Body{font-family : "Times New Roman", Times, serif; color:#000000; line-height: 5;}. p{text-align: justify; margin-bottom 5em;}


НазваниеBody{font-family : "Times New Roman", Times, serif; color:#000000; line-height: 5;}. p{text-align: justify; margin-bottom 5em;}
страница1/18
Дата публикации12.07.2013
Размер1.69 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18
.body{font-family : "Times New Roman", Times, serif; color:#000000; line-height: 1.5;} .p{text-align:justify; margin-bottom:0.5em;} religion_rel Жизнь пустынных отцев ru ru lib.pravmir.ru http://lib.pravmir.ru
Itcms4 (c) itmedia.by
2012-01-16 http://lib.pravmir.ru/library/book/956 93d21619-14e7-48bd-b9dc-84d8b1174198 2.0
Благочестивому Читателю
После плачевного отпадения от Бога в человеке произошла печальная перемена. В нем образовалась тайная, безмолвная сила, непреодолимо влекущая его к земле, к благам и наслаждениям мира сего. Это было вполне естественно: не направляясь более вверх, к живому, святолюбящему Богу, как к высочайшей цели желаний, дух человеческий по необходимости низвергается вниз, в мир земных благ, с беспокойно-страстным желанием наполнить образовавшуюся с удалением от Бога пустоту. И вот - нет конца и нет насыщения... Не насытится око зрением; не наполнится ухо слышанием, и вот - все суета и томление духа (Еккл.1,8,14). Множество конечных целей никогда не удовлетворит духа с его бесконечными стремлениями.

Ни у одного народа это всецелое увлечение внешним миром не выразилось в такой яркой, вполне законченной - до художественности форме, как у древних греков. Всеми силами души, всеми своими стремлениями они погружены были во внешний чувственный мир, смотря на земную жизнь как на законченное целое и почти совсем не задумываясь о жизни вечной. Как дивно прославляли они блага земной жизни! Какая чудесная картина развертывается пред нами в песнопениях Гомера! Земная жизнь человеческая во всех ее проявлениях предстает здесь пред нами, вся облитая лучами чарующей поэзии.

"Никогда земля и небо не сияют столь лучезарным блеском, как после грозы, бури и проливного дождя. Так и в песнях Гомера мы ощущаем как в целом, так и в частях - свежую, цветущую юность человечества" (Шеллинг). Весь мир полон дивной гармонии! Нигде нет разлада - ни в жизни природы, ни в жизни человеческой. Даже несчастия, даже слезы не портят того жизнерадостного ощущения, которое получается при чтении Гомера. Они лишь не более, как игра света и тени в чудно-прекрасной картине. Все божественно и все человечно! Смысл жизни - в самой жизни, в наслаждении ее дарами.

"Сладко вниманье свое нам склонить к песнопевцу, который,

Слух наш пленяя, богам вдохновеньем высоким подобен.

Я же скажу, что великая нашему сердцу утеха

Видеть, как целой страной обладает веселье, как всюду

Сладко пируют в домах, песнопевцам внимая, как гости

Рядом по чину сидят за столами, и хлебом и мясом

Пышно покрытыми, как из кратер животворный напиток,

Льет виночерпий и в кубках его опененных разносит.

Думаю я, что для сердца ничто быть утешней не может!" [1]

Однако что ж это? Среди прекрасного праздника, каким представляется расцветающая жизнь дивной красавицы Эллады, слышатся глубоко-грустные нотки...

"Листьям в дубравах древесным подобны сыны человеков;

Ветер одни по земле развевает, другие дубрава,

Вновь расцветая, рождает; и с новой весной возрастают.

Так ведь и люди: одни нарождаются, те погибают". [2]

А за гробом - Ахилл желал бы быть лучше последним рабом на земле... Да, тот же жизнерадостный Гомер говорит, что

"Из тварей, которые дышут и ползают в прахе,

Истинно в целой вселенной несчастнее нет человека!" [3]

И чем дальше, тем эти нотки звучат все грустнее, пока не переходят в вопль полного отчаяния...

"Лучше совсем не родиться! А затем - для живущего лучшее благо скорей возвратиться туда, откуда пришел он!" [4]

Прошло много веков... Гомеровские пиры отошли давным-давно в область смутных преданий. Вместо героев, увлекавшихся боевой славой и кровавой корыстью, вместо гостей, увенчанных миртом и розами и весело пирующих под звуки музыки, вместо веселых хороводных песен, - явились другие люди, с другими стремлениями... Не чарующие дубравы, не светлоструйные ручьи, не изумрудное море, не очаровательные ландшафты веселой Эллады, - нет! - ужасающие египетские пустыни, одинокие пещеры - вот что теперь привлекало взоры и внимание целого света. Суровые подвиги воздержания, умерщвление плоти, страшные лишения, слезы сокрушения, непрестанная молитва, отречение от суетных радостей мира - вот что вдохновляло этих новых людей.

Но всмотритесь: зато в них нет и тени той грусти, что омрачала уже веселые песни Гомера. Не ведая радостей мира, они до глубокой старости бодры и радостны духом и твердо знают, что этой радости ничто не отнимет у них, ни даже самая смерть...

Так еще задолго до появления христианских отшельников человечество глубоко разочаровалось в благах земной жизни. Горькие восклицания: "Суета сует - все суета!" - послышались во всех концах мира: и на берегах Ганга, и в великом духовном центре тогдашнего образованного мира - в Александрии, и в столице мира. Великий опыт прожитых тысячелетий не пошел бесследно.

Евангелие открыло миру новый, неведомый язычеству, смысл жизни. Пред очами души засияла новая красота, пред которой поблекла красота мира сего. В мир явилась Божественная Мудрость, научившая людей жить для смерти и умирать для жизни. Огнь, низведенный Спасителем на землю, огнь любви божественной - воспламенил новую жизнь в сердцах людей, оживотворил дух в его высших стремлениях, воссоединив с Богом, Источником жизни - и не было границ самопожертвованию, с каким отдавались первые христиане служению Богу живому, явившемуся во плоти. Полки мучеников, сонмы подвижников, устремившихся в пустыни, чтобы в возможной полноте осуществить святые евангельские заветы - вот чем истомившееся человечество приветствовало Евангелие!

Тем удивительнее в наши дни слышать искусительные речи о том, что люди, как древле в язычестве, должны позабыть о небе и все свои заботы и труды, все радости и надежды ограничить земной жизнью, что рай надлежит искать там же, где его потеряли, что Царствие Небесное следует создать здесь, на этой бедной и грешной земле, среди этого больного, расстроенного грехом человечества. А если были времена, когда люди сознавали, что наше житие на небесах есть (Флп.3,20), когда, в пламенном стремлении к нетленным сокровищам на небесах (Мф.19,2), отрекались от земных радостей и удалялись в пустыни, такие времена обзывают веками мрака, невежества... Не будем удивляться таким речам! Спасающая сила Божия живет и действует среди тех же сынов Адама, среди того же расстроенного и обессиленного грехом человечества, с его глубоким, врожденным ему, стремлением к низу, к земле... С грехом, с тяготением к земле мы родимся на свет, и, чтобы ослабить его силу, мы должны вступить в борьбу с ним, войти в подвиг, притом - при смиренном сознании собственной немощи, при постоянной молитве о помощи свыше. А это не так легко, как следовать врожденным наклонностям, гнетущим нас к низу, шаг за шагом увлекающим к более и более глубокому падению, пока не ослепнет ум, не заглохнет совесть, не ослабнет воля...

Вот почему долг христианской любви к ближним властно повелевает насколько возможно чаще напоминать людям об их высшем призвании, о том, что наше житие на небесех есть. Но чем другим возможно напомнить об этом, как не повествованием о тех, которые всеми силами души отдавались стремлению к высшей духовной жизни, которые решительно и бесповоротно отрекались от мира, от того мира, в котором - похоть плотская, и похоть очес, и гордость житейская? (1Ин.2,16). И вот, пользуясь рассказами свидетелей-очевидцев, мы войдем вместе с читателем в чудесный мир бесконечного самоотречения, мужественной, не знающей усталости, борьбы с плотью, со всеми мирскими вожделениями.

Прирожденная нам любовь к миру и его наслаждениям снова возвышает свой голос. "Зачем нам читать об отшельниках, удалявшихся от мира в пустыню? Это чтение полезно инокам. А мы живем в миру, с людьми. Возможно ли нам руководствоваться примерами пустынножителей?" Братие, понимаете ли вы, что говорите? Разве иноки не такие же христиане, как и миряне? Разве они имеют ввиду что-нибудь другое, кроме исполнения воли Божией? Не стремятся ли они к достижению блаженства вечной жизни, что составляет главную цель жизни каждого истинного христианина? Иночество имеет свой корень в самой сущности христианства. Христианство не требует от нас отречения от своей грешной воли, от плотских вожделений, от привязанности к миру и его благам? (Лк.14,26 - 27,33). Воистину наша земная жизнь есть великая школа, приготовляющая нас к жизни вечной. Мы слишком привязаны к радостям земным, до забвения Бога и вечной жизни. Мы слишком самолюбивы и горды. Но сама же земная жизнь разбивает вдребезги наши земные надежды. Нам посылаются грозные уроки: мы теряем богатство, мы подвергаемся болезням, нас постигают тяжкие неудачи, приносящие горькое разочарование в своих силах, безжалостная смерть похищает у нас самых близких, дорогих нам людей, наконец, вместе с пробивающейся сединой не напоминает ли нам о своем приближении неминуемая страшная гостья, которая возьмет нас и поведет в страну вечности, не дозволив взять решительно ничего из тех благ, которые возлюбило привязчивое сердце? О, если бы мы, в виду зияющей могилы, нашли в себе силы всем существом отречься от мира и его утех! Но то, что выносит христианин из опыта всей своей жизни, то сознание тщеты своих земных привязанностей, которое посещает его в виду близкой смерти, овладевает людьми, чуткими к зову благодати Божией, задолго до кончины, - они добровольно решаются умереть для мира гораздо раньше, чем смерть решительным и беспощадным ударом рассечет все нити, привязывающие нас к миру, под старость уже немногие нити, уже слабые нити, за которые однако тем крепче цепляются неисправимые миролюбцы. Тот великий подвиг самоотречения, который обязателен для каждого христианина, святые отшельники совершали задолго до той грозной минуты, которая разом отнимет у нас то, чего мы в своем греховном самолюбии не желали отдать добровольно... Воистину святые отшельники не более, как наши старшие и более мудрые братья, которые своим могучим подвигом указывают нам единственно спасительный путь, с которого мы то и дело сбиваемся и блуждаем по распутиям, грозящим нам бездной вечной погибели.

В 403 году в Риме грандиозными зрелищами праздновали отражение вестготов. Давно уже и философы, и моралисты, и ораторы восставали против свирепой забавы - пролития крови человеческой на гладиаторских играх, давно гремели против них церковные проповедники, но все было тщетно. Несколько сот, а может быть, и тысяч несчастных все еще убивались ежегодно в проклятой потехе. На этот раз христианский поэт Пруденций обратился к Гонорию с трогательным стихотворением, умоляя отменить кровожадную потеху. Напрасно! Мало того, придуманы были самые дикие, самые сумасбродные способы, чтобы придать еще более ужасающей возбудительности кровавым играм.

Громадный амфитеатр полон беснующегося народа, - вот с налившимися кровью и как бы вырывающимися из своих орбит глазами, неистово жестикулируя, ударяя себя в грудь, наклоняясь вперед и простирая руки, крича изо всех сил, зрители соскакивают с мест, скрежещут зубами, грозятся и плачут, проклинают и с адским хохотом падают в обморок... А на сцене под резко пронзительные звуки музыки льется человеческая кровь, раздаются стоны раненых и умирающих... Но вдруг... вдруг происходит нечто совершенно неожиданное, - такое, что уж вовсе не входило в программу игр. Бедно одетый человек бросается в средину гладиаторов и начинает молча разнимать их... Толпа мгновенно притихла, пораженная неожиданностью явления, и среди внезапно наступившей тишины пронеслись огненные слова обличения. Невозможно изобразить, что произошло потом. Весь амфитеатр точно взревел одним адским криком негодования, забушевал ужасный ураган злобы и бешенства, и огромная толпа, как бурный поток раскаленной лавы, хлынула на арену, напоминая вполне разъяренных зверей. Трудно разобрать, что происходило в этом хаосе... Но когда толпа отхлынула, на арене остался один растерзанный труп. То был св. Телемах, восточный отшельник. Народ оцепенел от ужаса. Гонорий поспешил издать законы, навсегда отменившие позор человечества - кровавые жертвоприношения...

Можно жить в многолюднейшем городе и быть совершенно чуждым своим ближним, можно равнодушно смотреть на страдания брата и, наоборот, живя в пустыне, можно быть соединенным с людьми неразрывными узами братской любви. Любовь - по преимуществу сила, действующая на расстояния. Ей нет преград...

Так уединение от мира вовсе не значит отделения, отчуждения от людей.

Не один Моисей всходил на страшные высоты Синая и сходил оттуда просветленным неземным сиянием, со скрижалями завета в руках. Высоты уединения - да не есть ли это удел исполинов мысли, величайших и благороднейших представителей человечества, равно как и подвижников христианства? Не стоят ли они всегда выше и часто вне и даже в удалении от современной среды, непонимаемые и часто гонимые современниками? В том-то и состоит их безграничное величие, что они не рабы ни духа времени, ни народа, ни общепринятого строя жизни, ни общественного мнения, а напротив, обладают безграничной энергией и силой духа - стать вне среды, чтобы тем сильнее воздействовать на ту же среду. В страшных пустынях, в углублении в себя в них разгорался внутренний огонь, и они говорили огненным языком, глаголом жгли сердца людей... В уединении они познавали глубочайшие тайны бытия; незримый мир становился для них осязаемой действительностью... Да даже и без слов - опаленное солнцем лицо, глубокий и в то же время вдохновенный взгляд, власяница, словом - весь внешний вид великого аскета, все это открывало людям, что пред ними человек, настоящий человек, во всем величии освобожденной от страстей природы и непоколебимой силы, который, подобно великому первообразу всех аскетов, безбоязненно может предстать пред Ахавами и Иезавелями... Да, великие подвижники уходили из мира и всходили на высоты уединения, на небо безмолвия, но ведь благодаря этому они стали видимы миру, услышаны миром. Их уединение - их всемирная кафедра... Не составляют ли имена многих выдающихся деятелей IV и V века теперь лишь достояние историков-специалистов, между тем как подвиги, творения, задушевные думы и молитвы великих подвижников ведомы если не всем, то хотя нескольким чуть не в каждой русской деревне!

Что же побуждало святых отшельников оставлять города и удаляться в пустыню?

Христиане первых веков дышали одним чувством, которого никакие слова не в состоянии описать, до того завладевающим и поглощающим их внутреннего человека, что они могли повторять слова Апостола: уже не я живу, но живет во мне Христос! Станет ли кто оспаривать тот грустный факт, что та непосредственная любовь ко Христу, которую так живо ощущали первые христиане, теперь явление довольно редкое? Часто ли мы встретим то огненное чувство, которое дышит, например, в словах мученика, которого христиане-братья пытались было спасти от смерти? "Умоляю вас, не оказывайте мне неуместной любви. Оставьте меня сделаться пищей зверей... Простите меня, я сам знаю, что для меня полезно. Ни видимое, ни невидимое - ничто не удержит меня придти ко Христу. Огонь и крест, толпы зверей, рассечение, расторжение, раздробление костей, отсечение членов, сокрушение всего тела, все лютые муки диавола пусть придут на меня, чтобы только мне достигнуть Христа! Его ищу, умершего за нас, Его желаю, за нас воскресшего... Хочу быть Божиим - не отдавайте меня миру. Пустите меня к чистому Свету... Живой пишу вам, горя желанием смерти!.." Но ведь подвижничество первых веков по своему внутреннему значению, не более как продолжение подвига святых страдальцев за веру во Христа. Не забудем, что для древних христиан быть христианином значило быть святым, равно как грех отождествлялся с язычеством. Вместе с торжеством христианства кончилась брань с внешним врагом, но этот враг, по видимому сраженный, вновь ожил с ужасающей силой в недрах самой Церкви - в глубокой нравственной порче. Гладиаторские игры давались при Гонории, сыне благочестивого Феодосия. Евдоксия, подобно древним римским императорам, воздвигала свою языческую статую, будучи женой другого его сына... И вот открылась новая борьба с ожившим язычеством, или лучше сказать - продолжилась в другом виде прежняя. Явился христианский аскетизм. И тут и там в основе - одно и то же пламенное желание подвига, как живое выражение пламенной любви ко Христу. Подобно апокалипсической жене, подвижники бежали в пустыни, чтобы сохранить святое семя во всей чистоте и возродить к новой жизни свежие силами варварские народы, так как старые меха - одряхлевший античный мир, не вмещали уже более нового вина...

Дивная, во веки незабвенная эпоха, когда взор христиан все еще как бы провожал восходившего на небо Господа и горел отблеском Его славы!

Не будем много распространяться о высших ступенях христианского аскетизма, когда после великой борьбы освобожденный от страстей дух исполнялся волнами благодати Божией и получал власть, как высшая из всех сил, над природой, совершал чудотворения, сподоблялся дара пророчеств, откровения тайн незримого мира и проч., и проч. Обо всем этом поведает читателю предлагаемое творение церковного историка.
ВВЕДЕНИЕ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Похожие:

Body{font-family : \"Times New Roman\", Times, serif; color:#000000; line-height: 5;}. p{text-align: justify; margin-bottom 5em;} iconBody{font-family : "Times New Roman", Times, serif; color:#000000;...
Состоявшийся в [провинции] Африка диспут [преп.] Максима с Пирром, [бывшим патриархом Константинопольским]
Body{font-family : \"Times New Roman\", Times, serif; color:#000000; line-height: 5;}. p{text-align: justify; margin-bottom 5em;} iconBody{font-family : "Times New Roman", Times, serif; color:#000000;...
Христовых заповедей. Уподобясь евангельскому купцу, ищущему хорошие жемчужины (Мф. 13: 45), он в молодые годы оставил родительский...
Body{font-family : \"Times New Roman\", Times, serif; color:#000000; line-height: 5;}. p{text-align: justify; margin-bottom 5em;} iconBody{font-family : "Times New Roman", Times, serif; color:#000000;...
Она старалась даже разрушать то, что домостроительствовал Бог. Потому в злодеях действовало нечестие, а Богом совершено премудрое...
Body{font-family : \"Times New Roman\", Times, serif; color:#000000; line-height: 5;}. p{text-align: justify; margin-bottom 5em;} iconBody{font-family : "Times New Roman", Times, serif; color:#000000;...
А достоевский весь в этих проблемах, и поэтому во всех своих изысканиях он настоящий человек. Его превосходство в том, что в вечные...
Body{font-family : \"Times New Roman\", Times, serif; color:#000000; line-height: 5;}. p{text-align: justify; margin-bottom 5em;} iconBody{font-family : "Times New Roman", Times, serif; color:#000000;...
Божественное Слово; иные из них нередко даже смеются над тем, что выше всякой похвалы. А кому позволительно, тем говори; потому что,...
Body{font-family : \"Times New Roman\", Times, serif; color:#000000; line-height: 5;}. p{text-align: justify; margin-bottom 5em;} iconBody{font-family : Verdana, Geneva, Arial, Helvetica, sans-serif;}....
В темноте амбара он поднял лохматую голову. Его желтые оцепенелые глаза слабо светились
Body{font-family : \"Times New Roman\", Times, serif; color:#000000; line-height: 5;}. p{text-align: justify; margin-bottom 5em;} iconКурс, 2012-2013 учебный год Задание. Подготовить теоретический материал....
Подготовить теоретический материал. ( Объемом 10-15 листов А4, шрифт Times New Roman 14, межстрочный интервал 1)
Body{font-family : \"Times New Roman\", Times, serif; color:#000000; line-height: 5;}. p{text-align: justify; margin-bottom 5em;} icon< type="text/css"> a: link { font-family: arial cyr,arial, tahoma,...
Орлиное Крыло в Лондоне, Англия. И конечно, эта книга не могла быть написана без терпения, понимания и полезных советов моей жены...
Body{font-family : \"Times New Roman\", Times, serif; color:#000000; line-height: 5;}. p{text-align: justify; margin-bottom 5em;} iconIi всероссийская конференция молодых ученых по сравнительному правоведению
Текст набирается в редакторе «ms word» на русском языке. Шрифт: Times New Roman. Размер шрифта: 12 пт
Body{font-family : \"Times New Roman\", Times, serif; color:#000000; line-height: 5;}. p{text-align: justify; margin-bottom 5em;} iconКонтрольна я работа по детской литературе
Задание : Представить реферативное сообщение по одной из выбранных тем (требования: 8-10 стр., в текстовом редакторе Microsoft Word,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница