a><br /><font class="te">Прослышав о беде старого друга, знаменитый ганфайтер Запада Лэнс Килкенни приезжает в край Живого Дуба и оказывается в центре борьбы...</font><br /></td></tr><tr><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/istoriya/45013/index.html'>V. 0 создание fb2; Неизвестный V. 1 косметическая правка: добавление...</a><br /><font class="te">Волан-де-Мортом. Ждать помощи не от кого Гарри одинок как никогда. Друзья и враги Гарри предстают в совершенно неожиданном свете....</font><br /></td><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/pravo/4800/index.html'>Роберт Кийосаки Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу...</a><br /><font class="te">Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу 0 – создание fb2 ocr альдебаран</font><br /></td></tr><tr><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/kultura/116450/index.html'>0: создание fb2-документа, первичная вычитка. 1: дополнительное форматирование fb2 Ego</a><br /><font class="te">Я потратил немало сил, чтобы исписать пачку записных книжек… и не жалею об этом. Я не военный корреспондент и не предлагаю коллекции...</font><br /></td><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/bank/35082/index.html'>Эмиль И. Золя Дамское счастье- harryFan, Jurgennt 0 создание fb2-документа...</a><br /><font class="te">Дамское счастье— HarryFan, Jurgennt 0 — создание fb2-документа — © Vitmaier, февраль 2006 г. 1 — иллюстрации — © Jurgen, декабрь...</font><br /></td></tr><tr><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/astromoiya/47570/index.html'>V. 0 – создание fb2-документа – Andrey Ch</a><br /><font class="te">Аркадий и Борис Стругацкие 4317149f-2a81-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 Град обреченный</font><br /></td><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/biolog/77269/index.html'>V 0 – создание fb2 Chernov Sergey сентябрь 2010 г</a><br /><font class="te">БернардВербер29f197e5-2a82-102a-9ae1-2dfe723fe7c7Энциклопедия Относительного и Абсолютного знания</font><br /></td></tr><tr><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/buhgalteriya/69820/index.html'>V 0 – создание fb2 Chernov Sergey февраль 2012 г</a><br /><font class="te">АлександраМаринина4efa7510-2a93-102a-9ac3-800cba805322Бой тигров в долине. Том 2</font><br /></td><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/medicina/108941/index.html'>V 0 – создание fb2 – (Faiber)</a><br /><font class="te">Аркадий и Борис Стругацкие 4317149f-2a81-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 Полдень, XXII век</font><br /></td></tr></table><div id="PC_Teaser_Block_69977" class="PC_TBlock"></div>Вы можете разместить ссылку на наш сайт:<br /> <center><a target="_blank" href="http://userdocs.ru/">Школьные материалы</a></center> <textarea style="width:100%;height:40px;"><a target="_blank" href="http://userdocs.ru/">Школьные материалы</a></textarea><br /><noindex><hr /><div align="center" style="font-size:12px;">При копировании материала укажите ссылку © 2015 <br /> <a rel="nofollow" href="http://userdocs.ru/?sendmessage=1">контакты</a><br /></noindex> <a href="http://userdocs.ru/">userdocs.ru</a><br /> <script type="text/javascript"><!-- document.write("<a href='http://www.liveinternet.ru/click' "+ "target=_blank><img src='//counter.yadro.ru/hit?t44.1;r"+ escape(document.referrer)+((typeof(screen)=="undefined")?"": ";s"+screen.width+"*"+screen.height+"*"+(screen.colorDepth? screen.colorDepth:screen.pixelDepth))+";u"+escape(document.URL)+ ";"+Math.random()+ "' alt='' title='LiveInternet: показано число просмотров за 24"+ " часа, посетителей за 24 часа и за сегодня' "+ "border='0' width='31' height='31'><\/a>") //--></script> </div></div><div class="menu"><a class="catlink" href="/category/Сочинения/">Сочинения</a><br /><a class="catlink" href="/category/Лекции/">Лекции</a><br /><a class="catlink" href="/category/Уроки/">Уроки</a><br /><a class="catlink" href="/category/Доклады/">Доклады</a><br /><a class="catlink" href="/category/Учебные/">Учебные</a><br /><br /><a class="catlink" href="/biolog/">Биология</a><br /><a class="catlink" href="/geografiya/">География</a><br /><a class="catlink" href="/istoriya/">История</a><br /><a class="catlink" href="/psihologiya/">Психология</a><br /><a class="catlink" href="/turizm/">Туризм</a><br /><a class="catlink" href="/filosofiya/">Философия</a><br /><a class="catlink" href="/finansi/">Финансы</a><br /><a class="catlink" href="/ekonomika/">Экономика</a><br /><div style="margin-left:-10px" id="MarketGidComposite40344"></div></div><div class="top"><table><col width="200px"><tr><td><a href="/" class="catlink">Главная страница</a><br /><br /><form action="/"><input class="but rad" name="q" value=''></form></td><td> <script type="text/javascript">(function() { if (window.pluso)if (typeof window.pluso.start == "function") return; if (window.ifpluso==undefined) { window.ifpluso = 1; var d = document, s = d.createElement('script'), g = 'getElementsByTagName'; s.type = 'text/javascript'; s.charset='UTF-8'; s.async = true; s.src = ('https:' == window.location.protocol ? 'https' : 'http') + '://share.pluso.ru/pluso-like.js'; var h=d[g]('body')[0]; h.appendChild(s); }})();</script> <div class="pluso" data-background="none;" data-options="big,square,line,horizontal,counter,sepcounter=1,theme=14" data-services="vkontakte,odnoklassniki,moimir,twitter,print"></div> </td></tr></table></div><script type="text/javascript">var PC_CId = 69976;</script><script type="text/javascript" src="http://st.pc.adonweb.ru/js/adv_out.js"></script><script type="text/javascript"> var MarketGidDate = new Date(); document.write('<scr'+'ipt type="text/javascript" ' +'src="http://jsc.dt00.net/u/s/userdocs.ru.40344.js?t='+MarketGidDate.getYear()+MarketGidDate.getMonth()+MarketGidDate.getDay()+MarketGidDate.getHours() + '" charset="utf-8" ></scr'+'ipt>'); </script><script type="text/javascript">var PC_CId = 69977;</script><script type="text/javascript" src="http://st.pc.adonweb.ru/js/adv_out.js"></script></body></html>