Книга написана увлекательно, живым языком, она прочитывается бук- вально на одном дыхании, и это при том, что повествует она о вещах


НазваниеКнига написана увлекательно, живым языком, она прочитывается бук- вально на одном дыхании, и это при том, что повествует она о вещах
страница1/35
Дата публикации30.06.2013
Размер3.72 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Военное дело > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35
Обращение к читателям
Перед вами необыкновенная книга. Думаю, что ее странное, на первый

взгляд, название "Гуманная пуля" станет со временем всем понятным

символом.

Книга написана увлекательно, живым языком, она прочитывается бук-

вально на одном дыхании, и это при том, что повествует она о вещах

самых серьезных: о судьбах науки, России и всей человеческой цивили-

зации.

В книге много интересных исторических фактов, неизвестных широкому

читателю, и много прогнозов, ближних и дальних. Автор развертывает

перед нами сценарии будущего России и захватывающие дух картины миро-

вых научных и политических событий XXI века, но нигде не отрывается

от реальности. Каждый прогноз - плод напряженных раздумий, участником

которых автор делает и читателя.

Это книга о трагедиях - пережитых прошлых и неминуемых будущих.

Но горечь ее и тревога далеки от безысходности. Напротив: как раз то,

что в России в наше время создаются такие книги, и внушает надежду.

Две главы из этой книги - "Наука и олигархия" и "Наука и будущее

России" - были опубликованы в журнале "Нева", N 7, 2000. Сейчас книга

выходит отдельным изданием, в полном объеме, и мы можем только пора-

доваться за автора и за читателей, к которым она попадет.
Борис Давыдов,

член редколлегии журнала "Нева".

Вместо введения
Гуманная пуля - не оксюморон, не изыск автора, а научный термин,

который в начале ХХ столетия появился в военной медицине и оттуда

перелетел в публицистику, символизируя благотворное влияние научного

прогресса на судьбы человечества. Меняя оттенки звучания от успокои-

тельного к ироническому и обратно, он продержался на слуху до самого

августа 1914-го.

В этой книге мы будем не раз обращаться к истории - для того, что-

бы лучше понять современность и попытаться заглянуть в будущее.

А в современности Россия не просто теряет свою промышленность,

свою инженерию и науку. Уже подрастает поколение, которое почти убеж-

дено, что автомобили-иномарки где-то вольно размножаются и бродят

стадами в прериях, только отлавливай, а видеомагнитофоны в заграницах

растут на кустах: срывай, упаковывай, отправляй в магазин. В стране,

где чуть ли не единственный вид деятельности, приносящий доход, -

перепродажа, и у старших-то утрачивается понимание того, сколько по-

надобилось научных открытий и инженерно-технических решений, чтобы

создать не компьютер даже, а простенький кварцевый будильник "Made in

Taiwan".

Мало того, взгляните на многих инженеров и научных работников,

особенно из числа специалистов оборонной промышленности. На тех, кто

получает нищенскую зарплату в своих полумертвых, обезлюдевших НПО,

либо уже выброшен оттуда и, пропитания ради, осваивает немногие вос-

требованные ныне занятия, вроде ремонта квартир или той самой, нена-

вистной мелкой торговли. Обманутые, обворованные, эти люди - по

странному свойству человеческой психики - немалую долю разочарования

и презрения обращают вовнутрь, на самих себя, на свои оказавшиеся

бесполезными знания и способности. Словно это научно-технический про-

гресс, которому они служили, их обманул и не смог защитить от бездар-

ности правителей, гангстерской наглости "новых русских", тошнотворной

тупости масс-культуры.

Россия переживает второе за сто лет разочарование в науке. Пережи-

вает в одиночку. А первое разочарование, начавшееся под гром авгус-

товских пушек 1914-го, было всеобщим. Ему предшествовало всеобщее

очарование.

Утрата иллюзий
Веком воистину победной научно-технической революции, эпохой без-

грешного, общеполезного ее торжества был не ХХ век, а ХIХ. За ка-

кое-нибудь столетие, время жизни одного крепкого старика, мир изме-

нился больше, чем за несколько предшествующих тысячелетий.

ХIХ век начинался при свечах, с ручными мануфактурами, парусника-

ми, дилижансами, средневековыми эпидемиями чумы и холеры, а заканчи-

вался - громадными заводами, использующими точные станки и сложные

химические технологии, океанскими лайнерами, автомобилями, электри-

ческим освещением, телефонами, радиосвязью и, наконец, медициной,

вполне сравнимой с современной.

Благотворность перемен ощущалась и осознавалась в развитых странах

всеми слоями общества. По свидетельству Марка Алданова, к началу ХХ

века в среде интеллигенции вера в научно-технический прогресс замени-

ла религию. Перспективы казались безграничными. Считалось, что наука

в самом скором времени избавит человечество от всех бед, и прежде

всего от такого пережитка дикости, как война.

Одни авторы утверждали: развитие промышленности, кредита и акцио-

нерства, железные дороги, пароходы, телефоны и телеграф настолько

тесно связали экономику и всю жизнь самых разных стран, что война

между ними стала так же невозможна, как война между различными частя-

ми одного и того же организма.

Другие с огорчением признавали, что войны, увы, возможны и в век

разума. Однако, благодаря все той же науке, причиняемые войнами стра-

дания неуклонно уменьшаются. Вот самый известный и вдохновляющий при-

мер. В конце ХIХ века при переходе на бездымный порох калибр вин-

товок уменьшили с 10 - 12 до 6,5 - 8 мм. Пули приобрели вытянутую,

обтекаемую форму, свинец заключили в твердую оболочку из медного

сплава. В ходе англо-бурской и русско-японской войн обнаружилось, что

эти новые пули наносят несравненно более легкие раны, чем прежние,

крупнокалиберные, из сплошного мягкого свинца.

Явление "гуманной пули" породило целую лавину восторженных публи-

каций, от серьезных исследований в медицинских журналах до безграмот-

ных статеек в бульварных газетах. Словосочетание "гуманная пуля" на

время сделалось одним из символов прогресса. Эти пули воспеты худо-

жественной литературой (вспомнить хотя бы известный, многими читанный

в детстве роман Буссенара "Капитан Сорви-Голова").

В недалеком же будущем, утверждали оптимисты-футурологи, война и

вовсе сведется к борьбе немногих, технически совершенных единиц. Как

рыцари, будут сходиться дредноуты на море, дирижабли и аэропланы в

небесах. А народы воюющих стран, точно зрители на турнире, станут

наблюдать за ареной и болеть за свои команды.

Прекрасные иллюзии вдребезги разлетелись в 1914-м, от первых же

залпов всемирной бойни. О "гуманности" пуль никто больше не вспоми-

нал: густые ливни этих пуль, извергаемые усовершенствованными пулеме-

тами, скашивали цепи солдат, как траву. К тому же, главным поражающим

фактором стала артиллерия, а осколки снарядов давали страшные рваные

раны.
Что же проглядели оптимисты начала ХХ века, бурно радовавшиеся бы-

строму развитию науки?

Илья Эренбург писал: "Наибольшая опасность для человечества проис-

текает из того обстоятельства, что научный прогресс опережает про-

гресс моральный". Если не вступать на зыбкую почву рассуждений о том,

что такое моральный прогресс, источник опасности можно обозначить бо-

лее сухо: рассогласование между нарастающей скоростью научного про-

гресса и медленным течением социальных процессов приспособления об-

щества к новым научно-техническим состояниям.

Одно из самых грозных порождений этого запаздывания - явление так

называемого д е м о г р а ф и ч е с к о г о п е р е х о д а. О нем

сейчас пишут и говорят довольно много, но почему-то без упоминаний о

его искусственном происхождении. В результате он начинает казаться

неким природным явлением, вызывая подчас недоуменные вопросы. Напри-

мер, почему население какого-то отсталого региона, до недавнего вре-

мени малочисленное, вдруг лавинообразно увеличивается?

Между тем, причинно-следственные связи здесь достаточно просты.

Для любого народа, прежде, чем он вступает на путь научно-техническо-

го прогресса, характерен сельский образ жизни, с низкой производи-

тельностью труда и высокой рождаемостью, которая компенсируется высо-

кой смертностью. Численность населения прирастает умеренными темпами.

Но уже на ранних стадиях прогресса развитие медицины (гигиена,

борьба с инфекционными болезнями, прививки и т.п.) вызывает резкое

снижение детской смертности и увеличение средней продолжительности

жизни, а развитие сельскохозяйственных технологий (удобрения, высоко-

урожайные культуры, механизация) обеспечивает быстро растущее населе-

ние продовольствием. Таким образом, естественные ограничители размно-

жения устраняются прогрессом, в то время как новые, обусловленные са-

мим прогрессом, еще не успели выработаться. Происходит "демографичес-

кий взрыв" - начальная фаза демографического перехода.

Бурный прирост населения продолжается в течение нескольких поколе-

ний, пока сохраняется свойственная для прежней отсталости высокая

рождаемость. Затем, - по мере роста образования и культуры, изменения

структуры занятости (оттока из сельского хозяйства в промышленность и

сферу обслуживания), соответствующего переселения из деревень в горо-

да, улучшения условий жизни, - темпы прироста постепенно снижаются и,

наконец, численность населения стабилизируется: на уровне, многократ-

но превышающем первоначальный. Так - в идеальном варианте, без ката-

строф - заканчивается демографический переход.

В действительности же, он никогда и нигде не проходит спокойно.

Всегда и везде сопровождается страшными потрясениями. Быстрый рост

населения, ломка традиционных жизненных укладов, наличие громадных

масс молодежи порождают вспышки массового безумия. Именно для этого

периода характерно высказывание Ницше о том, что, "если безумие от-

дельного человека - исключение, то безумие партий, классов и целых

наций - закономерность".

Как ни странно, в наши дни даже в серьезных исторических трудах,

исследующих происхождение мировых войн, речь обычно идет об экономи-

ке, игре политических сил, особенностях психики лидеров и т.д. Такие

первопричины, как научно-технический прогресс и порожденный им в кон-

це XIX - начале ХХ века демографический взрыв в Европе, - почти не

упоминаются. А вот для многих современников событий было ясно, что

дело прежде всего в демографии. Достаточно обратиться к опубликован-

ным в СССР в 1960 году воспоминаниям Альфреда Тирпица, военно-морско-

го министра кайзеровской Германии в 1897 - 1916 г.г. Он откровенен

без затей: "Накануне 1914 года в Германии была очень высокая рождае-

мость, население страны каждый год прирастало на несколько миллионов

человек. Мы - не милитаристы, но сам рост населения вынуждал нас бо-

роться за жизненное пространство, за колонии, за новые рынки сбыта

своих товаров!"

Тирпиц, используя последние достижения науки и техники своего вре-

мени, создал огромный флот сверхмощных линкоров-дредноутов. Но, когда

мы говорим об эпохе "утраты иллюзий", сразу вспоминается более значи-

тельный пример. Кажется, сама жизнесмертная двойственность науки, со-

единение безграничных возможностей человеческого разума и самоубийст-

венных тенденций человеческого безумия, - предельно, как в огненной

точке линзы, сфокусировались в судьбе немецкого химика Фрица Габера.
Накануне Первой Мировой войны одной из главных опасностей, угро-

жавших человечеству, считался "азотный голод". Бурный рост населения

в европейских странах (об Азии с Африкой тогда не слишком задумыва-

лись, да настоящий демографический взрыв там еще и не начался) требо-

вал постоянного увеличения плодородия почв, а значит, все большего

количества азотных удобрений. Их единственным природным источником

являлись залежи чилийской селитры, и они должны были быть исчерпаны в

ближайшие десятилетия.

При этом человечество буквально окружено миллиардами тонн азота,

который составляет 80 процентов земной атмосферы. Но из-за чрезвычай-

ной инертности атмосферного азота его невозможно путем обычных реак-

ций перевести в состав химических соединений ("связать"). Так что,

надвигавшийся "азотный голод" грозил обернуться для народов Земли го-

лодом самым что ни на есть вульгарным, пищевым.

Но вот грянул роковой август 1914-го. Одним из первых действий со-

юзников стала организация морской блокады Германии. Английские крей-

серские эскадры, сменяя друг друга, днем и ночью бороздили Северное

море. Главной целью было отрезать Германию от источников стратегичес-

кого сырья. Военные специалисты Антанты особо уповали на то, что без

чилийской селитры немцы не смогут производить азотную кислоту. Следо-

вательно, прекратится производство взрывчатых веществ и порохов, за-

мрут заводы боеприпасов, немецкая армия останется без патронов и сна-

рядов. Такой крах Германии, по расчетам союзных штабов, должен был

наступить, самое большее, через полгода.

Однако проходили месяцы, а немецкие пушки на всех фронтах не толь-

ко не смолкали, но грохотали все яростнее. Производство боеприпасов в

Германии непрерывно увеличивалось. От морской блокады и вызванной ею

нехватки продовольствия и товаров страдало мирное население, а не во-

енная промышленность. И уж чем-чем, а азотной кислотой промышленность

эта была обеспечена в избытке. Дело в том, что в 1913 году Фриц Габер

сумел-таки разрешить проблему связывания атмосферного азота. К на-

чалу войны под его руководством успели построить и запустить мощные

заводы.

Способ Габера - синтез аммиака из водорода и атмосферного азота в

определенном диапазоне высоких температур и давлений на поверхности

катализатора - своим изяществом способен поразить даже неспециалиста.

Это один из самых красивых технологических процессов, созданных че-

ловеческой мыслью. При окислении полученного из воздуха аммиака уже

несложно изготовить и азотную кислоту, и удобрения.

Военное руководство Германии прекрасно понимало значение работ

Фрица Габера. И в начале 1915 года немецкие генералы обратились к не-

му за помощью: не может ли Габер придумать средство, которое позволи-

ло бы расшевелить войну, завязшую в окопах, дать наступательную силу

и свободу маневра германским армиям? Габер, который всегда считал се-

бя прежде всего "хорошим немцем" и полагал, что интересы "фатерланда"

превыше всего, в том числе и морали, предложил нестандартное решение:

отравляющие газы!

Результатом первой газовой атаки 22 апреля 1915 года, когда облако

хлора с попутным ветром было выпущено из баллонов на позиции английс-

ких войск, стали не только сотни погибших и тысячи искалеченных людей

с сожженными легкими и выжженными глазами. Результатом был и страшный
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Похожие:

Книга написана увлекательно, живым языком, она прочитывается бук- вально на одном дыхании, и это при том, что повествует она о вещах iconКнига посвящена истории японского воинского сословия с момента его...
Она написана живым, образным языком и основывается на добротном историческом материале. На страницах этой книги мир средневековых...
Книга написана увлекательно, живым языком, она прочитывается бук- вально на одном дыхании, и это при том, что повествует она о вещах iconЛюбовь и оргазм
Книга написана доступным и хорошим языком. Нет сомнений, что она обратит на себя внимание тысяч читателей и поможет им в решении...
Книга написана увлекательно, живым языком, она прочитывается бук- вально на одном дыхании, и это при том, что повествует она о вещах iconКнига написана живым и образным языком, богато иллюстрирована примерами...
Проблема творческого мышления и его воспитания приобретает все большее значение в период научно-технической революции. Предлагаемая...
Книга написана увлекательно, живым языком, она прочитывается бук- вально на одном дыхании, и это при том, что повествует она о вещах iconКнига написана живым и образным языком, богато иллюстрирована примерами...
Проблема творческого мышления и его воспитания приобретает все большее значение в период научно-технической революции. Предлагаемая...
Книга написана увлекательно, живым языком, она прочитывается бук- вально на одном дыхании, и это при том, что повествует она о вещах iconДетский психоанализ
Эта книга, выдержавшая несколько изданий во Франции, написана столь увлекательно, что будет интересна и специалисту, и самому широкому...
Книга написана увлекательно, живым языком, она прочитывается бук- вально на одном дыхании, и это при том, что повествует она о вещах iconКнига "Апостолы" является продолжением ставшей сегодня известной...
Эта книга, написанная на основании Книги Деяний и Посланий апостолов, по духу своему является продолжением "Сына Человеческого"....
Книга написана увлекательно, живым языком, она прочитывается бук- вально на одном дыхании, и это при том, что повествует она о вещах iconКнига с завлекательным названием «Хохот шамана»
Читатель! Перед тобой книга с завлекательным названием «Хохот шамана». И сразу возникают вопросы. Кем она написана? Для кого она...
Книга написана увлекательно, живым языком, она прочитывается бук- вально на одном дыхании, и это при том, что повествует она о вещах iconКнига с завлекательным названием «Хохот шамана»
Читатель! Перед тобой книга с завлекательным названием «Хохот шамана». И сразу возникают вопросы. Кем она написана? Для кого она...
Книга написана увлекательно, живым языком, она прочитывается бук- вально на одном дыхании, и это при том, что повествует она о вещах iconКнига с завлекательным названием «Хохот шамана»
Читатель! Перед тобой книга с завлекательным названием «Хохот шамана». И сразу возникают вопросы. Кем она написана? Для кого она...
Книга написана увлекательно, живым языком, она прочитывается бук- вально на одном дыхании, и это при том, что повествует она о вещах iconКнига с завлекательным названием «Хохот шамана»
Читатель! Перед тобой книга с завлекательным названием «Хохот шамана». И сразу возникают вопросы. Кем она написана? Для кого она...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница