Откуда всё берётся и причём здесь я?


Скачать 313.98 Kb.
НазваниеОткуда всё берётся и причём здесь я?
страница2/3
Дата публикации15.06.2013
Размер313.98 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
1   2   3

Приёмник

Однажды вечером Сократ сидел у окна, а в руках у него был приёмник. Приёмник шуршал, издавал неприятные звуки, свистел, трещал и говорил на иностранных языках. Сократ положил приёмник на пол, но так и не выключил его. Стоя на полу, приёмник значительно утих, но всё же продолжал издавать неприятный звук. Сократ открыл форточку, в лицо ему дунул мороз. От этого лицо его вдруг сделалось таким недовольным, что Сократа было не узнать. На миг даже его кот, сидевший в это время на подоконнике, прищурил глаза, разглядывая в этом покореженном лице своего хозяина. -Страх – произнёс Сократ, будто не своим голосом, и отскочил от форточки. Кот опять напряжённо прищурил глаза, снова подозревая что-то неладное. Сократу стало плохо. Вокруг всё закружилось, стало какого-то ядовито-фиолетового цвета. Других цветов не было, и голова Сократа кружилась всё сильнее и сильнее. В ушах что-то звенело, и других звуков ему слышно не было. - Постойте, постойте! – кричал Сократ, но своих слов он так жене слышал. И словно поражённый сильнейшим ядом он свалился на пол.

Этажом ниже жила старуха Луна и её муж Окоп. В то время, когда Сократ упал, дед Окоп проснулся от грохота. Луна предложила Окопу борща с мясом. Дед встал, закатал рукава полосатой рубахи и направился на кухню. Старуха луна не стала есть борщ с дедом, и сказала, что уже ужинала. Она поставила кровать на табуретку, и пока дед не видит, начала откручивать от табуретки ножки, они никак не откручивались, и старуха шепотом ругалась матом. Дед, сидя на кухне, слышал в комнате шёпот, но ни слова разобрать не мог, но его интересовала больше не старуха, а что такое упало сверху. Тем временем старуха, собрав все силы, всё-таки вывернула одну ножку, но при этом она издала такой крик, что можно было подумать, что это был её последний старушачий крик.

Услышав внизу дикий вопль очнулся Сократ. Открыв глаза, он увидел у себя на груди кота, который внимательно смотрел в лицо своему хозяину. К Сократу медленно возвращались способности видеть, слышать и ощущать. В голове его стали образовываться странные мысли, но они были так кристальны, что невозможно было не заметить их. Вот, например, одна из них как она есть: «слово судьба образовано от слова суд. Суд – предмет, значит судьба процесс. Если нас судит всех судьба, то зачем же нам законы государства? А вот зачем: значит, судьба рассудила так, чтобы были законы, ведь не может же она сделать ошибку. Это равно тому, что земля вдруг начнёт отталкивать предметы. Сейчас я лежу на полу, и это значит, что так захотела судьба. Но тогда что же я могу сделать? Сейчас я встану и с тем же успехом смогу сказать, что и этого тоже захотела судьба. И где же находится моя свобода? А свобода моя в том, чтобы своей волей научится владеть самим собой и в этом быть свободным. А когда человек потакает и подчиняется своим желаниям, он становится зависим. Значит, свобода есть независимость. А зависимость – несвобода. Почему же люди считают наоборот?» На этот вопрос у Сократа ответа не нашлось. Он подошёл к приёмнику и выключил его.- Уж больно ты надоедлив – сказал Сократ и голове его как будто что-то щёлкнуло и опять началось разрастание мыслей, но теперь Сократ определял свой недуг:«быть может, у меня болезнь, которой некогда был болен Понтий Пилат, от неё болит пол головы…» - здесь Сократ прервал свои раздумия по поводу своей болезни, по причине того, что в дверь не то кто-то постучался, не то просто случайно задел. Сократ сидел выпрямившись и прикрыв глаза, прислушиваясь, что это. Стук повторился. Сократ пошёл открывать. Открыв дверь, он увидел деда лет семидесяти. В усах его была капуста из борща, от чего усы принимали грозный и воинственный вид. На нём была одета полосатая рубаха и трико с одной вытянутой коленкой. На ногах были одеты разные тапочки: одна коричневая и стоптанная, а другая сине-зелёная, с дырой впереди.

-Здравствуйте!- сказал дед шевеля усами, - вы не могли бы одолжить мне приёмник, на время? - Конечно, мог бы – ответил Сократ – входите! Дед вошёл. Сократ, войдя в комнату, увидел, что приёмника на месте нет. Он хотел заглянуть под кровать, но кровати так и не нашёл. Хотел отодвинуть стол и посмотреть за ним, но ни стола, ни рук, ни глаз он не ощущал. Стали исчезать стены, потолок, пол, но Сократ этого не видел. Видел он только лишь себя и причём со стороны и в совсем юном возрасте. Исчез весь дом, весь город, вся страна, вся земля, весь мир. Не было ничего. Даже этого «ничего» тоже не было и Сократу стало грустно оттого, что не о чем стало теперь думать. Окоп стоял в прихожей и ничего не мог понять, что это Сократ так долго несёт приёмник. Дед закатал уже спустившиеся рукава рубахи и набравшись смелости вошёл в комнату. Перед ним стоял Сократ, а на голове у него была занавеска из плотной мешковины. Она, видимо, упала на него, когда он входил в комнату. Сократ стоял недвижно, и что-то говорил на иностранном языке. Окоп сдёрнул с Сократа занавеску и тот начал ощущать в своём сознании то, что казалось, утерял бесследно. - Что же с приёмником? – спросил Окоп. Сократ ничего не смог ответить, он лишь кивнул, присел, поднял приёмник и протянул его деду. Они стояли, смотрели друг на друга, и думали каждый о своём. Вскоре дед удалился восвояси, и Сократ, оставшись один, бездумно пошёл к себе на кухню, что-то съел, что-то выпил, как впоследствии оказалось спиртное. Это был, как сам Сократ называет, поздний ужин. Спиртное кружило сознание Сократа, взбалтывало его мысли, отчего они становились грязны и агрессивны. Спустя несколько минут агрессия прошла и появилась дикая грусть. Такая, что хочется плакать навзрыд, кричать от страшной боли на сердце. Сократ зажмурил глаза, чтобы не заплакать, однако боль на сердце не проходила, и её было не прогнать. Он сидел, держась руками за голову, и пытался вспомнить минуты своего счастья. Вспомнил, что когда-то любил, и всё бы хорошо, но вспомнил, что всё закончилось и стало ещё хуже. По лицу текли слёзы, капали на пол, и было слышно, как они падают. Сократу вспомнилось что-то заунывное, обрывки слов из грустных песен, какие-то похороны. Старуха Луна к этому времени уже открутила все ножки от табуретки, аккуратно положила их на кровати с оставшимся сидением. Луна взяла кисточку, макула в гуашь и печатными буквами начала чертить на ножках слова. На первой – «вода», на второй -«воздух», на третьей – «земля», на четвёртой– «огонь». Луна привернула ножки с надписями, обратно перевернула табуретку, поставила её на пол, села и тотчас же упала. Старуха думала, и вот каковы были её мысли: «что же меня не держит? Земля – держит, она тверда, даже камни состоят из земли. Вода. Ах, вот оно что меня не держит вода!». И старуха сразу же написала на ножке, где была вода – лёд, а слово вода перечеркнула. Снова собрав табуретку, старуха долго трогала её, но сесть так и не решалась. Дед Окоп в это время крутил ручку приёмника, а он только шипел, трещал, свистел, издавал неприятные звуки и говорил, в лучшем случае на иностранном языке, что не давало старухе Луне сосредоточится на том, что её ещё не удержит и теперь она думала: «лёд как известно тает, но ведь ясно написано – «лёд», и пока он таковым считается, он обязан удержать меня. Что касается огня, он тоже не в силах удержать меня – он лишь процесс горения, лучше написать «дрова».Старуха написала вместо «огонь» «дрова» и немного успокоилась. - Ужас, я забыла воздух – подумала старуха и сматерилась вслух. Дед сейчас же выключил приёмник и крикнул старухе – «Луна, ты меня звала или что-то сказала?». «Воздух!» -ответила старуха, а дед по старой военной привычке залез под диван вместе с приёмником. Старуха опять задумалась: «как же мне быть с воздухом? Дым не удержит, пар тоже, туман тем паче». После долгих размышлений старуха решила написать «вздох» вместо «воздух». И вот он – самый ответственный момент: Луна, метко прицелившись, села на табуретку и не упала. Довольная результатом эксперимента старуха решила лечь спать. Под диваном суетливо крутил ручку приёмника дед Окоп. Приёмник более не издавал неприятный звук, а из под рисунка на диффузоре было слышно, как разговаривали двое. Мягкое шипение то перебивало их, то вовсе исчезало. Дед услышал только часть диалога, но она воодушевила его настолько, что он вылез из под дивана вместе с приёмником, отряхнулся, и с криком, будто ребёнок, бежал к старухе Луне. Вот часть диалога, которую услышал дед Окоп: - И настанет Царство Истины? - Настанет, игемон, настанет! - И в чём же Истина? - А Истина прежде всего в том, что у тебя, игемон, болит голова…

- «Старуха, слышь!» - кричал дед Окоп – «настанет Царство Истины, в сортирах станет теплее и люди начнут говорить друг другу правду!»Луна стояла в спальне и держала в руках подушку. Положив подушку на кровать, она предложила деду сесть на обновлённую табуретку. Дед отказался и сказал старухе, что пока ещё эта табуретка неистинна, а когда она станет истинной, то на ней будет не усидеть. Старуха на это ничего не ответила и только многозначительно сжала губы и подняла голову чуть вверх. Дед продолжал говорить: «жаль, приёмник не сказал когда же это царство настанет, дожить бы. Если будет новое царство, то придётся свергать власть. Ура!». Бредни деда рождали мысли и поднимали из памяти какие-то слова, хоть и пыльные, но силу не утерявшие: «на баррикады все пойдём, все покалечимся и умрём» или «Которые тут временные? Слазь! Кончилось ваше время!» Дед не унимался: «я пойду впереди всех на пути к Царству Истины, хоть я и стар, но я ещё могу сказать своё твёрдое, подобное алмазу слово. Мне воздвигнут памятник из красного мрамора в полный рост и поставят на Красной Площади. Пусть потомки думают, что она потому и Красная, потому что на ней стою я весь красный!». Старуха помотала головой и, зевая, сказала: «но это же будет уже не Истина!». Дед сел на корточки, поставил приёмник на пол и заплакал. Из-за слёз в его глазах расплывалось всё: и старуха Луна, и часы, висящие на стене, и лампа, и всё остальное потеряло форму, стало неистинным.

Тем временем, этажом выше, Сократ сидел за столом и писал что-то в блокнот. Пока Сократ не включил свет, было неясно, что он такое пишет, а оказалось вот что: «Сия запись, сего дня, сего месяца, сего года. Я очень устал. Жить. Работать, бездельничать, существовать, любить, ненавидеть, слушать враньё. Господи! Когда же настанет царство Истины?». «Страх!» - произнёс Сократ, будто не своим голосом и встал из-за стола. Кот, сидевший в это время на подушке, посмотрел сторону Сократа и как-то нерешительно дёрнул хвостом. Сократ подошел к окну и увидел приёмник. «Не может быть!» - сказал он вслух, и снова сознание помутил круговорот мыслей: а не приснилось ли это мне? Или я просто забыл, что этот старик принёс приёмник обратно? А может, и старика никакого не было? Где же Истина? А приёмник стоял на подоконнике с вытянутой до упора антенной, шуршал, издавал неприятные звуки, свистел, трещал и говорил на иностранных языках.

зима, 2006

^ Алмазный Рупор

1.

Познание – способ рассыпать сахар так, как рассказано в зелёных книгах. Пичужка сидит у меня на плече и слушает Эдварда Грига.

Если мы возьмёмся за края – то середина станет посередине. Если за края не браться – середина будет вынуждена блуждать. Блуждающая середина есть истинная середина мироздания. Мироздание имеет довольно условные края, фактического края за всю известную практику обнаружено не было.

Допустим, что воображаемый край мироздания есть истинный край. Вы берётесь за один край, а я берусь тогда за другой, соответственно между нас с вами должна возникнуть середина. Эта середина уже не будет блуждать по условию, ведь мы превратили условность в истину. Тогда мы заметим, что когда мы начинаем блуждать, то и мироздание начинает блуждать своей серединой. Вот блуждаю я и вижу, как середина мироздания блуждает вместе со мной. Вы стоите на месте и ничего не понимаете – для вас середина не блуждает – она покойна, потому как в покое находитесь вы. Вот вы выходите из покоя и тоже начинаете блуждать, точно как я блуждаю или слегка иначе. Вот в этот же момент и середина мироздания начинает блуждать точно как вы, будто знала когда вы начнёте блуждать и более того: вас уже посещают коварные мыслишки о том, что, возможно это мироздание блуждает первым, а потом блуждаете и вы, повинуясь невидимому и неслышимому приказу мироздания, который вы простки-напростки слышите как своё собственное желание. Но потом вас настигает и другое: ведь есть ещё и я, который и втянул вас в этот сыр-бор с мирозданием и его центром. Эх, думаете вы, вот бы узнать правду наконец, кто же стоит за всем этим. Вот вы уже глядите на меня как на негодяя. Вот уже закрадываются в вас коварные мысли о том, а что, что, собственно, делает этот странный тип с той стороны мироздания. А мне есть что вам ответить. У меня уже всё готово. Пичужка на моём плече удивленно открывает клюв и свистит.

Вот я отпускаю край мироздания из рук и начинаю плясать. Вот я пляшу, смешно поднимаю руки на птичий манер, метаюсь из стороны в сторону с трагичным лицом, а то и как бы укоризненно прижимаю запястье ко лбу. Вы, конечно с сарказмом хлопаете моему балету в ручки. Но вот я беру алмазный рупор и кричу вам в него следующие слова:

Вы блуждаете – и мироздание блуждает потому, что вы и есть мироздание.

Тут, конечно вы всё понимаете и начинаете безудержно плясать, уверен, намного лучше меня, начинаете бесчинствовать и радоваться, а всё потому, что вы поняли, что такое мироединство. Мимо вас пролетает пичужка и радостно пищит.

Поздравляю вас!

Мы просыпаемся.

^ Химический Карандаш

2.

Если вы съели химический карандаш это ничего. Это только ещё один способ на корнях и основах изменить свою жизнь. Вот вы знаете, что где-то внутри вас есть химический карандаш, и даже уже слегка устали этому удивляться. Именно в этой усталости и проявляется то, что может изменить вас. Вот вы идете на работу, а на работе коллега несколько раз сказал слово «карандаш». Сказал в разных смыслах и даже почему-то именно сегодня вспомнил древнего клоуна, который на арене назывался карандашом. Так, довольно скоро, меняется ваша жизнь.

Вот жизнь поменялась и вы уже благополучно забыли о карандаше и обо всём, что случилось тогда, когда коллега рассказывал вам о карандашах. Вдруг вы приходите домой и обнаруживаете, что вы дома совсем один. Времени у вас достаточно и вы решаете лечь поспать. Вы ложитесь в кровать прямо в одежде и довольно скоро начинаете дремать и тонуть в медленных мыслях. Вы вспоминаете карандаш и вдруг ваше тело будто дёргает. Непонятно отчего, но с карандашом это точно не связано. Иди связано? – задаёте вы себе сами вопрос. Этот вопрос вы задали вслух и это услышал тот с кем вы делите жилище. Что? – спрашивает вас тот, неожиданно пришедший, пришедший пока вы спали. Ничего – отвечаете вы.

Вы вдруг обнаруживаете в руках того, кто с вами живёт карандаш, не химический, а обыкновенный. Ваша жизнь, таким образом, снова меняет направление.

Или вот. Вы держите в руках точно такой же карандаш, который когда-то употребили внутрь и ничего не вспоминаете, не чувствуете, ничего не ассоциируете. Вдруг у вас чешется пятка, а вы в тугих зимних ботах. Пятка чешется сильно и вам приходят мысли о том, как же перебороть себя. За ними следуют мысли о том. Что лучше и развязать обувь и даже снять носок, но зуд проходит и всё становиться на место. Вы приходите в восторг и пишите на красивой бумажке красивыми буквами красивое слово облако. И вдруг вы понимаете, что слово облако уже было перед вами, а вы просто его скопировали. Вы удивляетесь этому явлению и ваша жизнь опять меняет направление и неизбежно движется к счастью.

Тогда, через некоторое время вы пишите письмо близкому своему другу в котором как на духу рассказываете о том, что съели когда-то химический карандаш, но дело не в этом, дело в том что вы абсолютно счастливы и это и есть причина того, что вы написали письмо другу. Вы отправляете письмо и не ждёте ответа. Вы полны сил и готовы радоваться и бесчинствовать. Вы берёте в руки словарь и открываете его на букве П.

Познание – способ рассыпать сахар так, как рассказано в зелёных книгах.

Егорушка

3.

Мы видим, как полковник Егорушка сидит на подоконнике и пишет стихи. Егорушка больно сгорбился, и дыхание его сделалось мелким и совсем не полковничьим. Листочек с будущим стихом самого стиха еще не содержал, но уже сильно измялся во взволнованных руках Полковника Егорушки. Следовало бы Егорушке встать и поменять лист, но это было равно, что покинуть жилище музы. Тут нам становиться всё ясно. Мы отчётливо понимаем, что случилось с Егорушкой. Видите, он машет нам руками, и хочет нам этим сказать, мол, это не то, о чём вы подумали, разве не может обыкновенный полковник писать обыкновенные стихи. Все в порядке! – успокаивает он нас, но мы уже всё поняли. Мы снисходительно улыбаемся нашему полковнику, но потом резко меняем выражение лица на самое грозное и возносим над Егорушкой перст указующий и говорим ему вслух то, что он сам себе не пожелал говорить. Громоподобным голосом мы произносим: Полковник, вы влюблены!

Мы видим как полковник падает с подоконника, начинает дышать чаще, встаёт, распрямляется и пытается допрыгнуть до того места, откуда мы за ним наблюдаем. Он достаёт памятный кортик, который подарил ему один знакомый адмирал и пытается нас с вами зарезать. Мы только хохочем в ответ, а потом снова делаем грозное лицо, достаём из штанов алмазный рупор и самым густым басом говорим:

Любите полковник, любовь это всё, что мы есть!

Некоторое время мы наблюдаем, как Егорушка плачет особыми, офицерскими слезами. Потом Егорушка уходит, оставив нам лист. На листе мы читаем слова:

Вы - луна!

Я – седая разорванная струна.

Пули в обойме роняют в меня город.

Луна, вы знаете, что такое порох?

Вы знаете, что такое прострелянная спина?

Вы – война!

Тогда мы как бы вслух, а может быть и молча говорим, что для первого раза, довольно неплохо и что Егорушка вполне сможет стать хорошим поэтом, если будет стараться. Но стараться не обязательно, ведь мы знаем, куда ушёл Егорушка: он, без сомнения ушёл радоваться и бесчинствовать. Мы открываем зелёную книгу и вкладываем листочек со стихотворением в неё. На душе становиться хорошо и приятно. Возникают добрые мысли. Мы радуемся и идём печь оладьи. Поздравляю вас!
1   2   3

Похожие:

Откуда всё берётся и причём здесь я? iconТак есть «сыроеды», они вообще ничего не хотят больше варить, они...
«Вы ведь знаете, в последнее время появились всякие глупости, особенно в отношении питания. Глупости сегодня, в сущности в моде....
Откуда всё берётся и причём здесь я? iconНа круглой планете, есть место всем на свете
Им всего лишь и остается сидеть и ждать, что «хозяин вероятно позабыл обо мне, но в скором времени вернется». Не все собаки и кошки,...
Откуда всё берётся и причём здесь я? iconДергач Николай Сергеевич зав кафедры криминалистики Нужен закон «О...
Для управления деятельностью организации, нужно иметь информацию. Откуда она берется? Путем наблюдения, но не так, как три богатыря...
Откуда всё берётся и причём здесь я? iconОчевидно, что производители автомобилей строят "правильные" серийные...
В мотор закладывается серьезный запас прочности, моментная характеристика оптимально "прописана" на низких оборотах, программа управления...
Откуда всё берётся и причём здесь я? iconВ последнее время на улицах городов становится всё больше бездомных...
Откуда они берутся? Лишь малая их часть была рождена на улице от диких родителей. Большинство – наши с Вами любимые питомцы и их...
Откуда всё берётся и причём здесь я? iconВ последнее время на улицах городов становится всё больше бездомных...
Откуда они берутся? Лишь малая их часть была рождена на улице от диких родителей. Большинство – наши с Вами любимые питомцы и их...
Откуда всё берётся и причём здесь я? iconУваров Григорий Алексеевич
Здесь происходит что-то странное. Я потерял счет времени. Я чувствую опасность, но не знаю, откуда ее ждать. Еще недавно я понял,...
Откуда всё берётся и причём здесь я? icon«Достоинство раба бунт», это сказал Фридрих Ницше. «Достоинство»...
Причем бунт всё равно против чего, лишь бы заявлять о себе, лишь бы быть, значить. Достоинство моськи, лающей на слона. Любая власть...
Откуда всё берётся и причём здесь я? iconКнига Ритуал пантеизма. Путь Симорона. Симпатяга выходя из необходимости...
Выходя из необходимости продолжать игру, освобождаясь от самообольщения, ожидания «чуда», мы, как уже говорилось, восстанавливаемся...
Откуда всё берётся и причём здесь я? iconТрудно сказать какой чай больше всего пьют в Египте, ведь пьют его...
В основном в Египет чай импортируется из Кении и Шри-Ланки. Зелёный чай здесь не очень распространён, а вот чёрный любят. Причём...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница