V. 0 — создание fb2, Hagen


НазваниеV. 0 — создание fb2, Hagen
страница6/15
Дата публикации30.06.2013
Размер2.04 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
Глава 9

Килкенни добрался до Капа только вечером. Парсон Хэтфилд оторвал взгляд от винтовки, которую он чистил, и сказал:

— Добрый вечер, сынок! Похоже, ты совсем выдохся.

Килкенни спешился и какое-то время в раздумье стоял рядом с конем. Он до смерти устал, его рубашка, насквозь пропитанная потом, задубела, и прикосновение ее к коже вызывало неприятные ощущения. В первый раз за все это время Килкенни засомневался, сумеют ли они одолеть Хейла. Без продуктов им долго не продержаться, а на тех, с фургоном, надежды мало. Если им удастся вернуться без потерь, это лучшее, чего можно желать.

У Короля Билла Хейла слишком много винтовок, слишком много. Они же, без пищи и патронов, не смогут ни избежать нападения, ни продолжать сопротивление. У них всего четырнадцать мужчин, включая тех, кто уехал с фургоном. Да еще шесть женщин и девять детей, и всех надо кормить.

Сегодня вечером ужин был скудным, однако никто не жаловался. Только на лицах женщин, мужья которых ушли с фургоном, виднелось беспокойство. И у них были на то причины.

— О Хейле что-нибудь слышно? — спросил Килкенни.

— Он послал своих людей в горы, — сказал О'Хара. — Но пока они только наблюдают, никого еще не подстрелили.

— Сомневаюсь, что Хейл предпримет что-нибудь сейчас. Думаю, он дождется конца празднеств, — сказал Бартрам. — Он надеется приобрести кучу друзей, даже пригласил несколько человек из других городов. Пока что никакие неприятности ему не нужны.

Джесси Хэтфилд сдвинул на затылок свою поношенную фетровую шляпу.

— Я сегодня побывал в Седаре. Пробрался незаметно к самому городу. Я был так близко, что видел все, что там делается. Приготовления к празднику идут вовсю.

Перед платной конюшней, недалеко от корраля, построили настоящий ринг для борцов. Натянули веревки, и все такое. Люди только и говорят о Быке Тернере и о том, кто будет с ним биться.

Килкенни слушал вполуха. Он хорошо поел, напился холодной воды и немного отдохнул, а теперь обдумывал то, что ему удалось увидеть. Он так и не сумел отыскать дорогу в Блейзер, и это раздражало его — он терпеть не мог, когда задуманное оставалось невыполненным. Килкенни поставил перед собой цель — найти дорогу через пустыню, и отступать не собирался. Ведь этот фургон действительно был внизу, а крыльев у него нет.

Его мысли снова и снова возвращались к горному склону, он вспоминал каждый выступ, стараясь отыскать путь вниз. Что же говорил тогда старый индеец? Что?

— Там был этот парень, Дэн Купер, — продолжал свой рассказ Джесс Хэтфилд. — И он рассказал много интересного. Он сказал, что Тернера пригласили не случайно, что он здесь только для того, чтобы побить Килкенни.

— Он что, так и сказал — Килкенни? — спросил, снова заинтересовавшись разговором, Килкенни. — Они что, знают, кто я?

— Нет, он сказал — Трент. Не думаю, что они про тебя знают.

Итак, Быка Тернера пригласили, чтобы он побил его. Килкенни не верил в это. Он никогда не был профессиональным борцом и не собирался ни с кем драться. Ему вспоминалась круглая голова, узловатые уши, напоминающие цветную капусту, плоский нос и тяжелое, со следами многочисленных побоев лицо Тернера.

Бык был борцом, и, что самое главное, очень жестоким борцом. Он долгие годы выступал на английских рингах и неоднократно сражался с Джо Госсом и Пэдди Рианом, нередко побеждая их. Правда, был у него один недостаток — слишком большой замах левой.

Давным-давно, когда Килкенни работал с Джемом Мейсом, одним из тех, кто впервые подвел под искусство кулачного боя научную основу, Джем учил его подмечать недостатки своего противника.

«У нас у всех есть свои привычки, — говорил ему Джем. — У меня, у тебя, у других. Следи за тем, как человек двигается, как наносит удары, как реагирует на чужие удары, как нападает и отступает, как уходит в сторону. Нет ни одного человека, который делал бы правильно абсолютно все».

Дэн Купер просто болтал, только и всего. Трента в Седаре не было и быть не могло, и при сложившемся положении дел между Быком Тернером и им, Килкенни, нет никакой связи.

Разговор затих сам собой; мужчины сидели молча, покуривая сигареты или просто задумавшись. Килкенни знал: все они думают об одном и том же — о фургоне, уехавшем в Блейзер.

А тем вскоре придется остановиться. Даже если бы сами они предпочли идти дальше, лошадям нужен отдых. Итак, несколько часов на дороге, без всякой помощи, вдали от всех.

Конечно, продукты и патроны крайне необходимы, но на четырех человек стало меньше, тех четырех, что делили друг с другом работу, все тяготы жизни, а некоторые прошли вместе долгий и тяжелый путь от Кентукки и Миссури до здешних краев. Уехал Лидж Хэтфилд; зная эту семью, Килкенни понимал, что, если его убьют, Хэтфилды не успокоятся, пока убийцы не заплатят сполна.

Килкенни хорошо знал дорогу в Блейзер и легко мог представить себе, как фургон тяжело катится по неровной каменистой земле — дорога не наезжена, ею пользуются крайне редко, так что фургон тащится еле-еле. Они наверняка выслали вперед дозорного и едут за ним, терзаясь страхом, но не теряя надежды.

Если они еще живы и свободны, то, вероятно, как раз сейчас разбивают лагерь, но костра у них не будет — это слишком опасно. Их отдых будет отравлен мыслями об оставленных в Капе семьях. Они ведь не знают, что здесь все спокойно, зато хорошо знают, что жизнь их родных зависит от успеха затеянного ими дела. Того небольшого запаса продуктов, что Килкенни привез из Седара, хватит всего на несколько дней.

Вечером Килкенни сделал для своих рук ванночку из рассола. Они уже почти не болели, но он хотел, чтобы кожа на них загрубела. Глаз открылся, синяк стал почти незаметен. Рана на щеке быстро затянулась — помог горный чистый воздух, — однако кожица оставалась еще очень тонкой.

Когда Килкенни держал руку в рассоле, подошла Салли.

— Зачем вы это делаете? — с любопытством спросила она.

— От рассола кожа становится грубой и крепкой. То, что и нужно бойцам, которые дерутся голыми руками. Некоторые даже умываются рассолом.

— И что, помогает?

— Не знаю. Но все верят, что помогает.

— А вы действительно собираетесь драться с этим Быком Тернером?

— Конечно нет. Почему я должен с ним драться? Да если бы я и захотел это сделать, меня бы тут же схватили. Нет, я просто хочу быть в форме — человек никогда не знает, что его ждет.

— Барт говорит, Хейл ни за что не успокоится, пока не побьет вас. Не просто убьет, а именно побьет.

— Мы не знаем, что у него на уме. Может, ему просто достаточно выгнать нас отсюда.

— Говорят, вы убили тридцать человек.

Килкенни раздраженно взглянул на Салли.

— Я никогда этого не говорил. Я вообще не люблю говорить о таких вещах. Как и большинство тех, кто сейчас здесь находится, я служил в армии и делал то, что должен был делать. Мы воевали за единство Штатов. С тех пор время от времени мне приходилось принимать участие в мелких стычках, вот таких, как здесь, но я никогда к этому не стремился.

Твой отец, Дик Моффит, тоже не хотел воевать, но его заставили. Мужчина должен уметь защищаться, иначе его убьют.

— А на Восточном побережье и в других странах тоже так же часто используют оружие, как и у нас?

— Я бы сказал, почти так же. Вспомни, еще несколько лет назад Эндрю Джексон убил человека на дуэли. Было еще дело Гамильтона — Берра. Александр Пушкин, русский поэт, несколько раз дрался на дуэли и на одной из них был убит. Мне это не нравится, но такова жизнь.

На третий день, после того как уехал фургон, Килкенни оседлал коня и отправился в горы к кромке отвесного склона. Парсон молча посмотрел на него, но ничего не сказал.

На этот раз Килкенни тщательно продумал свои действия. Он вернется на то место, которое обследовал три дня назад, и постарается во что бы то ни стало спуститься вниз, к разбитому фургону, а потом попробует найти дорогу, по которой он приехал.

Фургон не упал с обрыва — он лежал слишком далеко от края, значит, где-то должна быть дорога. Если ему не удастся найти тропу с откоса, он спустится к подножию горы и будет искать ее снизу.

Конечно, в случае неудачи ему придется каким-то образом забираться обратно на гору, а это не менее трехсот футов, но придется рисковать, иначе им не выжить.

Где-то в разломах утеса, в глубине каньонов и обломков скал должна быть тропа. И он ее отыщет!

Было уже семь часов утра, когда Килкенни достиг того места, откуда он решил начать спуск. Он прихватил с собой несколько веревок, правда их будет недостаточно, чтобы спуститься к самому подножию утеса, но главное — добраться до крутого откоса, а там уж он найдет способ спуститься.

Килкенни лег на живот и заглянул вниз. В этом месте выступ скалы загораживал ее подножие, но он надеялся, что, держась за веревку и цепляясь за корни деревьев, сможет туда спуститься. Он не был скалолазом, хотя читал кое-что об их приемах в старых журналах «Атлантик» и «Век». Хорошо бы сейчас проштудировать их снова, теперь ему пригодилась бы любая подсказка.

Заставляя себя думать только о том, что ему предстояло сделать, Килкенни осторожно сполз с края утеса и, когда его нога нашла опору, уцепился за торчащий корень и спустился пониже.

Он не боялся высоты, но сейчас, увидев разверзшуюся под ногами бездну, он почувствовал тошноту.

Веревка была прикреплена к старому искривленному кедру, растущему у самого края откоса. Килкенни пропустил ее между ног, потом, перебросив через одно плечо, перекрестил на груди и на спине и, держа конец в правой руке, стал медленно спускаться, регулируя свое движение левой рукой.

Он гнал от себя мысли об устрашающей бездне под ногами, но все же через несколько минут весь покрылся потом. Спускался он медленно, веревка огнем прожигала кожу даже сквозь одежду. Килкенни скользил, стараясь двигаться плавно, без резких движений, хватаясь за каждый выступ, осторожно нащупывая на стене опору для ног.

На мгновение Килкенни застыл на месте. Очень хотелось провести рукой по лицу — пот заливал глаза. Он отвел их от каменной стены и покосился вправо — высоко в голубом небе кружил одинокий канюк.

Пальцы заболели от напряжения; Килкенни начал терять силы и позволил себе соскользнуть чуть ниже. Если враги застанут его в таком положении, пиши пропало — он не сможет даже выстрелить в ответ. Стоит чуть-чуть разжать правую руку, держащую веревку, и все кончено — он полетит вниз.

Нужно снова уменьшить вес. Он ощупывал ногой каменную стену, ища опору. Нашел. Медленно, очень медленно перенес свой вес на кончики пальцев. Вдруг его ненадежная опора покачнулась, послышался грохот падающих камней, и Килкенни повис над бездной.

Восстановив дыхание, Килкенни медленно спустился еще на несколько футов. Какого черта он полез на эту скалу? Ничего глупее нельзя придумать…

Веревка скользила, жгла ладони и спину. Он покрепче ухватился за нее и постарался взять себя в руки. Будь у него побольше опыта, он бы так и спускался — пропуская веревку между пальцами и ища опоры для ног. Но он был осторожен и боялся слишком быстрого спуска.

Килкенни посмотрел вверх. Он спустился уже футов на пятьдесят, а может и больше. Если бы вот сейчас он решил вернуться, то еще мог бы подтянуться на руках, но если он опустится ниже, ему не хватит сил оттуда подняться.

Поставив ногу на выступ, Килкенни огляделся. Ничего. Спустился еще ниже и почувствовал, что веревка разогрелась. Он отдохнул, уцепившись левой рукой за корень дерева, и покосился вправо. Там, в расселине скалы, рос кедр, а ниже виднелась цепочка следов. Килкенни взглянул вниз и похолодел от ужаса. На мгновение он застыл, лихорадочно соображая, что же делать. Он ошибся, определяя высоту обрыва — отсюда он казался куда более глубоким, веревка у него почти кончалась — осталось не более сорока футов, а до крутого откоса, усыпанного осколками скалы, еще очень далеко.

Вот если бы раскачаться и допрыгнуть до того кедра… Это было высокое, крепкое на вид дерево высотой более четырех футов и почти в два раза шире, с толстыми надежными ветвями. Ему, наверное, несколько сотен лет, ибо кедры поразительно долговечны. Под ним росло несколько других деревьев, ближайшее из них — на добрых десять футов ниже кедра.

Если бы перебраться туда, то можно было бы, цепляясь пальцами за трещины и выступы в скале, добраться и до подножия скалы — это расстояние равнялось примерно высоте четырехэтажного дома.

Надо раскачать веревку и, оказавшись над кедром, одним взмахом ножа перерезать ее — тогда у него появится шанс приземлиться на крону дерева.

Но конечно же гораздо больше шансов промахнуться и сломать себе шею.

Килкенни оттолкнулся от скалы и начал раскачивать веревку. Толчок за толчком, и вот он уже раскачивается как маятник. Свободной рукой Килкенни достал нож. Это был хороший нож, острый как бритва.

Сможет ли он перерезать веревку с одного раза? Конечно, такой нож перережет все, что хочешь, но все-таки…

Килкенни, огромный человеческий маятник, раскачивался все сильнее и сильнее. Ему очень не хотелось резать веревку — она была сделана из сыромятной кожи и он ею очень дорожил, да что поделаешь. Он решил раскачать «маятник» до предела, а потому, приближаясь к выступу скалы, стал с силой отталкиваться от него ногой. И всякий раз он подлетал к кедру все ближе и ближе.

Сможет ли он перерезать сыромятную веревку с первого раза? Ответ прост — он должен это сделать. «Маятник» закачался вновь, достигая предельного размаха. Килкенни изо всех сил оттолкнулся от скалы, и его тело по широкой дуге полетело вниз, в бездну, потом взмыло вверх, ветер мгновенно обрушился на него, засвистел в ушах… А вот и кедр — чуть впереди, под ним. Килкенни поднял левую руку и резким движением перерезал веревку.

Он почувствовал, что падает, ему показалось, что чья-то огромная рука швырнула его на крону дерева. Килкенни полетел вниз между ветвями. Короткие острые веточки рвали его одежду словно острые ножи. Он пролетел сквозь раскидистые ветви кедра и упал на дерево, росшее ниже. Какое-то мгновение крона держала его, но потом он снова полетел вниз, проскользнул сквозь кустарник под деревом, упал на песчаный откос, перевернулся несколько раз и наконец остановился.

Весь в синяках и ссадинах, Килкенни долго-долго лежал, приходя в себя. Взглянув вверх, он увидел свою веревку, конец ее болтался на такой высоте, что у него вновь перехватило дыхание. Он осторожно ощупал руки и ноги, проверяя, целы ли они, и с радостью убедился, что, кроме нескольких ушибов, царапин и порезов, все в полном порядке.

Итак, вниз он все-таки спустился. А как теперь вернется к своему коню и винтовке, об этом лучше не думать.

Он повернулся и пошел по откосу.
<br />Глава 10<br />
Лэнс Килкенни стоял у подножия горы, а вокруг на дне сухого русла, наполнявшегося водой только во время редких дождей, валялись обломки скал, по-видимому упавшие сверху. Подняв глаза, Килкенни заметил на скале, примерно на высоте тридцати ярдов, древний индейский петроглиф, и в сердце его вспыхнула надежда. Краски петроглифа потускнели от времени, но он четко выделялся на скальной стене. Подойдя поближе, Килкенни увидел, что он высечен из камня, а потом покрашен — так, во всяком случае, ему показалось.

Значит, индейцы здесь все-таки бывали.

Килкенни посмотрел на запад, но из-за пыли, висевшей в воздухе, ничего не смог разглядеть. Поверхность пустыни была покрыта слоем тончайшей пыли, которая при малейшем дуновении ветерка поднималась в воздух. Килкенни знал, что где-то там, за пустыней, лежит город Блейзер, на этом его познания кончались.

Самое главное сейчас — найти сломанный фургон, который он видел с горы. Его револьверы, перевязанные ремешками из сыромятной кожи, были при нем, а вот нож куда-то пропал. Впрочем, нет. Килкенни выронил его, перерезая веревку.

Килкенни взобрался на обломок скалы и внимательно огляделся.

Нож нашелся сразу — его стальное лезвие ярко сверкало на солнце. Килкенни поднял его, а когда повернулся, чтобы отправиться на поиски фургона, то заметил неподалеку и кусок веревки, которым было обмотано его тело. Он поднял его с предусмотрительностью человека, не знающего, что его ожидает в будущем, и в ту же самую минуту неожиданно вспомнил — воды-то у него нет!

Находясь наверху, в горах, он как-то не задумывался об этом — там много источников и ручейков, вытекавших из-под оползней и сбегавших в долины. Но здесь была безводная, сухая пустыня.

Частички пыли, висевшие в воздухе, казались чуть меньше песчаных.

Килкенни снял ремень с револьвера, висевшего на его правом бедре.

Он перешагнул через отполированные до блеска останки древнего кедра и двинулся в глубь пустыни. За сухим руслом лежал белый скелет лошади, рядом валялось высохшее кожаное седло, очень старое, необычной формы. Должно быть, люди прибыли сюда из Канады много-много лет назад, скорее всего одновременно с Льюисом и Кларком, а может быть и раньше.

По лицу Килкенни стекал пот, а каждый его шаг поднимал тучи пыли. Было жарко, очень жарко. Он поискал, нет ли где тени — напрасные надежды. Поверхность скалы, словно огромное зеркало, отражала солнечные лучи, слепящие глаза.

Воздух был невероятно сух. Килкенни остановился и, сняв шляпу, вытер ее изнутри, потом снова водрузил на голову, закрепив ремешком под подбородком. При каждом его шаге вздымалось облако пыли.

Дважды ему попадались побелевшие от времени кости животных: в первый раз — снежного барана, во второй — оленя. Но следов не было, и ни единого живого существа. Килкенни посмотрел на небо, затянутое пыльной дымкой, но не увидел там даже канюка.

Ничего живого… даже ящерицы.

И тут он неожиданно заметил колесо фургона, изъеденное солнцем, ветром и дождями. Казалось, оно вот-вот рассыплется в прах. Даже железный обод не устоял перед могуществом времени — от него остались только небольшие ржавые куски.

Чуть поодаль лежал и сам фургон, а рядом с ним — другое колесо, полузасыпанное песком. Килкенни подошел поближе. Это был очень старый фургон, скорее даже не фургон, а простая повозка.

Значит, здесь были люди, и каким-то образом они спустились с горы в этой повозке. Если, конечно, этот фургон не заехал в пустыню случайно — от одной этой мысли ему стало плохо — и не был брошен именно потому, что людям, приехавшим на нем, не удалось отыскать дорогу вверх, на гору.

Об этом он как-то не подумал. Килкенни стоял у остатков фургона и внимательно изучал отвесный склон, по которому только что спустился. От вершины до откоса никак не меньше двухсот футов, а в некоторых местах и того больше.

Он пошел дальше. Стояла ужасающая жара. Пыль, смешиваясь с потом, раздражала кожу, его мучил ужасный зуд. Несколько раз Килкенни оборачивался и смотрел назад. По песку тянулась цепочка его следов, и больше ничего.

Впереди скала широким мысом вдавалась в пустыню.

Далеко ли он ушел от того места, где упал? Наверное, милю, а может быть, и полторы. Скалистый мыс лежал от него на расстоянии мили. Килкенни двинулся к нему, изнемогая от жажды, глаза его искали хоть какой-нибудь признак воды.

Одно ему было ясно — пересечь эту пустыню очень непросто. Там, где не было барханов, тянулись голые, отполированные до блеска скалы, наклоненные под таким углом, что проехать по ним можно было, только прорубив в камне борозду, по которой двигались бы колеса фургона, — иначе фургон на таком склоне не удержать. Чтобы пробить эти, как говорили мормоны, «долбенки», требовался многочасовой изнурительный труд.

И вдруг Килкенни наткнулся на дорогу. Он добрался до выступа и как раз огибал его, когда увидел ее перед собой. Конечно, дорогой ее не назовешь — просто место, где шли фургоны. Еще виднелись борозды, выдолбленные в камне, хотя и сильно забитые пылью.

Дорога, спускаясь с крутого склона, превращалась в петляющую тропинку, по которой ни один фургон не смог бы спуститься без специальной тормозной ленты. Эта лента привязывалась к задней оси, а затем потихоньку стравливалась, задерживая спуск фургона, иначе он врезался бы в лошадей. Впрочем, лошадей могли спустить и отдельно.

Килкенни тут же повернулся и начал взбираться на склон. Во рту у него пересохло, он умирал от жажды, но мысль о том, что на вершине скалы в лесу он найдет воду, придавала ему силы. Несколько раз он останавливался, чтобы откатить с дороги валуны; а в одном месте он провозился полчаса, пытаясь убрать с дороги огромный ствол. Лишь когда он сделал из сломанных веток примитивные рычаги, упавшее дерево поддалось и покатилось вниз. Довольный Килкенни наблюдал, как оно катится, ударяясь о камни, пока, наконец, не разбилось на несколько кусков.

Пот ручьями катился с его лица, а лицо и руки покрылись слоем тончайшей пыли. Килкенни двинулся дальше. Он шел, низко пригибаясь, поскольку склон был очень крут. Дважды он останавливался, чтобы перевести дыхание и посмотреть назад.

Вдали смутно виднелась тонкая полоска, уходящая на запад, которую можно было назвать, хотя и с большой натяжкой, дорогой. И все-таки с этого склона можно спустить Фургон, а если им повезет, то и пересечь пустыню. Только нужно будет взять запас воды для себя и животных, по крайней мере в первую поездку. Возможно, где-нибудь по пути им удастся отыскать воду, но она может быть щелочной.

Килкенни прошел глубокую, затененную расселину, тянувшуюся ярдов на сто, и снова начал подъем. Неожиданно он оказался на ярком солнечном свете и резко остановился.

И только тут понял, почему не видел эту дорогу сверху. Поперек нее, почти на том самом месте, где тропа спускалась с вершины, лежала гигантская сосна. Когда-то она росла на вершине утеса, но скала прямо под ней обвалилась, и корни, потеряв опору, не смогли больше удерживать огромное дерево. Налетел сильный ветер, сосна упала и перегородила дорогу. Вокруг нее поднялись молодые сосенки, их заросли были настолько густы, что никому и в голову не могло прийти, что под ними скрывается спуск.

Молодые деревца были не старше десяти — двенадцати лет, следовательно, все эти годы дорогой никто не пользовался. Без сомнения, она была проложена пионерами этих мест или золотоискателями, а потом заброшена.

Килкенни перелез через упавшее дерево и, пройдя сквозь молодой сосновый лесок, направился к тому месту, где оставил коня.

Он добрался до него уже в сумерках. Казалось, завидев его, конь обрадовался, как, впрочем, и сам Килкенни. Он выдернул из земли колышек и повел коня к тому дереву, где спрятал седло. Оседлав коня, Килкенни осмотрел свой винчестер, потом протер револьверы от пыли и проверил, как они стреляют.

Отведя коня к небольшому ручейку, стекавшему со склона горы, Килкенни дал ему напиться, а сам прошел чуть выше по течению и, улегшись на землю, стал пить чистую холодную воду, вкуснее которой он не пробовал, как ему казалось, никогда в жизни.

Пока пил его конь, Килкенни поел лесной малины и принялся обдумывать свои дальнейшие действия. Если найденная дорога проходима, то путь до Блейзера сокращается втрое. А главное, здесь их не будут подстерегать люди Хейла.

Килкенни сел на коня и поехал назад в Кап. Трое-четверо сильных мужчин с топорами без труда прорубят просеку в сосняке и уберут с дороги гигантское дерево.

Когда-нибудь он попробует найти место, откуда начинается эта дорога. Пока же его интересовало только одно — куда она ведет.

Килкенни снял с плеча винчестер и ехал, держа его в руках. Это суровый, величественный край, в котором хорошо жить. За него стоит побороться.

Нужно будет привезти сюда Риту — пусть посмотрит, как здесь красиво. Впрочем, не стоит торопиться, ведь показать Рите эти места — значит пустить ее в самые сокровенные уголки своей души. А прежде чем решиться на такой шаг, надо четко определить, чего же он хочет?

Чего он хочет? Он хорошо это знает. Ему нужна Рита. Ему нужен свой дом и обязательно здесь. Однако оставалась все та же старая проблема. У него была репутация ганмена. Уже теперь многие знают, кто он такой, а если к концу всей этой истории на его счету окажется несколько убитых, ему придется отсюда уехать.

Впрочем, зачем уезжать? Почему бы не остаться здесь? Хэтфилды — хорошие люди и принимают его таким, какой он есть. Им тоже не раз приходилось убивать, и там, где они жили раньше, и здесь, им хорошо известно, что человек не сам находит проблемы — они находят его. В этом диком, суровом краю человек должен уметь постоять за то, во что он верит.

Нельзя отступать перед теми, кто жесток и кто считает, что для них закон не писан, — иначе очень скоро придется лишиться свободы. Это справедливо и для отдельных людей, и для целых народов.

Короче говоря… Возможно, он никуда не уедет. Может быть, и ему, как и всем остальным, удастся найти свое счастье. С тех пор как он встретил Риту Риордан, он не мог думать ни о ком другом, ему нужна была только она.

Но у него есть соперник. Король Билл Хейл хочет на ней жениться, а Король Билл сильный и красивый мужчина. Кроме того, он занимает видное положение в обществе и имеет влиятельных друзей в бизнесе и политике. Рита могла бы стать королевой в его Замке.

Килкенни казалось, что она его любит, но любила ли она его в действительности? А может, она изменилась?

Хейл производил впечатление холодного человека с тяжелым характером, но женщины смотрят на мужчин другими глазами. Да и те качества, которые мужчина демонстрирует женщинам, очень сильно отличаются от тех, что он показывает мужчинам.

Килкенни охватила тревога. Одно дело представлять Риту рядом с собой, и совсем иное — в объятиях другого мужчины. Мысль, что Рита может принадлежать кому-то еще, была непереносима. Особенно если этот «кто-то» — Король Билл.

Хейл хочет жениться на ней, ему нет дела, любит она его или нет. Если у него не хватит красноречия, он применит силу. В Кедровой долине он был королем и уже продемонстрировал свое намерение держать всех жителей в ежовых рукавицах. Продукты в салун Риты подвозились по дороге, которую Король Билл в любую минуту мог перекрыть. Он мог не только довести ее до банкротства, но и не позволить ей уехать. Конечно, есть Джейм Бриго, но Джейм — это всего один человек, пусть даже очень искусный в бою.

Кедровая долина располагалась вдали от наезженных дорог, в самом настоящем медвежьем углу. Король Билл положил себе за правило быть гостеприимным и приветливым хозяином с любым, которого заносила сюда судьба, но приезжих здесь появлялось мало, поскольку дальше ехать было некуда. Седар — это тупик в буквальном смысле слова, если не говорить о горах.

К северу от города раскинулось несколько поселков ковбоев и старателей, но все они существовали сами по себе, их жители были заняты исключительно собственными делами.

В разговорах с приезжими Король Билл, несомненно, изображает поселенцев бродягами, ворами — настоящими отбросами общества. Мало кому захочется проверять его слова, да и жители самого Седара безоговорочно верили Хейлу, как показал пример жены Лезерса.

Сейчас Килкенни беспокоило одно — почему Хейл не пытается ему отомстить. Килкенни жестоко избил его в той рукопашной схватке, а зная характер Короля Билла, Лэнс прекрасно понимал, что он это так просто не оставит. Более того, они буквально из-под его носа забрали продукты, которые Хейл распорядился им не продавать.

Конечно, все население Седара живо обсуждает два события. И, разумеется, всегда найдется человек, который скажет, что власть Хейла ослабла, что земля уходит у него из-под ног. Хейл не может не понимать этого, а уж Малыш спит и видит, как бы ему добраться до них. И Лэнс снова задумался: кто же больше виноват в том, что происходит, — Король Билл или Малыш?

Есть люди, которые используют любую возможность, чтобы прикрыть свою страсть к насилию и разрушению. Малыш из тех, кто прибегает к террору, чтобы удовлетворить потребность собственной натуры, а не потому, что террор дает положительные результаты.

Убийство сильного человека освобождает место для другого сильного человека — и не более того. Как бы ни был велик человек, всегда найдется другой, который только и ждет, когда можно будет занять его место, и это производит самое неблагоприятное впечатление. Впрочем, таких, как Малыш, это не смущает. Они жаждут убивать и разрушать, потому что это поднимает их в собственных глазах. Малыш вырос таким же, как и его отец, но с одним добавлением — он считал, что законы писаны не для него, а для тех, кого он называл «другие».

Может быть, Хейл хочет взять их измором? Он знает, сколько у них людей и как мало у них продуктов. Имея работников, он хорошо представляет, сколько и какой провизии им требуется. Он также прекрасно понимает, что сильный человек в трудную минуту способен вынести любые лишения, но не всякий сильный человек устоит, если его жена и дети подвергаются таким же лишениям. Стремление защитить семью — инстинкт, заложенный в мужчине, — воспитано веками; с тех самых времен, когда люди стали людьми.

Хейл может перекрыть дорогу на Блейзер, но знает ли он о пути, идущем через пустыню? Вряд ли о нем вообще кто-нибудь знал. Хейл живет в этих краях всего лет десять, да и другие жители Седара не дольше. Многих Хейл привез с собой, остальных же набрал среди тех, кто прибыл позже.

Килкенни и сам не представлял, можно ли будет добираться до Блейзера по дороге, идущей через пустыню. А уж что говорить о Хейле. И Килкенни еще раз вспомнил того индейца, который, почти не зная английского, в случайном разговоре обронил несколько слов об этой дороге.

Килкенни подъехал к Капу, из-за деревьев появился Сол Хэтфилд.

— Все спокойно? — спросил его Лэнс.

— Разумеется. — Сол с нескрываемым любопытством разглядывал пропыленного с ног до головы Килкенни. — Джесс ездил в Седар. Говорит, подготовка к празднику идет вовсю. Ожидается много народу. Говорят, Хейл пригласил шишек из столицы округа, чтобы они поглядели на праздник.

Из столицы округа? Очень удачный ход, под которым скрывался тонкий политический расчет. Хейл развлечет их по-королевски, покажет, как изменился край за десять лет его пребывания здесь, и, возможно, вскользь упомянет о том, какие неприятности доставляют ему бродяги, называющие себя поселенцами. Эти люди пытаются отнять у него плодородные земли, которые нужны ему для развития города.

Килкенни хорошо знал, каким красноречивым может быть Хейл; он устроит им поистине королевский прием, и столичные чины вернутся домой, очарованные им. Король Билл умеет произвести впечатление своим богатством, властью и влиянием. Кроме того, у него наверняка есть друзья и в Вашингтоне, и он не упустит случая похвастаться этим.

Нагрузившись его выпивкой и его едой, аудитория будет благосклонно внимать речам Короля, а уж он постарается убедить всех, что в Кедровой долине тишь да благодать. И когда потом до них дойдут слухи, что он выгнал бродяг, самовольно захвативших землю, это будет воспринято не иначе, как услуга обществу. Ведь официальным властям что нужно? Лишь бы их не беспокоили. Им приятнее слышать, что все хорошо, и Хейл это отлично знает.

И вот тут Килкенни решил, что он должен ехать в Седар на праздник.

Но как? Даже если он туда приедет, то как переговорить с чиновниками? Да и захотят ли они его выслушать?

Подъезжая к Капу, Килкенни обдумывал, как бы пробраться в Седар незамеченным. Достаточно ему появиться в городе, как его тут же убьют или ему самому придется кого-нибудь убить, а это лишит смысла его приезд.

Если Лэнс убьет одного из людей Хейла, то Король Билл тут же скажет чиновникам: вот вам одна из проблем, с которой предстоит справиться. Если же убьют его, Хейл представит дело так, будто его люди застрелили одного из бандитов, который приехал, чтобы сорвать праздник.

Так или иначе, ему нужно оказаться в городе и заставить чиновников выслушать себя. Он расскажет им, как, с его точки зрения, обстоят дела. Или, скорее, с точки зрения поселенцев.

Конечно, отыскать таких высоких гостей в атмосфере праздничного оживления довольно трудно. Да к тому же их будет сопровождать сам Хейл или кто-то из его людей. Впрочем, есть одно место, которое они посетят непременно, — площадка для борьбы, где им конечно же будут отведены лучшие места.

И тут Килкенни впервые подумал о Тернере. Он видел этого человека в бою — гора мускулов с подбородком, словно высеченным из гранита. Глубоко посаженные глазки, толстоватые губы, сплющенный от многочисленных ударов нос. Это борец высокого класса. Не будь он таким, его бы просто не выпустили на ринг бороться, к примеру, с Джо Госсом и Пэдди Рианом. Килкенни два раза видел Быка Тернера в бою, и оба раза тот выиграл без особого труда. Удары его обладали сокрушительной силой, он наступал, не обращая внимания на удары противника. Конечно, у него были недостатки, но у кого их не бывает?

Килкенни въехал в Кап и спешился. Парсон Хэтфилд подошел к нему вместе с О'Харой и Джессом.

— Я вижу, ты побывал в пустыне, сынок, — сказал Парсон. — Эта пыль явно не из леса.

— Да, я спустился вниз, в пустыню, — сказал Килкенни.

— Смоки-Дезет? — спросил О'Хара. — Ты хочешь сказать, что нашел спуск?

— Да, нашел.

— И там можно спустить фургон? — удивился Джесс.

— Для этого придется немного помахать топором. Работка примерно для четверых сильных мужчин. Нужно расчистить путь, а уж потом попробовать спустить вниз фургон. Но вот можно ли пересечь пустыню — не знаю. Я нашел следы старой дороги. Ею не пользовались лет десять — пятнадцать, а может быть и более. Не могу сказать, много ли народу по ней проехало, но в свое время это была дорога.

— Там, где проехали другие, проедем и мы, — заметил Джесс.

— И куда ведет эта дорога? — скептически спросил Парсон. — Мне встречалось много дорог, которые вели в никуда.

— Ты прав, — согласился Килкенни. — Никто не знает, куда выведет нас эта дорога. Но я попытаюсь разведать. — Он снял с коня седло и уздечку и завел его в корраль. Потом отнес упряжь в конюшню и положил на полку. — Нам необходимо взять с собой запас воды и обмотать свои головы и морды лошадей тряпками — в пустыне полно мелкой пыли, которая забивается в ноздри. Сверху, откуда я на нее смотрел, это труднопроходимая местность. Нужно взять с собой еще пару лопат и шест — вдруг мы застрянем, тогда нам потребуется рычаг. Путь предстоит нелегкий.

— Зато более короткий.

— Это так. Пока что Хейл нас не беспокоит, и думаю, до конца празднеств не побеспокоит, однако рассчитывать на это не стоит. Мы должны быть готовы к нападению, по-настоящему готовы, в любое время.

Килкенни помолчал, а потом сказал:

— Если отправиться не мешкая, думаю, мы сможем догнать в Блейзере первый фургон и вернуться вместе. Ведь наверняка на обратном пути их будут поджидать люди Хейла.

Только войдя в дом, Килкенни осознал, как проголодался. С раннего утра у него маковой росинки во рту не было, а энергии он потратил очень много.

— У Хейла масса времени, а у нас его нет. Он может себе позволить сидеть и ждать, пока мы съедим весь свой запас продуктов. А сам тем временем будет играть в политические игры с чиновниками из столицы, чтобы у них не возникло никаких вопросов, когда он вышвырнет нас отсюда.

Джесс присел на ступеньку.

— И никто не решится рассказать им правду, — заметил он.

Килкенни снял шляпу и скинул рубашку. Вытащив из колодца ведро воды, он принялся мыться. Мускулы словно змеи перекатывались под загорелой кожей.

— Думаю, я поеду туда и попробую поговорить с чиновниками.

— Да тебя и близко не подпустят, — заметил О'Хара.

— Они тебя убьют, — сказал Парсон.

— Ну, пока эти представители власти в городе, меня не убьют. Не решатся. Да и мне меньше всего хочется затевать стрельбу. Мы должны убедить их, что мы честные люди и законопослушные граждане: хотим построить себе здесь дома, и у нас есть заявки на участки, а это, кстати сказать, всегда можно проверить.

— А как ты собираешься добраться до этих чиновников? — спросил О'Хара.

— Пока еще не знаю. Подумаем. Хейл будет принимать их в своем Замке, меня туда за милю не подпустят.

Если я буду стоять на улице в толпе, то меня узнают и вышвырнут. Или еще хуже: плеснут мне на рубашку виски, дождутся подходящего момента, изобьют и упрячут в тюрьму, а если кто-нибудь что-нибудь спросит, скажут, что посадили пьянчугу, чтобы не портил праздник.

— Тогда как же ты все устроишь?

— Надеюсь, что-нибудь придумаю. — Килкенни помолчал. — Пойду возьму чистую рубашку. Уж я доберусь до них, даже если для этого мне придется сразиться с Быком Тернером.

Килкенни ушел, а Хэтфилды остались стоять, глядя ему вслед.

— Сразиться с Тернером? — сказал Джесс. — Да он сумасшедший. Ведь Тернер — профессиональный борец. Это ему не Хейл.

— Может, и так, — сказал О'Хара. — Но ты заметил, как Килкенни двигается? Он похож на огромного кота.

— Да, драться он умеет, — согласился Джесс. — Как он отделал Короля Билла, а тот ведь тоже кое на что способен.

— Да, но Тернер — профессиональный борец! Он зарабатывает этим на жизнь! — вставил Раньон. — Не думаю, что к западу от Миссисипи найдется человек, способный его победить. К тому же ему уже наверняка подобрали противника, равного ему по силам.

— Килкенни пошутил, — заметил Бартрам, — просто сболтнул.

— Может, и пошутил, — ответил Парсон. — Но так действительно можно было бы добраться до этих парней из столицы. Впрочем, это подождет. Сейчас надо думать, как доехать до Блейзера.

Никто не сказал ни слова о фургоне, что уже уехал. Все знали: у него очень мало шансов добраться до города, не говоря уж о том, чтобы вернуться живыми.

— Эта пустыня — гиблое место, — сказал Джесс. — Я пару раз смотрел на нее с вершины — ни дорог, ни воды.

— Если нам удастся пересечь ее, — проговорил Раньон, — можно не бояться, что мы умрем с голоду. Король Билл не сможет помешать нам ездить за продуктами.

— У него есть собственность в Блейзере, — заметил О'Хара. — Он не тот человек, что оставит нас в покое. Такие, как он, привыкли выигрывать.

— И все-таки, если нам удастся…

— Я думаю, с Килкенни у вас все получится, — заметил Парсон. — Уж если он что задумал, то своего добьется. Он ничего не сказал о том, что с ним произошло, но вы заметили: он вернулся с маленьким обрывком веревки, а когда уходил, веревка была в три раза длиннее. Ума не приложу, как ему удалось спуститься.

Стол был слишком мал, чтобы все могли за ним разместиться, но всем хотелось есть, и потому, когда женщины разложили еду по тарелкам, мужчины разобрали их и уселись кто где мог. Семья Хэтфилдов сидела за столом.

Когда Килкенни вошел в дом, все уже ели. Он взял свою тарелку и уселся на ступеньках крыльца. Под деревьями уже собирались тени; вода освежила Килкенни, и он чувствовал себя гораздо лучше.

Из дома вышел Бартрам и сел рядом с ним.

— Послушай, — сказал он, — мне кажется, это не лучшая мысль — биться с Тернером. Наверняка ему уже подобрали кого-то. И как ты сможешь послать ему вызов? Да люди Хейла застрелят любого, кто посмеет появиться в Седаре.

Матушка Хэтфилд, высокая костлявая женщина в сером хлопчатобумажном платье, вышла на крыльцо.

— Меня они не убьют, — сказала она. — Так что, если надо, я могу сходить.

— Я просто высказал предположение, — сказал Килкенни, — ничего больше. Но мне бы очень хотелось узнать, кого они подобрали для Тернера.

Матушка Хэтфилд налила им еще кофе и стояла с кофейником в руках.

— Я давно уже не была в городе, — сказала она. — Пора мне туда съездить. — Она взглянула на Килкенни. — Говорят, ты знаешь эту женщину, Риордан. Может, ей известно, кто будет биться с Тернером?

— Наверняка известно. В Седаре нет ничего, о чем бы не говорили в ее салуне. Возможно, она даже знает, кто приедет из столицы округа. — Килкенни взглянул на нее. — Ма, если серьезно, мне действительно нужно знать эти две вещи: с кем будет биться Тернер и кто приедет сюда из столицы.

— А что это даст? — спросил Бартрам. — Ты что, знаешь там кого-нибудь?

— К сожалению, нет. Я никого там не знаю. Но есть один человек по имени Халлоран… Он поедет куда угодно, лишь бы увидеть хороший бой. Я слыхал, он сейчас в столице.

— Как только рассветет, я поеду в город и повидаюсь с этой Риордан, — спокойно сказала матушка Хэтфилд.

— Ритой Риордан, — подсказал Килкенни. — Она очень хороший человек, Ма. Тебе она понравится.

— Так или иначе, я с ней повидаюсь и все разузнаю.

Раньон внимательно посмотрел на Килкенни.

— У тебя на уме не только этот бой с Тернером, но как ты думаешь, есть у тебя шансы побить его?

— Кого? Быка Тернера? Нет, не думаю. Впрочем, кто знает? Хотя я не поставил бы на себя и цента, но, если мне удастся туда попасть, у меня появится шанс поговорить с чиновниками. Видите ли… Я согласен быть избитым, только бы сказать им то, что я хочу.

— Ты согласен, а я — нет, — возразил Раньон.
<br /></td></tr></table><div align="center"><a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html">1</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=2">2</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=3">3</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=4">4</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=5">5</a>   <font class="fs18">6</font>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=7">7</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=8">8</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=9">9</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=14">...</a>   <a class="t4 fs20" href="http://userdocs.ru/voennoe/62772/index.html?page=15">15</a> </div><hr><div align="center"></div><h2 class="dlh2">Похожие:</h2><table width="100%" class="mtable2"><col><col width="50%"><col><col width="50%"><tr><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/astromoiya/62773/index.html'>V. 0 — создание fb2, Hagen</a><br /><font class="te">Приехав в Долину Шепчущих Ветров, Килкенни надеялся получить мир и покой. Но убив в честной драке заносчивого сына местной шишки...</font><br /></td><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/voennoe/62771/index.html'>V. 0 — создание fb2, Hagen</a><br /><font class="te">Прослышав о беде старого друга, знаменитый ганфайтер Запада Лэнс Килкенни приезжает в край Живого Дуба и оказывается в центре борьбы...</font><br /></td></tr><tr><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/istoriya/45013/index.html'>V. 0 создание fb2; Неизвестный V. 1 косметическая правка: добавление...</a><br /><font class="te">Волан-де-Мортом. Ждать помощи не от кого Гарри одинок как никогда. Друзья и враги Гарри предстают в совершенно неожиданном свете....</font><br /></td><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/pravo/4800/index.html'>Роберт Кийосаки Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу...</a><br /><font class="te">Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу 0 – создание fb2 ocr альдебаран</font><br /></td></tr><tr><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/kultura/116450/index.html'>0: создание fb2-документа, первичная вычитка. 1: дополнительное форматирование fb2 Ego</a><br /><font class="te">Я потратил немало сил, чтобы исписать пачку записных книжек… и не жалею об этом. Я не военный корреспондент и не предлагаю коллекции...</font><br /></td><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/bank/35082/index.html'>Эмиль И. Золя Дамское счастье- harryFan, Jurgennt 0 создание fb2-документа...</a><br /><font class="te">Дамское счастье— HarryFan, Jurgennt 0 — создание fb2-документа — © Vitmaier, февраль 2006 г. 1 — иллюстрации — © Jurgen, декабрь...</font><br /></td></tr><tr><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/astromoiya/47570/index.html'>V. 0 – создание fb2-документа – Andrey Ch</a><br /><font class="te">Аркадий и Борис Стругацкие 4317149f-2a81-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 Град обреченный</font><br /></td><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/biolog/77269/index.html'>V 0 – создание fb2 Chernov Sergey сентябрь 2010 г</a><br /><font class="te">БернардВербер29f197e5-2a82-102a-9ae1-2dfe723fe7c7Энциклопедия Относительного и Абсолютного знания</font><br /></td></tr><tr><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/buhgalteriya/69820/index.html'>V 0 – создание fb2 Chernov Sergey февраль 2012 г</a><br /><font class="te">АлександраМаринина4efa7510-2a93-102a-9ac3-800cba805322Бой тигров в долине. Том 2</font><br /></td><td><img width="32px" height="32px" alt='V. 0 — создание fb2, Hagen icon' src="/i/doc32.png"></td><td><a href='/medicina/108941/index.html'>V 0 – создание fb2 – (Faiber)</a><br /><font class="te">Аркадий и Борис Стругацкие 4317149f-2a81-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 Полдень, XXII век</font><br /></td></tr></table><div id="PC_Teaser_Block_69977" class="PC_TBlock"></div>Вы можете разместить ссылку на наш сайт:<br /> <center><a target="_blank" href="http://userdocs.ru/">Школьные материалы</a></center> <textarea style="width:100%;height:40px;"><a target="_blank" href="http://userdocs.ru/">Школьные материалы</a></textarea><br /><noindex><hr /><div align="center" style="font-size:12px;">При копировании материала укажите ссылку © 2015 <br /> <a rel="nofollow" href="http://userdocs.ru/?sendmessage=1">контакты</a><br /></noindex> <a href="http://userdocs.ru/">userdocs.ru</a><br /> <script type="text/javascript"><!-- document.write("<a href='http://www.liveinternet.ru/click' "+ "target=_blank><img src='//counter.yadro.ru/hit?t44.1;r"+ escape(document.referrer)+((typeof(screen)=="undefined")?"": ";s"+screen.width+"*"+screen.height+"*"+(screen.colorDepth? screen.colorDepth:screen.pixelDepth))+";u"+escape(document.URL)+ ";"+Math.random()+ "' alt='' title='LiveInternet: показано число просмотров за 24"+ " часа, посетителей за 24 часа и за сегодня' "+ "border='0' width='31' height='31'><\/a>") //--></script> </div></div><div class="menu"><a class="catlink" href="/category/Сочинения/">Сочинения</a><br /><a class="catlink" href="/category/Лекции/">Лекции</a><br /><a class="catlink" href="/category/Уроки/">Уроки</a><br /><a class="catlink" href="/category/Доклады/">Доклады</a><br /><a class="catlink" href="/category/Учебные/">Учебные</a><br /><br /><a class="catlink" href="/biolog/">Биология</a><br /><a class="catlink" href="/geografiya/">География</a><br /><a class="catlink" href="/istoriya/">История</a><br /><a class="catlink" href="/psihologiya/">Психология</a><br /><a class="catlink" href="/turizm/">Туризм</a><br /><a class="catlink" href="/filosofiya/">Философия</a><br /><a class="catlink" href="/finansi/">Финансы</a><br /><a class="catlink" href="/ekonomika/">Экономика</a><br /><div style="margin-left:-10px" id="MarketGidComposite40344"></div></div><div class="top"><table><col width="200px"><tr><td><a href="/" class="catlink">Главная страница</a><br /><br /><form action="/"><input class="but rad" name="q" value=''></form></td><td> <script type="text/javascript">(function() { if (window.pluso)if (typeof window.pluso.start == "function") return; if (window.ifpluso==undefined) { window.ifpluso = 1; var d = document, s = d.createElement('script'), g = 'getElementsByTagName'; s.type = 'text/javascript'; s.charset='UTF-8'; s.async = true; s.src = ('https:' == window.location.protocol ? 'https' : 'http') + '://share.pluso.ru/pluso-like.js'; var h=d[g]('body')[0]; h.appendChild(s); }})();</script> <div class="pluso" data-background="none;" data-options="big,square,line,horizontal,counter,sepcounter=1,theme=14" data-services="vkontakte,odnoklassniki,moimir,twitter,print"></div> </td></tr></table></div><script type="text/javascript">var PC_CId = 69976;</script><script type="text/javascript" src="http://st.pc.adonweb.ru/js/adv_out.js"></script><script type="text/javascript"> var MarketGidDate = new Date(); document.write('<scr'+'ipt type="text/javascript" ' +'src="http://jsc.dt00.net/u/s/userdocs.ru.40344.js?t='+MarketGidDate.getYear()+MarketGidDate.getMonth()+MarketGidDate.getDay()+MarketGidDate.getHours() + '" charset="utf-8" ></scr'+'ipt>'); </script><script type="text/javascript">var PC_CId = 69977;</script><script type="text/javascript" src="http://st.pc.adonweb.ru/js/adv_out.js"></script></body></html>