Рассказ Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо»


НазваниеРассказ Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо»
страница1/4
Дата публикации04.08.2013
Размер0.51 Mb.
ТипРассказ
userdocs.ru > Военное дело > Рассказ
  1   2   3   4
prose_contemporary Алиса Ганиева Шайтаны
Рассказ Алисы Ганиевой — яркая, образная зарисовка жизни современного Дагестана, его нравов, обычаем и современного уклада.
2012-05-17 ru
ThankYou.ru
FictionBook Editor Release 2.6
2012-05-17 ThankYou.ru Текст предоставлен правообладателем 3727804A-F807-47E5-8A38-492B65EE8183 1.0
<br />Алиса Ганиева<br /><br />Шайтаны<br /><br />Рассказ<br />

Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou.ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо», тем больше прекрасных произведений появляется на свет!
<br />1<br />
Автомобиль заглох, застряв в тумане.

— Сюда, давай, — послышались голоса. Зашуршали пакетами, захлопали дверями «газели». Стало слышно, как кто-то, приближаясь, чавкает грязью.

— Здесь сыро, надевайте кофты, — сказали Наиде женщины, закутывая круглые головы в длинные, с бахромой, платки и неловко вылезая наружу с полиэтиленовыми пакетами.

Пахло землей, чабрецом, сыростью, а издалека — вареным мясом. В тумане встретились невидимые голоса и руки.

— Облако село, сейчас сойдет, — произнес чей-то хриплый бас.

После глухих приветствий, вздыхая и перешептываясь, начали красться вверх по каменистой улочке. Их вел Шапи, сын покойного Хасана. За ним — отец Наиды и приехавшие друзья Шапи, кто-то лакец, кто-то — цунтинец, кто-то русский. За Наидой, касаясь ее руками, шли родственницы.

Пение слышалось еще издали, мешаясь с далеким шумом реки и голосами. Миновав еле видный внутренний дворик, где растаял Шапи с друзьями, Наида и спутницы прошли в комнату, набитую женщинами, которые сидели на треугольных бацадинских табуретках, подушках, а то и просто на коврах и читали зикр. Начались тихие соболезнования, объятия и всхлипывания. Наида протянула хозяйке свой пакет с подарочными носками и полотенцами, та прижала ее к груди. Пришедшим сразу подали белые вышитые подушки, и они уселась у порога, поджав колени и склонив головы.

Бахý в коричневом бархатном платье сидела в центре и медленно, с придыханиями читала аят, предшествующий тысячекратной священной формуле. Затем звякнула четками и завела громко лаилаhа илалаh, и вместе с ней — хором, остальные. В проеме двери показалась и снова исчезла любопытствующая детская фигурка. Потом за стенкой загремел, скатившись, металлический чан и снова стал слышен только ускоряющийся рефрен «нет божества, кроме Аллаха».

Раскрасневшись, Баху качала головой из стороны в сторону, упрямо ударяя на первое «ла», как будто силясь столкнуть со скалы большой камень. Кто кричал громко, прикрыв глаза, кто едва шевелил губами, развернув ладони к лицу так, будто собирался умыться. Наида поймала себя на том, что бессознательно слегка нагибается при каждом повторе.

Закончив зикр, принялись за разговоры. Баху, откинувшись, отдыхала.

— На Белала букIоне[1] Санит после зикра в обморок упала, — сказала тощая белокурая женщина в темно-синей юбке. — Прямо после шахада[2] свалилась.

— Ба! — удивилась молодая в шифоновой косынке.

Занесли глубокий таз, в котором дымились большие, похожие на пельмени, курзе с мясом.

— ХIасанил рохIалье щвайги[3], — пробасила Баху, беря хинк в руки и высасывая из него бульон.

— Амин, амин, — заговорили остальные, протягивая руки к еде.

— Как Амир твой, Бильма? — вполголоса обратилась к приехавшей с Наидой женщине сидящая рядом толстушка.

— Ничего, пу-пу машалла.

— Я слышала, у него проблемы были, — продолжила толстушка, тревожно заглядывая Бильме в глаза.

— У кого? — послышались вопросы.

— У Бильминого сына.

— Оставь да, Тайбат, тебе больше всех надо что ли? — отмахнулась молодая в косынке.

— Я переживаю просто, ва! Хасан, мунагьал чураяв[4], живой был, даже спрашивал про Амира. Амир, говорят, с убитым Абуса сыном общался.

— Его уже замучили этими хабарами. Что все пристали к нему, не пойму? — вспылила Бильма. — Один раз с человеком поговорил, тут же повсюду таскать начали.

— Щиб ккараб[5]? — заволновались бабушки, вытягивая ноги в темных шароварах.

Им перевели.

— Абуса жена тоже говорит, ее сын ни при чем был. Думает, его похитили, оружие ему подкинули, а потом убили, — сообщила Тайбат.

— Астаупирулла[6], — раздалось со всех сторон.

— Может так и было, откуда мы знаем, — вставила Бильма, — а вообще, я не знаю, мне главное, чтобы от Амира отстали. Сейчас, пу-пу, машалла, его не трогают.

Все хором заговорили.

— Что говорят? — спросила у Бильмы оказавшаяся в комнате лачка.

— Жениться, говорят… — улыбнулась Бильма. — Женишь их теперь, трудно стало женить.

— У вас много таких ребят? — спросила лачку Тайбат.

— Вагон! — хлопнула та ладошами. — Все их знают.

— У нас тоже знают, — удовлетворенно отметила Тайбат, высоко поднимая полную руку с капающим хинком. — Даже в некоторых селах свои мечети есть у них.

— Уллубий здесь мечеть, видели, построил! — обрадовано сообщила Баху, с аппетитом доедая содержимое таза. — Миллион, говорят, отдал из кармана!

— Я в Махачкале у них в новом доме была, — тут же загорелась Тайбат. — Три этажа, короче, а на мансарде мечеть себе сделали от души!

В комнату, обнимая по очереди дочерей и племянниц покойного, зашли новые соболезнующие.

— Вая-я-я, еле доехали, — вздохнула белолицая женщина в просторном темном платье с блестками. — В Хаджал-махи пробка была на все село, потом, когда асфальт кончился, мотор заглох. Сразу какие-то машины остановились с ребятами, момент, — починили.

— Сейчас дороги хорошие, Манарша, ты же помнишь, как раньше в скалы рельсы вбивали, сверху деревянные доски клали и так ехали, — сказала хозяйка, складывая на животе запачканные мукой руки.

— Развернуться нельзя было! — с чувством подтвердила Манарша, обращаясь к лачке.

Потом перебралась к бабушкам и они заговорили на аварском о родне, о том, как жарко в Махачкале, и какие там комары, и как покойный Хасан в молодости бывал на праздниках и свадьбах ряженым, прыгал в маске зайцеволка или козла, сыпал толокно, наливал вино, и как покойная Хапсат не хотела за него замуж и три раза сбегала из села, и ее ловили по пути в райцентр.

Наида вышла в соседнюю комнату, устланную убранными от дождя клеенками, на которых сушились раскрытые абрикосы. Тут же на полу в глубоких мисках лежали еще не заправленные медом тюркские сласти.

Дальше, на кухне, было шумно. Резали, натирали, кипятили, чистили, раскатывали, шинковали. Было много девушек: и сельских, и приезжих, городских.

— А, Наида, как выросла! С папой приехала? Мама поправилась? — зажужжало вокруг. Ей подвинули стул, нож и ведро картошки.

После приветствий продолжили разговор о недавнем наводнении. Река подмыла фундамент школы и чуть не снесла железный мост.

— А Тайбат же есть, — тихо зашептала Наиде в ухо соседка, — пошла из реки камни таскать. Вот так юбку задрала, — соседка провела ребром ладони чуть выше своих колен, — камни туда сложила и несет. Какой позор был, вая-я-я!

На кухню, широко улыбаясь, шумно зашла белолицая Манарша.

Звонко перецеловавшись почти со всеми, она остановилась у тонкой узкоплечей девушки, складывавшей на блюдо нарезанные кругами помидоры.

— Этой девочки у нас свадьба осенью?

Та смутилась, оглядываясь на мать.

Мать, с большой родинкой на румяной щеке, всплеснула руками:

— За три месяца все залы забиты, не знаем, что делать. Она хочет только в «Маракеше», я ей говорю, зачем в «Маракеше», давай в «Европе» сделаем.

— Там беспонтово, мама-а, — тихо протянула девушка.

— Хабиб мне тоже говорит, мол, люди скажут, что мы деньги пожалели.

— А в «Эльтаве» нельзя что ли сделать? — спросила Манарша, беря нарезанный девушкой помидор и отправляя его в рот.

— В «Эльтаве» у ее подружки была, она не хочет там же.

— А чемодан взяли уже, да? — спросила хозяйка, заливая молозиво в конвертик из теста и защепляя концы.

— Не говори, — отмахнулась мать, — столько всего дали они, на три года ей хватит. Цепочка вот такой толщины, как горох! Шубу дали, трубку, одежду…

Манарша подсела к Наидиной соседке и тихо зашептала

— Там Бильма приехала, а Тайбат говорит, что ее Амира не просто так на допросы водили. Почему, говорит, он на мавлид сюда не приехал? Потому что, говорит, они зикр не признают. А я ей говорю, да нормальный парень Бильмин сын. Мы же все его знаем. То, что он с Абуса сыном общался, ничего не значит.

— Не говори, Манарша, — шептала собеседница. — Все нервы измотали им, пока мальчика таскали. Этого знаешь? Того знаешь? Эти книги откуда? Те книги откуда? 20 лет ему всего, зачем мучают? Братья хорошо его избили. Чтобы с кем не надо не связывался…

— Баху чай просит! — раздался чей-то крик.

Низенькая крепкая девица разлила густой до черноты чай в стеклянные стаканы и расставила их на подносе, бросив с краю горсть карамелей.

— Чамастак, для Баху покрепче сделай чай! — крикнула ей хозяйка.

На пороге показалась старуха, морщинистая и загорелая, в черном чохто, мешкообразном платье и шароварах. Женщины указали ей пальцами на прибывшую внучку. Внучка, простоволосая и слегка растерянная, сидела в углу, теребя пайетки на черной кофте и поглядывая на сноровистых сверстниц.

— Вай, диляй, гьание ячIе, эбельул,[7] — протянула старуха и, приблизившись, принялась обнимать ее, смущая и забрасывая вопросами.

— Бабушка про учебу спрашивает, Бикá, — стали переводить девушке.

— Наш язык не знает она, — оправдывался чей-то голос.

— Мои тоже не говорят. Я им на своем, они на русском, — произнесла одна из собравшихся.

В это время вернулась Чамастак с одним стаканом на подносе.

— Баху крепче надо.

— Дильа абчIи, я же говорила, — нахмурилась хозяйка, доставая шумовкой из кипящей воды вареные хинкал с молозивом.

— Честно говоря, — возмущенным полушепотом обратилась Манарша к окружающим, — Баху ведет себя, как ханша. На всех мавлидах всегда она главная, на всех зикрах всегда она читает. Очень любит «лиля» заводить, и кушает за троих! Она в эту миску с хинкалом сейчас чуть сама не упала, я говорю!

Женщины тихо засмеялись.

— Вот ты даешь, Манарша!

— А что, неправда что ли? — возразила та, распуская улыбку во все белое лицо.

— А где Урузма? — вдруг спросила хозяйка.

Женщины засуетились. Старуха заговорила на аварском о том, что Урузма сегодня непременно обещала прийти попеть «лиля». Кто-то предложил отправить за Урузмой девочек и те, возбужденно шепчась, пошли к выходу. Наиду подняли с места и послали вместе со всеми.
<br />2<br />
— Только поскорей! — крикнул кто-то — скоро опять зикр начнется!

Туман почти рассеялся. Верхушки гор очистились еще не до конца и выглядывали из белого неба темно-зелеными пятнами. Во дворе вдоль окон стояли длинные деревянные скамейки, где сидели соболезнующие мужчины.

— Быстро идем, а то смотрят на нас, — говорили девушки, оглядываясь друг на друга.

— Ты меня знаешь? Меня Эльмира зовут, — сказала смуглокожая, оглядывая Наиду с ног до головы, — я тебя на Арсенчика свадьбе видела, ты еще в красном платье была.

— Наверное, — улыбнулась Наида.

Когда вышли за ворота, Эльмира насмешливо обернулась к девушке, резавшей помидоры:

— Саида, там твой жених сидел.

— Завидуешь? — улыбнулась Саида.

— А платье выбрали? — спросила ее Бика, откидывая назад длинные волосы.

— Такое саулское платье! — зажглась Саида. — Кофейное, за 150 тысяч взяли, с японским шлейфом. Здесь, короче, корсет, здесь — ручная вышивка, жемчуг, сваровски, туда-сюда. У меня подружка когда замуж выходила, она в Москву ездила за платьем, но там таких шикарных нет, как в наших салонах. Купила лажовое, без шлейфа. Жених оплатил.

— Да, у некоторых женихи и машину сами оформляют, — мечтательно затянула Бика. — А прическу знаешь где делать?

— В «Карине» думаю, у Зумруд.

— У Зумруд не делай, — покачала головой Бика. — Она всем одинаковые делает, на лицо не смотрит. И знаешь, что я тебе посоветую? Татуаж губ.

— Не-е-ет, больно же, Бика!

— Тебе укольчик сделают, больно не будет, не верь! — начала Бика, но низенькая Чамастак шикнула:

— Не кричите, вы же на букIон приехали! Твоя косынка где? — обратилась она к Бике.

— А я на мавлидах не сижу, мне можно без косынки, — пробурчала Бика.

— Слышите, что она говорит? — поразилась Чамастак, всплескивая руками.

Наида прервала ее:

— Кто такая Урузма?

— Первая жена Хасана, мунагьал чураяв. Она с ним только год прожила, еще до войны.

— А почему так мало?

— Не нравилась ему. Родители его жениться заставили. Он чуть-чуть пожил с ней, а потом отослал.

Наида скользила по мокрым после дождя камням, цепляясь за стены с высеченными кое-где спиралями и арабскими надписями. В старой части села все дома сливались в одну единую каменную крепость с узкими улочками и арочными переходами. За дверными провалами необитаемых жилищ просвечивали длинные срединные столбы, черные от многовековой копоти. Урузма жила в одной из трехэтажных башен с маленькими не застекленными окошками и плоской крышей, которую она укатывала бетонным катком.

Сюда — позвала Чамастак, и они поднялись по ступеням в просторную темную комнату с большими деревянными ларями по углам. Под потолком висели сушеные пучки зверобоя, полыни и крапивы, на стенах — деревянные ящики для кухонной утвари с унцукульской резьбой.

Урузмы не было.

— Может, в поле пошла? — тяжело выдохнула Эльмира.

— Сегодня не могла она пойти, сегодня третий день, — откликнулась Чамастак.

Вышли. Плоские, кое-где провалившиеся крыши уходили вниз по склону. Чуть ниже белели новые постройки с огородами. Внизу шумела река, а напротив, вынырнув из-за тумана вставала высокая лесистая гора.

С соседней крыши за ними наблюдала похожая на монахиню старушка в черном чохто.

— ГьурчIами![9] — обратилась к ней Чамастак на аварском. В ответ старушка охотно заговорила и, расспросив подробно про всех девушек, кто они и чьи, и откуда приехали, сообщила, что Урузмы сегодня не было с раннего утра.

Постояв в нерешительности, девушки отправились назад. Бика, обиженно шла впереди, теребя свои пайетки, когда прямо перед ней, на землю повалился осел и стал с ревом вертеться спиной в пыли. Бика пронзительно взвизгнула.

— ГIабдал,[10] — крикнула Чамастак.

— Чего? — не поняв ругательства, спросила Бика, еще не отойдя от испуга.

Эльмира засмеялась:

— Пойдемте, еще поищем Урузму. Может, она на кладбище?

— На кладбище ей сейчас нельзя, — ответила Чамастак, — нет ее там.

— Значит, в поле все-таки, — упрямо настаивала Эльмира. — Вон они, ходят.
  1   2   3   4

Похожие:

Рассказ Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо» iconЯ хочу поблагодарить Владимира Владимировича за стабильность
Спасибо за то, что чиновники и полицейские для вас важнее врачей и учителей. Спасибо за то, что мы знаем, сколько денег и кому нужно...
Рассказ Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо» iconВеликий Переход Переработанное издание Оглавление Благодарности Предисловие...
Благодарю вас от всего сердца. Спасибо вам за ваши сто процентов. Спасибо вам за вашу Правду, Доверие и Страсть. Спасибо за вашу...
Рассказ Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо» iconВеликий Переход Переработанное издание Оглавление Благодарности Предисловие...
Благодарю вас от всего сердца. Спасибо вам за ваши сто процентов. Спасибо вам за вашу Правду, Доверие и Страсть. Спасибо за вашу...
Рассказ Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо» iconЭта книга не была бы написана без постоянной поддержки моих родных...
Также благодарю свою лучшую подругу навек Лори, которая продолжает убеждать меня не бросать писательскую деятельность, потому что...
Рассказ Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо» iconФотосессия для выпускного альбома – как подготовиться
Друзья, ваш выпускной альбом делает компания Origami books. Спасибо, что выбрали нас!
Рассказ Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо» iconПосвящается Майклу, моему учителю. Спасибо за то, что был мне отцом,...
Посвящается Майклу, моему учителю. Спасибо за то, что был мне отцом, братом, наставником и другом. Спасибо за самые потрясающие приключения,...
Рассказ Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо» iconТема «Что бы почитать?!»
Если Вам от 14 до 21 года, прошу Вас принять участие в опросе. Процесс не займет у Вас много времени, а также Вы поделитесь своим...
Рассказ Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо» iconMy Friend Michael by Frank Cascio Мой друг Майкл Фрэнк Каскио
Посвящается Майклу, моему учителю. Спасибо за то, что был мне отцом, братом, наставником и другом. Спасибо за самые потрясающие приключения,...
Рассказ Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо» iconОтчет по проекту «ВездеХод»
Это огромное кол-во,поэтому хочу сказать огромное спасибо всем кто принимал участие в организации этих мероприятий! Спасибо всем...
Рассказ Спасибо, что вы выбрали сайт ThankYou ru для загрузки лицензионного контента. Спасибо, что вы используете наш способ поддержки людей, которые вас вдохновляют. Не забывайте: чем чаще вы нажимаете кнопку «Спасибо» iconСесилия Ахерн Посмотри на меня Сесилия Ахерн Посмотри на меня Джорджине, которая верит…
Дэвиду, который варит самый лучший в мире кофе, за то, что заглядывал ко мне каждые несколько часов и так страстно верил в эту книгу....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница