Возвращение в Арканар: Антология Издательская Группа «Азбука-классика» Санкт-Петербург 2009 isbn 978-5-9985-0017-6


НазваниеВозвращение в Арканар: Антология Издательская Группа «Азбука-классика» Санкт-Петербург 2009 isbn 978-5-9985-0017-6
страница2/31
Дата публикации29.05.2013
Размер4.83 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

rumata:

1. Еще как имеет право. И ничего зазорного в термине «фанфик» нет, кроме созвучия с русским уменьшительным суффиксом, что в родном языке может придавать оттенок презрительности. Ну не переделаем же мы собственную речь, равно как и заимствования не пропылесосим. Что есть, то уже есть.

Зависимая литература всегда будет восприниматься как паразитная. В этом качестве одновременно кроется и ее притягательность, нечего тут скрывать. Дополнительные штрихи к полюбившемуся миру вызывать интерес будут всегда.

2. Конкретный проект «Время учеников» изначально вышел ожиданным и оправдывающим ожидания. Вероятно, актуальность и интересность его сохранить на должно высоком уровне не получится бесконечно долго, потому что закон жанра не позволит вечно эксплуатировать любимое-знакомое. Надоедят ремиксы и ответвления. Самые талантливые и оригинальные, разумеется, будут читать, но число любителей таких текстов всегда конечно и будет падать с понижением актуальности. Чем больше ответвлений, тем сильнее засоряется привычный мир оригинального произведения. А от этого любой читатель устает.

akurlovich:

1. Термин как таковой звучит, в общем, «игрушечно». Как говорит один из героев лемовского «Эдема»: «Название неудачно и поэтому, вероятно, приживется».

Что касается «права на существование» — то его в целом имеет все, нередко «к сожалению». На мой взгляд, для того чтобы иметь моральное право публиковать фанфик (не пародию!), нужно выдержать уровень, реально сопоставимый с «исходником». На самом деле это практически никогда не достигается, поэтому «пишите уж свое — все не так стыдно».

2. Мое отношение к «Времени учеников» было довольно негативным уже тогда. У меня положительные эмоции вызвала только фантазия Лукьяненко на темы «Понедельника».

zurkeshe:

1. Слово гаденькое, при этом сильно уже и моложе явления, которое пытается охватить. Естественно, «литература, написанная на основе или по мотивам других литературных первоисточников», не только имеет право на существование, но и прекрасно существует — более того, первые примерно 2–3 тысячи лет литература представляла собой именно что бесконечное перепевание ограниченного набора сюжетов о Гильгамеше, Соломоне и прекрасном Юсуфе.

А критерий качества тут один — автор так называемого фанфика. По-настоящему сильный и творчески заинтересованный автор способен сделать интересным и актуальным перепев не только вечной книги, но и финтифлюхи про бешеную сыщицу Дашу — да хоть анекдота из очереди у банкомата. А неинтересный… впрочем, это всем известно.

2. С сожалением должен отметить, что актуальным проект не выглядит. Основной набор направлений, в которых можно двигать построения АБС, был исчерпан еще в первом цикле — а по большому счету в первой книге. И уже тогда была очевидна некоторая порочность и ограниченность сверхзадачи, стоявшей перед участниками проекта (см. предисловие Бориса Стругацкого и эссе Эдуарда Геворкяна). Тем не менее несколько десятков хороших страниц «Время учеников» читателям подарило — за что ему спасибо.

Но теперь ситуация другая. С одной стороны, поколение читателей, которым до спазм не хватало Стругацких, в основном утолило голод, постарело и ушло из большого секса (ну или там чтения беллетристики). С другой — примерно та же участь постигла поколение учеников (вернее, наследников по прямой): они сказали всё, что хотели, а многие гораздо больше того. Что не пошло на пользу ни им, ни читателям.

А для нового поколения что творцов, что потребителей Стругацкие в лучшем случае пресловутая двойная звезда, которая светит ярко и красиво, но далеко. Роль солнышка, без которого не жить и на которое только и можно молиться, для них исполняют совсем другие люди. Печально, но, по-моему, факт.

Хотя лично мне, конечно, любые проекты на тему АБС, предпринимаемые авторами, которых я уважаю, будут интересны всегда.

marishia:

1. Мне кажется, чтобы «зависимая литература» воспринималась читателями всерьез — это в первую очередь должна быть именно литература. Могу и с большой буквы: Литература.

Если такая книга написана о людях и для людей, поднимает серьезные (не знаю, важные, актуальные — нужное подчеркнуть) проблемы, а не просто удовлетворяет извечное читательское любопытство, объясняя, что случилось с героями после того, как автор оригинала поставил последнюю точку, — тогда, как мне кажется, неважно, каков изначальный материал.

В чем-то, конечно, автору «фанфика» будет проще, чем автору оригинала, — мир уже проработан, какие-то завязки намечены (хотя сколько завязок из оригинала будет взято, да и будут ли вообще — это еще вопрос), существует некоторое (в случае со Стругацкими — большое) количество людей, которые любят оригинал и готовы обратить свое внимание на любое продолжение (даже если это и не продолжение вовсе).

В чем-то будет сложнее. Потому что сравнение с основой неизбежно, но тут уж успех зависит только от таланта «фанфикописца».

Я, собственно, что хочу сказать — по-моему, такие вещи имеют право на существование.

А насколько «вторичные» книги окажутся хороши — время покажет.

telemont:

Безусловно, имеет. Более того, она будет расширяться и ветвиться, распространятся культурные феномены типа книги-на-основе-компьютерных-игр-сделанных-по-мотивам-экранизации и т. д., и это хорошо. Другое дело, что по закону Старджона дерьма во всем этом будет никак не менее 90 процентов, но к этому надо отнестись как к неизбежному злу.

kulyok:

1. Слова «fanfic» и «fan fiction» не имеют негативной окраски в английском языке и, как мне кажется, не несут ее и в русском. Это нейтральное слово, как нейтральны слова «детектив», «фэнтези», «фантастика». Я читаю фанфики (хорошие, с моей точки зрения) с тем же удовольствием, с каким я читаю фантастические романы (опять же, хорошие, с моей точки зрения). Грубо говоря, если я возьму «Там, где нас нет» Михаила Успенского, а после прочитаю «Змеиное молоко», я буду счастлива и в том, и в другом случае.

Мне кажется, что вопрос «имеет ли фанфик право на существование?» уже давно потерял актуальность. Имеет ли право на существование электронный «самиздат»? На сайте zhurnal.lib.ru сотни тысяч произведений — значит, имеет. Но на сайте fanfiction.net фанфиков миллионы.

Что касается «Что нужно, чтобы „зависимая литература" воспринималась читателями всерьез?» — вы имеете в виду читателей, которые существуют в контексте (читали Стругацких, смотрели «Вавилон-5», играли в «Baldur's Gate»), но убеждены, что «фэны» не могут создать ничего путного? Мне кажется, ответ только один: предложить им что-то качественное. Когда я прочитала «Позолоченную рыбку», у меня два дня рот не закрывался; я даже не представляла, что эпилог к «Стране багровых туч» можно написать ТАК. Сарафанное радио обязательно сработает.

2. По-моему, эссе «Полет над гнездом лягушки» и повесть «Змеиное молоко» — блестящие вещи. Да, в отрыве от вещей Стругацких их не понять, но я-то Стругацких читала, поэтому у меня проблем нет. И да, я очень хочу еще.

sacai:

1. К термину, как и к самому явлению «[не]зависимых продолжений», отношусь положительно (как говорил товарищ Мао: «Пусть расцветает сто цветов»). С одной стороны, для писателя фанфик может быть всего лишь тренировкой или данью уважения учителю, с другой — бывают очень самостоятельные и очень удачные фанфики. Сколько копий было сломано в свое время по поводу «Кольца Тьмы» Ника Перумова? На мой взгляд, достаточно, чтобы не считать данную трилогию ни просто любительской мазней, ни только коммерческой поделкой.

Опять же, фанфик вовсе не обязан быть продолжением, ведь есть еще и киношное понятие spin-off — ответвление, связанное с первоисточником только местом действия, антуражем. Это дает больший простор для творчества — допустим, не нужно выдерживать характеры героев оригинала — и, соответственно, большую вероятность не повторить то, что прочитано в первоисточнике, но сказать то, что хочется сказать самому.

2. На момент выхода проект «Время учеников», безусловно, был актуален. И безусловно, функцию самовыражения для начинающих — и не только — авторов он выполняет и сейчас. С точки зрения читателя, ныне проект интересен скорее всего как средство обратить внимание на первоисточник — для тех, кто по какой-то причине прошел мимо Стругацких (а таких читателей со временем становится все больше).

lenka_iz_hij:

1. Лучшее в термине «фанфик» — сам факт его существования. Прекрасно, что термин наконец появился, вытеснив расплывчатые и претенциозные «произведения по мотивам» и «путешествия по мирам». Наверное, ревнителям языка хотелось бы, чтобы термин был русским, но, по-моему, это не обязательно. Привыкли же мы к слову «фэнтези». Фанфик как явление УЖЕ существует — шумно и бурно, нашего согласия не спрашивая, и будет существовать всегда, пока дети играют в мушкетеров и Люка Скайуокера. Это естественная форма деятельности для человека разумного грамотного — «играть чужими героями». Что касается права фанфика на место в Большой Литературе — об этом были обширные интересные дискуссии. По их итогам — основные отличия литературы от мазни следующие: а) хорошо ли написано произведение — всё это изложено у тех же АБС, см. «Фантастика — литература»; б) насколько понятно оно тем, кто не читал оригинала. Конечно, если оригинал — Шекспир, или Пушкин, или греческие мифы, то незнакомство с ним — проблема читателя. Но если для правильного восприятия абсолютно необходимо знать, как звали всех профессоров в Хогвартсе и что сказал автор оригинального произведения в интервью от такого-то числа, то это внутрифэндомная радость, а не Большая Литература. Что, впрочем, не делает ее ненужной и бесполезной.

2. А почему проект не должен быть актуален? Если рассказы и повести соответствуют критериям а) и б), что сделает их неактуальными? По поводу второго, то есть понятности для нечитавшего, — я очень люблю Стругацких, но все-таки они пока еще не настолько обязательны, как греческие мифы. Каждый культурный человек должен знать Татьяну и Онегина, Зевса и Афину, Ромео и Джульетту, но не помнить, кто такой Айзек Бромберг, все-таки извинительно. Однако это решается элементарно: автору фанфика достаточно в нескольких словах набросать его портрет. Каковая задача сильно облегчена тем, что портрет уже есть. Играть чужими героями проще, чем придумывать их заново, зато игра сложнее, чем кажется.

irene_dragon:

1. Вопрос «имеет ли право на существование литература по мотивам?» опоздал лет на… столько, сколько существует литература вообще. Потому что заимствование сюжетов, мотивов и персонажей наблюдалось еще на заре литературы, в устных сказаниях. Если почитать скандинавские саги, это видно особенно отчетливо.

В средневековой литературе вариации одного и того же сюжета были полнейшей нормой. Большинство читателей не осознает, что «Ромео и Джульетта» Шекспира — самый настоящий фанфик, потому что историю трагической любви юноши по имени Ромео и девушки по имени Юлия придумал отнюдь не Шекспир. Просто у Шекспира реализация данного сюжета получилась лучше всех. И это, повторяю, норма для средневековой литературы. Сложновато было бы считать любительской мазней Эшенбахова «Парсифаля», хотя Вольфрам настолько не скрывает, что заимствовал сюжет у Кретьена де Труа, что включил ссылки на Кретьена прямо в текст своего романа!

Классический пример «Маленьких трагедий» вообще, по-моему, должен исключить все вопросы на тему «Имеет ли право на существование литература заимствования?».

Но термин «фанфик» как таковой возник в эпоху расцвета фэнтези. Почему поднялась мощная волна фанфико-творчества? Потому что с появлением фэнтези появилась и новая литературная ценность — мир, в котором происходит действие. До тех пор, пока действие всех литературных произведений происходило на Земле (возможно, расширенной, включая рай и ад, как в «Божественной комедии» и «Потерянном рае» — да, кстати, а как вам сии фанфики по Библии, ничего?), заимствование могло распространяться только на персонажей, ну или на отдельные выдуманные страны или местности на той же Земле. В классической фантастике имелись другие планеты или различные варианты будущего Земли, но в общем и целом это были варианты Земли или каких-то ее отдельных территорий; каждый автор был волен составить свою технологическую или социологическую проекцию Земли, заимствовать тут было нечего.

А вот фэнтези дала возможность составлять новые custom worlds (миры по заказу), отличительной чертой которых (точнее, лучших из них) стал характерный «вкус», определенное ощущение или комплекс ощущений, который охватывает читателя при «попадании» в этот мир. Я бы сказала, что именно миротворчество, а не мечи и магия — определяющая черта жанра фэнтези. С этой точки зрения Хогвартс Роулинг — отдельный мир, хоть и находится на Земле; а вселенная Буджолд — самая настоящая фэнтези, хоть и про технологию, а не про магию. Так вот, порой именно эти миры, а не конкретные приключения конкретных героев оказываются читателям дороже всего.

А дальше главное. Эта литературная ценность, эти удачные авторские миры зачастую имеют громадный потенциал для развития другими людьми. Людьми, которые не умеют придумывать собственные миры, и в этом нет ничего плохого, потому что придумать и развить удачный мир — это отдельный талант, которым наделены далеко не все литераторы, даже самые талантливые. Зато эти люди умеют прописывать тончайшие детали миров, придуманных другими. И создавать в этих мирах интересные сюжеты. Я понимаю, что, с точки зрения «миротворцев», это малопонятно — зачем вам мой мир, пойдите и придумайте свой! Люди, обладающие талантом придумывать мир, не понимают, что этот талант не совпадает с литературным талантом вообще. И этих людей поддерживает такой совершенно левый зверь, как копирайтная политика. В результате «фанфики» никак не узаконятся. И с точки зрения большинства людей, даже самый лучший фанфик мало чем отличается от творчества неполовозрелой Мэри-Сью, тревожимой просыпающимися гормонами.

Но вот за себя могу сказать, что творчество г-жи Роулинг могу читать не более одного раза, а творчество одной моей подруги, пишущей офигительные семейные хроники персонажей Роулинг, хочу читать и перечитывать. Ибо эти фанфики — куда более литература, чем оригинальные романы Роулинг.

2. Полное равнодушие. Как было в девяностых, так и есть. Я ничего не имею против фанфиков по Стругацким, но к самому творчеству Стругацких равнодушна (я у них люблю одно-единственное произведение, а по нему «извод» написан самими Стругацкими так, что ни добавить, ни прибавить). Но, наверное, для тех, кто любит творчество Стругацких как явление, этот проект будет актуален всегда.

ksann:

1. а) Возможно, слово и не лучшее, но оно уже есть. (Кстати, в самом начале мне встречался русифицированный вариант, «фанлит», но он не прижился.) И я безусловно согласна с lenka_iz_hij, что появление и общее принятие этого термина — это уже хорошо.

б) Как справедливо замечают защитники фанфикшена, литература «на основе», «по мотивам» и так далее существует столько же времени, сколько литература в целом. В этом смысле нет принципиальной разницы между «Приключениями Буратино», «Ромео и Джульеттой» и, допустим, фанфиком по «Гарри Поттеру». Все аргументы «против» чисто вкусовые, при этом к большой литературе относят тех авторов-продолжателей, которые нравятся критикам, либо тех, которые заметно превосходят критика по весовой категории.

Никто не спорит, в любом жанре есть и талантливые, и откровенно графоманские произведения. В фанфикшене присутствует дополнительный момент, из-за которого неудачные тексты не отбраковываются сразу: популярность автора зависит не только от его литературных достоинств, но и от востребованности текста среди поклонников оригинала, а Интернет предоставляет им среду существования. Но у фанфиков есть и одна полезная особенность — они обеспечивают связь между читателями и литературой на принципиально новом уровне. Глубина восприятия исходного текста будет совершенно разной у того, кто этот текст просто прочитал, и у того, кто пишет на его основе что-то свое. Представьте, что вы полгода подряд перечитываете одну и ту же книгу, размышляя над прочитанным и всматриваясь в каждую деталь, видите события с точки зрения разных персонажей, оцениваете психологическую достоверность тех или иных ситуаций… Кроме этого, вы изучаете другие произведения того же автора или произведения других авторов на близкие темы, перерываете энциклопедии и справочную литературу для восполнения пробелов в культурном контексте или разыскиваете то стихотворение, откуда автор взял строчку, чтобы охарактеризовать вашего любимого героя… И вы обсуждаете прочитанное, найденное и понятое с единомышленниками, настолько же увлеченными темой. По-настоящему хороший фанфик пишется именно так. Понимаете, как это отличается от обычного подхода к литературе?

Есть еще один нетипичный аспект фанфикописания — это обратная связь от автора исходного произведения. В тех случаях, когда фанфик пишется по книге ныне здравствующего автора (а это более распространенная ситуация) и даже можно узнать мнение автора как по затронутому вопросу в целом, так и про конкретный фанфик, это создает и ряд новых возможностей, и ряд сложностей морально-этического характера, в основном связанных с правом автора на контроль за творчеством последователей. Это отдельный сложный вопрос, но наличие принципиального авторского согласия — огромный плюс для творческих проектов по его книгам.

в) «Что нужно, чтобы „зависимая литература" воспринималась читателями всерьез, а не как любительская мазня и не как коммерческая поделка?»

Я думаю, что для этого нужно предоставлять читателям возможность ознакомиться с действительно хорошими произведениями. И не обращать внимания на тех, кто сейчас отвергает целый жанр из-за неправильного названия. Принципиально не принимающие фанфиков свободны оставаться при своих принципах, а все остальные смогут сами понять, нравится им это литературное явление или нет.

2. Проект «Время учеников» стимулировал творчество некоторых хороших писателей, а другим дал возможность подышать атмосферой «мира Стругацких». Значит, он был и нужен, и актуален. У меня нет ощущения, что сейчас что-то принципиально изменилось. Если есть люди, готовые писать в рамках этого проекта, и если есть потенциальные читатели — то почему нет?

И присоединюсь к мнению, упомянутому в комментариях: чем меньше прямых продолжений и чем больше творческой самостоятельности будет в произведениях «учеников», тем лучше.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Похожие:

Возвращение в Арканар: Антология Издательская Группа «Азбука-классика» Санкт-Петербург 2009 isbn 978-5-9985-0017-6 iconВпусти меня
Издательская Группа «Азбука-классика»; Санкт-Петербург; 2009; isbn 978-5-9985-0445-7
Возвращение в Арканар: Антология Издательская Группа «Азбука-классика» Санкт-Петербург 2009 isbn 978-5-9985-0017-6 iconМишель уэльбек бернар-Анри леви враги общества Санкт-Петербург 2011
Кожевникова, перевод на русский язык, 2009 © ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус», 2011 Издательство азбука®
Возвращение в Арканар: Антология Издательская Группа «Азбука-классика» Санкт-Петербург 2009 isbn 978-5-9985-0017-6 iconСписок новинок
Т, 2009; Санкт-Петербург : Астрель-спб, 2009 (Минск). 411, [2] с.; 20 см. Первая книга цикла "Воздаяние храбрости" "Черный гусар"....
Возвращение в Арканар: Антология Издательская Группа «Азбука-классика» Санкт-Петербург 2009 isbn 978-5-9985-0017-6 icon«Басни»: Азбука-классика; Санкт-Петербург; 2008 isbn 978-5-91181-799-2
По преданию, древнегреческий баснописец Эзоп жил в VI веке до н. э. О нем писали Геродот и Платон. Первый сборник из его устных басен...
Возвращение в Арканар: Антология Издательская Группа «Азбука-классика» Санкт-Петербург 2009 isbn 978-5-9985-0017-6 iconШарль Бодлер Цветы зла «Цветы зла: Стихотворения»: Азбука-классика;...
Бодлера, од­ного из крупнейших поэтов Франции XIX в. Герой цикла разрывается между идеалом духовной красоты и красотой порока, его...
Возвращение в Арканар: Антология Издательская Группа «Азбука-классика» Санкт-Петербург 2009 isbn 978-5-9985-0017-6 iconФранц Кафка Ангелы не летают «Кафка Ф. Ангелы не летают»: Азбука-классика;...
Кафки сновидчески зыбкий, захватывает читателя, затягивает в узнаваемо-неузнаваемое пространство, пробуждает и предельно усиливает...
Возвращение в Арканар: Антология Издательская Группа «Азбука-классика» Санкт-Петербург 2009 isbn 978-5-9985-0017-6 iconВ израиль из Санкт-Петербурга (Санкт-Петербург Тель-Авив, Санкт-Петербург...
Санкт-Петербург Рим, Санкт-Петербург Римини, Санкт-Петербург Милан, Санкт-Петербург Палермо, Санкт-Петербург Катания, Санкт-Петербург...
Возвращение в Арканар: Антология Издательская Группа «Азбука-классика» Санкт-Петербург 2009 isbn 978-5-9985-0017-6 icon«Похвала тени»: Азбука классика; Санкт Петербург; 2001 isbn 5 352 00030 3
Танидзаки возглавил эстетическое направление в японской литературе. "Внутри мира находится абсолютная пустота. И если в этой пустоте...
Возвращение в Арканар: Антология Издательская Группа «Азбука-классика» Санкт-Петербург 2009 isbn 978-5-9985-0017-6 iconНекоторые девушки кусаются
Хлоя Нейл «Некоторые девушки кусаются»: Издательская Группа «Азбука-классика», 2010Оригинальное название
Возвращение в Арканар: Антология Издательская Группа «Азбука-классика» Санкт-Петербург 2009 isbn 978-5-9985-0017-6 iconЕфимов Виктор Курс Эпохи Водолея апокалипсис или преображение санкт-Петербург...
Е91 Курс эпохи Водолея. Апокалипсис или возрождение. — Спб.: Иг «Весь», 2011. — 400 с: ил. Язвы 978-5-9573-2262-7
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница