Книга воина света" Пролог "


НазваниеКнига воина света" Пролог "
страница2/4
Дата публикации05.08.2013
Размер0.62 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Военное дело > Книга
1   2   3   4

Эти дорогие моему сердцу рубцы и шрамы откроют мне врата Рая. Было время, когда я выслушивал истории о чьей-то храбрости. Было время, когда я просто жил - всего лишь потому, что должен был жить.

А сейчас живу потому, что я - воин, и потому, что хочу когда-нибудь предстать перед Тем, за кого столько сражался".
В то мгновение, когда воин света делает свой первый шаг, он познает лежащий перед ним Путь.

Каждый камень, каждый изгиб дороги приветствуют его. Он ощущает свое кровное родство с горами и ручьями, он чувствует, что часть его души заключена в кустах и травах, в зверях и птицах.

И тогда, принимая помощь Бога и Божьих Знамений, он позволяет Своей Стезе вести его туда, где ожидают решения задачи, поставленные жизнью.

Порой бывает, что ему негде ночевать, порой его мучает бессонница. "Ничего, - думает воин. - Это входит в профессию. Меня же никто не заставлял идти таким путем. Я сам так решил".

В этих словах заключена вся его мощь: он выбрал свою стезю, и ему не на что сетовать, не на кого жаловаться.
Время настанет - через сколько-то столетий, - когда Вселенная придет на помощь воинам света и останется глуха и безразлична к тем, кто не освободился из-под власти предрассудков.

Энергия Земли требует обновления.

Новые идеи требуют пространства.

Плоть и дух требуют новых вызовов.

Грядущее обернется настоящим, и мечты - кроме тех, в которых сокрыты предрассудки, - получат возможность стать явью.

Важное - пребудет; бесполезное - сгинет. Воин, впрочем, не дает себе труда размышлять о снах ближнего своего и оценивать их. И он не станет тратить времени на порицание решений, принятых другими.

Ибо для того, чтобы веровать в свою стезю, нет нужды доказывать, что другой избрал себе неверный путь.
Воин света с великим тщанием изучает то, что намерен покорить.

Как бы ни был труден путь к цели, всегда есть приемы и способы одолеть преграды. Воин ищет обходные пути, точит свой меч, старается сделать так, чтобы душа исполнилась стойкости, без которой нельзя достойно принять вызов.
Но вот, уже продвигаясь по этому пути, сознает воин, что существуют трудности и препятствия, которых не принимал в расчет.

Если он станет дожидаться наиболее благоприятного момента, то никогда не сдвинется с места; чтобы сделать первый шаг, нужна малая толика безумия.

Воин света умеет ставить это безумие себе на службу. Ибо все предусмотреть невозможно - особенно на войне, особенно в любви.
Воин света знает свои слабые стороны. Но знает и то, чем одарен.

Иные жалуются: "Нам не представилось возможности".

Быть может, они правы, но воин никогда не даст себе оцепенеть по этой причине - нет, он напряжет до последнего предела силы и дарования.

Он знает, что лань сильна проворством своих ног, а чайка - тем, как зорко высмотрит рыбу, как метко выхватит ее из воды. Воин знает, что тигр не боится гиены, ибо уверен в своей мощи.

И тогда воин старается постичь, на что же он может рассчитывать. И он проверяет свое вооружение, а состоит оно из трех вещей - веры, надежды, любви.

Если в наличии и первое, и второе, и третье, воин без колебаний продолжает путь.
Воин света знает, что никого нельзя считать глупцом и что жизнь научит любого - пусть даже для этого потребуется время.

Воин дает лучшее из того, что есть в нем, и того же ожидает от других. И вдобавок он великодушно и щедро старается показать всему миру, на сколь многое способен каждый человек.

"Люди неблагодарны", - замечают по этому поводу иные его товарищи.

Воина такими речами не смутить. Он продолжает поощрять своего ближнего и побуждать его к действию, ибо тем самым воздействует и на самого себя.
Всякому воину света уже случалось испытывать страх перед боем.

Всякому воину света уже случалось в прошлом лгать и предавать.

Всякому воину света уже случалось брести не своим путем.

Всякому воину света уже случалось терзаться из-за сущих пустяков.

Всякому воину света уже случалось приходить к выводу, что он - не воин света.

Всякому воину света уже случалось поступаться своим духовным долгом.

Всякому воину света уже случалось говорить "да", когда хотелось сказать "нет".

Всякому воину света уже случалось наносить раны тем, кого он любил.

Вот потому он и вправе называться воином света, что прошел через все это и не утратил надежды стать лучше, чем был.
Воин всегда помнит слова, изреченные некоторыми из тех мыслителей, что жили в старину, - такими, как Томас Генри Гексли (Хаксли)(английский биолог-дарвинист и философ, 1825-1895):

"Последствия предпринимаемых нами действий ошеломительны для трусов, но для мудрецов они - словно лучи света.

Мир подобен шахматной доске. Фигуры - это наши повседневные поступки; правила игры - это так называемые законы природы. Мы не можем увидеть Того, с Кем играем, но нам известно: Он справедлив, терпелив, честен".

Воину пристало принимать брошенный ему вызов. Он знает, что Бог не пропустит ни единой ошибки, совершенной теми, кого Он любит, и не допустит, чтобы предпочтенные Им притворялись, будто им неведомы правила игры.
Воин света не изменяет своих решений.

Прежде чем приступить к действиям, он предается продолжительным размышлениям - оценивает степень своей готовности, меру своей ответственности, свой долг перед наставником. Стараясь сохранить душевное равновесие, он кропотливо исследует каждый свой шаг - так, словно от него зависит все.

Но в тот миг, когда решение принято, воин уже движется вперед без оглядки: у него нет сомнений в правильности сделанного им выбора, и, даже если обстоятельства оказываются не такими, как он представлял, воин не сворачивает с избранной стези.

И, если его решение было верным, он одерживает победу в битве - пусть даже будет она более долгой, чем представлялось прежде. Если же решение было ошибочным, он потерпит поражение и вынужден будет все начинать сначала - но уже во всеоружии горького опыта.

Воин света, однажды начав, идет до конца.
Воин знает, что наилучшие наставники - это люди, рядом с которыми выходит он на поле брани.

Опасно спрашивать совета. Стократ опасней давать совет. Когда воину нужна помощь, он прежде всего старается понять, как ведут себя в затруднительных положениях его друзья - как действуют они или почему бездействуют.

Ища вдохновенного наития, он по губам стоящего рядом читает слова, которые нашептывает ему его ангел-хранитель.

Утомясь или оказавшись в одиночестве, он не уносится мыслями к далеким мужчинам и женщинам, но ищет тех, кто находится вблизи, и с ними разделяет свою тоску, у них ищет ласки - не мучаясь сознанием своей вины и с наслаждением.

Воин знает: самая далекая во Вселенной звезда обнаруживает свое присутствие в том, что его окружает.
Воин света делит свой мир с людьми, которых любит.

Он стремится воодушевить их на такие поступки, совершить которые они хотели бы, да не решаются. И в такие минуты появляется Враг со скрижалями в руках.

На одной скрижали написано: "Думай в первую очередь о себе. Береги благодать прежде всего для себя самого, иначе в конце концов все потеряешь".

На другой читает воин такие слова: "Кто ты такой, чтобы помогать другим? Неужели не способен ты увидеть собственные пороки?"

Воин знает, что не лишен слабостей и недостатков. Но знает также и то, что не может расти в одиночку и удалиться от своих товарищей.

И тогда воин, хоть и согласен с тем, что выбитое на них отнюдь не лишено смысла, бросает наземь скрижали, и они рассыпаются в прах. А воин по-прежнему воодушевляет ближних своих.
Великий мудрец Лао-цзы так рассуждает о пути, совершаемом воином:

"Путь включает в себя уважение ко всему малому и хрупкому. Всегда стремись уловить тот миг, когда следует предпринять должные шаги.

Даже если ты уже овладел искусством стрельбы из лука, все равно внимательно следи за тем, как ты накладываешь стрелу, как натягиваешь тетиву.

Новичок, твердо сознающий свои потребности, оказывается в конечном счете умнее рассеянного мудреца.

Сосредоточение в себе любви означает счастье, сосредоточение ненависти означает потрясения. Тот, кто не сумел распознать трудность, оставляет дверь открытой, и тем порождает бедствия.

Бой не имеет ничего общего с дракой".
Воин света предается медитациям.

Он садится в тот угол своего шатра, куда не проникает шум, и подставляет себя божественному свету. При этом он старается ни о чем не думать; мысленно отстраняется от поиска удовольствий, от брошенных вызовов и откровений, давая проявиться своим дарованиям и силам.

Даже если в этот самый миг он и не ощутит их присутствия, они повлияют на его жизнь, воздействуют на повседневное бытие.

Воин, покуда он медитирует, становится уже не тем, каким был прежде, - теперь он охраняет Душу Мира. Именно такие мгновения позволяют ему постичь меру ответственности, лежащей на нем, и поступать в согласии с ней.

Воин света знает, что там - в безмолвии его сердца - существует некий порядок, направляющий его.
В отведенный для беседы час говорит Херригель своему наставнику: "Когда я натягиваю лук, наступает такой миг, когда становится ясно: если я прямо сейчас не спущу тетиву, то потеряю решимость". "Пока ты не перестанешь мысленно подгонять миг выстрела, ты не овладеешь искусством стрельбы из лука, - отвечает наставник. - Бывает порой, что промах объясняется чрезмерным жаром и излишним пылом стрелка".

Воин света иногда думает: "То, что я не сделал, не будет сделано никогда".

Это не совсем так: он должен действовать, но должен и покорно ждать, когда в нужное время вступит в действие Вселенная.
Воин света, испытав допущенную по отношению к нему несправедливость, старается остаться один - дабы никто не видел, как он страдает.

Это и хорошо, и плохо.

Ибо одно дело - предоставить своему сердцу самому залечить нанесенные ему раны. И совсем другое - провести в глубоких размышлениях целый день, боясь выказать перед посторонними слабость.

Ибо в каждом из нас живут ангел и демон, и голоса их порой неразличимы. И когда мы оказываемся в трудном положении, демон поддерживает этот разговор, который мы ведем сами с собой, ибо он стремится показать нам, как мы уязвимы и беззащитны. Ангел же заставляет нас размышлять о наших поступках, и ему иногда нужны чьи-нибудь уста, чтобы высказаться.

Воин умеет сохранять равновесие между одиночеством и зависимостью.
Воин света не может обойтись без любви.

Потребность дарить тепло и ласку заложена в самой его природе, подобно потребности есть и пить, подобно удовольствию от Праведного Боя. Если солнце заходит, а воин не испытал счастья, значит, что-то неправильно.

И тогда он прерывает бой и отправляется на поиски спутника, чтобы с наступлением вечера не оказаться одному.

Если же ему трудно найти спутника, он вопрошает себя: "Неужели я боюсь приблизиться к кому-то? Неужели я получил тепло и ласку, но не заметил этого?"

Воин света пользуется одиночеством, но не позволяет, чтобы одиночество воспользовалось им.
Воин света знает, что невозможно жить в состоянии полной расслабленности.

Он уподобляется лучнику, которому, чтобы поразить отдаленную цель, должно натянуть тетиву своего лука. Он учится у звезды, блеск которой мы замечаем лишь после того, как она взорвалась. Он замечает, что конь, преодолевая препятствие, напрягает все мышцы.

Но он умеет различать напряжение и зряшную суетливость и никогда не путает одно с другим.
Воин света всегда добивается равновесия между Непреклонностью и Милосердием.

Чтобы мечта сделалась явью, воля должна быть тверда и могуча, а при достижении цели следует помнить, что путь, ведущий к ней, в действительности, далеко не всегда похож на тот, что представал нашему воображению.

Поэтому воин умеет и приказывать, и сочувствовать. Бог никогда не покинет детей Своих, но предначертания Его непостижимы, и дорога, которую Он нам уготовил, проложена нашими же собственными шагами.

Умение повелевать, равно как и подчиняться, одушевляет воина. Укоренившаяся привычка не может определять важные поступки.
Воин света порой подобен струящейся воде, обтекающей препятствия, которые встретились ей на пути.

Бывает так, что сопротивление приведет к неминуемой гибели, и тогда воин применяется к обстоятельствам. Без жалоб и сетований он следует по каменистой тропе, вьющейся вдоль горных ущелий.

И сила его сродни силе воды, ибо никто покуда не сумел разбить воду молотом или пронзить ножом. Самый могучий на свете меч не в силах оставить шрам на ее поверхности.

Воды реки применяются к возможностям и особенностям пути, но всегда помнят при этом о главной цели - о море. Слабый ручеек постепенно обретает силы от встреч с другими реками.

И вот приходит миг, когда мощь воды становится необорима.
Для воина света не существует отвлеченных понятий.

Все вещественно и определенно, и все внушает ему уважение. Воин света не сидит в покое и прохладе своего шатра, со стороны наблюдая за тем, что происходит в мире, - нет, он принимает все вызовы мира, видя в них возможность собственного преображения.

Иные из его товарищей всю жизнь либо сетуют на то, что лишены выбора, либо рассуждают о решениях, принятых другими. Воин света преобразует свою мысль в деяние.

Случается порой, что воин неверно определил себе цель - и тогда, не жалуясь и не ропща, он расплачивается за свою ошибку. Бывает и так, что он сбивается с пути - и тогда долго блуждает, прежде чем вновь выйти на ту стезю, что вела его вначале.

Но с избранного пути воин света не сворачивает.
Воин света подобен скале.

Если стоит он на равнине, и все вокруг него исполнено гармонии, он остается непоколебим. Люди могут возводить свои жилища в его сени, дарующей защиту от разрушительных бурь.

Если же судьбе угодно будет поставить его на склон или откос, и находящееся вокруг него лишено будет равновесия и уважения, вот тогда явит он свою мощь и ринется на врага, дерзающего нарушить мир. В такие минуты воин света губителен и смертоносен, и никто не в силах удержать его.

Воин света разом думает и о войне, и о мире и умеет действовать сообразно обстоятельствам.
Воин света, который чрезмерно полагается на остроту своего разума, в конце концов непременно недооценит силу противника.

Не следует забывать: порой мощь действеннее самого изощренного хитроумия.

Четверть часа длится схватка с быком: очень скоро бык понимает, как его обманывают, и следующий его шаг - обрушиться на тореро. И когда это происходит, ни блеск, ни ум, ни убедительность довода, ни то, что называют "шарм", не помогут предотвратить беду.

И потому воин света отдает должное грубой силе, противостоящей ему. Когда же ярость ее обретает неистовство, он отступает с поля боя, выжидая, когда сам собой иссякнет этот безудержный порыв.
Воин света умеет распознать противника, Который сильнее его.

Он понимает, что, если решит встретиться с ним лицом к лицу, будет немедленно уничтожен. Если поддастся на его хитрость, попадет в ловушку. И потому, чтобы выйти из затруднительного положения, он использует иные методы, именуемые "дипломатией". Когда противник ведет себя как неразумное дитя, он поступает так же. Когда тот вызывает его на бой, воин прикидывается непонимающим.

"Он струсил", - говорят друзья.

Но воину нет дела до их мнений, ибо он знает: отвага и ярость птички не спасут ее от когтей кошки.

В таких обстоятельствах воин запасается терпением - враг скорей уйдет искать другую добычу, чем дождется открытой схватки с ним.
Воин света не может быть безразличен к несправедливости.

Он знает: все на свете взаимосвязано и едино, и потому любое деяние отдельного человека влияет на всех людей, сколько бы ни было их на Земле. И потому при виде чужого страдания он обнажает свой меч, чтобы все расставить по своим местам в должном порядке.
1   2   3   4

Похожие:

Книга воина света\" Пролог \" iconКнига воина света «Книга воина света»
Пауло Коэльо помогает каждому из нас обнаружить в себе своего собственного воина света. Короткие вдохновляющие притчи приглашают...
Книга воина света\" Пролог \" iconПауло Коэльо Книга воина света Пролог
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, — промолвила женщина
Книга воина света\" Пролог \" iconКнига воина света Пролог "Ученик не бывает выше своего учителя; но,...
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, промолвила женщина
Книга воина света\" Пролог \" iconКнига воина света
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, промолвила женщина
Книга воина света\" Пролог \" iconLitru. Ru электронная Библиотека Название книги: Книга воина света...

Книга воина света\" Пролог \" iconКнига Воина Света   «Ученик не бывает выше своего учителя: но, и...
К востоку от деревни, на берегу моря стоит исполинский храм с множеством колоколов, — промолвила женщина
Книга воина света\" Пролог \" iconДэн Миллмэн Мистическое путешествие мирного воина
...
Книга воина света\" Пролог \" iconКнига Дэна Миллмэна продолжение международного бестселлера «Путь Мирного Воина»
...
Книга воина света\" Пролог \" iconДэн Миллмэн Путь мирного воина(Путь миролюбивого воина)
Тому, у Кого нет имени и много имен одновременно, и Кто является для нас Истоком
Книга воина света\" Пролог \" iconА. А. Кистяковский: книга 2, все стихотворные тексты ocr гуцев В. Н
Перевод с английского В. Муравьева Перевод: В. С. Муравьев: эпиграф, пролог, книга 1
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2015
контакты
userdocs.ru
Главная страница